Пройдет ли шизофрения

Шизофрения излечима! |La schizophrénie se soigne!

Автор: Лейла Бабаева, Лозанна, 15. 03. 2013 Просмотров:40671

Шизофрения излечима, считают швейцарские психиатры (psychologies.com)

Тяжелый сон, ночные кошмары, проблемы с памятью, беспричинная раздражительность, перепады настроения – кто из нас в определенный период жизни не сталкивался с такими симптомами? Психиатры в шутку (а может, серьезно?) говорят, что диагноз «шизофрения» той или иной степени тяжести можно поставить практически каждому. Разберемся, так ли все печально.

С древнейших времен и на протяжении всей человеческой истории встречались люди с неординарной психикой. Помимо безумно помешанных, появлялись и иные люди «не от мира сего»: они были не такие, как все – юродивые, прорицатели будущего, оракулы, дервиши-аскеты. Сумасшедшие, ненормальные? Тогда что можно принять за норму, эталон человеческого поведения? Нервозность, оскорбления, просто приступы гнева – тоже отклонения от нормы.

Швейцарский психиатр Эйген Блейлер (1857-1939) в 1908 году ввел понятие «шизофрения» (с древнегреческого «раскладываю рассудок») на замену бытовавшего прежде латинского понятия «Dementia praecox» («преждевременное слабоумие»). Поэтому шизофрению еще иногда называют «болезнью Блейлера». Швейцарский доктор также ввел понятие «аутизм» – утрата связи с реальным миром. В современном понимании шизофрения – это психическое заболевание, склонное к хроническому течению и проявляющееся изменениями личности больного. Болезнь приводит, как правило, к утратам трудоспособности и социальной адаптации.

Шизофрения настолько сложное заболевание, протекающее в каждом конкретном случае по-своему, проявляющаяся различными симптомами у каждого конкретного пациента, что психиатры часто говорят о группе шизофренических расстройств, чтобы подчеркнуть неоднозначность недуга, – пояснил газете Liberté доктор Ярослав Липеч из Фрибургского центра психического здоровья (RFSM).

Раздвоение личности, распад процессов мышления, утрата чувства реальности, проблемы с памятью, слуховые галлюцинации – все это лишь одни из немногих, ярко выраженных признаков, шизофрении. А если копнуть поглубже – даже обеднение речи или неспособность получать удовольствие от жизни могут быть тревожными сигналами.

Чем позднее человек, страдающий такими расстройствами, обратится к врачу, тем больше его мозг привыкнет к существованию в мире своих комплексов и страхов, и тем труднее его будет вывести из этого состояния, – отметил профессор Марко Мерло из RFSM.

Современная психиатрия двояко относится к шизофрении (так же, как и к аутизму): некоторые доктора склонны рассматривать это заболевание, как особое душевное состояние, которое необходимо лечить в домашних условиях с помощью слова, доброго и терпеливого отношения членов семьи, бесед с психоаналитиком. Их оппоненты придерживаются иного мнения: шизофреников необходимо госпитализировать и проводить медикаментозное лечение.

Как бы там ни было, большинство специалистов во всем мире склонны считать, что шизофрения неизлечима. С помощью медикаментов можно лишь заглушить болезнь, но не вылечить. Одно время в ряде стран велись исследования по применению психоактивного препарата ЛСД для лечения различных расстройств и заболеваний психики, в том числе шизофрении. Однако однозначного положительного действия ЛСД на шизофреников обнаружить не удалось.

Швейцарские доктора, вдохновленные трудами своего соотечественника и коллеги Эйгена Блейлера, убеждены, что шизофрения излечима. В клиниках Конфедерации успешно лечатся различные душевные недуги, в том числе – психозы, различные виды маний, изменения психики у пожилых людей и шизофрения. Главное – выявить признаки болезни на ранней стадии.

В этом году в Романдской Швейцарии в 10-й раз пройдут Дни шизофрении. Организаторы желают привлечь внимание населения к этой проблеме, показать, что шизофрения – не клеймо позора, помочь понять больных-шизофреников.

В среднем шизофренией болен каждый сотый швейцарец, сообщается в коммюнике, ассоциации, выступившей организатором Дней шизофрении. Но если выявить симптомы заболевания на ранней стадии, то в 80% случаев недуг отступает вскоре после начала терапии. Исследование, проведенное в Романдской Швейцарии социологическим институтом M.I.S. Trend в ноябре 2012 года, показало низкую осведомленность общества относительно шизофрении: около 42% населения полагает, что это заболевание неизлечимо, а 49% считают, что шизофреники могут вполне нормально работать наравне со здоровыми людьми. Организаторы хотят донести до людей главное: шизофрения излечима и больные этим недугом должны получать адекватную терапию. Важную роль здесь играет окружение: дома, в семье, в обществе. Не стоит пугаться неведомого недуга, беспомощным людям с расстройствами психики надо протянуть руку, не пройти на улице равнодушно мимо, не раздражаться на них, если они оказались среди членов вашей семьи. Только забота, терпение и настойчивость в сочетании с поддержкой компетентного психиатра принесут свои плоды.

В рамках Дней шизофрении предусмотрена насыщенная программа: просмотр кинофильмов, конференции, дискуссии, коллоквиумы, фуршеты. 19 марта с 9.00 до 17.30 в Университетском госпитальном центре кантона Во (CHUV) пройдет научная конференция, в ходе которой участники будут обсуждать некоторые важные стороны лечения больных шизофренией – взаимопомощь, поддержка со стороны общества и специализированных ассоциаций, профилактика заболевания.

В городах Романдской Швейцарии будет показан фильм режиссера, фотографа и писательницы из Лозанны Эммануэллы Антий «Аванти». Кинофильм недавно вышел на экраны, в нем рассказывается о судьбе 28-летней девушки по имени Леа, которая не хочет мириться с психическим заболеванием своей мамы. В конце концов, Леа уезжает с мамой в путешествие, – вместо того, чтобы сдать ее в психиатрическую клинику.

А издательство Payot подготовило подборку книг на тему психических расстройств – со страниц романов и новелл предстают образы знаменитых сумасшедших, буйно помешанных и гениев-безумцев, посредственных пациентов клиник для душевнобольных и неординарных личностей, поразивших мир своим безумием. Из самых известных представленных произведений можно упомянуть «Орля» Ги де Мопассана и «Ночь нежна» Фрэнсиса Скотта Фицджеральда. (Жаль, что Payot не включили в список нашу классику «безумной» литературы: «Черного монаха» и «Палату № 6» Чехова, «Записки сумасшедшего» Гоголя и «Двойника» Достоевского). С публикациями можно ознакомиться во всех книжных магазинах Payot, расположенных в городах Романдии.

nashagazeta.ch

Лечится ли шизофрения или нет — 10+ главных вопросов о борьбе с «расщеплением мышления»

«Расщепление мышления» — именно так дословно термин «шизофрения» переводится с греческого.

Увы, в отличие от расстройств физиологического характера, психические невозможно вылечить исключительно с помощью лекарств или операции, а их проявление зачастую не имеет видимой причины.

Шизофренией, согласно всемирной статистике, страдает 1% населения планеты, или 5 человек из 1000. Она отравляла жизнь Ван Гогу, Гоголю, Ницше, Ньютону и Скрябину.

Она заставила психиатров пропускать электрические разряды через голову нобелевского лауреата Джона Нэша, пока ученый не сумел одержать верх над болезнью собственными силами. Но сумел ли?

Лечится ли вообще шизофрения или нет?

Как научиться жить и управлять ею, если жертвой «расщепления мышления» стал кто-то из близких, выясняем в этой статье.

Содержание:

Что представляет из себя шизофрения?

Это тяжелое расстройство умственной деятельности, ведущее к разрушению и деградации личности.

Больные слышат голоса, испытывают тяжелые галлюцинации, перестают отличать реальность от собственных фантазий.

