Подходы к пониманию стресса

Подходы к пониманию стресса

АРХИВ «Студенческий научный форум»

Просмотров научной работы: 7812

Комментариев к научной работе: 2

Поделиться с друзьями:

Анализ исследований, посвященных проблеме стресса (С. Вожнер, Р. Розенфельд, Г. Селье, Ю.В. Татура, Д. Фонтана, Дж. Эверли и др.), позволяют сделать вывод о том, что до настоящего времени не выработано единого, общепринятого определения данного понятия. [4, 6, 7]

Большинство зарубежных авторов также рассматривают актуальность данной проблемы, имеющей огромное социальное и общественное значение с позиций теорий и методов различных научных дисциплин (Krohne H. W., 1982; Van Loon G. et aL, 1985). Несмотря на наличие накопленного поистине огромного систематизированного биохимического, физиологического, психофизиологического, клинического и экспериментального материала по проблеме стресса, некоторые ее аспекты разработаны еще недостаточно, а другие только намечены для решения. [5]

Если обратиться к истории возникновения данного термина, то, по мнению Р. Розенфельда термин «стресс» впервые появляется в ХVIII веке в физике, где он рассматривался как характеристика любого напряжения, давления, силы, прикладываемой к какой-либо системе (прибору, материальному объекту и т.д.), деформация, возникшая в предмете под воздействием этой силы.

Впервые в физиологии и медицине данный термин был использован в 30-е гг. ХХ в. всемирно известным врачом и биологом Г. Селье, который, рассуждая о сущности стресса, отмечает: «Стресс есть неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование» [4; 15] При этом «неспецифичный» ответ — это ответ, предъявляющий требование к перестройке и адаптации к возникающей трудности. «Неспецифические требования, предъявляемые воздействием как таковым, — это и есть сущность стресса», — пишет Г. Селье [4; 16]

Селье утверждал, что лучше понять, что такое «стресс», можно только определив, что не является стрессом. [4; 17-20].

Стресс — это не просто нервное напряжение (стрессовые реакции присущи и низшим животным, а у человека это связано с «эмоциональными раздражителями»). Стресс — не всегда результат повреждения: «Деятельность, связанная со стрессом, может быть приятной или неприятной. Дистресс всегда неприятен». Стресса не следует избегать: «…всегда есть потребность для поддержания жизни, отпора нападению и приспособление…». «В обиходной речи, когда говорят, что человек «испытывает стресс», обычно имеют в виду чрезмерный стресс, или дистресс…» [4; 18-19]

В дальнейшем учение о стрессе получило достаточно широкую известность, а исследования стали проводиться систематически. Г. Селье и его сотрудники опубликовали по проблеме стресса около двух тысяч работ. При этом понятие «стресс» трактуется Г. Селье различно. Если в первых работах под стрессом понимается совокупность всех неспецифических изменений, возникающих в организме под влиянием любых сильных воздействий и сопровождающихся перестройкой защитных систем организма, то в более поздних трудах под стрессом понимается неспецифическая реакция организма на любое предъявленное к нему требование, т. е. происходит своего рода упрощение понятия «стресс».

Продолжая дальнейшие исследования биохимических и физиологических аспектов проблемы стресса, Г. Селье постепенно подошел к изучению еще одной стороны стресса — психологической. Этому во многом способствовали работы ученых, обобщавших’ опыт второй мировой войны. Наряду с термином «стресс», в руководствах, монографиях и статьях все чаще стали применяться такие понятия, как психологический или эмоциональный стресс.

Психическим проявлениям синдрома, описанного Г. Селье, было присвоено наименование «эмоциональный» стресс: В содержание этого термина включают и первичные эмоциональные психические реакции, возникающие при критических психологических воздействиях, и эмоционально-психические синдромы, порожденные телесными повреждениями, и аффективные реакции при стрессе, и физиологические механизмы, лежащие в их основе. [1] Популяризация понятия «стресс» в биологии и медицине и прямое перенесение его физиологического значения в психологию привели к смешению психофизиологического и физиологического подходов к его изучению.

