При деменции имеют место нарушения восприятия

Нарушения восприятия и галлюцинации

Среди нарушений восприятия самыми распространенными выступают зрительные расстройства (обман зрения). Проблемы со стороны других органов чувств (слух, осязание, обоняние, вкус) возникают у дементных больных значительно реже. В самых редких случаях нарушения могут выступать комбинированно. Это происходит при тяжелых отравлениях и инфекциях, а также как синдром отмены лекарственного препарата или абстинентный алкогольный синдром. В этом случае больному требуется неотложная медицинская помощь.

Нарушения зрительного восприятия могут затрагивать многие аспекты повседневной деятельности. Если человек с деменцией живет в собственном доме и получает помощь опекунов, истинный масштаб нарушений зрительного восприятия может стать явным только в условиях изменившейся обстановки, например, во время похода в магазин, в гости или поездки за город.

Обман зрения чаще всего ассоциируется в быту с галлюцинациями, однако галлюцинации – отнюдь не самые распространенные нарушения. Специалисты различают:

Иллюзии. Иллюзией называют искаженное восприятие окружающих объектов, вызванное их формой (схожестью с другим объектом), свойствами поверхности (отражающей, переливающейся, сливающейся с фоном), условиями среды (например, освещением). Другими словами, причина искажения «внешняя»: объект выглядит «как что–то другое».

Ошибки восприятия. Ошибочное восприятие вызывается недостаточностью зрительной информации (фрагментарностью ощущений, когда видна лишь часть предмета или проблемы зрения не дают возможности составить более точную картину). Ошибочное восприятие направляется, таким образом, «изнутри». Важной причиной ошибки могут быть ожидания человека в определенной ситуации, его установка на восприятие определенных объектов, связанная с предыдущим опытом.

Агнозии. Агнозия – неврологическое расстройство, состоящее в неправильном узнавании людей и предметов вследствие поражения определенных участков коры головного мозга при нормальной работе зрительного аппарата.

Неправильное именование предметов (афазии). Иногда впечатление о проблемах восприятия может возникать из–за того, что больной не находит правильное слово для описания того, что видит или чувствует. Проблемы вызываются нарушениями участков головного мозга, отвечающих за речь. Такие случаи могут наблюдаться при различных деменциях.

Галлюцинации. Главное отличие галлюцинации от иллюзии состоит в том, что человек видит объекты при отсутствии соответствующих зрительных раздражителей. Внешних факторов, которые вызывают галлюцинацию, просто нет; возникающий в сознании образ полностью определяется внутренней работой мозга. Этот процесс «сна наяву» может быть прекращен, если человек осознает невозможность появления воспринимаемых объектов в данной ситуации. В противном случае (что нередко бывает у больных с тяжелыми когнитивными расстройствами) галлюцинации могут сохраняться в течение длительного времени, часто появляясь повторно и заметно влияя на поведение больного. Наиболее часто от галлюцинаций страдают при деменции с тельцами Леви.

Причиной галлюцинаций могут быть болезненные состояния (в частности, вызванные инфекцией или травмой) или прием некоторых лекарств. Если у вас появились подозрения на то, что у близкого человека галлюцинации, постарайтесь спокойно объяснить ему, что происходит, и посмотрите, сможет ли он понять и запомнить это. Если нет, побеседуйте с ним повторно, когда он немного отдохнет и успокоится. Если и это не помогает, спорить и возражать не имеет смысла, это лишь усугубит ситуацию. Вместо продолжения дискуссий просто находитесь рядом с больным, особенно если он напуган. Внимательно выслушайте, успокойте. Постарайтесь отвлечь его, изменив тему разговора, переключив его внимание на другие события. Главное – чтобы человек почувствовал вашу поддержку, сочувствие.

Отличить перечисленные нарушения зрительного восприятия без помощи врача бывает сложно. Поэтому при их возникновении необходимо обратиться к специалисту (это может быть врач общей практики, который даст вам первые рекомендации или укажет, куда вам следует обратиться). Чтобы помочь врачу поставить диагноз, желательно собрать следующие сведения:

  • Точное описание проблемы:
    • суть искажения восприятия (слова и действия больного по сравнению с действительной ситуацией);
    • время суток;
    • предшествовавшие нарушению события (сон, прием пищи, физическая активность);
    • место регистрации отклонения;
    • продолжительность и периодичность;
    • внешние признаки физического и эмоционального состояния больного.
    • Принимаемые в настоящее время и в недавнем прошлом лекарственные препараты (в том числе без назначения врача) и их дозы.
    • Перенесенные заболевания.
    • Эмоциональные срывы.
    • Актуальная информация о состоянии зрения/слуха.
    • Факты злоупотребления алкоголем или употребления наркотических средств.

    Как помочь больному

    Чтобы исключить ошибки восприятия, вызванные внешними причинами, создайте больному более комфортные условия.

    1. Освещение многих помещений в доме оставляет желать лучшего, но пока человек здоров, его восприятие справляется с этой проблемой, «достраивая» плохо освещенные детали. При развитии когнитивных расстройств эта способность ослабевает, поэтому больной может нуждаться в дополнительном свете. Позаботьтесь об этом. Выберите такой тип освещения, при котором в комнате исчезнут тени от предметов.
    2. Оптимальный выбор для стен – однотонная светлая краска или такие же обои.
    3. Двери, мебель и предметы обстановки в любом жилом помещении, напротив, лучше сделать контрастирующими за счет ярких цветов. Например, замечено, что использование кухонной утвари ярких цветов увеличивают потребление пищи у людей на поздней стадии болезни Альцгеймера примерно на четверть, а установка туалетной двери яркого цвета способствует решению проблемы недержания, так как помогает пациентам быстрее найти туалет. Если пожилой человек пользуется поручнями, сделайте их длинными и заметными, чтобы их можно было найти, не поворачивая головы.
    4. Избегайте перегруженных рисунками обоев и полов/напольных покрытий. Пол, как и стены, желательно выдерживать в светлых тонах (избегая при этом глянцевости). Такой пол увеличит общую освещенность помещения благодаря лучшему отражению света, но не будет слепить больного.
    5. По возможности исключите контрастные стыки на полу, которые могут восприниматься больным как препятствие и затруднять его перемещение из–за страха падения.

    memini.ru

    Патопсихология. Нарушение восприятия.

    рубрика: Медицинская психология, прочитано — 53280 раз

    «Восприятие – это активный процесс анализа и синтеза ощущений путем сопоставления их с прежним опытом».

    Восприятие в сравнении с ощущениями носит целостный характер и представляет собой наглядно-образное отражение действующих в данный момент на органы чувств предметов и явлений (Карвасарский Б. Г.). Большое значение в нарушениях восприятия принадлежит личностному фактору (мотивационной сфере).

    Нарушения восприятия при различных психических заболеваниях имеют различные причины и различные формы проявления. При локальных поражениях головного мозга можно различать:

    1. Элементарные и сенсорные расстройства (нарушение ощущения высоты, цветоощущения и т.д.). Эти нарушения связаны с поражениями подкорковых уровней анализаторных систем.

    2. Сложные гностические расстройства, отражающие нарушение разных видов восприятия (восприятие предметов, пространственных отношений). Эти нарушения связаны с поражением корковых зон мозга.

    Гностические расстройства различаются в зависимости от поражения анализатора, при этом делятся на зрительные, слуховые и тактильные агнозии. Агнозия – расстройство узнавания предметов, явлений, частей собственного тела, их дефектов при сохранности сознания внешнего мира и самосознания, а также при отсутствии нарушений периферической и проводящей частей анализаторов.