Постоянные переживания держат их в состоянии паники, тревоги и страха, делают замкнутыми или, наоборот, чрезмерно говорливыми. Речь их бессвязна, мысли — спутаны.

Зачастую шизофреников преследуют суицидальные наклонности, и в 10% случаев людям удается завершить задуманное.

Шизофреникам тяжело заботиться о себе, они могут не обращать внимание на плохое самочувствие и запускать сопутствующие недуги, пренебрегать правилами личной гигиены.

К сожалению, в запущенной форме шизофрении бремя ответственности и заботы о больном полностью ложится на плечи родственников.

Для больного человека и его родственников шизофрения становится страшным испытанием

Почему возникает шизофрения, лечится ли она или нет?

Достоверно причины развития шизофрении современной медицине выяснить не удалось, однако принято считать, что заболевание носит генетический характер: около 10% случаев являются наследственными.

Оно может быть спровоцировано стрессами, пережитыми в детстве, физическими травмами головы, неправильным образом жизни.

На самом деле, устанавливать причину развития болезни все равно, что искать иголку в стоге сена — невозможно предугадать, какой фактор окажется главным.

Совет: шизофрению как таковую часто путают с раздвоением личности, но это две совершенно разных патологии. В первом случае речь идет о раздроблении личности на неопределенное количество субличностей, во втором — о расстройстве с галлюцинациями и бредом.

Как распознать шизофрению?

Сделать это может только врач.

Причины болезни достоверно не установлены

Однако поводом для беспокойства являются такие симптомы:

  • Зрительные и голосовые галлюцинации
  • Эхо мыслей — ощущение будто собственные мысли становятся эхом и дублируются вслух
  • Бред воздействия — убежденность, что человеком кто-то управляет
  • Бредовые идеи — больной искренне верит в высшую миссию спасти мир или в нашествие инопланетян
  • Странная и непонятная речь — смысл слов больного понять невозможно, предложения бессвязны, он не способен довести мысль до конца
  • Искаженная реальность — человеку может казаться, что у окружающих, к примеру, выросли рога и хвосты
  • Негативные симптомы — утрата интереса к работе, потеря эмоциональности, нежелание общаться с людьми и т. д.
  • Кто находится в зоне риска и лечится ли шизофрения у детей или нет?

    В зоне риске этого опасного психического расстройства в равной мере находятся и женщины, и мужчины.

    При этом у мужчин-подростков шизофрения проявляется преимущественного до 25 лет, у женщин этот возраст приходится на 25-35.

    Молодые мужчины чаще становятся жертвой психического расстройства

    Хотя истории известны случаи заболевания детей 5-10-летнего возраста.

    К сожалению, симптомы болезни часто бывают размыты и в юном возрасте списываются на переходный возраст, комплексы, разрыв с парнем/девушкой, сложности социализации в новой школе.

    У подростка появляются проблемы со сном, успеваемостью в учебе, раздражительность.

    Если на протяжении длительного времени состояние не улучшается, к нему добавляются галлюцинации и бредовые идеи, это повод для обращения к психиатру.

    Только врач может определить, есть ли шизофрения или нет после осмотра, беседы, всестороннего анализа интеллекта, мышления, памяти, эмоций, истории жизни.

    Болезнь можно пропустить из-за проблем переходного возраста у подростков

    Шизофрения — лечится или нет?

    Ответы ведущих психиатров мира на этот счет одинаковы — шизофрения полностью неизлечима.

    В то же время при своевременном и регулярном лечении недуг можно держать под контролем: четверти всех заболевших шизофренией удалось добиться продолжительной ремиссии, приравниваемой официальной медициной к полному излечению.

    Больные шизофренией сегодня находят работу, друзей и заводят семья.

    А ведь еще полвека назад в 99 случаях из 100 роковой диагноз оборачивался для человека потерей трудоспособности, социальных связей, инвалидностью, психиатрической лечебницей, агрессивной терапией электрошоком и лоботомией.

    Сегодня психиатры придерживаются прогрессивных взглядов — по их мнению, трех недель в стационаре достаточно для купирования приступа, а дальнейшая терапия возможна в домашних условиях при соблюдении своевременного приема препаратов и регулярном посещении врача.

    Более того, чрезмерно длительное пребывание в больнице может стать причиной стресса и обострить течение болезни.

    Агрессивные антидепрессанты тоже остались в прошлом. Им на смену пришло эффективное медикаментозное лечение нейролептиками.

    К сожалению, полностью шизофрения неизлечима

    Разумеется, у них есть побочные действия:

    1. Сонливость
    2. Головокружение
    3. Нарушение менструального цикла у женщин
    4. Учащенное сердцебиение
    5. Чувствительность к солнечному свету
    6. Повышение уровня холестерина и как следствие развитие сахарного диабета
    7. Но со временем по мере привыкания организма к действию препарата проявление всех побочных эффектов снижается до минимума или исчезает вовсе.

      Это интересно: звезда пинапа 50-х Бетти Пейдж провела полтора года в психиатрической лечебнице с диагнозом «параноидальная шизофрения», после чего ремиссия болезни составила почти четверть века.

      Знаменитый ученый Джон Нэш, по мотивам жизни которого был снят фильм «Игры разума», после тридцати лет скитаний по клиникам, асоциального образа жизни и попыток доказать, что инопланетяне действительно присылают ему послания, научился жить с болезнью. В 1994 году математик стал лауреатом Нобелевской премии.

      Нобелевский лауреат, страдающий шизофренией, математик Джон Нэш

      Какие, помимо медикаментозного, существуют способы терапии шизофрении?

      Как правило, чтобы добиться ремиссии , требуется предпринять комплекс мер.

      Лечение проходит в четыре этапа:

      1. Первый подразумевает пребывание пациента в условиях клиники и может длиться до трех месяцев.
      2. На втором терапия проводится в домашних условиях. Помимо регулярного приема препаратов, больному нужен уход и внимание со стороны близких.
      3. На третьем врач снижает дозировку препаратов.
      4. Четвертый этап считается профилактическим — пациент продолжает прием нейролептиков, чтобы снизить риск рецидива.

      При надлежащем лечением можно добиться многолетней ремиссии

      Нужно понимать: в вопросе, лечится или нет шизофрения, немаловажное место занимает внимательное отношение семьи к человеку.

      На тематических форумах в соц.сетях люди часто пишут: особенно сложно признать факт, что твой родной человек не такой, как все, и временами не способен контролировать сознание, а значит, и отвечать за обидное или недостойное поведение.

      Понять, принять, научиться с этим жить, окружить заботой и любовью, внимательно следить за своевременным приемом лекарств — тот максимум, который могут сделать близкие люди.

      Важное место в лечении шизофрении занимает регулярное посещение психиатра, сеансы групповой или индивидуальной терапии, занятия творчеством — рисование, вязание, фотография и пр.

      Все то, что отвлекает от дурных мыслей и помогает избегать стрессовых ситуаций.

      Важное место занимают сеансы групповой и индивидуальной терапии

      Известный врач-психотерапевт Сергей Медведев говорит: «Современные средства реабилитации и психотерапии позволяют достигать такой ремиссии, что, увидев шизофреника в этот период, незнакомый с его историей психиатр не поставил бы ему такой диагноз».

      Что делать, если человек не признает наличие болезни?

      В таком случае за регулярным приемом препаратов должны следить близкие. Кроме того, в арсенале фармакологии существуют препараты пролонгированного действия — например, в виде инъекций.

      Делает ли болезнь человека опасным и агрессивным?

      В редких случаях. Как правило, больные предпочитают, чтобы их оставили в покое, а агрессия шизофреников направлена на самих себя и часто становится причиной самоубийств.

      Склонность к насилию иногда может проявляться внутри семейных отношений по причине болезненных галлюцинаций.