Первым попытался разграничить физиологическое и психологическое понимание стресса Р. Лазарус. Он, развивая учение о стрессе, выдвинул концепцию, согласно которой разграничивается физиологический стресс, связанный с реальным раздражителем, и психический (эмоциональный) стресс, при котором человек (на основе индивидуальных знаний и опыта) оценивает предстоящую ситуацию как угрожающую, трудную.[2] В последние годы отмечают условность полного разделения физиологического стресса и стресса психического. В физиологическом стрессе всегда есть психические элементы и наоборот. Что же касается терминов «психический стресс» и «эмоциональный стресс», то они часто используются как равнозначные, поскольку почти все ученые признают, что основной причиной психического (психологического) стресса является эмоциональное возбуждение.

Согласно Леви, эмоциональный стресс можно рассматривать как участок своеобразного континуума эмоциональных состояний, в котором сдвиги физиологического гомеостаза являются самыми низкими в условиях полного безразличия. Приятные и неприятные эмоциональные состояния сопровождаются изменениями в уровнях физиологического гомеостаза.

Термин «стресс» встречается в современной литературе как обозначающий следующие понятия (Китаев-Смык Л. А., 1983):

сильное неблагоприятное, отрицательно влияющее на организм воздействие;

сильная неблагоприятная для организма физиологическая или психологическая реакция на действие агрессора;

сильные, как неблагоприятные, так и благоприятные для организма реакции разного рода;

неспецифические черты (элементы) физиологических и психологических реакций организма при сильных, экстремальных для него воздействиях, вызывающих интенсивные проявления адаптационной активности;

неспецифические черты (элементы) физиологических и психологических реакций организма, возникающих при всяких реакциях организма.[1]

Автор наиболее адекватно признает последнюю из указанных трактовок термина «стресс». Он также признает возможным понимание стресса как неспецифических физиологических и психологических проявлений приспособительной активности при сильных, экстремальных для организма воздействиях, имея в виду в данном случае стресс в узком смысле. Неспецифические же проявления адаптивной активности при действии любых значительных для организма факторов обозначают как стресс в широком смысле.

Несколько иначе рассматривает стресс А. А. Welford (1973), характеризуя его как результат несоответствия возможностей организма и предъявляемых к нему требований.

П. Фресс (1975), характеризует стресс как все личные и социальные конфликты, не находящие своего разрешения.

Таким образом, следуя концепции Г. Селье и других вышеупомянутых авторов, стрессовым можно считать практически любое состояние человека, на которого воздействуют любые факторы внешней и внутренней сред, вызывающие ответную реакцию организма.

Более того, понятие «стресс», по выражению В. Гошека (1983), относится к широким понятиям, имеющим «все включающий и все объясняющий характер», поэтому использовать его необходимо рационально. Большинство современных исследователей придерживается традиционного понимания стресса как общей защитной реакции на негативные стимулы и воздействия, включая депривацию жизненно важных функций.

Список литературы

Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. – М., 1983. – 368 с.

Лазарус Р.С. Теория стресса и психофизиологические исследования // Эмоциональных стресс /Под ред. Л.Лева. – Л., 1970. – 127 с.

Леви Л. Некоторые принципы психофизиологических исследований и источники ошибок // Эмоциональный стресс / Под ред. Л. Леви. Л.: Медицина, 1970. – 215 с.

Селье Г. Стресс без дистресса. – М., 1979. – 124 с.

Серебрякова Т.А. Психология стресса: Учебное пособие. – Н.Новгород: ВГИПУ, 2007. – 143 с.

Фонтана Д. Как справиться со стрессом. – М., 1995. – 351 с.