    Зрительные агнозии делятся на:

    1) предметную агнозию (больные не узнают предметов и их изображений);
    2) агнозию на цвета и шрифты;
    3) оптико-пространственную агнозию (нарушается понимание символики рисунка, отражающее пространственные качества рисунка, пропадает возможность передать на рисунке пространственные признаки объекта: дальше, ближе, больше-меньше, сверху-снизу и т.д.).

    При гностических слуховых расстройствах отмечается снижение способности дифференцировки звуков и понимания речи. Могут иметь место слуховые галлюцинации. Возможны дефекты слуховой памяти (больные не могут запомнить два или более звуковых эталона), аритмия (не могут правильно оценить ритмические структуры, количество звуков и порядок чередований), нарушение интонационной стороны речи (больные не различают интонаций и у них невыразительная речь).

    Тактильные агнозии – нарушение узнавания предметов при их ощупывании при сохранении тактильной чувствительности (исследование при закрытых глазах). Агнозия может возникнуть в результате разрушения определенных корковых зон (энцефалит, опухоль, сосудистый процесс и т.д.), а также вследствие нейродинамических нарушений.

    Зрительная агнозия
    подробно описана в литературе по психиатрии и патопсихологии. Для патопсихолога важно исследовать нарушение восприятия у психически больных с органическими поражениями головного мозга. Восприятие этих больных отличается фиксацией внимания на отдельных признаках предметов, трудностями синтеза в одно целое. Восприятие обладает функцией обобщения и условности, поэтому можно предполагать, что агнозии вызваны нарушением обобщающих функций восприятия.

    При деменции могут отмечаться псевдоагнозии. В данном случае агнозия распространяется не только на форму, но и на структуру, то есть в данном случае нарушается осмысленность и обобщенность воспринятого, что связано с диффузностью мышления.

    У больных с неврозами и неврозоподобными состояниями отмечаются нарушения болевой чувствительности. Чаще встречается не снижение, а усиление болевого чувства, так называемые «психогенные» боли, что также является нарушением восприятия. При переживании боли большая роль отводится ожиданию, боязни боли, хотя, по исследованиям Б. Д. Карвасарского, не существует боли, лишенной материальной основы, даже когда речь идет о психогенных болях. При этом важно установить правильное соотношение сенсорного и эмоционального компонентов переживания боли для выбора правильного лечения: преобладание медикаментозного воздействия или психотерапевтического.

    При нарушениях восприятия большое значение имеет личностный фактор. У больных неврозами затрудняется воспроизведение стимульного материала. Увеличивается время узнавания предъявляемых образов, так как большинство образов для больных являются аффективно значимыми. Эти трудности усиливаются пропорционально усилию интеллекта.

    У больных шизофренией трудности узнавания объектов связаны большей частью с апато-абулическим синдромом и эмоциональной амбивалентностью.

    При психопатиях возбудимого круга повышается чувствительность при повышении эмоционального тонуса. При психопатиях тормозимого типа отмечается ригидность и снижение чувствительности также при повышении эмоционального тонуса. При реактивных депрессиях восприятие нарушено по-разному в зависимости от клинической картины:

    а) при депрессивно-параноидном синдроме – аффективное искажение восприятия;
    б) при астено-депрессивном – фрагментарность восприятия с трудностями концентрации внимания и его переключения;
    в) при истеро-депрессивном восприятие отличается внушаемостью, поэтому возможны псевдоагнозии.

    В литературе по психопатологии встречаются описания следующих нарушений восприятия:

    1) гиперстезия – усиление восприятия по силе ;
    2) гипостезия – ослабление восприятия по силе;
    3) агнозия (см. выше);
    4) тотальная анестезия – потеря чувствительности при истерии;
    5) деперсонализация – расстройство восприятия собственной личности;
    6) бедность участия — утрата сложных чувств;
    7) дереализация – искаженное восприятие окружающего мира. Сюда же можно отнести симптомы «уже виденного» (de ja vu), «никогда не виденного» (ja mais vu);
    8) обманы восприятия (иллюзии и галлюцинации). Иллюзии – это искаженное восприятие действительно существующего во внешней среде реального объекта, галлюцинации – обманы восприятия, возникающие вне непосредственной связи с реальными раздражителями внешней среды (кроме функциональных, гипногаллюцинаций, внушенных). Существует несколько классификаций галлюцинаций. Более подробно они описаны в литературе по психиатрии.

    Исследование восприятия

    Исследование восприятия можно проводить клиническими и экспериментально-психологическими методами. Например, клинический метод применяется в следующих случаях:

    • исследование болевой и тактильной чувствительности (проводится с помощью специально подобранных волосков, щетинок, игл и т.д.)
    • исследование температурной, вибрационной чувствительности, расстройств органов слуха и зрения (с помощью специальных приборов: термоэтезиомера, ИВЧ-2, аномалоскопа-59 и др.).
    • пороги слуховой чувствительности, восприятия речи исследуются сурдологами с помощью аудиометров.

    Для исследования более сложных слуховых и зрительных функций используются экспериментально-психологические методы, например, комплекс методик, предложенный Е. Ф. Бажиным:

    1) методики, направленные на изучение простых сторон деятельности анализаторов;
    2) методики, изучающие более сложную комплексную деятельность.

    Есть и другие методики. Так, для выявления зрительной агнозии используют наборы разнообразных предметов и их изображений. В начале исследования зрительного гнозиса испытуемому предлагают четкие изображения предметов (можно использовать “Классификацию предметов”). Испытуемый должен узнать предмет. Затем предлагают более сложные рисунки, например, перечеркнутые и наложенные друг на друга изображения (таблицы Поппельрейтера). Можно использовать для исследования зрительного восприятия таблицы Равена.

    Для исследования сенсорной возбудимости на фоне органических изменений головного мозга используют таблицы с движущимися квадратами, «волнистый фон», предложенные М. Ф. Лукьяновой.

    Для исследования слухового восприятия используют тахистоскопический метод (предъявление изображений и идентификацию прослушанных магнитофонных записей). Для этого необходимо иметь звукозаписи, на которых записаны разные звуки: шелест страниц переворачиваемой книги, журчание воды, звон стекла, свист, шепот и т.д. С помощью этого метода можно обнаружить нарушения мотивационного компонента восприятия, вскрыть механизмы возникновения иллюзий и галлюцинаций у психически больных.

    1. Бжалава И.Т. Восприятие и установка. – Тбилиси, 1965.
    2. Гильяшева И.Н. О применении методики ТАТ в диагностике неврозов и шизофрении. //Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии. – Л., 1972.
    3. Костандов Э.А. Восприятие и эмоции. – М., 1977.
    4. Атлас для экспериментального исследования в психической деятельности человека. /Под ред. И. А. Полищука, А. Е. Видренко. – Киев., 1980.
    5. Блейхер В. М. Клиническая патопсихология. – Ташкент, 1976.
    6. Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методики патопсихологии и опыт их применения в клинике. – М., 1970.

    testme.org.ua

    Нарушения, которые могут вызвать развитие деменции

    Сегодня выявлено множество патологий, которые могут привести к развитию деменции или возникновению нарушений, схожих с имеющими место при деменции симптомами. Многие из этих условий при наличии соответствующего лечения могут быть обратимы.

    Реакции на медикаментозные препараты

    Использование определённых лекарств в ряде случаев может приводить к возникновению побочных эффектов, которые очень схожи с появлениями деменции. Такие эффекты могут встречаться как в виде реакции на одно лекарственное средство, так и при ответе пациента на какое-либо сочетание медикаментозных препаратов. Нарушения могут развиваться медленно или прогрессировать стремительно – всё зависит от конкретной ситуации.

