Православие и аутизм

Душевное здоровье ребенка. Разговор с православным врачом

православный женский журнал «Славянка», № 10, июль—август 2007.

— Дмитрий Александрович, отчего у детей случаются душевные расстройства?

Причин и провоцирующих факторов довольно много. К счастью, детской психике присущи значительные восстановительные резервы, помогающие справиться с разнообразными стрессовыми факторами. Поэтому многие формы психических расстройств проходят у ребенка самостоятельно, без лечения. Однако есть такие расстройства, которые, если их не лечить вовремя, могут перерождаться в устойчивые аномалии характера, а в крайнем случае — в тяжелые психические заболевания.

В происхождении невротических реакций у детей большинство авторов подчеркивают негативную роль неправильного воспитания. Известный специалист по детским неврозам профессор Александр Иванович Захаров выделяет следующие его аспекты:

  • Требования родителей, превышающие возможности и потребности детей.
  • Неприятие детей родителями, выражаемое раздраженно-нетерпеливым отношением, частыми порицаниями, угрозами и физическими наказаниями, отсутствием необходимой нежности и ласки.
  • Несогласованный подход к воспитанию, который проявляется контрастным сочетанием строгих ограничений и запретов у одного родителя и потакающе-разрешающим отношением у другого.
  • Непоследовательность воспитания, его неровность и противоречивость.
  • Неустойчивость в обращении с детьми: повышенный тон, крик, общая эмоциональная неровность.
  • Тревожность, постоянное беспокойство о ребенке, наличие излишних опасений и предохранений.

Таким образом, становится понятно, что психологические проблемы и психические отклонения у ребенка во многом связаны с неверными методами воспитания.

Проявления детских неврозов разнообразны: это эмоциональная неустойчивость и сверхчувствительность, плаксивость, легко меняющееся настроение, капризность, возбудимость, трудности засыпания, беспокойный сон, страхи, сосание пальцев, обкусывание ногтей и кожи вокруг них, заикание, энурез, нервные тики. У каждого возраста свои симптомы.

Очень часто невротические проявления у детей обнаруживаются в виде соматических (телесных) жалоб и недомоганий — к примеру, поднимается температура, появляются боли в животе, головные боли и тому подобное, что зачастую указывает на душевное неблагополучие ребенка. Нередко в ответ на неблагоприятные психоэмоциональные обстоятельства у детей могут развиваться различные заболевания.

Приведу пример. На прием пришла бабушка по поводу своей девятилетней внучки. Родители ее часто ссорились, скандалили и наконец развелись, отец ушел из семьи. На этом фоне у девочки развилась бронхиальная астма, причем не были обнаружены ни аллергия, ни изменение бронхо-легочной ткани, не был установлен факт частых простуд. Оказалось, что это — неврогенный вариант астмы, то есть причиной астматических приступов явился невротический конфликт. Другими словами, в заболевании вырвался на свет крик души ребенка.

Другой особенностью детской нервности (невротической, психопатической) являются поведенческие нарушения. Некоторые дети убегают из дома, прогуливают занятия в школе, другие начинают курить, пробуют алкоголь. Большинство таких ребят затягивает улица и воспитывает на свой манер. Кто в этом виноват? Родители. Надо любить своих детей, воспитывать, молиться за них. Улучшение психического состояния ребенка во многом зависит от родителей, их духовности, взаимоотношений друг с другом, от того, какую они сумеют создать атмосферу в доме.

— Многие современные семьи, живущие по своему усмотрению и отвергающие помощь Божию, испытывают нестабильность, разного рода психологические и морально-нравственные проблемы. Нестроения эти чреваты скандалами, и зачастую оканчиваются разводами. Как это сказывается на детях?

Неладная семья — поставщик неврозов, болезней, пьянства, а теперь и наркомании.

Но даже в тех семьях, где дела обстоят получше, супруги часто не знают, кому быть лидером в доме, во имя чего воспитывать детей и к чему стремиться. Больно видеть, как между супругами накапливается раздражение друг другом, злоба, недовольство жизнью. Супружеская верность, христианский семейный уклад, примеры благочестивой семейной жизни для немалой части людей — лишь пережитки прошлого, архаизм. О семейных неврозах пишутся десятки статей, книг, диссертаций. Факты вопиют: каждая третья-четвертая семья «трещит по швам».

Семье без помощи Божией не построить добрых отношений! Только идя навстречу Богу, возлюбив друг друга через любовь ко Творцу, семья обретает подлинное счастье и полноту бытия. Это доказывается жизнью, подтверждается историей. Через веру, покаяние, совместные молитвы, христианское воспитание детей и взаимную любовь супруги идут к главной цели — Царствию Божиему.