Эверли Дж., Розенфельд Р. Стресс: Природа и лечение. – М., 1985. – 223 с.

www.scienceforum.ru

1.1. НАПРАВЛЕНИЯ И ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ СТРЕССА — Стресс и стрессустойчивость человека — В.Я.Апчел, В.Н.Цыган

Проблема стресса, по существу, очень стара, однако

научное осознание ее произошло лишь в последние

десятилетия, что находит свое отражение как в развитии

современной науки о человеке, так и в стремлении к

удовлетворению актуальных потребностей общества.

Стресс, по выражению Ю.Г. Чиркова (1988),

противоречив, неуловим, туманен. Он с трудом

укладывается в узкие рамки определений, мерок. Сила

его — в широте охвата жизненных проявлений, слабость —

в неопределенности, расплывчатости его границ.

Разработка проблемы стресса (эмоционального,

психического, спортивного, производственного,

космического, военного и др.) с позиций современной

науки нашла свое отражение в работах, посвященных био

химическим (ВируА.А., 1981; Панин Л.Е., 1983;

РобуА.И., 1989), физиологическим (Меерсон Ф.З., 1981,

1988; Федотов В.М., 1991), клиническим (Горизонтов

П.Д., 1976; Короленко Ц.П» 1978), психофизиологическим

и психологическим (Китаев-Смык Л.А., 1983; Кос-

молинский Ф.П, 1976) аспектам его проявлений.

Большинство зарубежных авторов также рассматривают

актуальность данной проблемы, имеющей огромное

социальное и общественное значение с позиций теорий и

методов различных научных дисциплин (КгоЬпе Н.ЛУ.,

1982; Уап Ьооп О. е. а1., 1985). Несмотря на наличие

накопленного поистине огромного систематизированного

психофизиологического, клинического и

экспериментального материала по проблеме стресса, не

которые ее аспекты разработаны еще недостаточно, а

другие только намечены для решения. В связи с этим

необходимо кратко рассмотреть наиболее значительные

Основоположником учения о стрессе, как известно,

является канадский ученый Ганс Селье. 4 июля 1936г. в

английском журнале «МаШге» было опубликовано его

письмо в редакцию «Синдром, вы-

зываемый различными повреждающими агентами», в

котором приводились данные о стандартных реакциях

организма на действие различных болезнетворных

агентов. Это сообщение положило начало учению о

стрессе, хотя в отдельных, более ранних, научных

трудах упоминание о проблеме стресса, с

психологической точки зрения, находим в работах В.

Вундта (1880), У. Джемса (1905). Сам же термин

«стресс» (напряжение) впервые упоминается в 1303 г. в

стихотворении поэта Роберта Маннинга «Handlying

Synne»: «И эта мука была манной небесной, которую

господь послал людям, пребывающим в пустыне сорок зим

и находящимся в большом стрессе». Г. Селье (1982)

считает, что слово «стресс» пришло в английский из

старофранцузского и средневекового английского и

вначале произносилось как «ди-стресс». Первый слог,

полагает Селье, постепенно исчез из-за «смазывания»

или «проглатывания». Однако, как пишет Ю.Г. Чирков

(1988), кое-кто полагает, что слово «стресс» имеет

более давнюю историю и происходит вовсе не от

английского, а от латинского слова stringere —

затягивать. Физиологические аспекты стресса впервые

были освещены У. Кенноном — основоположником

гомеостаза и учения о роли сим-патоадреналовой системы

в мобилизации функций организма для борьбы за

существование, а затем и Г. Селье. Кеннон еще в 1914

г. предвосхитил взгляды Селье на проблему

психофизиологической стрессовой реакции, описав один

из специфических аспектов стрессовой реакции —

нейроэндокринный процесс. Он исследовал феномен,

который назвал реакцией «битвы-бегства». Центральным

органом, участвующим в этой реакции, является мозговой

слой надпочечников. Реакция «битвы-бегства»

рассматривается им как мобилизация организма,

подготавливающая мыцвды к действию в ответ на восприни

маемую угрозу. Этот механизм дает возможность индивиду

либо бороться с угрозой, либо бежать от нее.