    Метаболические и эндокринные расстройства

    Проблемы со щитовидной железой могут привести к депрессии, апатии или деменции. Гипогликемия – состояние, характеризующееся недостаточным количеством сахара в кровотоке, может привести к возникновению спутанности сознания или изменений личности. Чрезмерно низкая или высокая концентрация натрия также может привести к возникновению нарушений психики. Некоторые люди страдают от пагубной анемии – нарушения, вызванного сниженной способностью к усвоению витамина В12 – данная патология может вызвать изменения личности, депрессию, повышенную раздражительность. Определить, имеет ли место какая-либо из перечисленных проблем, можно при помощи лабораторных исследований.

    Пищевые дефициты

    Дефициты витамина В1 (тиамина) зачастую возникают из-за хронического алкоголизма – это нарушение может способствовать серьёзному ухудшению умственных способностей и появлению провалов в кратковременной памяти. Тяжёлый дефицит витамина В3 может вызвать неврологическое заболевание, которое называют пеллагрой – она также может приводить к развитию деменции. В ряде случаев деменцию вызывал дефицит витамина В12. Также умственное ухудшение может быть вызвано обезвоживанием – это нарушение похоже на деменцию.

    Многие инфекции вызывают неврологические симптомы – в том числе, спутанность сознания или делирий. Это обусловлено лихорадкой или другими побочными эффектами, возникающими в ходе иммунного ответа. Энцефалит или менингит, которые представляют собой инфекционное поражение головного мозга или его оболочек, могут привести к развитию спутанности сознания, внезапной тяжелой деменции, социопатии, ухудшению суждений или потере памяти. Также деменция может наступить в результате нелеченого сифилиса.

    В редких случаях нарушения мыслительного процесса или памяти могут быть обусловлены болезнью Лайма. Люди, страдающие от СПИДа на поздней стадии развития, также могут быть подвержены деменции. Пациенты, у которых наблюдаются затрагивающие иммунную систему заболевания (к примеру, СПИД или лейкоз) могут быть подвержены прогрессирующей многоочаговой лейкоэнцефалопатии (ПМЛ). Данная патология является следствием человеческого полиомавируса и приводит к повреждению или разрушению миелиновой оболочки, покрывающей нервные клетки. ПМЛ может вызывать спутанность сознания, нарушения речевой функции и мышления, а также другие когнитивные проблемы.

    Субдуральные гематомы

    Субдуральные гематомы – или кровоподтёки между поверхностью мозга и твёрдой мозговой оболочкой – могут вызвать симптоматические проявления похожие на те, что имеют место при деменции. Также наблюдаются изменения в мыслительном процессе.

    Отравление

    Отравление тяжёлыми металлами или другими ядовитыми веществами может привести к возникновению симптоматических проявлений деменции. Эти симптомы могут исчезнуть в результате лечения, или же, в случае, если мозг был необратимо повреждён, остаться навсегда. В ряде случаев деменция проявляется после систематического злоупотребления алкогольными и наркотическими препаратами.

    Опухоли головного мозга

    В редких случаях у пациентов с опухолями головного мозга может развиться деменция, обусловленная повреждением тканей мозга. Симптоматическими проявлениями такой патологии могут являться изменения личности, транзиторные психозы, нарушения речевой функции, проблемы с памятью и фокусировкой взгляда.

    Также называют аноксией. Патологическое состояние, которое характеризуется сниженное снабжение тканей кислородом. Гипоксия может быть обусловлена множеством различных проблем – в том числе, сердечным приступом, кардиохирургической операцией, тяжёлой астмой, отравлением дымом или угарным газом, странгуляцией или передозировкой обезболивающих препаратов.

    В особо тяжёлых случаях гипоксии пациент может пребывать без сознания или в коме в течение длительного периода: от нескольких часов до нескольких месяцев. Возможность реабилитации напрямую зависит от того, насколько серьёзно имеющее место нарушение. На протяжении реабилитационного периода могут наблюдаться некоторые неврологические и психологические расстройства – такие, как психоз или деменция. Также больной может жаловаться на спутанность сознания, изменения личности, потерю памяти или галлюцинации.

    Заболевания сердца и лёгких

    Для нормального функционирования головному мозгу требуется достаточно большое количество кислорода. Именно поэтому хронические патологии, поражающие лёгкие или сердце и снижающие кислородное снабжение мозга, могут привести к дегенеративным изменениям в клетках головного мозга и вызвать симптомы деменции.

    abromed.ru

    Нарушения восприятия

    Будут описаны нарушения константности восприятия, расщепление восприятия, аллестезия, иллюзии, галлюцинации, нарушения сенсорного синтеза, обманы ориентации в пространстве, а также нарушения восприятия времени и пространства.

    Нарушение константности восприятия

    Это искажение структуры наглядных образов, обусловленное изменением условий восприятия, какими-то внешними помехами. Крайне редко упоминаемое в специальной литературе расстройство. Находясь в покое, например, или в какой-то одной позе, пациент все воспринимает адекватно. Стоит ему, однако, изменить позу, начать, ускорить или замедлить движение, как восприятие тотчас нарушается. При ходьбе, например, пациент видит, что «дома качаются, подпрыгивают», здания вдруг «увеличиваются» в размерах или неожиданно делаются «маленькими», они «уезжают» куда-то в сторону, «поворачиваются» в сторону, обратную вращению его тела. Линия горизонта то «поднимается», то «опускается», поверхность почвы «наклоняется». Дверной проем «приближается», а не пациент движется ему навстречу. Лежащие вдоль линии наблюдения объекты воспринимаются искаженными, как на фотографии — ноги загорающего на пляже человека кажутся непропорционально большими, а голова — маленькой.

    Иногда при повороте тела возникает ощущение, будто смещается источник звука. При остановке поезда некоторое время кажется, что он все еще движется, а во время его ускорения возникает ощущение, будто неподвижные объекты перемещаются в обратном направлении. Нарушение возникает, по-видимому, потому, что мышечное и статическое чувства оказались вне когнитивных структур, обеспечивающих устойчивость восприятия. Узнавание объектов при этом не нарушается, пациенты, как правило, осознают факт расстройства восприятия.

    Расщепление образов восприятия

    Расстройство характеризуется утратой способности интегрировать ощущения в целостный наглядный образ. Известно несколько его вариантов.

    1) Авторство в описании данного феномена К.Ясперс отдает Ф.Фишеру, Майер-Гроссу и Штайнеру. По мнению К.Ясперса, расщепление восприятия наблюдается при шизофрении и отравлении ядовитыми веществами. Так, пациент с шизофренией сообщает: «В саду щебечет птичка. Я слышу это и знаю, что то, что она птица, и то, что она щебечет, — это вещи, чрезвычайно далекие друг от друга. Между ними лежит пропасть, и я боюсь, что не смогу совместить их друг с другом. Кажется, что между птицей и щебетом нет ничего общего». В случае отравления мескалином пациент рассказывает: «Открыв глаза, я посмотрел в сторону окна, но не понял, что это окно; я увидел множество красок, зеленых и голубых пятен, и я знал, что это листья на дереве и небо, которое видно сквозь них, но не мог связать это восприятие разнообразных вещей с каким-либо определенным местом в пространстве». Судя по этим иллюстрациям, в первом случае имеет место утрата осознавания связи вещей, во втором — собственно распад восприятия.

    2) Нарушение синтеза ощущений разной модальности при старческой деменции описал А.В.Снежневский (1970). Так, пациент воспринимает человека и звуки его речи отдельно одно от другого и в разных точках пространства. Пациент может видеть радиоприемник и слышать идущие от него звуки, но звуки для него доносятся с другого места.