      Человеку с таким диагнозом нужна поддержка семьи

      Например, когда больной сын во время припадка считает, что в его отца вселился демон.

      Если человек с диагнозом «шизофрения» оказывается замешан в криминальной истории, то чаще выступает в качестве жертвы.

      Как часто рецидивирует недуг?

      Увы, этот показатель индивидуален.

      Наиболее часто срыв провоцирует:

    8. Нездоровый образ жизни
    9. Постоянные стрессы
    10. Вредные привычки
    11. Нерегулярный прием назначенных препаратов
    12. Прием нейролептиков в неполном объеме
    13. При соблюдении всех предписаний врача ремиссия длится годами.

      Частота рецидивов индивидуальна

      Наркотики, курение и алкоголь способствуют развитию шизофрении. Правда или миф?

      Ответить однозначно на этот вопрос сложно — часть специалистов полагает, что все виды зависимостей стимулируют развитие шизофрении, часть относится к этой точке зрения скептически.

      Правильнее будет сказать, что предрасположенные к шизофрении люди либо те, у кого она находится в стадии развития, сильнее подвержены влиянию вредных привычек, чаще злоупотребляют алкоголем и наркотиками.

      При этом в дальнейшем это снижает эффективность лечения, а насильственный отказ от курения может спровоцировать обострение.

      Совет: научно доказано, что к факторам риска развития шизофрении относится влияние на плод в период беременности вирусных заболеваний и недостаток витаминов у матери, а также наличие у женщины вредных привычек, о которых мы писали выше.

      Может ли врач ошибиться в постановке диагноза?

      В случае агрессивного и продолжительного течения болезни, сопровождаемой агрессивным бредом и галлюцинациями, вариант врачебной ошибки практически исключен.

      Если расстройство находится в пограничном состоянии, ошибиться в постановке диагноза способен даже опытный специалист — в таких случаях пациенту необходим консилиум врачей.

      Даже опытный врач может ошибиться с диагнозом

      Шизофрения — лечится или нет народными средствами?

      В открытом доступе в сети можно найти массу так называемых способов «лечения шизофрении народными средствами в домашних условиях», среди которых встречаются и отвары трав, и древние египетские способы с использованием оливкового масла.

      Эффективность ни одного из них не доказана официальной медициной, а игнорирование терапии, откладывание лечения либо уменьшение/увеличение дозы препаратов без консультации специалиста только усугубит течение болезни.

      Не шутите с собственным здоровьем и здоровьем близких — лечением шизофрении должны заниматься квалифицированные врачи.

      Помните о том, как важно не запускать болезнь

      Главные народные средства — это контроль за соблюдением предписаний доктора, полноценный отдых, 8-ми часовой сон, разнообразное питание, физические упражнения и прогулки на свежем воздухе.

      Все то, что мы называем «здоровым образом жизни».

      Много полезной информации о шизофрении, а также лечится недуг или нет, вы узнаете из видео ниже:


      life-reactor.com

      Излечима ли Шизофрения? Бывает ли деменция при шизофрении?

      Maksim Ko, пишет 16 мая 2009, 07:16

      Доброго времени суток!

      Очень интересует вопрос, излечима ли шизофрения в наше время? Хотелось бы услышать мнения не только врачей, но и пациентов, у которых получается излечиться или нет! Спасибо!

      • Страница 1 из 56
      • ctrl →
      • 1
      • 2
      • 3
      • .
      • 54
      • 55
      • 56

      хороший вопрос. сама хочу знать на него ответ.

      Voronka1205, этот вопрос я уже поднимал на нескольких форумах и вывод можно сделать следующий: Полностью шизофрения не излечима, зато при применении правильной терапии и ведения правильного образа жизни можно добиться длительной ремиссии, которая, в свою очередь, может продолжаться ВСЮ ЖИЗНЬ! Так что чисто формально — ШИЗОФРЕНИЯ ИЗЛЕЧИМА.

      Клиническая картина МДП.

      Такие больные могут попадаться к терапевтам, в первую очередь к невропатологам ( больные идут к ним, потому что думают что болезнь эта «от нервов».

      Депрессивная фаза. Крепеллин описал классическую картину депрессию (встречается реже). Крепеллин выделил триаду (триада Крепеллина) симптомов: ПАТОЛОГИЧЕСКИ ПОНИЖЕННОЕ, ТОСКЛИВОЕ НАСТРОЕНИЕ, ЗАТОРМОЖЕННОСТЬ ПСИХИЧЕСКАЯ, ЗАТОРМОЖЕННОСТЬ ФИЗИЧЕСКАЯ.

      Человек становится малоподвижным, движения замедлены, речь медленная.

      Подавленное настроение: больные МДП отмечают, депрессивное состояние совсем не то, как состояние после какого-то горя (например больной перенес депрессивную фазу, а потом у него что-то случилось с родственниками, и он говорит, что это горе, совсем не то, что депрессия). Если спросить такого человека: «а что плохо?» — он ответит «душа болит». Он пальцем покажет где болит у него душа — предсердечная тоска, витальная тоска, когда чувство не дает покоя — давит, не дает жить. Это эмоциональное чувство обращенное в прошлое, и в настоящее время — все было плохо, и сейчас плохо, и ничего хорошего не будет. Ни одна светлая мысль не приходит в голову. Мысли все крутятся вокруг себя, вокруг тех ошибок, какие в жизни совершил. Каждая ошибка возводится в ранг государственного преступления. Женщина начинает копаться в себе — » я плохая, я хуже других, я плохо воспитывала детей, я мало уделяла внимания мужу». Все это сопровождается колоссальным чувством вины, что подталкивает к тому, что перспективы нет — » я не имею право жить, я не имею право есть». Люди стремятся к суициду, но поскольку интеллект сохранен, то они суицид втихую от других тщательно подготовят и выполнят. Именно поэтому больных в состоянии депрессии, с идеями малоценности, самообвинения, самоуничижения лечат в стационарах.

      Сниженное настроение имеет тенденцию улучшаться к вечеру — типичные, суточные колебания: с утра чувствует хуже, и вечером ему чуть лучше. Больные вводят вас в заблуждение — мне действительно легче к вечеру, потому что день прошел, вот уже спать пора, придут дети, родственники — это называется рационализация. Диф.диагностика с неврозами: при неврозах настроение хуже к вечеру. Больные заторможеные психически и физически. В эмоциональной сфере нет каких-то критериев, а сравнить можно человека только с самим собой. Например приходит пациент, которого всегда привыкли видеть прямым, с расправленными плечами, с блеском в глазах, — приходит в согбенной позе, лицо гипомимично, глаза тусклые, маломигающие и вся мимика лица имеет трагичный вид — углы рта опущены, на верхнем веке образуется характерная специфическая складка — складка Верогуда; идет медленно, сел в кресло и «расплылся» в нем; сам первый не начнет говорить, а когда разговаривает то ответы односложные, монотонным голосом.

      Очень большое значение в диагностике депрессивных расстройств имеет соматическая и вегетативная симптоматика, и зачастую она выходит на первое место (акроцианоз, влажные руки). Депрессивные больные не плачут, они даже говорят , что им бы хотелось поплакать, но не могут — «у меня нет слез». И первые слезы у депрессивных больных — это всегда признак улучшения (это надо объяснить родственникам). Депрессивному больному легче одному, а не в обществе. Такие больные легче себя чувствуют лежа, и ничем не занимаясь — любое напряжение вызывает ухудшение состояния. Больному по этому поводу говорят — «возьми себя в руки», а он не может этого сделать — и начинается новый круг — «я не могу это сделать, я плохой». Поэтому никогда никаким больным нельзя говорить «возьми себя в руки».