Детей необходимо оберегать от любого тлетворного влияния, так как на их неокрепшие души сегодня выливается целый поток разного рода непотребщины. Родительское благочестие — действенный пример для подражания детей. Противоположные ему пьянство, бездуховность, аморальное поведение — увы, тоже действенный пример, но пример погибельный. Святейший Патриарх Алексий II очень точно заметил, что «Если в душе нет сознания святыни, в ней утверждается мерзость запустения».

Супруги должны понимать, что здоровье ребенка закладывается уже во время беременности, внутриутробно. И от того как будущая мама носит дитя во многом зависит его здоровье, в том числе и психическое.

— Каким невротическим расстройствам подвержены дети?

Наибольшее число детских неврозов наблюдается в старшем дошкольном, младшем школьном и подростковом возрасте. Это и чувство психического напряжения, беспокойства, тревоги в ожидании предстоящих неприятностей в повседневной жизни; и проявление навязчивых образов, мыслей и ритуальных действий; и разнообразные фобии; и невропатия, характеризующаяся повышенной раздражительностью, капризностью ребенка, неустойчивостью настроения, выраженной пугливостью.

Одним из специфических расстройств развития школьных навыков является дислексия. Патология эта встречается примерно у 5—6 % детей школьного возраста и степень ее проявления бывает различной. У мальчиков дислексия встречается в 3—4 раза чаще, чем у девочек. При дислексии затруднен перевод буквенных символов в звучащие слова. Это не просто замедление чтения, но и его качественное изменение. Наблюдаются пропуски, добавления, замена или искажение букв.

Для гиперкинетического синдрома характерны двигательная расторможенность, чрезмерная (бесполезная) активность. Ребенок взбалмошный, истеричный, поступает без учета обстоятельств, не способен следовать принятым правилам поведения. Обычно таким детям трудно адаптироваться в школе, они крайне неусидчивы, рассеянны, постоянно всех напрягают и провоцируют других детей к неправильному поведению. Чувствуя свою ущербность, они как бы делают «на зло» окружающим — возникает механизм порочного круга. Гиперкинетический синдром в своем развитии имеет две тенденции. В одном случае, с Божией помощью, при грамотной тактике родителей, психологов, педагогов, врачей, годам к 12—14 он ослабевает и исчезает. В другом — трансформируется в психопатию, и личность становится еще более дезадаптированной. Эта тенденция очень неблагоприятна.

В младшем школьном возрасте может развиться школьный невроз. Его причиной являются психологическая неготовность ребенка к школе, неприятие его сверстниками, унижение, избиение, чрезмерная строгость и неопытность педагога. Страдающий этим неврозом ребенок выглядит подавленным, отказывается идти в школу, имитирует (часто бессознательно) разные заболевания. Родители должны быть внимательны, суметь вовремя распознать его душевные затруднения и помочь ему. Нелишней будет и врачебная консультация или совет опытного психолога. Если ребенок болен, то родители должны понимать, что его самочувствие и психическое состояние во многом будут зависеть от их благочестия.

Отмечу и такой психический недуг, как нервная анорексия. Заболевание это обусловлено отказом от приема пищи с целью похудения. При этом, особенно в начальных стадиях, аппетит сохраняется и воздержание от пищи дается упорной борьбой с собой. Пик заболеваемости приходится на подростковый возраст. Как правило, жертвами этого недуга становятся девочки и девушки. Дебют анорексии совпадает, зачастую, со стрессами, неразделенной любовью, отвержением чувств со стороны молодых людей или неприятием собственной внешности. И далее поведение девушки определяется этой навязчивой или сверхценной идеей — сбросить вес, что достигается отказом от пищи. Пищевое поведение резко извращается. В выраженных случаях наблюдаются кахексия, аменорея, происходят серьезные обменные нарушения, страдает психика да и весь организм, и прогноз заболевания не всегда благоприятен. Иногда анорексия является следствием психической болезни. Поэтому обязательно следует обратиться к врачу-психиатру за помощью.

Как бы противоположным анорексии является состояние нервной булимии, при котором стрессы и неприятности «заедаются». В этом случае также нужна медико-психологическая коррекция.