А.А. Виру (1980) указывает на то, что в отдельных

работах отечественных ученых (Сперанского А.Д.,

Насонова Д.Н., Александрова М.Я., Цанка А.),

относящихся к тому же периоду, четко прослеживаются

верные направления в раскрытии механизмов неспецифи

ческой адаптации. Так, еще в 1934 г. Д.Н. Насонов в

своих исследованиях показал, что содержимое живой

клетки (протоплазма) поразительно однотипно реагирует

на любые изменения окружающей среды. Этот стереотип

.b»%b.» клетки был назван Насоновым «па-

ранекрозом». Так фактически был открыт стресс, но не

на организ-менном (Селье Г.), а на клеточном уровне.

В дальнейшем учение о стрессе получило достаточно

широкую известность, а исследования стали проводиться

систематически. Г. Селье и его сотрудники опубликовали

по проблеме стресса около двух тысяч работ. При этом

понятие «стресс» трактуется Г. Селье различно. Если в

первых работах под стрессом понимается совокупность

всех неспецифических изменений, возникающих в орга

низме под влиянием любых сильных воздействий и

сопровождающихся перестройкой защитных систем

организма, то в более поздних грудах под стрессом

понимается неспецифическая реакция организма на любое

предъявленное к нему требование, т. е. происходит сво

его рода упрощение понятия «стресс».

Основное внимание Г. Селье и его последователи

уделяли биологическим и физиологическим аспектам

проблемы стресса. Традиционным стало понимание стресса

как физиологической реакции организма, в частности,

реакции эндокринных желез, контролируемых гипофизом,

на действие различных отрицательных факторов. В

функциональном и морфологическом отношении стресс

выражается общим адаптационным синдромом, имеющим

определенные и хорошо известные стадии:

· реакция тревоги, во время которой сопротивление

организма понижается («фаза шока»), а затем включаются

· стадия сопротивления (резистентности), когда

напряжением функционирования систем достигается

приспособление организма к новым условиям;

· стадия истощения, в которой выявляется

несостоятельность защитных механизмов и нарастает

нарушение согласованности жизненных функций.

Сведя механизмы неспецифического приспособления к

изменениям уровней адаптационных гормонов в крови,

хотя они имеют более сложную природу, Селье не сумел

избежать некоторых заблуждений. Так, наиболее

существенным недостатком данного факта является

отрицание ведущей роли центральной нервной системы

(ЦНС) в генезе стресса. Устранить этот недостаток

помогли советские ученые. Они, развивая учение о

стрессе, научно обосновали и

признали, что ведущая роль в генезе стресса

принадлежит не только гормональным, но и многим другим

физиологическим реакциям организма, в частности ЦНС.

Так, учитывая ведущую роль ЦНС в формировании общего

адаптационного синдрома, К.И. Погодаев(1976)

определяет стресс как состояние напряжения или

перенапряжения процессов метаболической адаптации

головного мозга, ведущих к защите или повреждению

организма, на разных уровнях его организации

посредством единых нейрогуморальных и внутриклеточных

Продолжая дальнейшие исследования биохимических и

физиологических аспектов проблемы стресса, Г. Селье

постепенно подошел к изучению еще одной стороны

стресса — психологической. Этому во многом

способствовали работы ученых, обобщавших опыт второй

мировой войны. Наряду с термином «стресс», в

руководствах, монографиях и статьях все чаще стали

применяться такие понятия, как психологический или

эмоциональный стресс. Психическим проявлениям

синдрома, описанного Г. Селье, было присвоено

наименование «эмоциональный» стресс: Термин яркий, но

породивший разночтение обозначенных им явлений. В

содержание этого термина включают и первичные

эмоциональные психические реакции, возникающие при кри

тических психологических воздействиях, и эмоционально-

психические синдромы, порожденные телесными

повреждениями, и аффективные реакции при стрессе, и

физиологические механизмы, лежащие в их основе (Китаев-

Смык Л.А., 1983). Популяризация понятия «стресс» в

биологии и медицине и прямое перенесение его

физиологического значения в психологию привели к

смешению психофизиологического и физиологического

подходов к его изучению.