      Больные жалуются на сухость во рту. У больных развивается атония кишечника, вследствие чего развиваются упорные запоры и если не следить за регулярностью стула, то это может привести к каловому завороту. У больных снижен аппетит, и больные (вне зависимости от этого) теряют в весе за короткое время — это индикатор — если вес повышается то это выздоровление. У женщин — нарушение менструальной функции — задержка месячных (то же индикатор). Бывает так, что дают лекарство, вроде бы есть улучшение состояния, а месячных нет — в этом случае говорят, что это лекарственное улучшение.

      Очень характерен сон для таких больных — бессоница — вечером они вовремя быстро засыпают, но рано пробуждаются (в 3-5 часов утра). Утром у этих больных состояние самое тяжелое (это самое подходящее время для суицида). Ранние пробуждения встречаются у пожилых людей (считается что механизм старения и депрессии один и тот же), хронических алколиков с абстинентным синдромом.

      Такой развернутый синдром встречается не всегда, гораздо чаще встречаются другие — меланхолический синдром меньшей выраженности — анергическая депрессия ( анергия -отсуствие энергии, заторможенность, но выражена меньше). Здесь нужна тщательная дифференциальная диагностика от невротических состояний. Человек, устроен так, что он пытается все объяснить: «наверно я устал, я же много работал, конфликтовал с женой и т.д.». Настроение то же снижено, но не в столь большой степени, может быть предсердечная тоска. Человек понимает, что надо жить, надо что-то делать, но не может. Такие больные говорят, что «глазами они бы все сделали», а руками не могут. И какое-то напряжение, проявление активности — сразу ухудшает самочувствие. Но для всех депрессивных состояний характерно: суточные колебания, раннее пробуждение, плохой аппетит, падение веса, нарушение менструальной функции, сухость во рту, запоры. То есть депрессия выражена не столь сильно, но соматические и вегетативные симптомы остаются теми же самыми. Эти больные не высказывают выраженных идей самообвинения, а они при распросе буду рассказывать: » у меня в последнее время появилось чувство зависти к людям», и больной подчеркнет , что это не черная зависть, а белая — «все люди ходят на работу, воспитывают детей, отдыхают. а я не могу». Как правило, депрессиями, характерологически болеют люди хорошие, высокоморальными, с твердыми нравственными устоями, и эти люди стыдятся своего чувства зависти.

      Тревожно-депрессивный синдром: при этом синдроме появляется чувство тревоги — чувство тревоги направлено в будущее, постоянное опасение — «что-то может случиться, что — то может произоити». Эти больные даже отличаются внешне, от меланхолических больных: в облике, в выражении лица заметно чувство тревоги — напряженное лицо, блестящие глаза, тревожный взгляд (немигающий). Если больные с тоскливой депрессией в беседе с врачом раскрываются полностью, то тревожный больной придет, сядет и замрет в ожидании. Всегда перед тем как начинать беседу с больным надо выдержать паузу. Депрессивные больные будут держать паузу сколько угодно, тревожные больные этого не выдерживают. Он первым начнет разговор, он будет перебирать руками («симптом беспокойных рук»), будет теребить край одежды, не может сидеть спокойно и поэтому попросить разрешения встать и будет ходить. Временами тревожные больные могут доходить до состояния оцепенения (тревожное оцепение может достигать ступора). Эта обездвиженность напряженная, обездвиженность ожидания — «что случится, что произойдет?». Чаще мы имеем дело с тревожным возбуждением, что носит название тревожная ажитация. В легкой степени — это перебирание руками, невозможность сидеть на одном месте. В тяжелой степени — больные бегают по отделению, по палате, просят умертвить их, отказываются от еды, бьются головой о стенку, могут выброситься в окно. Это страшное, душераздражающая ситуация. Остальная соматическая и вегетативная симптоматика примерно та же. Тревожные депрессии чаще наблюдаются у женщин в возрасте инволюционном. Кроме того, что они высказывают мысли о собственной ненужности, никчемнности, у них есть интерпретация того что происходит. «Люди на меня смотрят, а почему они на меня смотрят — а потому что я плохой человек, у меня даже на лице написано что я плохой, поэтому они смотрят на меня. Они переговариваются обо мне, делают знаки». Тревожно-депрессивный бред может сочетаться с явленями инценировки — что вокруг подстроено, все не случайно, «меня проверяют, учат, готовят к чему-то». Нередко тревожная депрессия сопровождается сенестопатиями — очень неприятные, зачастую болевые ощущения, которые очень трудно описать словами, трудно локализовать, но они болезненны, неприятны — чувство жара в теле, ползание мурашек, могут быть в виде жжения, очень часто они локализуются в области шеи, плечевого пояса, неприятные, схваткообразные ощущения в животе. Тревожная депрессия может разной степени выраженности — может слабовыраженная депрессия — при ней врачи во первых обратят внимание на жалобы больного, то есть сама депрессия как бы замаскировывается сенестопатическими жалобы. Еще в начале века появилось такое понятие как скрытая депрессия — маскированная депрессия («депрессия без депрессии»). Один из первых, кто описал это состояние был русский терапевт профессор Пикнев (ввел термин соматофрении). Маскированных депрессий очень много, по некоторым данным около 40% женщин, обращающихся участковому терапевту имеют эту депрессию. И такие больные могут годами лечится от какого-то соматического заболевания, и только тогда, когда он совершит суицид, становится понятным что он болен. Поэтому есть необходимость иметь психиатра, психотерапевтая в поликлиниках, больницах ( что во всем мире уже есть). В психиатрии такого диагноза, практически нет, так как психиатр обязан увидеть такую депрессию, этот термин больше для терапевтов.

      Депрессивно-деперсонализационный синдром. Здесь к депрессию просоединяются явления деперсонализации. Например, аллопсихическая деперсонализация — «я стал черствым человеком, у меня отсутствуют всяческие чувства, меня ничто не может обрадовать или опечалить, у меня нет никаких эмоциональных отношений по отношению к людям, природе, у меня нет никаких чувств, я живу только умом. Я знаю , что я тебя люблю, но знаю , что только умом». Соматопсихическая деперсонализация — нет чувства голода, насыщения, вкуса пищи, нет позывов на мочеиспускание, дефекацию, утрачена болевая чувствительность. И все это, помогает людям совершать суицидные попытки. Например, одна больная, чтобы хоть что-нибудь испытать — царапала себе роговицу. Это страшное состояние, оно очень тяжело переживается. Получается парадокс — «я ничего не чувствую, и очень страдаю от этого». Латинское название этого состояния anestaesia psichica dolorosa.

      Шизофрения — психическое заболевание, которое протекает с быстро или медленно развивающимися изменениями личности особого типа (снижение энергетического потенциала, прогрессирующая интравертированность, эмоциональное оскудение, «дискордантность», т. е. утрата единства психических процессов). Развитие такого личностного дефицита (дефекта) тесно связано с различными, колеблющимися в своей интенсивности продуктивными симптомами и синдромами — неврозо- и психопатоподобными, аффективными, бредовыми, галлюцинаторными (преимущественно псевдогаллюцинаторными), гебефренными, кататоническими, а также онейроидным помрачением сознания. Хотя продуктивные симптомы болезни неспецифичны для шизофрении, их сочетание с особым личностным дефектом приводит к образованию характерных для этой болезни синдромов с закономерной динамикой. Развитие болезни, особенно ее выраженных форм, приводит к искажению или утрате прежних социальных связей, снижению психической активности, резкому нарушению поведения, особенно при обострении бреда, галлюцинаций и других продуктивных расстройств. Вследствие этого наступает значительная дезадаптация больных в обществе. Однако многие больные с благоприятным (мягкое, малопрогредиентное) течением болезни не нуждаются в длительной госпитализации, сохраняют способность к адаптации, в ряде случаев занимаются высокопродуктивной профессиональной, в том числе творческой, деятельностью. Аналогичные благоприятные возможности адаптации создаются при течении болезни с редкими приступами.
      Современная психиатрия располагает большими возможностями лечения и реадаптации больных шизофренией. Фатальный подход к клиническому и социальному прогнозу при этой болезни лишен оснований.