Среди расстройств психического развития у детей следует особо сказать о детском аутизме. Диагноз «детский аутизм» выставляют по достижению ребенком трех лет (хотя специфические расстройства, безусловно, отмечаются до этого). Центральным симптомом указанной патологии выступает нарушение социального поведения. Такие дети не просятся на руки, не проявляют интереса к звукам речи и не реагируют на обращенную к ним речь. В отличие, скажем, от обычных детей они не боятся посторонних, не боятся оставаться в комнате одни. Ребенок эмоционально холоден, безразличен к близким, он мало говорит, иногда вовсе отказывается от общения, склонен к стереотипным движениям. У грудных детей с такой патологией отсутствует «комплекс оживления» в ответ на эмоциональное воздействие. В старшем возрасте аутичные люди всячески избегают социальных контактов, не проявляют интереса к дружбе, общению. Интеллектуальные дефекты могут быть значительными, а могут быть едва заметными. Однако если не лечить и не помогать психологически страдающим аутизмом людям, то будучи взрослыми они не могут адаптироваться к реалиям и нередко социально дезадаптируются. Подчеркну то обстоятельство, что речь в данном случае идет о заболевании, а не о молчаливом характере.

К расстройствам поведения в подростковом возрасте относится обширная группа состояний, главными проявлениями которых являются враждебное отношение к окружающим, к установленным правилам и порядкам. Обычно такие дети, в основном мальчики (хотя в последнее время появилось немало девочек с подобными отклонениями), имея низкую самооценку, компенсируют ее этакой игрой в «супермена». Наказание их не исправляет, а напротив — лишь повышает уровень внутренней агрессии и приводит к новым расстройствам поведения. Порой требуются поистине титанические усилия, педагогический талант, чтобы вернуть этих ребят к нормальному поведению, перевоспитать их.

В группе расстройств социального функционирования у детей можно выделить элективный мутизм. Это расстройство характеризуется тем, что ребенок имеет уверенную, правильную речь в одних ситуациях (как правило, с близкими, родными людьми) и напротив — неспособность говорить, например, в школе. Расстройство это отличается от обычной робости и требует квалифицированного врачебного вмешательства.

К числу невротических расстройств, начинающихся обычно в детском и подростковом возрасте, относятся тики — непроизвольные, быстрые, неритмичные движения ограниченных групп мышц (моргания, подергивания); неорганический энурез — несоответствующее возрасту непроизвольное дневное или ночное мочеиспускание. Энурез обнаруживается у 7 % мальчиков и 3 % девочек в возрасте до десяти лет. Диагноз «энурез» выставляется детям старше пяти лет. То есть до этого возраста врачи не говорят о заболевании.

Заикание формируется обычно в возрасте от двух до пяти лет, в период становления речи. Следовательно очень важными представляются профилактические мероприятия. Так как страх общения, нередко присущий детям в этом возрасте, может закрепиться. И далее держатся в напряжении мышцы лица. А затем формируется порочный круг: напряжение — заикание — напряжение — заикание.

В настоящее время нередко выставляется и такой диагноз, как минимальная мозговая дисфункция. Минимальные мозговые дисфункции характеризуются задержкой темпов развития функциональных систем мозга, обеспечивающих те или иные высшие психические функции, отвечающие за речь, письмо, чтение, счет, а также регуляцию и контроль психических процессов. Интеллект у таких детей не страдает, но они испытывают значительные трудности в школьном обучении и в социальной адаптации. В настоящее время терапия минимальных мозговых дисфункций хорошо разработана.

Отдельно скажу о психопатии. Психопатия — это личностная аномалия, которая характеризуется дисгармоничностью психического устроения личности. Увы, наша действительность зачастую является «поставщиком» психопатических личностей. Психопатия занимает как бы промежуточное положение между психозами и неврозами. Так, если человек, страдающий неврозом, условно говоря, вредит себе, то психопат своим поведением вредит и окружающим. Лечение психопатии — это длительный, сложный и далеко не всегда эффективный процесс. То же самое можно сказать и о духовной реабилитации психопатических личностей. Однако, невозможное человеку возможно Богу.

Это далеко не полный перечень психических расстройств, которые могут встречаться в детском и подростковом возрасте. Более выраженные болезненные расстройства психики (детский тип шизофрении, умственная отсталость и другие) требуют своевременной диагностики и квалифицированной психиатрической помощи.

— Многие дети испытывают различного рода страхи. Насколько это серьезно? Стоит ли предпринимать какие-либо меры, или же эти страхи сами исчезнут со временем?

Пожалуй, нет человека на Земле, который бы не знал, что такое страх. Страх присущ природе падшего человека, которая инстинктивно боится угрозы извне. Теме страха посвящены многочисленные научные исследования. Есть и богословское суждение по этому поводу.