    3) Феномен раздвоения перцепции выявляется у пациентов при разглядывании ими реверсивных фигур, т. е. совмещенных изображений разных объектов. В известной фигуре Боринга, например, совмещаются изображения молодой женщины и старухи. Обычно люди видят одну из этих фигур, но никогда обе одновременно. Между тем встречаются пациенты, утверждающие, что они способны воспринимать обе фигуры сразу. Похоже на то, что они воспринимают и фигуру, и структурированный в соответствующую фигуру фон воспринимаемого. Трудно утверждать, что данный феномен является расстройством восприятия, но, по нашим наблюдениям, встречается он только у пациентов.

    4) Симультанная агнозия проявляется тем, что из ряда визуально представленных предметов или их изображений пациент воспринимает в данный момент только один предмет или одно изображение. При повторных экспозициях пациент способен определить, какие объекты или изображения он перед тем видел и даже сколько всего их было. И все же он не может увидеть их все сразу, он всякий раз воспринимает что-то одно. Едва ли он сумеет расположить и картинки в той последовательности, в какой они составляют некий законченный сюжет. Расстройство наблюдается при поражении передней области затылочной доли доминантного полушария (Poppelreiter, 1923; Wolpert, 1924). Точно так же может быть нарушено восприятие мелодии: слышатся отдельные звуки, и они не объединяются в одно целое.

    5) Апперцептивная агнозия характеризуется неспособностью воспринимать структуру изображения, вследствие чего отдельные его элементы представлены в сознании порознь друг от друга. При ассоциативной агнозии структура изображения воспринимается правильно, но пациенты не могут назвать соответствующий предмет и не понимают его назначения. Оба эти расстройства вместе называют душевной слепотой Шарко-Винбрандта, при этом все только что увиденное пациенты не могут представить, узнать и вспомнить.

    Аллестезия

    Проявляется нарушением локализации в пространстве источников сенсорной информации. Особенно часто это касается зрения, слуха, осязания. Так, предмет, который находится впереди пациента, видится им сбоку, сверху или даже сзади. Звук, доносящийся спереди, также воспринимается в другом месте: сзади, сбоку или внутри себя и наоборот. Прикосновение пациент ощущает совсем в другой точке, например на другой половине тела. Иногда и внутренние ощущения локализуются необычным образом, например тошнота ощущается в голове. С этим может быть связана необычная локализация тоски, тревоги, страха, точнее физических ощущений, сопровождающих такие эмоции. Иллюстрации и частные варианты расстройства приведены в других разделах текста.

    Это нарушение, при котором вместо одного объекта воспринимается какой-нибудь другой. В данное понятие вкладывают разный смысл, поэтому описывают множество иллюзий разного типа. В настоящем контексте важно разграничение нормальных и патологических иллюзий.

    Нормальными являются иллюзии, встречающиеся в одинаковом виде как у здоровых лиц, так и у пациентов. Различаются следующие их виды:

    физические иллюзии — ошибки восприятия, обусловленные физическими свойствами объектов. Например, это раздельное восприятие вспышки молнии и грома во время грозы;

    физиологические иллюзии — ошибки восприятия, обусловленные особенностями нейродинамики, например инертностью нервных процессов. Так, после вращения собственного тела вокруг вертикальной оси и сразу же после остановки вращения кажется, что окружающие предметы некоторое время продолжают кружиться в обратную сторону. Достаточно опасной является иллюзия уменьшения скорости движения автомобиля по мере привыкания к ней;

    психологические иллюзии — ошибки восприятия, обусловленные включением какого-то объекта в другую эмоциональную или когнитивную структуру. Такие иллюзии называют также ассимиляционными. Так, в темное время суток боязливый индивид силуэт куста или пня может принять за фигуру притаившегося человека. Таким же образом возникает иллюзия линий Мюллера-Лайера: одна линия с нарисованными не ней стрелками, своим острием обращенными наружу, кажется короче другой, стрелки на которой обращены внутрь.

    Иллюзии могут возникать под влиянием внушения. Такова, например, иллюзия Аша. Из двух одинаковых по длине линий одна кажется внушаемому индивиду длиннее, если в этом его убеждают несколько людей. Появление иллюзии может быть связано с особенностями освещения. Описан случай, когда при въезде в тоннель на Триумфальной площади в Москве водители нередко выруливали на встречную полосу движения. Виною этому, как выяснилось, был свет рекламы на соседнем здании, искажавший восприятие перспективы пространства. Нередко причиной иллюзии бывает нетерпеливое ожидание. В таких ситуациях случайного прохожего можно принять за знакомого человека, который почему-то задерживается и не дает о себе знать.

    Описан ряд других иллюзий. Иллюзия Аристотеля состоит в удвоении восприятия. Если кончиками двух переплетенных пальцев дотрагиваться до предмета из мрамора, возникает ощущение двух объектов вместо одного. Источником иллюзии является пустое пространство вокруг каждого их работающих пальцев. Иллюзия водопада порождает ощущение движения вниз некоего потока при восприятии ряда горизонтальных линий или полос, опускающихся сверху вниз. При из остановке некоторое время кажется, будто поток движется снизу вверх.

    Иллюзия Понзо — одинаковые по длине шпалы на фоне сужающегося просвета идущих вдаль рельсов кажутся увеличивающимися в размерах. Иллюзия зебры — ощущение увеличения скорости движения машины при езде через пешеходную разметку, если промежутки между ее линиями сокращаются по ходу движения. Иллюзии невнимательности Ясперса — в текст «вставляются» пропущенные буквы или даже целые слова, иногда способные исказить смысл прочитанного.

    Иллюзии Узнадзе — из двух шаров более тяжелым кажется тот, который больше по размерам. Шарпантье описал такую иллюзию у олигофренов; эти пациенты обычно не способны осознавать ошибку восприятия. Иллюзия Делоффа — металлический шар кажется более тяжелым, нежели пластмассовый одинакового веса. Особенно типична такая иллюзия для детей в силу того, что у них не сформировано понятие о весе. Иллюзия Луны — ощущение движения луны, а не летящих по небу облаков. Другая иллюзия Луны состоит в том, что над линией горизонта она кажется значительно большей по размерам, нежели в зените. И это при том что величина отпечатков ее изображения на сетчатке глаза в обоих случаях абсолютно одинакова.

    Иллюзия Маха — слабо освещенная полоса на фоне более светлой кажется более освещенной. Кроме того, по краям ее появляются две полосы: светлая и яркая. Некоторые исследователи выделяют известную всем пишущим людям иллюзию корректора. Последняя состоит в том, что концентрация внимания на поиске грамматических ошибок в тексте приводит к тому, что не замечаются смысловые неточности. И наоборот. По-видимому, в данном случае правильнее было бы говорить о снижении способности распределять внимание и т. д. Во всех упомянутых здесь иллюзиях, следует это подчеркнуть, способность идентифицировать объекты не нарушается, ошибки восприятия касаются лишь отдельных свойств этих объектов.

    Патологические иллюзии отличаются следующими особенностями:

  • индивидуализированным характером: такие иллюзии не воспроизводятся в таком же точно виде у других людей;
  • эксклюзивностью — исключительной уникальностью, у одного и того же пациенты они никогда не повторяются в точно таком же виде;
  • тотальностью — мнимый образ целиком поглощает наглядный, последний как бы не воспринимается вовсе;
  • психологической непонятностью — болезненные, иллюзорные образы совершенно выпадают из контекста данной ситуации;
  • анормальным содержанием — в болезненных иллюзиях находят выражение другие психические расстройства, например бред, изменения аффекта;
  • сочетанием с другими болезненными переживаниями; одновременно у пациента могут быть выявлены нарушения в сфере чувствительности, эмоциональные расстройства и др.;
  • отсутствием критического отношения, непониманием пациентом того, что у него имеется нарушение восприятия;
  • тенденцией к переходу иллюзорных восприятий в галлюцинации;
  • нарушениями поведения, поскольку патологическая мотивация поведения может быть непосредственно связана с иллюзиями.
  • Существующие ныне классификации иллюзий основаны на психологическом подходе. К.Ясперс, например, различает иллюзии, обусловленные недостатком внимания; иллюзии, обусловленные аффектом, и парейдолии. А.В.Снежневский выделяет аффективные, вербальные и парейдолические иллюзии. Последняя систематика принята большинством отечественных исследователей.