      Эпидемиологическая справка. Заболеваемость шизофренией сильно колеблется. Это зависит в первую очередь от организации психиатрической помощи в том или ином конкретном районе. При хорошо организованной больничной и особенно внебольничной по мощи выявляется больше больных, в первую очередь с начальными и не грубыми формами. Имеют значение также различия в диагностических установках разных психиатрических школ и направлений. По данным эпидемиологических исследований в одном из районов Москвы, заболеваемость шизофренией составляет 1,91 на 1000 населения (1,98 у мужчин и 1,85 у женщин). Болезненность также колеблется в зависимости от указанных выше причин (от 2,5 до 10 на 1000 населения старше 15 лет). Болезнь может начаться в любом возрасте, но чаще у лиц 15 — 25 лет.

      Этиология и патогенез. Причины, вызывающие шизофрению, а также патогенетические механизмы ее развития недостаточно изучены. Значительное число случаев болезни и шизоидных личностных аномалий в семьях больных шизофренией указывает на важную роль конституционально-генетического фактора. Об этом же говорит значительно более высокая конкордантность у однояйцевых близнецов по сравнению с двуяйцевыми. Однако четких закономерностей в наследовании шизофрении не выявлено, и это свидетельствует о наследственно обусловленной предрасположенности к болезни и существовании каких-то еще не изученных механизмов ее манифестации. Наследственное отягощение существенно влияет на формообразование, что видно из сходства форм болезни в семьях высокой частоты аффективных, и аффективно-бредовых психозов в семьях больных приступообразной шизофренией и отсутствия подобных психозов в семьях больных непрерывнотекущей шизофренией. Важное патогенетическое значение имеюттакже пол и возраст. Относительно менее прогредиентные периодические формы встречаются преимущественно у женщин, а наиболее прогредиентные, непрерывнотекущие, особенно злокачественные, — у мужчин. Менее благоприятно протекает шизофрения, манифестировавшая в детском и юношеском возрасте. Относительно менее прогредиентны формы болезни, возникшей в среднем возрасте. Внешние воздействия (психические травмы, острые инфекции) способны провоцировать приступы болезни, но не обнаруживают влияния на непрерывнотекущую шизофрению. Провоцирующее значение имеет и генеративный фактор (роды). Биологические (биохимические, иммунологические, генетические) исследования шизофрении выявили серьезные общепатологические сдвиги в организме больного, часть из которых имеет значение в формировании клинической картины. Иммунологическими исследованиями, в частности, установлено развитие при шизофрении (особенно при не благоприятных формах) аутоиммунного процесса с выработкой противомозговых антител. Достаточно убедительно указание на нарушение обмена нейротрансмиттеров, хотя патогенетическая роль этих нарушений остается невыясненной. Ряд отклонений, хотя и не столь выраженных, обнаруженных в организме родственников больных шизофренией, указывает на наследственно-конституциональную природу этих явлений. Вероятно, в них выражается предрасположение к болезни (связь этих сдвигов с нарушениями обмена нейрогормонов остается неясной; ряд авторов в этих нарушениях усматривают причину психотических симптомов) .

      Клиническая картина. Шизофрения отличается большим разнообразием клинических проявлений как в начальной стадии, так и в манифестный период. Различны и исходы болезни: от едва заметных изменений личности, не влияющих на социальную адаптацию, до глубоких нарушений, делающих невозможной жизнь больных вне стационара. Эти различия связаны с течением, прогредиентностью, возрастом манифестации. Для определения прогноза, показаний к терапии, решения экспертных вопросов необходимо не только диагностировать болезнь, но и распознать ее форму и тип течения. Выделяют непрерывнотекущую, рекуррентную (периодическая) и приступообразно-прогредиентную (перемежающе-поступательная, щубообразная) шизофрению. Каждая из этих основных форм включает значительное число вариантов, отличающихся разным соотношением негативных и позитивных симптомов и прогредиентностью. Непрерывнотекущей шизофренией страдает около половины всех больных, приступообразные формы составляют другую половину.

      Непрерывнотекущая шизофрения развивается относительно медлен но с последующим развертыванием неврозоподобных, бредовых, галлюцинаторных, гебефренических и кататонических синдромов. Исходы, особенно при злокачественных вариантах, неблагоприятные. Для этой формы болезни нехарактерны острое начало и приступы, не наблюдаются выраженные аффективные (депрессивные или маниакальные) синдромы, фантастический бред, а также онейроидное помрачение сознания. Изменения личности при этой форме, как правило, предшествуют продуктивной симптоматике. В зависимости от прогредиентности непрерывнотекущей шизофрении выделяют вяло протекающую, прогредиентную и злокачественную.

      Вяло протекающая шизофрения отличается очень медленным течением и постепенным нарастанием изменений личности, никогда не достигающих глубокого эмоционального опустошения. Болезнь чаще возникает в юношеском возрасте. Начальные симптомы — заострение пубертатных черт психики с усилением эмоциональной неустойчивости, раздражительности, оппозиционного отношения к близким, рефлексии. Наряду с этим появляются артистическая отгороженность, астенизация, особенно наглядная при умственной деятельности, склонность к отвлеченному мудрствованию при общем снижении круга интересов. Утрачивается тонкость аффективных реакций. На этом фоне появляются стой кие неврозоподобные нарушения: навязчивые, астено-ипохондрические и деперсонализационные, истероподобные, сверхценные. Интенсивность этих расстройств колеблется в течение многих лет, постепенно они становятся доминирующими в клинической картине и определяют развернутую (манифестную) стадию болезни. У некоторых больных пре обладает одно неврозоподобное расстройство, но у многих различные симптомы сочетаются. Дальнейшее разграничение форм шизофрении в рамках вяло протекающей определяется (за исключением паранойяльной формы) основным неврозоподобным расстройством.

      Шизофрения с навязчивостями. Особенно-характерны монофобии, реже встречаются с самого начала полиморфные навязчивости. Через несколько лет после появления синдром навязчивости становится чрезвычайно инертным, однообразным. Его расширение происходит (особенно в первые годы) путем присоединения стереотипных моторных и идеаторных ритуалов. В отличие от невротических фобий очень слабо выражен компонент борьбы (преодоления навязчивостей), быстро бледнеет аффективная окраска фобий. Периодические обострения сопровождаются резким усилением навязчивых явлений, подавленностью, тревогой, отдельными идеями отношения. Критика к навязчивым явлениям в это время настолько снижается, что их трудно отличить от ипохондрического бреда и психических автоматизмов. С годами все отчетливее становятся отгороженность, эмоциональное обеднение, чудаковатость.

      Шизофрения с астеноипохондрическими и сенестопатическими рас стройствами. Долго преобладают психическая истощаемость, сверхценные идеи в отношении своего здоровья, необычные, вычурные по содержанию сенестопатии. Аффективные расстройства однообразные, монотонные, типа постоянной дисфорической окраски настроения (без напряженности аффекта). На этом фоне легко возникают отдельные идеи отношения, однако, как правило, они не становятся постоянными и не переходят в систематизированный бред.

      Шизофрения с деперсонализационными расстройствами. После инициального периода с астенизацией, аффективной неустойчивостью и эпизодическими нарушениями самовосприятия формируется стойкий, для щийся многие годы деперсонализационный синдром, нередко с отдельными дереализационными явлениями. Больные ощущают резкое изменение своего психического я, измененность чувств, мыслей, утрату легкости, произвольности психических процессов. Любой психический акт требует усилий. При этой форме отчетливо выступает утрата единства я, ощущение раздвоенности личности. Эти явления сопровождаются монотонно подавленным настроением, усиленной рефлексией. Общие изменения личности при данной форме достаточно выражены, однако со знание болезни не только сохраняется, но и становится сверхценным, заостренным. Болезнь начинается обычно в юношеском возрасте, пре имущественно у мужчин.