Что же такое страх? Психологическая литература именует страх эмоцией, возникающей в ситуациях угрозы индивида. Если, скажем, боль представляет собой следствие реального воздействия каких-то опасных факторов, то страх возникает при их предвосхищении. Страх имеет много оттенков или степеней: опасение, боязнь, испуг, ужас. Если источник опасности является неопределенным, то в этом случае говорят о тревоге. Неадекватные реакции страха именуются фобиями.

Бывают страхи от малодушия, трусости. Трусость можно, к сожалению, и привить. Если, скажем, ребенку каждые пять минут говорить примерно следующее: «не трогай», «не залезай», «не подходи».

Ни в коем случае нельзя, с целью наказания, запирать детей в темной комнате или чулане. А также пугать детей «злым дядей» или еще кем-то, грозить, что «передадим тебя другим родителям» или «будешь жить на улице» и тому подобное. Кроме страха ничего эти псевдопедагогические приемы не принесут.

Психологи выделяют и так называемые родительские страхи, которые «перекочевывают» от родителей к детям. Это, например, боязнь высоты, мышей, собак, тараканов и многое другое. Перечень этот можно продолжать и продолжать. Так вот эти устойчивые страхи впоследствии нередко можно обнаружить и у детей. Различают страх ситуативный, который возникает в момент угрозы, опасности, и личностный, возникновение которого связывают с особенностями характера.

Говоря о детских страхах, можно выделить даже некоторую закономерность или этапность.

  • От года до трех лет ребенок может испытывать страх, выраженное беспокойство во время разлуки с близкими людьми, прежде всего с матерью. Страх может появиться и при резком изменении режима дня.
  • От трех до пяти лет у детей, имеющих уже некоторый жизненный опыт, к вышеназванным страхам прибавляются и страхи воображаемые (сказочные персонажи, всплывающие в сознании ребенка впечатления, страшные для него истории и т.п.). Вот еще почему следует ограждать детские души и глазки от всякой нечисти, пошлости. Как важно питать душу ребенка благодатию Божией.
  • Отличительной особенностью страхов детей пяти — семи лет является нередко возникающий в этом возрасте страх смерти (своей, родителей, бабушек, дедушек). Душа ребенка не соглашается со смертью, которая ей кажется противоестественной. И вот что важно. Верующие детки из воцерковленных семей практически не испытывают подобного рода страхов. Они знают, что смерть — это начало вечности для человека.
  • Основное время для страхов — ночь. Поэтому очень важно, чтобы сон ребенка был крепким и спокойным. Перед отходом ко сну некоторое время побудьте рядом с ним, перекрестите и благословите на сон грядущий. Говорите негромко, ласково, спокойно. Спойте колыбельную или расскажите что-нибудь интересное и полезное. Обнимите его, поцелуйте, сделайте ему уютное «гнездышко», позвольте ему взять с собой в кроватку любимую игрушку.

    Если в течение дня были какие-то недомолвки, если вы наказывали ребенка, то надо объяснить, за что он был наказан, все простить. Словом, к вечеру ситуация должна быть разрешена.

    Православные родители обучают своих детей молитве, крестному знамению, и малыш не ляжет спать, пока не перекрестится. Он знает, что он защищен, что он не один: с ним Господь, Пресвятая Богородица, Ангел-хранитель; сонм святых молится за него, за маму, папу и за всех православных христиан. Божие и родительское благословение защитят его.

    — Что посоветовать родителям, чьи дети апатичны, или наоборот, чрезмерно перевозбуждены? Как помочь ребенку, подростку обрести душевное равновесие и как можно дольше сохранить душевное здоровье?

    Начать нужно с самого простого и, одновременно, очень значимого — режима дня. Если он совсем никак не обозначен, то ребенок, да и подросток, будут, несомненно, от этого страдать. Неразбериха, беспорядок, бессистемность всегда чреваты различными проблемами. Отсутствие режима часто приводит к праздности, незнанию чем заняться, что делать. Одна из главных «болезней» подрастающего поколения — безволие, волевые расстройства. Режим организовывает личность.

    Родителям и детям в этом случае я привожу в пример жизнь в монастыре. Монастырский устав совсем не оставляет времени для праздности. Молитва, послушания, труд, изучение творений святых отцов.

    Попутно добавлю, что деткам, в особенности городским, не хватает движения, свежего воздуха. Зато в преизбытке напряжение: психоэмоциональное, информационное. Одно телевидение чего стоит.

    Для себя я давно сделал такой вывод: нервные родители — нервные дети. Счастливых семей, увы, немного, а вот проблемных хоть отбавляй. Ссоры и конфликты родителей, постоянные «выяснения отношений», безусловно, невротизируют ребенка. Во время консультации я всегда говорю таким родителям, что их дом может стать раем для детей, а может стать и адом. Вот и выбирайте, что лучше.