Первым попытался разграничить физиологическое и

психологическое понимание стресса Р. Лазарус. Он,

развивая учение о стрессе, выдвинул концепцию,

согласно которой разграничивается физиологический

стресс, связанный с реальным раздражителем, и психичес

кий (эмоциональный) стресс, при котором человек (на

основе индивидуальных знаний и опыта) оценивает

предстоящую ситуацию как угрожающую, трудную- В

последние годы отмечают условность полного разделения

физиологического стресса и стресса психического. В

физиологическом стрессе всегда есть психические

элементы и наоборот. Что же касается терминов

«психический стресс» и «эмоциональ

ный стресс», то они часто используются как

равнозначные, поскольку почти все ученые признают, что

основной причиной психического (психологического)

стресса является эмоциональное возбуждение.

В.Л. Марищуком (1984, 1995) и др. высказано мнение,

что наименования стресса (эмоциональный, боевой,

учебный, авиационный, спортивный и др.) определяется

содержанием стресс-фактора. Эмо-циогенное воздействие

вызывает эмоциональный стресс, спортивные нагрузки —

спортивный стресс, факторы полета могут вызвать авиа

ционный стресс и т. д. Но стрессом, по утверждению

В.Л. Марищу-ка, можно называть лишь такое состояние,

которое характеризуется значимым выбросом стероидных

гормонов (не менее чем на величину вероятного

отклонения от исходных показателей). При этом любой

стресс является физиологическим, т. к. сопровождается

различными физиологическими реакциями и всегда

эмоциональным, поскольку сопровождается

соответствующими эмоциональными переживаниями. Он

также всегда связан с разными нейрорефлекторны-ми

механизмами и различными эндокринными реакциями.

Согласно Леви, эмоциональный стресс можно

рассматривать как участок своеобразного континуума

эмоциональных состояний, в котором сдвиги

физиологического гомеостаза являются самыми низкими в

условиях полного безразличия. Приятные и неприятные

эмоциональные состояния сопровождаются изменениями в

уровнях физиологического гомеостаза.

В исследованиях вопросов эмоционального стресса

сначала Леви, а затем Г. Селье все эмоционально-

стрессовые состояния, связанные с неприятными,

отрицательными переживаниями, обозначают как дистресс,

а связанные с положительными эмоциональными реакциями

— как эустресс. Подразделив первоначальное понятие

стресса на две разновидности — дистресс и эустресс,

Селье способствовал тому, что в сферу применимости

этих новых понятий попали практически все

физиологические явления, в том числе и сон. Селье

пишет, что «даже в состоянии полного расслабления

спящий человек испытывает некоторый стресс. Полная

свобода от стресса означает смерть». При таком

расширенном толковании понятие «стресс» становится

равнозначным понятию «физиологическая активность» и в

результате теряет объяснительную силу, значительно

снижая возможности строго исследовать конкретные

проявления адаптации с каких-либо

единых позиций. Поэтому вместо того, чтобы

предлагать какое-либо наиболее общепринятое

определение термина «стресс», сначала резюмируем

некоторые ключевые изменения терминологических по

нятий, которые он претерпел в научной литературе.

www.psyoffice.ru

1.4. Методологические подходы к изучению психологического стресса

1.4. Методологические подходы к изучению психологического стресса

В науке и обществе время от времени происходит изменение парадигмы – фундаментального предположения, представления о природе тех или иных явлений, событий, процессов. Одним из очередных изменений парадигм является переход от каузального редукционизма к трансакционизму. В каузальном редукционизме событие сводится к предшествующей ему причине, тогда как в трансакционизме считается, что событие появляется как следствие общего влияния некоторого набора факторов. Такое изменение парадигмы имеет глубинную связь не только с исследованиями и практикой, но также и с самой структурой общества и с тем, как мы ведем себя в повседневной жизни. Оно затрагивает различные области наук о человеке. Наиболее заметен этот процесс при изучении отношений личности и среды.