    1. Аффективные иллюзии возникают под влиянием аффекта, в первую очередь страха, тревоги, депрессии. «Больной-меланхолик, который боится, что его убьют, может принять висящую на вешалке одежду за труп, а какой-нибудь повседневный шум может потрясти его, будучи принятым за звон тюремных цепей», — поясняет К.Ясперс, подчеркивая, что такие иллюзии «обычно мимолетны и всегда понятны с точки зрения аффекта, преобладающего в данный момент времени». Точно так же пациент под влиянием страха вместо горшка с цветком может увидеть голову влезающего в окно грабителя, а висящее пальто приять за притаившегося убийцу. Очевидно, что в таких иллюзиях нередко обнаруживаются не только нарушения аффекта, но и бредовые ожидания либо бредовые идеи преследования. Иллюзии могут возникать в состоянии физиологического и патологического аффектов. Известной является, например, иллюзия Лютера, который в горячем богословском споре увидел в складках одежды своего оппонента фигуру притаившегося дьявола.

    2. Вербальные иллюзии — нарушение, при котором пациент воспринимает другие слова или фразы вместо звуков реальной речи окружающих. Это не бред, когда пациент неверно толкует чьи-то высказывания, он именно слышит совсем другие слова. В иллюзиях такого рода также можно видеть влияние бреда, пусть неоформленного или даже не вполне осознаваемого на восприятие речи окружающих.

    3. Парейдолические иллюзии — нарушение восприятия, связанное с болезненным воображением. Живая способность к воображению может порождать причудливые образы фантазии в игре света, при виде пятен, облаков, узоров. Индивид с интересом воспринимает при этом какие-то лица, фигуры, понимая в то же время, что это игра воображения. Стоит вниманию сосредоточиться на них, как они обычно исчезают. Парейдолии пациентов, напротив, возникают невольно, с привлечением внимания к ним лишь усиливаются, понимание же их болезненности отсутствует. Иллюзии также возникают, если пациенты рассматривают некую сложную, прихотливую текстуру (разводы краски, орнамент ковра, трещины на потолке или стене, рисунки слоев древесины, ветви деревьев и др.).

    Пациент К.Ясперса рассказывает: «На всех деревьях и кустарниках я видел вместо обычных сорок смутные очертания каких-то глядевших на меня карикатурных фигур, пузатых человечков с тонкими кривыми ножками и длинными толстыми носами, а иногда и слоников с длинными шевелящимися хоботами. Земля, казалось, кишела ящерицами, лягушками и жабами, иногда внушительных размеров. Меня окружала самая разнообразная живность, самые разнообразные порождения ада. Деревья и кусты приобретали зловещий, пугающий вид. Бывало, на каждом кустарнике, на деревьях и стеблях камыша сидело по девичьей фигурке. Девичьи лица обольстительно улыбались мне с облаков, а когда ветер шевелил ветви, они манили меня к себе. Шум ветра был их шепотом». В этой иллюстрации среди прочего заметен феномен, который А.В.Снежневский определил как олицетворенное восприятие — «. кусты приобретали зловещий, пугающий вид»; это расстройство, при котором наблюдается отчуждение собственных эмоций, последние воспринимаются пациентом как бы в стороне от него.

    К.Ясперс указывает, что иллюзии не следует смешивать с неверными, в том числе и бредовыми толкованиями. «Если блестящий металл, — говорит он, — принимается за золото, а врач — за прокурора, это не связано с искажением чувственного восприятия». Иллюзии, продолжает он, надо отличать и от функциональных галлюцинаций, когда наглядные образы дополняются, а не замещаются ложными, болезненными. Отметим, что парейдолии фантастического содержания могут предвещать развитие онейроидного помрачения сознания. Парейдолии некоторые авторы называют функциональными иллюзиями и сенсорными иллюзиями дополнения. Это не очень удачные названия, поскольку в настоящих иллюзиях всегда содержится реальный чувственный материал, только последний, во-первых, чем-то дополняется, а во-вторых, и это главное, иначе структурируется.

    Степень различия между иллюзорным и наглядным образом может сильно варьировать, но в любом случае в содержательном плане это будут совершенно разные образы. Иллюзии следует отличать также от ложных, бредовых узнаваний. В последнем случае восприятие чувственного материала существенно не нарушается, нарушение в первую очередь затрагивает мышление, вследствие чего незначительные детали наглядных образов приобретают несоразмерное значение.

    Приведенные систематики иллюзий весьма неполны, а также внутренне противоречивы, так как включают иллюзии как по своим проявлениям, так и иллюзии по предполагаемой природе развития. Приведем более детальное описание иллюзий.

    1. Зрительные иллюзии

    Здесь имеются в виду не простые зрительные иллюзии, т. е. оптические дизестезии, когда неверно воспринимаются субмодальные зрительные ощущения. Сложные оптические иллюзии характеризуются предметным содержанием: «Видела раз вместо игрушки, как моется хомячок. Видела в стиральной машинке, как в ней крутится чья-то седая голова. В замерзшем окне показалось какое-то лицо. Вместо цветка в горшке показалась голова, я подумала, что это вор лезет в окно. После смерти свекрови, когда я видела ее одежду, мне казалось, что это стоит или лежит она. Когда я раздала эту одежду, свекровь стала мне сниться. Видела ее во сне как живую и думала, что же мне теперь делать, одежду-то ее я отдала».

    Для сравнения приведем иллюстрации ложных узнаваний: «В прохожем человеке увидела убитого мужа сестры. Сильно испугалась и поняла: убьют и меня. Выглянула в окно и на миг мне показалось, что идет моя умершая бабушка. Стало очень страшно. Потом одумалась, поняла, что шла совсем другая женщина». Отметим, что ложные узнавания не являются иллюзиями зрения или слуха, если такая ошибка основана на акустическом впечатлении. Как правило, при ложном узнавании во внимание принимается некое частичное, скорее символическое совпадение наглядного и иллюзорного образов. При этом замещения одного чувственного материала совсем другим, т. е. нарушения собственно сенсорной идентификации не наблюдается. Иными словами, ложные узнавания суть патология мышления, при которой некая часть целого принимается тождественной самому целому. Такие ошибки восприятия выступают проявлением бреда восприятия. К.Ясперс же указывал на бред толкования.

    Зрительные парейдолии нередко возникают не только при разглядывании бесформенных объектов, но и при восприятии картин с представлением людей, других живых существ: их изображения «оживают», начинают двигаться, улыбаться, подмигивать, строить рожи, высовываться из рамок или даже выходить в реальное пространство, чем ясно демонстрируют постепенный переход иллюзий в галлюцинации. Так, пациент увидел, как изображение К.Маркса «ожило», задвигалось, улыбнулось и выдвинулось вперед из плоскости портрета.

    Другой пациент увидел несколько «гурий» вместо узоров ковра. Гурии зашевелились, затем выступили за поверхность ковра, отделились от него и прошли, танцуя, по комнате. Однажды он же в складках одеяла увидел обнаженную женщину. Бывают иллюзии, в которых распускаются вдруг бутоны цветов либо цветы «чахнут, засыхают, осыпаются». Встречаются зрительные иллюзии, которые тождественны функциональным зрительным галлюцинациям. Например, пациент видит свое пальто, а в нем — повесившегося мужчину. Мальчику 10 лет кажется, что за головой его отца кто-то прячется, а потом оттуда ненадолго выглядывает чье-то лицо. Оглядываясь назад, ребенок замечает, как из-за угла дома кто-то посмотрел на него и тут же спрятался. В подобных иллюзиях реальный образ дополняется какими-то деталями другого наглядного образа.