    В качестве лечебно-профилактических рекомендаций невротических расстройств у детей можно предложить использование ванн с добавлением морской соли, хвойных экстрактов. Целесообразен прием витаминных препаратов. А вот потребление возбуждающих напитков (чай, какао, кофе и др.) следует ограничить. Немаловажную роль играет посильный физический труд, закаливание ребенка, достаточное его пребывание на свежем воздухе. Хороши походы, поездки за город на природу, особенно всей семьей.

    Очень важное значение имеют спокойные, теплые отношения всех членов семьи друг к другу и, конечно, к ребенку, что создаст в доме атмосферу любви. Необходимо закаливать волю ребенка, приучать его к труду, обучать терпеть невзгоды, скорби, болезни. Воспитание — это прежде всего, любовь и достойный пример. И самое главное — быть всегда со Христом. Тогда ребенок вырастет нравственно здоровой личностью.

    беседовала Полина Мельникова

    www.daavdeev.ru

    Аутизм не может быть от стресса или прививки

    От стресса и прививки аутизм не возникает

    – Кто может поставить диагноз “аутизм”?

    В России этим занимаются психиатры. А в других странах занимаются те, кто это умеет делать – педиатр, клинический психолог или психиатр, если он имеет подготовку в диагностике нарушения развития. У нас же учат только психиатров заниматься диагностикой нарушения развития у детей.

    – Если аутизм – не болезнь, тогда это следствие чего-то?

    – Мы точно знаем, что это не из-за воспитания, не из-за того, что ребенок слишком рано начал играть с гаджетами. Это не проблема стресса или страхов.

    – А как же известная история, что мама с папой уехали в отпуск, ребенка с бабушкой оставили, и ребенок потом замолчал?

    – Миллион этих историй. Это не про аутизм.

    – А что это было? Аутизм всегда был, и именно в это время проявился?

    – Каждый конкретный случай надо рассматривать отдельно. Надо еще смотреть, если ли там аутизм или нет. Что значит, говорил? Мне всегда интересно, а что до этого было? «Он у нас мог маму назвать мамой». Человеку 2,5 года. В 2,5 года дети предложения строят! Похоже, что тут именно в этот момент обратили внимание на задержку речи, а не то, что ребенок перестал говорить.

    – То есть аутизм не может быть спровоцирован какой-то болезнью или стрессом?

    – Нет. Обычно можно проследить те или иные аутистические симптомы с 10-11-13 месяцев. Чаще всего, когда говорят про «спровоцирован», то просто появилось то, что раньше не было заметно. Или стало очевидно, что ребенок не развивается – двигался-двигался, дошел до какого-то плато и встал.

    – О прививках научное сообщество уже давно перестало спорить: вакцины не вызывают аутизма, не вызывают нарушения развития.

    Когда ты не знаешь причину, ты начинаешь ее искать. Обычно люди очень плохо оценивают риски от бездействия. Не привить – это бездействие. Привить – это действие, а люди склонны всегда винить себя за действие, а не за бездействие.

    – Можете назвать наиболее яркие симптомы аутизма?

    – Самый классический симптом аутизма – это реакция на имя. Имя – это не просто слово, это приглашение в общение. Когда дети в 10 месяцев начинают поворачивать голову, когда их зовут, единственная причина, почему они начинают это делать, в том, что им дико интересно, что родители хотят им показать, сказать. Их инстинктивно влечет к взаимодействию с родителями.

    Суть аутизма – это когда взрослый зовет, а ребенок голову не поворачивает.

    Не потому что ему не интересно, а потому что он не привык обращать на это внимание, потому что нет у него мотивации на то, чтобы это изучать.

    Аутизм – не болезнь и не одаренность

    – Что вас особенно удивляет в людях с аутизмом?

    – Знаете, меня в последнее время в связи с аутизмом удивляет только одно – насколько важно для развития людей эффективное социальное взаимодействие. Когда я вижу людей с аутизмом, я вижу искаженное, замедленное и малоэффективное развитие, огромнейшее количество дефицита, недоумения, неспособности решать свои жизненные потребности. Я диву даюсь, насколько люди без нарушений развития сложно устроены благодаря этому социальному взаимодействию, которое у них эффективно. Вот, что меня поражает.

    Казалось бы, что такое социальное взаимодействие? Это, оказывается, важнейшая вещь, которая имеет на нас глубочайшее влияние, на всю нашу жизнь. Это удивительно, как много человек значит для другого человека.

    Вот пример, чем отличается работа мозга обычного человека и аутиста.