Существенное значение для изучения природы стресса, механизмов его регуляции и преодоления имеют положения ряда психологических теорий и концепций, которые являются методологической основой для понимания сущности развития этого состояния у человека и особенностей его поведения в стрессогенных ситуациях.

Одним из наиболее значительных достижений отечественной психологии явилось создание концепции системного подхода, наиболее полно представленной в работах Б.Ф. Ломова [135, 136]. Эта концепция определяет законы взаимосвязи и взаимообусловленности отражательных, регулятивных, коммуникативных функций психики, физиологических и других функций и структур организма, а также явлений, процессов и объектов внешнего мира. Она определяет иерархию взаимосвязей этих функций в процессе формирования и развития субъект-объектных отношений, в том числе порождающих состояние стресса, проявлений системообразующих факторов жизни и деятельности, зарождение системных свойств субъекта труда (например, работоспособности, профпригодности, стрессоустойчивости), роль их структурно-функциональных особенностей в регуляции деятельности и функциональных состояний [84].

Реализация системного подхода обусловливает необходимость изучения психологического стресса, стрессоустойчивости и других состояний и поведения человека при воздействии стресс-факторов в плане проявления человеком своих системных свойств, которые образуются в связи и в результате включения человека в деятельность (жизнедеятельность), и оцениваются в процессе выполнения функций организации, контроля, планирования, корректировки, достижения рационального процесса саморегуляции устойчивости к стрессу.

Изучение психологического стресса и его преодоления с позиций системного подхода требует его анализа в различных планах. «Когда исследуемое явление рассматривается как некоторая система (качественная единица), то главная задача здесь состоит в том, чтобы выявить “составляющие” этого явления и способ их организации. Именно в этом плане проводились (и проводятся) теоретические и экспериментальные исследования, нацеленные на вычленение процессов, из которых “складывается” психика, параметры психических состояний, свойств личности и т. д.» [135, с. 92]. Системный подход в изучении стресса и обеспечении его преодоления определяет и положение о взаимосвязи путей и методов достижения требуемого уровня этого состояния, о комплексном характере внешних факторов и условий, отражающихся в его значениях, о разнообразии уровней и механизмов психической регуляции стресса, возможностях взаимной компенсации и стимуляции различных компонентов психологической системы деятельности для поддержания требуемого уровня функциональной надежности (устойчивости). Он основан на рассмотрении, во-первых, конкретной деятельности как специфической формы активности человека, как части макроструктуры, как иерархии систем различного уровня; во-вторых, различных проявлений психического как целого, присущего субъекту; в-третьих, психических явлений как многоуровневой системы; в-четвертых, психических свойств с позиции множественности их отношений и разнопорядковости их характеристик; в-пятых, своеобразия процессов детерминации психических процессов-регуляторов рабочего поведения в системе. Системообразующая роль эффективности деятельности человека или целедостижения в любых формах его активности отражает особенности тех системных связей, которые существуют между отдельными компонентами конкретной деятельности (активности).

Однако системный подход не обеспечивает всех необходимых оснований для изучения функциональной надежности и любых форм активности человека. По мнению А.В. Брушлинского [41], этот методологический принцип сам по себе не может определить, что именно в каждом конкретном случае является системой, подсистемой, ее компонентами и их взаимосвязями. Для того чтобы это определить, системный подход реализуется в совокупности с другими, более конкретными научными подходами, теориями и методами. Среди них следует выделить, прежде всего, такие, которые наиболее существенны для выявления особенностей психики, необходимых для регуляции процессов зарождения, проявления и купирования стресса.