    Описаны также диплопические и полиопические иллюзии — восприятие объекта удвоенным или представленным многочисленными копиями реального наглядного образа.

    2. Акустические иллюзии

    Простые слуховые иллюзии или акустические дизестезии здесь не рассматриваются. Существует несколько разновидностей слуховых иллюзий:

    — неречевые иллюзии — вместо обычных, знакомых бытовых звуков слышатся другие, например выстрелы, крик животных, лай собаки и др. Так, пациент с бредом ревности вместо ночных звуков слышит шаги крадущегося по комнате любовника жены. Другой пациент на берегу реки слышит, как кто-то свистит или кричит, в лесу ему слышатся лай собаки, мяуканье кошки, фырканье лошади;

    — речевые иллюзии — слышится чья-то речь вместо природных и бытовых звуков: «Работает трактор, а я слышу пение женского хора, причем поют то, что я хочу. Иду и слышу, как говорят деревья: «Смотри, смотри, вон она, идет за хлебом и плачет». Одно дерево как бы передает эстафету второму, и второе дерево говорит то же самое. И так третье, четвертое дерево и дальше, все они повторяют одно и то же, только с каждым разом все тише и тише (в данном случае наблюдается не только иллюзия, но и симптом, который, полагаем, следовало бы обозначить термином палинакузия). Облака пролетают и говорят «Светка-конфетка». Кусали говорящие пчелы, разговаривали птица, машины, водопроводные краны. Собака не лает, а матерится». В других случаях речевые иллюзии как бы замещают чью-то реальную речь:

    «Слышу, как в стороне разговаривают люди и обсуждают при этом меня, ругают. Подойду поближе, прислушаюсь — нет, они говорят совсем другое (это, по аналогии с подобными галлюцинациями, комментирующие речевые иллюзии). На вокзале слышал, как рядом стоявшие мужчины переговаривались между собой. Говорили обо мне: давай, мол, займемся вон тем, с чемоданом, а потом его кончим» (это как бы параноидные иллюзии). Встречаются не только кратковременные, как бы эпизодические иллюзии, в некоторых случаях они принимают устойчивый характер и существуют достаточно длительное время, приобретая сюжетно более или менее законченный характер. Такие иллюзии лишены отчетливости, звучат негромко и в деталях неразборчиво, возникают на фоне выраженной депрессии. Обозначаются они термином иллюзорный галлюциноз (Шредер, 1926). Наконец, встречаются речевые графические иллюзии, когда в тексте вместо одних слов или даже фраз воспринимаются другие и разного содержания;

    — музыкальные иллюзии — вместо одних, обычно непрерывных звуков слышится какая-то музыка. Так, вместо журчания ручья пациент слышит звуки оркестра, жужжание мухи воспринимает как звучащую скрипку, топот лошади — за звуки барабана и др. Случается, что вместо одной музыки слышится совсем другая, чаще всего созвучная настроению пациента.

    3. Обонятельные и вкусовые иллюзии

    Обонятельные и вкусовые иллюзии встречаются относительно редко, по большей же части наблюдаются, видимо, соответствующие формы дизестезии. Иногда ошибки обоняния приобретают одинаковый, устойчивый характер, реальные же запахи хотя и существуют, но они все время меняются. В таких случаях речь может идти, скорее всего, об обонятельных галлюцинациях. Например: «Слышится все время резкий трупный запах. Думала, что пахнет от меня. Меня всюду сопровождает запах хвои. Пахнет как в ритуальном зале. Постоянно преследует запах отвратительных духов. Такие духи дарил мне когда-то, очень давно один мой знакомый. Вначале этот запах появился в сновидениях. Одновременно с ним ощущался какой-то незнакомый, резкий и отталкивающий химический вкус чего-то непонятного. Мне снилось, будто мама дала мне булочку, и я не могла ее съесть, было так противно, меня чуть не вырвало.

    А позже этот запах стал появляться и днем. Вначале он возникал во время еды, запах еды был, но его перебивало, а затем запах духов возникал сам по себе. Это настолько противный запах, что просто ужас, от него некуда деваться. Реальные запахи я ощущаю плохо либо не чувствую совсем». В последнем случае, как можно увидеть, иллюзия вкуса и запаха появилась впервые в сновидении, затем она возникала в бодрствующем состоянии, пока, наконец, не трансформировалась в галлюцинацию. В том, что этот переход окончательно не состоялся, указывает, по-видимому, утрата восприятия реальных запахов, последние целиком замещаются мнимым.

    4. Тактильные иллюзии

    Тактильные иллюзии проявляются тем, что вместо одного предмета на ощупь и при закрытых глазах воспринимается какой-нибудь другой. Например, вместо резинового мяча воспринимается «клизма» или «кошачья лапа». Встречаются достаточно редко.

    5. Иллюзии повторяемости

    Иллюзии повторяемости— многократное повторение одного и того же внешнего впечатления. О палинакузии уже упоминалось. Палинопсия — феномен, проявляющийся многократным повторением зрительного впечатления. Пациент сообщает: «Посмотрю в окно, вижу, что по улице идет мужчина. Я некоторое время провожаю его взглядом. Чуть позже опять смотрю в окно. Вижу в другой раз, как идет этот же мужчина. Идет из той же точки, где я увидел его первый раз и доходит до того места, где я отвернулся. Смотрю в окно третий раз, повторяется то же самое. И так происходит пять раз». Термин предложил М.И.Рыбальский. Собственно иллюзией данное расстройство не является. Мы вернемся к более подробному описанию расстройства в главе о нарушениях памяти (см. эхомнезии).

    6. Иллюзии других модальностей восприятия

    Иллюзии других модальностей восприятия, вероятно, встречаются, но частота их неизвестна. Кроме того, их сложно идентифицировать и отличать от проявлений дизестезии. Что касается аффективных (психических, психогенных) иллюзий, то очевидно, что аффект существенно влияет на содержание иллюзий. По содержанию иллюзии почти безошибочно можно определить настроение пациентов или характер господствующего аффекта. Значительно сложнее обстоит дело с вопросом о роли аффекта в возникновении иллюзии. Если принять, что аффект является причиной развития иллюзии (а следовательно, то же можно будет сказать и о галлюцинации), то из этого вытекает очень важный и далеко идущий вывод, а именно: эмоции принимают непосредственное участие в развитии качественных нарушений самовосприятия. Убедительных доказательств этому в настоящее время не существует.

    Следовательно, выделение в качестве самостоятельного класса аффективных иллюзий по меньшей мере преждевременно. Не является иллюзией и описанное А.Пиком (1902) расстройство узнавания, при которой пациенты со старческой деменцией как бы не видят, скорее всего, не узнают тот или иной предмет, если им его просто показать, но они воспринимают его в тот момент, когда он вызывает дополнительные ощущения иной модальности. Например, пациент не видит горящей свечи до тех пор, пока не почувствует исходящее от нее тепло. Не слишком удачным является и термин «органические иллюзии», как бы указывающий на существование особого класса иллюзий. Название фиксирует утверждение, что органическое повреждение мозга в определенных случаях является основной причиной развития иллюзии. Утверждение достаточно спорное, во всяком случае, его невозможно ни опровергнуть, ни доказать.

    Иллюзии встречаются при многих болезненных формах и состояниях: астении, аффективных нарушениях, психозах разного типа и состояниях спутанного сознания, в структуре фокальных эпилептических припадков. Нозологические особенности иллюзий, несомненно, существуют. Например, акустические иллюзии параноидного содержания более характерны для шизофрении. В целом этот вопрос изучен недостаточно. Иллюзии сами по себе обычно не являются объектом какого-то специального лечения.