    В ролике видны светящиеся точки, которые двигаются в определенном порядке, но наш мозг устроен так, что замечает в движении этих точек какой-то паттерн и даже угадывает из него, что, например, человек подпрыгивает или забирается куда-то. Наш мозг умеет очень хорошо находить такого рода закономерности и последовательности в окружающем мире. Это как люди видят всевозможные образы в облаках.

    У нашего мозга не просто получается это делать очень хорошо, он еще и очень любит это делать, он любит находить в мире социальное, его исследовать, задумываться о нем, изучать, разглядывать. Наш мозг очень-очень социальный.

    Аутизм – нарушение этого процесса, когда социальный мир интересует человека меньше, увлекает меньше. Если у ребенка это происходит с самого раннего возраста, то те навыки, которые у него должны получиться в процессе взаимодействия, формируются гораздо позже и медленнее.

    Это не тест, это иллюстрация того, как работает мозг. Аутисты могут угадывать все эти движения и в них хорошо разбираться, но они делают это как-то по-другому, не так, как люди без аутизма. Они плохо умеют находить и отличать социальные сигналы в окружающем мире.

    – Аутизм – все же болезнь?

    – Есть такое понятие «нарушение развития». Это врожденная проблема, когда ребенку трудно приобретать различные умения. Аутизм – это нарушение развития, это не болезнь. ДЦП тоже можно отнести к нарушениям развития, и умственную отсталость. Расстройство развития речи и языка и синдром дефицита внимания и гиперактивность – это нарушения развития.

    При аутизме нарушается развитие социально-коммуникативной сферы. Неверно рассуждать про аутизм не с позиции нарушения развития, а с позиции болезни или какой-то особенной одаренности .

    – Но ведь один из видов аутизма – синдром Аспергера – это именно одаренность, разве нет ?

    – Я придерживаюсь позиции и готов это обосновать, что нет разных видов аутизма, просто одна и та же проблема по-разному проявляется у разных людей.

    Деление на отдельные виды аутизма – типичный, синдром Аспергера, синдром Каннера, детский аутизм и так далее, уже устаревшее. В европейской классификации это еще есть, в американской уже нет. Это деление плохое, потому что там очень размытые, нечеткие границы. Например, если взять критерии синдрома Аспергера, которые есть сейчас, то дети, которых описал Ганс Аспергер, не получили бы этот диагноз, а получили бы диагноз детский аутизм.

    Лучше говорить – расстройство аутистического спектра. Можно уточнить про выраженность симптомов – с большой выраженностью, с малой выраженностью, средней выраженностью или с нарушением интеллекта, или, например, с савант-навыками. Это не значит, что это какая-то особенная форма аутизма, это обычное расстройство аутистического спектра плюс савант-навык.

    Не смотрят в глаза, не понимают юмор – мифы об аутизме

    – Говорят, аутисты не смотрят в глаза.

    – Это не так. Есть те, которые смотрят, есть те, которые не смотрят. Всем трудно дается социальное взаимодействие. У некоторых аутистов такой взгляд – он прям пялится. И это проявление той же самой проблемы нарушения социального взаимодействия, но с обратной стороны.

    – Отсутствия чувства юмора у аутистов – это тоже миф?

    – Это как часть дефицита социальной и эмоциональной взаимности. Это проблема правильного реагирования на социальное взаимодействие, с другой стороны, это одна из частей социальной слабости, потому что юмор – это социальная вещь, он понятен только в контексте взаимодействия с другими людьми. Но при этом, конечно, есть люди с аутизмом с прекрасным чувством юмора.

    – Аутист без нарушения интеллекта способен так сориентироваться и адаптироваться, чтобы во взрослом возрасте почти не отличаться от нормы?

    – Да, ему было бы проще в своей жизни, в своих коммуникациях с другими людьми, он много чего сделал бы, но человеком с аутизмом не перестал бы быть.

    – Это что значит – он всегда с людьми будет общаться через усилие?

    – Один вариант, да. Или не через усилие, но неуклюже – перебивать, не смотреть на других людей во время беседы, не очень понимать шутки; или хорошо это делать с одним человеком, но очень теряться в общении с компанией.

    – Он все-таки может с кем-то сблизиться?

    – Да, конечно. Тут очень большое разнообразие. Смотрели сериал «Теория большого взрыва»? Создатели отрицают, что главный герой – человеком с аутизмом, но ведет он себя как человеком с аутизмом. Там интересно показано, что он выстраивает отношения с людьми не так, как обычно. И в сериале половина шуток связана с тем, что герой социально неуклюжий и не очень понимает сарказма. Он пытается на протяжении всего сериала понять, что такое сарказм. При этом он очень любящий и заботливый человек.