      Шизофрения с истероподобными проявлениями относится к более редким формам и развивается сравнительно поздно (в возрасте 18 — 20 лет), как правило, у женщин. Истерические расстройства довольно грубы и не отличаются разнообразием. Наблюдаются такие типичные истерические симптомы, как пуэрилизм (см.), псевдодеменция (см.), при падки, истерическое фантазирование. Истерические расстройства при шизофрении в отличие от истерии монотонны, лишены динамичности. Аффективные реакции бедны, отсутствует характерное для истерии богатство воображения. Истерические расстройства — фасад, за которым вы являются истинная аутизация личности, отчуждение, снижение психической продуктивности, отрывочные идеи отношения и рудиментарные галлюцинации. После многолетнего течения остается дефект более грубый, чем при других формах вяло протекающей шизофрении. Адаптация таких больных резко нарушена.

      Паранойяльная шизофрения. Многие годы ведущее место в ее клинической картине занимают сверхценные и паранойяльные расстройства. Это наблюдается чаще у больных, прежде обладавших рядом личностных особенностей: односторонней активностью, гиперсоциальностью, не гибкостью психики, упрямством, относительной бедностью эмоциональной жизни. В начальном периоде болезни сверхценные идеи внешне правдоподобны, так как они бывают связаны с теми или иными реальными фактами. В дальнейшем переработка больным событий его жизни становится бредовой (бред толкования), что резко влияет на поведение и адаптацию больных в обществе. Систематизированным паранойяльным бредом долго исчерпывается вся бредовая симптоматика. Преобладает монотематический бред — ревности, любовный, изобретательства, реформаторства, сутяжный, ипохондрический, сенситивный бред отношения. В зависимости от содержания бреда преобладает повышенный (при экспансивных формах бреда — изобретательства, реформаторства) или пониженный (при сенситивном, ипохондрическом бреде) аффект.

      Бред систематизируется быстро, но расширяется постепенно, путем включения в бредовую систему новых лиц и событий. Нередко наблюдается и бредовая переоценка эпизодов прошлого. Аффективная напряженность, бредовое истолкование больным слов и поступков окружающих в процессе его борьбы за свои «права» могут явиться причиной общественно опасных действий, подчас весьма тяжких. Для распознавания паранойяльной шизофрении важно установить не только бредовые расстройства, но и их сочетание с типичными для шизофрении изменениями личности — эмоциональным оскудением, аутизацией, нарушениями мышления. Не менее важно для диагностики выявление общей прогредиентности, выражающейся как в постепенном нарастании изменений личности, так и в расширении продуктивной симптоматики. Для шизофренического процесса характерны расширение бреда, постепенная утрата его монотематичности, присоединение и нарастание идей преследования, возникновение в периоды обострений отдельных галлюцинаторных расстройств и явлений психического автоматизма.

      Дальнейшее течение паранойяльной шизофрении различно. В одних случаях постепенно или после обострений процесс утяжеляется развитием параноидного (галлюцинаторно-параноидного) синдрома. В этих случаях вялотекущее заболевание становится более прогредиентным. Однако нередко болезнь на протяжении многих лет (десятилетий) остается относительно малопрогредиентной. У таких больных на отдельных этапах наблюдается побледнение паранойяльного синдрома, распад системы. На первый план выступают уже значительно более выраженные изменения личности: паралогичностъ, элементы разорванности, аутизм, чудаковатость, манерность, снижение энергетического потенциала.

      Прогредиентная шизофрения обычно наблюдается после 25 лет, хотя бывает и более ранняя (юношеская) манифестация. Болезнь развивается медленно, исподволь. Сравнительно острое начало относительно редко — оно более свойственно перемежающе-поступательной (шубообразной) шизофрении. Начальный этап болезни определяется отдельными навязчивыми явлениями, ипохондрией, не стойкими, эпизодическими или более систематизированными бредовыми идеями (отношения, ревности и др.). Нередки в этот период и психо-патоподобные расстройства. Уже в это время появляются изменения личности, на которые обращают внимание окружающие: замкнутость, ригидность, утрата тонкости аффективных реакций, эмоциональное уплощение. Постепенно ограничивается круг интересов, больные становятся недоверчивыми, замкнутыми, иногда угрюмыми. Временами отмечаются кратковременные эпизоды тревоги, беспокойства с отрывочными идеями отношения, преследования. В дальнейшем, обычно через несколько лет, возникают бред преследования, физического воздействия, явления психического автоматизма (синдром Кандинского-Клерамбо).

      Клиническая картина галлюцинаторно-параноидного синдрома, характерного для манифестной стадии болезни, может быть различной. В одних случаях преобладают галлюцинаторные расстройства (галлюцинаторный вариант), в других — систематизированный бред физического воздействия (бредовой вариант синдрома Кандинского — Клерамбо).

      Галлюцинаторный вариант прогредиентной шизофрении. Первые при знаки развивающегося галлюциноза: вербальные иллюзии, сочетающиеся с бредовой интерпретацией (отнесение к себе) чужой речи. Далее появляются элементарные галлюцинации, затем истинные вербальные галлюцинации, чаще в виде галлюцинаторного монолога (один и тот же голос говорит о больном или обращается к нему, дает советы, бранит, приказывает) или диалога (несколько голосов). Нередко голоса бывают множественными. Довольно быстро истинные галлюцинации сменяются псевдогаллюцинациями и явлениями психического автоматизма. Развитие синдрома Кандинского — Клерамбо (см.) происходит либо по степенно, исподволь, либо сопровождается обострением состояния с по явлением страха, тревоги, возбуждения, растерянности, элементов острого бреда, на фоне которых возникают чувство открытости (мысли больного известны окружающим) и отдельные идеаторные автоматизмы. В дальнейшем долго преобладают псевдогаллюцинации (мысленные голоса, вкладывание мыслей и т.д.). Кроме того, нередко возникают и зрительные псевдогаллюцинации (вызванные, сделанные зрительные образы), сенестопатические автоматизмы (вызванные ощущения в теле, внутренних органах). Обычно ведущее место занимает все же вербальный псевдогаллюциноз. Бред в этот период бывает галлюцинаторным — его фабула тесно связана с содержанием голосов (идеи воздействия, пре следования, любовный бред и т. д.).

      Если болезнь прогрессирует, то через ряд лет содержание голосов становится фантастическим, соответственно появляется картина галлюци наторной парафрении. Возникновение и развитие синдрома Кандинского — Клерамбо сопровождаются значительным прогрессированием изменений личности — отчетливым эмоциональным дефектом, утратой социальных связей, нарастающими нарушениями мышления, разорванностью речи. На парафренном этапе картина стабилизируется, бред становится отрывочным. Изменения личности и дезорганизация поведения достигают такой выраженности, что больные не могут находиться вне больницы (конечное состояние). Особенно злокачественное течение с более быстрой сменой этапов, малой систематизацией бреда и быстрым развитием глубоких изменений личности наблюдается при сравнительно раннем на чале болезни (юношеский возраст).

      Бредовой вариант прогредиентной шизофрении. На всем протяжении болезни с момента манифестации преобладают бредовые расстройства. В типичных случаях болезнь развивается постепенно, дебютирует пре имущественно в среднем возрасте. В более благоприятных случаях в течение многих лет (иногда десятилетий) клиническая картина болезни исчерпывается систематизированным бредом (ревности, реформаторства, изобретательства, преследования, сутяжничества) без галлюцинаций и явлений психического автоматизма, т. е. всеми симптомами описанной выше вяло протекающей паранойяльной шизофрении. Однако в отличие от последней отмечаются периодические кратко временные обострения состояния с появлением злобно-напряженного аффекта, элементарных слуховых и обонятельных галлюцинаций, рудиментарных, отрывочных автоматизмов (симптом открытости, сенестопатические автоматизмы). Для менее благоприятно протекающей типичной параноидной шизофрении характерны не транзиторные обострения, а переход паранойяльного синдрома в параноидный. Это может про исходить постепенно путем расширения бреда, изменения его фабулы или после короткого периода обострения.