    Галлюцинации

    Определяются как мнимое, ложное восприятие или сознание восприятия того, что в данный момент отсутствует или в действительности не существует. Термин ввел Ф.Б.Соваж (1768), в переводе с латинского означает «бред, видения». Считается классическим определение Ж.Эскироля (1883), который, как считают, первым разграничил иллюзии и галлюцинации. Галлюцинацией Ж.Эскироль определяет обманы чувств, не имеющие источника раздражения, при которой пациент не способен отказаться от убеждения в том, что он в данное время имеет чувственное ощущение, тогда как на самом деле на его внешние чувства не действует ни один предмет, способный возбудить такое ощущение.

    Весьма поучительным является определение В.Х.Кандинского (1880), который перечислил основные признаки расстройства: «Под именем галлюцинаций я разумею непосредственно от внешних впечатлений не зависящее возбуждение центральных чувствующих областей, причем результатом такого возбуждения является чувственный образ, представляющийся в восприемлющем сознании с таким же самым характером объективности и действительности, который при обыкновенных условиях принадлежит лишь чувственным образам, получающимся при непосредственном восприятии реальных впечатлений».

    С.С.Корсаков (1913) указывает, что галлюцинации — это «появление в сознании представлений, соединенных с ощущениями, соответствующими таким предметам, которые в действительности в данную минуту не производят впечатления на органы чувств человека. Галлюцинация есть репродукция мысли или идея, проецированная наружу». Истинными галлюцинациями К.Ясперс называет «обманы восприятия, которые не являются искажениями истинных восприятий, а возникают сами по себе, как нечто совершенно новое и существуют одновременно с истинными восприятиями и параллельно им.

    Последнее свойство делает их феноменом, отличающимся от галлюцинаций-сновидений». Отметим, что К.Ясперс как бы разделяет мнение о том, что сновидения являются галлюцинациями, но при этом и возражает против такого отождествления. Афористически кратким и вместе с тем, полагаем, очень точным является определение Е.А.Попова (1941), указавшего на то, что галлюцинация есть представление, превратившееся в восприятие. Если перефразировать суждение Е.А.Попова, то из него вытекает, что галлюцинация есть представление, в силу какой-то причины превратившееся в мнимый наглядный образ.

    Такой причиной может быть тотальное отчуждение мысленного образа, т. е. проявление деперсонализации. Некоторые психологи, впрочем, не соглашаются с психиатрами в том, что галлюцинация с самого начала своего появления есть мнимый образ и этим отличается от иллюзии. Так, С.Я.Рубинштейн (1957), подкрепляя свое мнение ссылкой на рефлекторную теорию И.П.Павлова, указывает, что мнимых восприятий, т. е. галлюцинаций в принятом их понимании, не существует, таковых в принципе быть не может, любые восприятия возникают в силу внешних стимулов.

    Приведем в заключение очень интересное свидетельство М.Г.Ярошевского (1976). Автор упоминает о древнем индийском философе Бхатте, который высказал такую прозорливую мысль. Реальность или иллюзорность образов Бхатта объяснил неправильным соотношением между органом (чувств) и внешним объектом. Это соотношение может быть нарушено, во-первых, дефектом самого органа чувствительности. Во-вторых, оно может быть представлено как «манас» (центральным повреждением, как сказали бы ныне). «Манас» и приводит к тому, что образы памяти проецируются вовне и становятся тем, что в наше время называют иллюзиями и галлюцинациями. Таким же образом, считал философ, возникают и сновидения. Европейские философы пришли к этому только в XVIII столетии.

    Опишем основные признаки галлюцинаций.

    1. Появление мнимых образов не связано сколько-нибудь явно с реальными сенсорными стимулами. Более того, реальная сенсорная стимуляция может подавлять галлюцинаторный процесс, хотя она же может его и стимулировать, не оказывая в последнем случае никакого влияния на содержание обманов восприятия. В этом состоит принципиальное различие иллюзий и галлюцинаций. Исключением из этого общего правила являются лишь функциональные и рефлекторные галлюцинации.

    2. Одновременно с галлюцинаторными пациенты воспринимают и реальные наглядные образы, в которых вполне адекватно отображаются реальные объекты, доступные восприятию. Иначе говоря, наблюдается как бы редупликация восприятия или внешнего сознания, сосуществование двойного или параллельного, как говорит К.Ясперс, потока переживаний. При этом один из них соответствует нормальному состоянию сознания, другой — аномальному, связанному, предположительно, с неконтролируемой сферой бессознательного. Так, больная видит в стиральной машинке мужа, сына и кота. Одновременно видит и свои руки. Руки делают мужу операцию «удаления зла». Больная вместе с тем понимает, что муж в это время находится на работе, она звонит ему и говорит, что ей «плохо». Внимание пациентов к каждому из этих потоков переживаний чаще всего распределяется неравномерно, направляясь преимущественно в одну либо в другую сторону.

    Так, оно может быть приковано к галлюцинациям, и тогда пациенты оставляют без должного внимания действительные события. Иногда пациенты со зрительными обманами утверждают даже, что их видения непрозрачны, галлюцинации как бы закрывают собой реальные объекты, расположенные на одной линии восприятия с ними. В некоторых случаях, напротив, пациенты почти не обращают внимание на галлюцинации, т. е. остаются, в основном в реальном мире. Бывает и так, что и реальные наглядные образы, и мнимые, галлюцинаторные являются для пациентов актуальными в равной мере. Такие пациенты бывают вынуждены буквально на каждом шагу проверять себя с тем, чтобы решить, имеют они дело с реальными вещами или с галлюцинациями.

    3. Галлюцинаторные образы, как и адекватные наглядные образы, пациенты проецируют за пределы своего психического Я, они локализуют их в основном в пространстве, доступному нормальному восприятию, т. е. там, где находятся и реальные объекты. Но так бывает не всегда. Иногда границы занимаемого мнимыми объектами пространства как бы расширяются, в других случаях, напротив, сокращаются либо становятся весьма неопределенными. Так, пациент слышит голоса «в ушных раковинах», «с поверхности тела» или слух его «обостряется», и он слышит чей-то шепот «за рекой», «на другой стороне улицы». Иногда больные слышат голоса «из ниоткуда», «с того света», «из-под земли» или пациент говорит, что «в морозильной камере холодильника он видит несколько мужчин», или он видит руку, которая тянется к нему «неизвестно откуда» и т. д.

    Имеются в виду те нередкие случаи, когда одновременно с галлюцинациями бывает нарушено также восприятие пространства. Для пациентов занятое их галлюцинациями пространство столь же реально, как и те мнимые объекты, которые представлены в обманах восприятия. Этому ощущению реальности нисколько не мешает тот факт, что мнимое пространство обладает совершенно необычными свойствами, оно может, например, вмещать невероятное множество галлюцинаторных объектов. Кроме того, больные крайне редко обращают внимание на то очень важное обстоятельство, что мнимые объекты не вступают в какое-либо взаимодействие с реальными объектами, совершенно не зависят от последних и никак на них не влияют сами. Только сами пациенты, по своей воле или под влиянием обманов восприятия, но никогда их галлюцинаторные персонажи могут что-то делать в реальном мире, если, конечно, этот мир для пациентов еще что-то значит.