    Кадр из сериала “Теория большого взрыва”

    Ребенок с аутизмом живет не в своем, а в нашем мире

    – Ребенок с аутизмом живет в каком-то своем мире – может, ему там комфортно, почему его надо выводить в обычный мир?

    – Нет, он не живет в своем мире. Он живет в нашем мире, в котором есть его папа и мама, есть его игрушки, есть дети, которые его окружают. В этом мире есть детские садики, школы и так далее. Аутизм – это не когда ты живешь в своем мире. Это когда ты живешь в этом мире, но не умеешь с ним взаимодействовать.

    – То есть, ему надо помогать?

    – Конечно, когда у ребенка не формируются навыки, которые будут ему позволять с этим миром взаимодействовать. В частности, самый банальный навык – это речь. Когда ребенок хочет что-то объяснить, рассказать, попросить, в конце концов, шоколадку или сделать потише звук, то если у него аутизм, ему будет сложнее это сделать. Из-за этого он начинает орать, бить себя по голове или убегать.

    Люди с аутизмом производят впечатление, что они живут в своем мире, но это в первую очередь, потому что они не умеют жить во внешнем мире. Им не хватает навыков, чтобы вступать в контакты. Их мир, на самом деле, точно такой же, как у обычных людей.

    – Если родители быстро включились, все поняли, нашли прекрасных специалистов, у них есть достаточно возможностей, для того чтобы все это реализовать, то насколько возможно довести ребенка до нормы?

    – Будет развитие, это происходит у 9 из 10, с одной стороны. С другой стороны, мы не знаем окончательной точки этого развития. У некоторых оно никогда не останавливается и движется очень активно. Некоторые медленно-медленно подходят к своему потолку и двигаться дальше не могут.

    – Заранее это понять совершенно невозможно?

    – В два, в три, в четыре года никак.

    – Пубертат здесь как влияет? Всегда бывают осложнения в этом возрасте?

    – Не обязательно. Пубертат – это просто один из жизненных кризисов, один из важных периодов, серьезный и интенсивный. Как у любого кризиса, у него есть хорошие стороны и плохие. У кого-то это связано с замечательными улучшениями в развитии организованности и внимательности, с прорывами в социальных навыках, потому что когда появляется желание подружиться с девочкой, мальчик начинает мыться и следить за своим внешним видом. У некоторых могут возникать проблемы эмоциональной регуляции.

    – Какие могут быть последствия, если ребенка с аутизмом не развивать?

    – Это правильнее всего понять с точки зрения человеческих терминов, нежели медицинских. Очень тяжело жить, когда ты 30-летний мужик с навыками коммуникации 1,5-летнего, с желаниями 17-летнего, с силой 20-летнего и с навыками быта, как у 4-летнего. Ты заперт сам в себе, и ты не можешь объясняться с другими.

    Ты хочешь жить, гулять, ты хочешь поехать к бабушке. Тебе 30 лет, ты бабушку давно не видел, ты ее безумно любишь, но ты не можешь поехать к ней без папы и мамы. Это, конечно, кризис для человека, в итоге это приводит к срывам или депрессиям.

    Когда не помогают, тогда человек очень и очень плохо развит, ему очень и очень тяжело. И окружающим вокруг него тоже тяжело.

    Терапия – не дрессура

    – Если ребенок с аутизмом начинает проявлять агрессию, возможно ему помочь?

    – Есть технологии, которые могут отучить его от этого и заменить это поведение на правильное, на социально уместное. У моей знакомой – замечательного поведенческого аналитика – есть несколько интересных случаев такого рода поведения.

    Например, она работала с молодым человеком с расстройством аутистического спектра, у которого было очень сложное поведение: он не сотрудничал совершенно со взрослыми, наоборот, постоянно стремился к тому, чтобы контролировать и управлять взрослыми, на улице он мог подойти к любому человеку и забраться к нему в личные вещи, карманы и сумки, достать оттуда предметы. Остановить его было почти невозможно. Из-за этого поведения он несколько лет не выходил из дома, квартира была поделена на две части.

    В первую очередь специалисты установили над его поведением руководящий контроль, то есть учили сотрудничать, при необходимости в защитных целях, и в соответствии с определенными правилами применяя физическую блокировку. Когда контроль стал лучше, то с мальчиком стали использовать поведенческие договоры, когда за выполнение определенных действий он получал доступ к чему-то очень приятному.

    Этим приятным – мотивационным стимулом – для мальчика стали как раз наполненные чем-то сумки, позже ему позволяли проверять карманы у других людей, рвать журналы, изучать определенные брошюры, которые ему нравились.