К числу таких методологических концепций следует отнести деятельностный подход в изучении функциональных состояний, который основывается на положениях теории деятельности, предложенной А.Н. Леонтьевым [128], и концепции регулирующей роли психического отражения, разработанной Б.Ф. Ломовым [135]. Деятельностный подход определяет необходимость установления и учета причинно-следственных отношений на разных уровнях макроструктуры трудового процесса и тем самым позволяет проникнуть в сущность явлений, определяющих, в частности, особенности формирования и проявления стресса и регуляций его преодоления. Закономерности психического отражения предметного мира, соотношение образных конструктов в процессе деятельности, адекватность психических и физиологических ресурсов требованиям деятельности, изменение содержания, средств и условий трудового процесса и соответственно требований к человеку, возможность мобилизации функциональных резервов в экстремальных условиях определяют особенности функциональной устойчивости человека в связи с конкретным характером его активности.

Положение о личностном подходе в изучении системных свойств и состояний человека реализует представления об особенностях проявления внутренних факторов активности и их роли в регуляции процессов формирования и реализации этих свойств и состояний человека. Имеются многочисленные экспериментальные данные, свидетельствующие о том, что функциональная надежность человека обусловливается не только его профессиональными характеристиками, но и особенностями мотивационной, когнитивной, психомоторной, эмоционально-волевой, темпераментальной и характерологической сферами личности [2, 9, 10, 134]. В теории деятельности А.Н. Леонтьева, развивающего идеи Л.С. Выготского и С.Л. Рубинштейна, личность рассматривается как продукт общественного развития, а ядром личности является система относительно устойчивых иерархизированных мотивов как основных побудительных сил деятельности, некоторые из которых придают ей личностный смысл (смыслообразующие мотивы), другие – мотивы-стимулы, сосуществующие с первыми и играющие роль положительных или отрицательных побудительных факторов.

В широком смысле личностный подход в изучении функциональной надежности человека предусматривает оценку состояния различных систем и функций организма, обеспечивающих энергетический потенциал человека. Таким образом, личностный подход определяет необходимость ориентации на оценку психических и физиологических ресурсов и функциональных резервов человека при изучении закономерностей развития стресса, формирования устойчивости и противодействия ему.

В исследованиях функциональных состояний и, в частности, особенностей развития и проявления стресса на разных этапах жизненного и профессионального пути недостаточно отражены закономерности динамики жизни личности. Этот пробел в известной степени восполняется развиваемым Л.И. Анцыферовой динамическим подходом, ориентированным на исследование закономерностей постоянного «движения» самой личности в пространстве своих качеств, своего возраста, меняющихся социальных норм и т. д. [9]. Данный подход имеет своей целью изучение качественных изменений в личности, прогрессивных или регрессивных форм и тенденций развития, причин трансформации личности, и в этом он отличается от тех динамических концепций личности, которые отражают в основном изменения функционально-энергетических характеристик человека. Разрабатываемый ею подход предусматривает активную роль самой личности в процессе своего развития путем установления места тех или иных событий в своей жизни, в определении их субъективной значимости, закреплении в своем психическом складе тех или иных форм поведения, изменений в душевной жизни и т. д. Эти факторы, в частности, позволяют понять своеобразие процессов регуляции функциональных состояний на различных этапах профессионализации человека, индивидуальных различий в характере реакций психики и организме на разные стресс-факторы, избирательность в выборе стратегий преодоления и т. д.

Существенное значение для развития исследований в области психологии стресса и его преодоления (помимо изложенных выше методологических и теоретических подходов и концепций) имеет положение субъектно-деятельностного подхода, основанного на научных идеях Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, Б.Г. Ананьева, Б.Ф. Ломова и развитого в трудах К.А. Абульхановой-Славской, А.В. Брушлинского, Е.А. Климова и других исследователей. Согласно этому подходу, человек в результате включения в процесс трудовой деятельности и в другие виды целенаправленной и осознаваемой активности (учеба, игра, общение) приобретает специфические свойства и качества самоорганизации, саморегуляции и самоконтроля, согласования внешних и внутренних условий и средств активности, координации всех психических процессов, состояний и свойств с объективными и субъективными условиями своей активности и, в частности, профессиональной деятельности.