      Клиническая картина развернутой стадии болезни характеризуется стойким систематизированным прогрессирующим бредом преследования и физического воздействия. Псевдогаллюцинации и явления психического автоматизма менее выражены. Бред, являясь преобладающим симптомом, остается преимущественно интерпретативным (в отличие от галлюцинаторного бреда в описанном выше варианте). Изменения личности в этот период достигают значительной выраженности. Грубо расстроены мышление, речь. Отчетливо выступают неадекватность мимики, парадоксальность эмоциональных реакций. Резко нарушаются социальные связи. Бред определяет поведение больного и де лает невозможной профессиональную деятельность (при сохранности памяти, профессиональных знаний). Больные подолгу находятся в больнице.

      При дальнейшем прогрессировании болезни (но она может и стабилизироваться на параноидной стадии) бред (преследования и воздействия) становится фантастическим, уже глобальным или космическим. Значительно более заметными становятся и явления психического автоматизма вплоть до выраженной бредовой деперсонализации (больной не принадлежит себе, им управляют посторонние силы). Бред утрачивает строгую систематизированность, речь становится разорванной, в ней по являются необычные, странные словообразования (неологизмы). Если больные не получают систематически психотропных средств, то развивается шизофазия — речевая разорванность в виде бессвязного набора слов при сохранении интонационного строя и формальной грамматической структуры предложения. При внешнем побуждении (в присутствии слушателя) больные говорят безостановочно (симптом монолога см.). В отличие от речевой бессвязности при острых состояниях здесь сохраняется внешне упорядоченное поведение. В дальнейшем нередко присоединяются кататонические расстройства в виде кататонического или кататоно-гебефренного возбуждения, субступора или ступора («вторичная кататония»). У таких больных резко выражен регресс поведения (крайняя неопрятность, прожорливость, утрата обще человеческих навыков).

      Описанная клиническая картина, сопровождаемая глубоким эмоциональным опустошением, утратой индивидуальных личностных черт, свидетельствует о том, что процесс достиг конечного состояния и стабилизировался, но обычно регулярное применение современных психотропных средств позволяет остановить болезнь еще на параноидном или парафренном этапе. При начале болезни в юношеском возрасте значительно менее выражена систематизация бреда, быстрее происходит смена этапов, что свидетельствует о более злокачественном течении. Соответственно очень рано появляются и быстро прогрессируют изменения личности. Приостановка естественного развития личности в юности приводит к тому, что у этих больных отчетливо выступают черты ювенилизма, сохраняющиеся даже в среднем и пожилом возрасте.

      Злокачественная шизофрения возникает преимущественно в детском и юношеском возрасте (злокачественная юношеская шизофрения, «раннее слабоумие» в узком смысле). Она наблюдается у юношей втрое чаще, чем у девушек. К общим признакам этой формы относятся также появление негативных симптомов в самом на чале болезни, причем они предшествуют продуктивной симптоматике — бреду, галлюцинациям и др; с момента манифестации до исхода (конечное состояние) проходит мало времени; продуктивная симптоматика полиморфна и неразвернута; существует значительная терапевтическая резистентность; конечные состояния отличаются большой тяжестью.

      Инициальная симптоматика злокачественной шизофрении состоит из постепенного падения психической продуктивности, эмоциональных изменений и черт искаженного пубертатного криза, изменяется весь строй психической деятельности. Приостанавливается дальнейшее развитие личности, утрачиваются прежние интересы, живость и любознательность, резко обедняется эмоциональная сфера, пропадает стремление к общению. Резко изменяется поведение больного в семье. Вялые пассивные вне дома, больные становятся черствыми, грубыми, враждебными к близким. Возникают большие трудности в учёбе, новое усваивается с небывалым трудом, но зато появляются «особые», искаженные увлечения — вычурные, оторванные от реальности. В частности, больным свойствен совершенно непродуктивный, рассуждательский интерес к философии, религии («метафизическая», иначе говоря, «философическая интоксикация»). Однако при злокачественной юношеской шизофрении эти явления, как и отдельные сверхценные увлечения рудиментарны и выглядят особенно карикатурно. В отличие от более благоприятной вялопротекающей шизофрении здесь нет рефлексии, сознания изменённое, более стойки психопатоподобные нарушения. Стабилизация болезни на описанном выше уровне соответствует так называемой простой форме шизофрении. Чаще про исходит дальнейшее прогрессировать болезни. Манифестному периоду обычно предшествуют отрывочные бредовые идеи преследования, отравления, сексуального воздействия. В дальнейшем быстро развивается бредовой психоз с несистематизированными идеями физического воздействия, отдельными псевдогаллюцинациями и явлениями психического авто матизма. К ним впоследствии присоединяются кататонические и кататоно-гебефренные расстройства. При быстром течении болезни отдельные синдромы не разделены во времени, наслаиваются один на другой. Через 1 — 4 года после манифестации уже сформировано тяжелое ко нечное состояние с отрывочными полиморфными продуктивными симптомами и грубым дефектом с глубоким эмоциональным опустошением. Значительно выражены регресс поведения и ранняя задержка развития личности или ее регресс до глубокого инфантилизма.

      Рекуррентная (периодическая) шизофрения принадлежит к относительно благоприятным формам болезни, так как при ней не наступают тяжелые изменения личности, присущие непрерывнотекущей шизофрении. Рекуррентная шизофрения наблюдается у женщин значительно чаще, чем у мужчин. Болезни свойственны хорошо очерченные приступы, за которыми следуют отчетливые и достаточно глубокие ремиссии. Вероятность возникновения новых приступов болезни высока (возвратный, рекуррентны и тип).

      Динамика приступа рекуррентной шизофрении. Клиническая картина большинства приступов (как и всех острых психозов) достаточно полиморфна: в ней можно выделить синдромы аффективные (депрессивный, маниакальный) и острые бредовые (параноидный, парафренный), а также синдром помрачения сознания (онейроидный). В приступах возможно преобладание одного из названных синдромов, но значительно чаще бывает синдромальная полиморфность (смена синдромов в течение приступа). При повторных приступах их клиническая картина может быть идентичной предыдущим (клише), но чаще наблюдаются различные типы (варианты) приступов. Ниже подробно описана последовательность развития «усредненного», обобщенного при ступа, а затем приведены отдельные типы приступа.

      Типичный приступ рекуррентной шизофрении развертывается не хаотично, а в определенной последовательности (стереотип). В инициальном периоде настроение неустойчивое: то повышенное — с гиперактивностью, повышенной самооценкой, экзальтацией, то пониженное — с вялостью, рассеянностью, обидчивостью, капризностью, чувством не полноценности. Из-за резко повышенной чувствительности даже не значительные конфликты приобретает сверхценное звучание, сообщая состоянию реактивную окраску. Колебания аффекта беспорядочны, час то происходят на протяжении нескольких часов. Эти явления сопровождаются головными болями, неприятными ощущениями в области сердца, парестезиями, расстройствами сна. При депрессии наблюдаются анорексия, тошнота, запоры, постепенно нарастают взбудораженность, бессонница.

      В дальнейшем на фоне этих колебаний аффекта появляются тревога, страх, чувство измененния я и окружающего. В одних случаях страхи остаются неопределенными, беспредметными, в других возникает отрывочный острый параноид с растерянностью, фрагментарным чувственным бредом преследования и соответствующим бредовым поведением. Состояние изменчиво; возможны короткие .светлые промежутки с критикой своих переживаний. При дальнейшем развитии картины приступа появляются ложные узнавания, бред инсценировки (интерметаморфоза), отдельные идеаторные автоматизмы. Больным кажется, что вокруг творится нечто непонятное, специально для них разыгрываемое. Вскоре происходит фантастическое преобразование бреда: воспоминаниям, прежним знаниям, окружающим явлениям и реально происходящим событиям придается фантастический смысл.