    Все это прятали до тех пор, пока мальчик не выполнит определенных условий, и давали ему награды, когда эти условия были выполнены. Так мальчика учили самоконтролю. Конечно, в начале это было очень сложно и выстраивалось как раз поведенческими специалистами, которые буквально жили с мальчиком в течение недели.

    Замечательно в этой истории то, что семья смогла активно включиться в эту работу и ее поддержать, и сейчас молодой человек спокойно выходит на улицу, путешествует с родителями. Это пример использования таких технологий.

    – Возникает ассоциация, что ребенка как щенка воспитывают, нужные рефлексы вырабатывают.

    – Нет. Все-таки щенков, когда мы их дрессируем, мы учим делать неестественные для них вещи – мы их учим писать в лоток. Какое животное в мире писает в лоток? Никакое. Животные писают на дерево или под куст, куда им удобно, и дальше идут.

    Людей мы учим делать то, что они должны делать – это никакая не дрессура, это терапия. Другое дело, что с теми, кому сложно понять, что от них хотят, мы долго работаем. Мы активно их хвалим и поощряем за то, что у них получается. Это обучение тому, чему они должны были сами научиться уже давным-давно.

    – И когда такой ребенок начинает обучение, он может даже и не догадываться о том, что с ним что-то не так? И потом, когда у него получается, наверное, ему хорошо?

    – Праздник, конечно. Вот тот молодой человек с сумками – он вышел из дома. Раньше из-за того, что он бегал, отнимал сумки, его запирали дома, и он света белого не видел. А тут он идет как человек, со всеми рядом – и возникает огромное чувство собственного достоинства.

    Главное и второстепенное

    – Есть какие-то аутичные черты, которые бывают у нейротипичного ребенка в довольно явном виде? Родителям надо насторожиться или это обычное явление?

    – Там, знаете, какая штука есть? У человека с аутизмом с большой вероятностью есть все проблемы, которые могут быть у людей: тревожность, плохое настроение, проблемы поведения, проблемы учебы, проблемы внимания, повышенная чувствительность, пониженная чувствительность и так далее. Но это не специфичные проблемы, они могут быть абсолютно у любого человека, но с большей вероятностью будут у человека с аутизмом.

    Часто люди с аутизмом имеют особенную сенсорную чувствительность – боль не чувствуют, а горячее чувствуют. Но то же самое может быть у человека без аутизма или с другими нейропсихиатрическими диагнозами.

    Фото: Timothy Archibald / timothyarchibald.com

    Еще знаете, какая тема бывает? Если мы видим 4-х летнего ребенка с обычным развитием, и он знает алфавит и цифры, мы вообще не удивимся. Ну, молодец, очень хорошо, ну, знает цифры, умничка будет. Мы забудем через 30 минут, что он эти цифры знает. Но если мы увидим ребенка, который не может говорить и при этом знает алфавит и цифры, о, скажем, это круто! Часто эти достижения выглядят глобальными на фоне отсутствия речи.

    Та же самая история со звуковой чувствительностью. Если мы видим ребенка, который боится громких звуков и открытого пространства, но он совершенно нормально развит, ходит в детский садик, мы вообще не обратим на это внимание – вот необычно, как интересно. А если мы видим то же самое у человека, который не говорит, не понимает, мы начинаем этому явлению придавать очень много внимания, как будто это что-то важное. На самом деле, важно именно то, что он не говорит, не понимает, что с ним нельзя договориться.

    Мне нравится такая метафора: если посередине леса вырубить просеку, то на ней сначала начнут расти деревья, кустарники, трава, но потом вырастут те же самые большие деревья, которые вокруг просеки, и все другие деревца, кустарники, травы погибнут или не разрастутся. Но если вырубить просеку и сделать так, чтобы соседние большие деревья там не вырастали, то там вырастет все, что угодно, и все это будет заметно только потому, что там не выросли эти большие деревья.

    То же самое с социальным взаимодействием и коммуникацией. Когда хорошего и эффективного социального взаимодействия нет, коммуникации нет, становится заметно все: хорошая память на цифры, замечательная память на даты рождения, например. Мы никогда не придали бы этому большого значения, если бы человек вел себя обычным образом. Но он себя так не ведет, и мы замечаем эти вещи.

    Благотворительный фонд «Православие и мир» помогает проекту «Пространство общения» собрать деньги на аренду помещений и зарплату педагогов. Давайте поможем людям с особенностями развития не потерять такое ценное и уникальное пространство, в котором они могут чувствовать себя комфортно и всегда получить помощь.

    www.pravmir.ru