Важнейшими положениями субъектно-деятельностного подхода являются: 1) неразрывная связь и взаимовлияние человека и деятельности, в которую он включен; 2) творческий и самостоятельный характер деятельности, которую он выполняет; 3) понимание деятельности как целенаправленной, сознательной, практически преобразующей активности человека по отношению к внешнему миру и к самому себе; 4) развитие субъекта в деятельности и изменение самой деятельности. Таким образом, согласно субъектно-деятельностному подходу человек, его психика формируются и проявляются в ходе деятельности, всегда социальной, творческой, самостоятельной, преобразующей.

Характеризуя труд человека как «функциональную систему», а самого человека – как субъекта труда, инициатора активности, Е.А. Климов [107] предложил для изучения уровня его сформированности следующие психологические признаки субъекта труда.

Первый признак характеризует осознание человеком социальной ценности результата труда, а уровень осознания определяется на основании: а) степени представленности у субъекта труда знаний о требованиях к результату труда; б) характера познания социальной ценности предвидимых результатов труда для себя и для общества; в) эмоциональных проявлений субъекта деятельности и их адекватности его представлениям и знаниям.

Второй признак – сознание обязательности выполнения порученного дела в заданных нормах (социальная и профессиональная ответственность, чувство долга). Уровень представленности данного признака определяется на основании: а) оценки характера осознания необходимости и ответственности за выполнение работы; б) оценки адекватности эмоционального состояния субъекта труда уровню его осознания.

Третий признак – сознательное применение орудий труда, средств достижения профессиональных целей, которое рассматривается с позиций поуровневой представленности по следующим характеристикам: а) степень теоретической подготовленности к выполнению профессиональной деятельности (знание зависимостей между свойствами предметов, орудий и субъектом труда); б) степень сформированности профессиональных навыков и умений; в) адекватность эмоциональных проявлений уровню готовности субъекта труда.

Четвертый признак – осознание профессиональной значимости межличностных отношений, оценка уровня которого осуществляется на основании глубины знания и понимания субъектом труда вклада других людей в создание материальных ценностей общества, которые он использует в своей профессиональной деятельности, а также с учетом характера эмоциональных переживаний отношения к людям труда, к ценностям, которые они создают.

Перечисленные психологические признаки в субъектно-деятельностном подходе раскрываются через систему психологических регуляторов активности субъекта, таких, как «образ объекта» (представления, глубина познания и чувственное отражение предметов и явлений трудового воздействия), «образ субъекта» (представление о самом себе как участнике трудового процесса), «образ субъект-объектных и субъект-субъектных отношений» (представления о межличностных отношениях и групповых процессах в различных звеньях трудового сообщества).

Таким образом, состояние стресса как системная категория определяется совокупностью деятельностно-ориентированных взаимосвязанных свойств и качеств человека, формирующих структурно-функциональные характеристики человека. Это состояние имеет свою иерархию показателей, а его системообразующими факторами являются параметры стрессоустойчивости, работоспособности, пригодности к выполнению определенных трудовых задач с заданной эффективностью и качеством, а субъективной мерой – самочувствие и настроение, удовлетворенность процессом и результатом труда. Системность категории стресса обусловливается также отражением в ней как «внутренних» свойств человека, предопределяющих и регулирующих процесс функциональной надежности и успеха в деятельности, так и «внешних» свойств, характеризующих наличный потенциал субъекта труда (его функциональный ресурс и резервы, знания, навыки, умения, опыт и др.), обеспечивающих функциональный комфорт и выполнение конкретной деятельности.

psy.wikireading.ru