      В этот период в зависимости от преобладающего аффекта содержание фантастического бреда становится то экспансивным (величие, особая роль в мире), то депрессивным (идеи виновности с оттенком громадности). Возникают моторные (кататонические) расстройства в виде то внезапной общей заторможенности, то возбуждения с экзальтацией, восторженной патетической жестикуляцией, ускоренной речью. На высоте приступа развиваются иллюзорно-фантастическая дереализация и. деперсонализация (прежнее представление о собственной личности заменяется фантастическим перевоплощением; больной живет в фантастическом мире, на иной планете, в космосе и т. д.). Нарастает онейроидный синдром с грезоподобным фантастическим бредом, отрешенностью, кататоническими расстройствами. Переход к онейроидной кататонии означает кульминацию приступа рекуррентной шизофрении.

      Обратное развитие типичного приступа может быть постепенным или сравнительно быстрым. Обычно со стремительностью кризиса «размывается» симптоматика онейроидного помрачения сознания, однако значительно дольше остаются аффективные расстройства — чаще неустойчивая депрессия, реже гипомания. Критика к острому этапу приступа восстанавливается постепенно; некоторое время, особенно по вечерам фрагментарно наплывают и быстро исчезают фантастические образы. В связи с этим на какой-то срок сохраняется и разидуальный бред. В дальнейшем критика к острому периоду восстанавливается полностью. Остаточные депрессивные явления сопровождаются повышенной чувствительностью, тревожными опасениями за будущее, неуверенностью в своих силах.

      Разнообразие клинической картины приступов рекуррентной шизофрении связано с тем, что в зависимости от быстроты их развития и интенсивности отдельные синдромы могут доминировать и стабилизироваться на более длительное время:

      Онейроидно-кататонический тип приступа. При относительном преобладании кататонических расстройств онейроидное помрачение сознания развивается быстро и так же критически разрешается. Аффективные нарушения крайне лабильны; большое место в клинической картине занимают страх, экстаз. Приступ непродолжителен. Качество ремиссий высокое.

      Онейроидно-аффективный биполярный тип приступа (циркулярная шизофрения). Синдромально очерченные фазы депрессии либо мании, как правило, сменяют одна другую, предваряя и завершая онейроидный эпизод. Депрессия может быть и неглубокой (циклотимического уровня), и тяжелой, а по своей структуре — адинамической и либо дисфорической («брюзжащая»), ажитированной, тормозной (простая меланхолия), деперсонализционной, ипохондрической, с навязчивостями. Менее разно образны маниакальные состояния. Могут «промелькнуть» иллюзорные и бредовые расстройства, но решающая роль остается за аффективными нарушениями. Аффективные приступы рекуррентной шизофрении, как правило, биполярны, но существует и особая группа монополярных приступов.

      Депрессивно-параноидный (монополярный) тип приступа. Медленное развитие без полярных колебаний аффекта. В инициальном периоде наблюдаются суточные колебания, меланхолическая деперсонализация, бредовые идеи самоуничижения (собственной малоценности). Наряду с этим уже в самом начале депрессия сочетается с тревогой, посте пенно нарастающими идеями отношения. Манифестация приступа сопровождается бредом самообвинения, расстройством сна, ажитацией вплоть до раптоидных состояний. Клиническая картина быстро усложняется стремительным развитием симптомов, выходящих за рамки чисто аффективных: бредовое восприятие окружающего, бред значения, осуждения. В картине приступа начинает преобладать аффект страха. При прогрессирующем развитии приступа нарастает образность бреда, он становится фантастическим, отмечаются отдельные кататонические растройства, явления психического автоматизма, бред физического воз действия. На высоте приступа развиваются бред инсценировки, иллюзии двойников, синдром Катара (меланхолическая парафрения). В отдельных случаях возможно онейроидное помрачение сознания. Приступ значительно более затяжной, чем описанные выше типы приступов.

      Транзиторные приступы. При более легком течении шизофрении при ступы болезни бывают кратковременными, транзиторными. Их картина сходна с развернутыми приступами рекуррентной шизофрении (кататононейроидные, депрессивно-параноидные состояния, острый параноид), однако длительность не превышает 1 — 2 нед (иногда всего несколько дней).

      Аментиформный приступ (фебрильная кататония). Встречается сравнительно редко. Кататонический приступ, начинаясь по обычным закономерностям, осложняется нарастанием температуры, значительными нарушениями метаболизма, повышенной ломкостью сосудов. Клиническая картина становится аментиформной. Фебрильная кататония — единственная форма шизофрении, угрожающая смертью (отек и набухание мозга). Такое атипичное течение связано с гиперергической реакцией организма и относится к осложненным формам (возможно при рекуррентной и шубообразной шизофрении).

      Структура рекуррентной шизофрении в целом. Основной массе случаев периодической (рекуррентной) шизофрении присуща полиморфность приступов. Редко наблюдаются одинаковые приступы (клише) онейроидно-кататонического или аффективного (циркулярного) типа. Обычно первые приступы стертые, аффективные и нередко не распознаются. Первые манифестные приступы наиболее глубокие, сопровождаются фантастическим бредом и онейроидным помрачением сознания. В дальнейшем приступы уже менее глубокие, без помрачения сознания, с депрессией или манией с фантастическим бредом. В конечном итоге клиническая картина отдаленных приступов становится все более простой (аффективной). Одновременно происходит удлинение приступов, «размывание» их границ в результате постоянных аффективных колебаний в межприступных промежутках. Если понятие «полиморфность» применимо к клинической картине в целом (несходство чередующихся приступов в течение жизни у одного больного), то не в меньшей степени оно пригодно для описания каждого отдельного приступа (подобных приступов даже большинство). Приступ сам по себе становится «смешанным» состоянием, настолько велики его лабильность, изменчивости интенсивности и удельного веса отдельных симптомов (особенно аффективных), легкость присоединения к эмоциональным и бредовым синдромам растерянности, сновидного расстройства сознания. Частота приступов в течение болезни различна. Иногда больной переносит за всю жизнь один приступ, однако обычно их наблюдается несколько. Возможна смена (серия) приступов, разделяемых кратко временными и неполными ремиссиями. Серия из двух или нескольких отдельных приступов возможна в молодом (18-25 лет) и даже зрелом (45-50 лет) возрасте.

      Ремиссия при рекурентной шизофрении во многом зависит от вида и частоты приступов, возраста, в котором манифестирует заболевание.

      Изменения личности при рекуррентной шизофрении, наступающие обычно после повторных приступов, определяются снижением активности, появлением сенситивности, обидчивости, ранимости. Все эти явления, относящиеся к широкому кругу астенических личностных сдвигов, сопровождаются известным ослаблением контактов, интересов. Сами больные замечают сдвиги в своем характере, связывают их с перенесенным приступом заболевания. Если такое критическое субъективное восприятие отсутствует, то снижение активности подмечают окружающие. Другие расстройства в ремиссиях — аффективные нарушения в виде полярных колебаний аффекта (тимопатическая ремиссия). Более отчетливые изменения личности наблюдаются тогда, когда в картине приступа большее место занимают явления психического автоматизма, фантастический бред более стоек и не сопровождается изменением сознания. Такие приступы бывают в случаях, занимающих промежуточное положение между рекуррентной и шубообразной формами шизофрении. Более прогредиентны случаи с многолетними, затяжными приступами (тип continue).

      Приступообразно-прогредиентная (перемежающе-поступательная, шубообразная) шизофрения. Эта форма самостоятельная по клиническимпроявлениям, занимает как бы промежуточное место между непрерывнотекущей и рекуррентной формами шизофрении. Часть е

      www.medkrug.ru