    Это определенно указывает на то, что галлюцинаторные объекты пациенты располагают вовсе не в реальном, а в таком же точно галлюцинаторном, воображаемом пространстве. Когда это мнимое и другое, действительное пространство, как бы накладываясь друг на друга, совпадают, у пациентов возникает полная иллюзия того, что галлюцинаторные объекты расположены именно в реальном мире, о чем они чаще всего и говорят. Однако галлюцинаторное пространство, как свидетельствуют приведенные иллюстрации, не всегда, а может быть, и далеко не всегда с абсолютной точностью совпадает с впечатлениями о реальном пространстве. Приведем наблюдение Э.Я.Штернберга (1960), в котором автор описывает т. н. старческие галлюцинации. Пожилая больная с глаукомой (светоощущение сохранилось только слева) видит разнообразные цветы, разноцветных гусей и кур, нарядно одетых детей.

    Все эти мнимые объекты воспринимаются ею как бы в реальном пространстве, которое было образовано галлюцинаторными предметами обстановки. Кошки, например, лежат на кровати, куры ходят по полу и т. п. Мнимые объекты, таким образом, воспринимаются практически слепой больной в столь же мнимом, галлюцинаторном пространстве. Это наблюдение показывает, что мнимые образы, галлюцинаторные «фигуры» могут возникать одновременно с соответствующим ложным «фоном», т. е. мнимым пространством, которое продуцируется в соответствии с тем, как пациенты его себе представляют.

    4. Сенсорная, или чувственная, яркость галлюцинаторных образов нередко нисколько не уступает или даже превосходит таковую у реальных наглядных образов. Нередко, однако, бывает и так, что галлюцинаторные образы лишены чувственной яркости. Например, пациент не всегда может уверенно сказать, слышит ли он звук голоса или воспринимает только содержание какой-то посторонней мысли. В таких случаях, скорее всего, галлюцинации обнаруживают тенденцию к переходу в иные психопатологические феномены или пока что не состоялись.

    5. Мнимые образы восприятия в типичных случаях осознаются пациентами, как и реальные наглядные образы, с ощущением того, что они являются отображением реально существующих материальных объектов. Иными словами, мысленные образы объективизируются до такой степени, что, судя по сообщениям и поведению пациентов, они практически ничем не отличаются от реальных наглядных образов. В таких случаях можно, вероятно, говорить даже о гиперреализации образов представления, поскольку пациенты не только не сомневаются в существовании мнимых объектов, но и удивительно легко могут поверить в реальность самого нелепого содержания галлюцинаций.

    6. Галлюцинации появляются в сознании пациентов обычно неожиданно, спонтанно и большей частью совершенно бесконтрольно. И тем не менее появление обманов восприятия пациенты, как указывает В.Х.Кандинский, воспринимают не как насильственное внедрение в их сознание каких-то внешних впечатлений. Как правило, они принимают свои галлюцинации за некие объективные события, которые происходят сами по себе и зачастую как бы требуют с их стороны каких-то активных действий. Иначе говоря, восприятие галлюцинаций переживается с ощущением собственной произвольной активности.

    Вероятно, это связано с тем, что пациенты активно изучают свои галлюцинации, пытаются их контролировать, размышляют над их содержанием, как-то оценивают, стараются ужиться с ними, подчинить себе или избавиться от них. Возможно, такое переживание обусловлено той внутренней работой, которая совершается с тем, чтобы неприемлемые или травмирующие представления вытеснить во внешний план сознания. Может быть также, что чувство собственной активности при восприятии галлюцинаций является отражением той подспудной внутренней работы, результатом которой они и являются. Только результаты эти, болезненные представления, выносятся вовне, пациенты тем самым как бы избавляются от них, а вот чувство своей активности воспринимается нормально, как и прежде.

    Косвенным подтверждением сказанному являются, возможно, такие факты. Некоторые пациенты, например, сообщают о том, что они каким-то образом предчувствуют скорое появление обманов восприятия. Другие указывают на то, что они по своей воле могут инициировать появление галлюцинаций. Встречаются также пациенты, утверждающие, что голоса, которых в настоящее время уже нет, тем не менее существуют «в подсознании». Эти голоса, считают больные, просто «молчат», но, как и ранее, продолжают действовать, в частности следить за тем, что думают или делают пациенты.

    Следует, однако, заметить, что отношения пациентов и галлюцинаций весьма далеки от тех, какие характеризуют отношения индивид — объект. Галлюцинации, во-первых, обладают способностью приковывать к себе внимание пациентов. Это то, что некоторые авторы называют эгоманией. Во-вторых, галлюцинации нередко лишают пациентов внутренней свободы, т. е. свободы выбора. Отношения галлюцинации — пациент большей частью являются отношениями принуждения, зависимости.

    7. Обманы восприятия нередко обладают самостоятельной мотивационной силой и так или иначе влияют на поведение пациентов, ничуть не уступая в этом реальным наглядным образам либо превосходя последние, поскольку воля пациентов во время галлюцинирования нередко бывает парализована. В некоторых случаях мотивационное давление галлюцинаций является приблизительно равным с адекватными побуждениями пациентов, что влечет своеобразную амбивалентность в поведении больных. В любом случае поведение пациентов, поскольку оно связано с обманами восприятия, так или иначе меняется, оно выпадает из контекста реальной ситуации, и это зачастую становится источником объективной информации о галлюцинациях.

    8. Понимание болезненности обманов восприятия большей частью отсутствует как в настоящий момент, так и спустя длительное время, иногда десятилетия после их исчезновения. В самом начале появления галлюцинаций, когда они возникают эпизодически, на очень короткое время, пациенты могут осознавать факт их болезненного происхождения. Сознание болезни может быть выявлено также у пациентов, которые долгие годы страдают галлюцинациями. Такие пациенты по каким-то им одним известным признакам порой безошибочно распознают обманы восприятия и научаются не принимать их во внимание в своем поведении. Иногда о том, что они больны, пациенты узнают от голосов, но и с ними они не всегда соглашаются.

    9. Галлюцинации могут оказывать значительное влияние на сознательные психические процессы, например на образ мышления, убеждения, ценности, ожидания, верования пациентов. Это влияние сами пациенты могут оценивать иногда как весьма позитивное, обогатившее их личность. Некоторые пациенты утверждают, например, что «голоса» умнее их самих, что они сообщают столь глубокие и разумные вещи, что сами они об этом никогда не могли бы додуматься. Такое встречается нечасто, но подобного рода явления могут, как представляется, указывать на одно чрезвычайно важное обстоятельство, а именно: галлюцинации могут быть порождением не только неких глубинных бессознательных процессов, они своим содержанием ясно указывают на существование в бессознательном и структур сверхсознания.

    Иногда наблюдаются галлюцинации, в которых актуализируются прошлый опыт пациентов и даже детский опыт, о котором такие пациенты самостоятельно вспомнить не в состоянии. Галлюцинации в этом смысле могут обладать исключительной памятью на события далекого прошлого. Нельзя исключить даже того, что в некоторых галлюцинациях отражается опыт раннего детства, который в норме не воспроизводится в силу инфантильной амнезии.

    10. Галлюцинации возникают на фоне ясного сознания, значение этого признака подчеркивает И.С.Сумбаев (1958).

    Систематика галлюцинаций строится обычно на их сенсорной принадлежности, т. е. с учетом психологических признаков. Психопатологической систематики, в которой во внимание принимались бы некие болезненные признаки, в настоящее время не существует. Между тем возможность создания такой систематики является, по-видимому, вполне реальной. Давно известно, и мы попытаемся это подтвердить, что в галлюцинациях нередко обнаруживаются признаки других психических нарушений, в частности расстройств ощущений, мышления, памяти и др. Об этом пишут многие авторы (Корсаков, 1913; Гиляровский, 1954; Милев, 1979; Рыбальский, 1983; Жмуров, 2002 и др.). Настоящее описание представлено в традиционном стиле, однако с учетом мнения о разноплановой психопатологической структуре обманов восприятия. Поэтому далее приводятся разные варианты иногда одной и той же галлюцинации.

    psyclinic-center.ru