Психические расстройства при циррозе печени

Поражение нервной системы при заболеваниях печени

Поражение нервной системы при заболеваниях печени — Элитное лечение в Европе

НЕВРОЛОГИЯ — EURODOCTOR.ru -2005

Заболевания печени и желчевыводящих путей нередко осложняются нервно-психическими расстройствами. Клиника их определяется формой т тяжестью основного заболевания — холецистита, желчно-каменной болезни, механической желтухи, цирроза печени. В основе всех нервно-психических симптомов при поражении печени лежит интоксикация. Поскольку печень — один из главных органов по очистке организма от шлаков, то нарушение ее функции неизбежно приводит к накоплению токсических продуктов обмена веществ. В биохимических анализах крови при большинстве печеночных заболеваний может обнаружиться повышение билирубина, холестерина, желчных кислот; нарушается обмер фибриногена, витаминов С и К, что ведет к патологии свертываемости крови и увеличению проницаемости сосудов. Это, в свою очередь, является причиной отека головного и спинного мозга, проникании в него токсичных продуктов распада билирубина и желчных кислот.

Наиболее частым проявлением такой интоксикации является неврастения. Этот синдром может проявляться в двух вариантах — «раздражительном» (повышенная возбудимость с гневливостью и несдержанностью в эмоциях, неустойчивость эмоций и двигательная подвижность) и «заторможенном» (физическая и психическая утомляемость, обидчивость, мнительность). Для неврастении так же характерно нарушение сна в различных его вариантах — расстройство засыпания или пробуждения, поверхностный и тревожный сон. Больные обычно жалуются на головную боль, ощущение тяжести в голове, головокружение, а так же давление в области сердца, сердцебиение, расстройства в половой сфере (импотенция, нарушение менструального цикла). При более выраженной интоксикации (например, при механической закупорке камнем желчных протоков и развитии острой желтухи) возможно развитие энцефалопатии. Первые ее симптомы сходны с неврастеническими проявлениями — слабость, вялость, раздражительность, — однако достаточно быстро нарастает заторможенность, снижение мышечного тонуса и потеря рефлексов, с дальнейшей потерей сознания. Лечение этого состояния должно быть как можно более быстрым, поскольку, даже после выведения из комы, возможно появление остаточных интеллектуальных и эмоциональных нарушений в результате отравления билирубином.

Другим важным симптомов нервно-психического поражения при заболеваниях печени может быть появление кожного зуда, что обычно свойственно для застоя желчи в печени или желчном пузыре (при холестазе или желтухах). Чувство жжения и зуда в какой-либо части тела вызывает желание «все с себя снять»; возможно появление ощущения прохождения электрического тока в позвоночнике или горячих волн по телу. Объясняются эти расстройства чувствительности токсическим действием билирубина. При хроническом печеночном заболевании с застоем желчи возможно, постепенное расширение зон нарушения чувствительности, а так же постепенное присоединение чувство онемения в мышцах, похолодания кончиков пальцев на кистях и стопах. Наряду с этим появляется изменение формы ногтей на руках и ногах — их утолщение и потемнение, — что говорит о хронической печеночной интоксикации.

Лечение нервно-психических проявлений при печеночной патологии напрямую связано с лечением основного заболевания — печени или желчных путей. Лечение должно быть направлено на устранение интоксикации (капельницы с глюкозой, гемодезом и другими детоксикационными растворами), нормализацию секреторной функции печени и отток желчи, профилактику вторичных воспалительных нарушений органов брюшной полости.

+7 (925) 66-44-315 — бесплатная консультация по лечению в Москве и за рубежом

neurology.eurodoctor.ru

Психические нарушения при соматических заболеваниях (часть 2)

Циррозы печени всегда сопровождаются психически­ми расстройствами, клинические особенности которых зави­сят от вида цирроза, длительности, этапа заболевания и ха­рактера его клинических проявлений (наличие желтухи, ас­цита, желудочно-кишечного кровотечения). Наиболее ти­пичными психическими нарушениями при циррозах печени являются астения с выраженными вегетативными расстрой­ствами, постепенно нарастающие явления психоорганиче­ского синдрома, характерологические сдвиги, а также перио­дически наступающие нарушения сознания.

Астения может быть первым клиническим проявлени­ем болезни. На более ранних этапах она характеризуется слабостью, повышенной раздражительностью, утомляемо­стью, снижением настроения. Особенностью астенического синдрома является выраженность массивных вегетативных расстройств в (виде приступов тахикардии, потливости, ги­перемии кожных покровов, возникающих чаще при волне­нии). Типичным является также нарушение сна, нередко с приступами сонливости днем, парестезии рук и ног с чувст­вом онемения, «ползания мурашек», а также тремор пальцев рук. Возможны остро возникающие болезненные судороги икроножных мышц. Бессонница ночью может быть обуслов­лена мучительным кожным зудом, усиливающимся в ночное время. Зуд чаще всего возникает на фоне желтухи, а при билиарном циррозе является ранним симптомом болезни еще до развития желтухи.

При наличии повторных кровотечений в случаях цир­роза с явлениями портальной гипертензии у больных появля­ется страх перед возможным кровотечением. При этом боль­ные фиксируют свое внимание на неприятных ощущениях, пытаются, вопреки советам врача, ограничить движения, с тем, чтобы предотвратить кровотечение. При утяжелении со­стояний на более отдаленных этапах цирроза астения характеризуется адинамией, безразличием к окружающему, сон­ливостью. У больных могут появиться мысли о плохом к ним отношении окружающих, желании избавиться от них. В про­цессе болезни постепенно нарастают явления психооргани­ческого синдрома в виде повышения истощаемости, сниже­ния памяти, инертности мышления, обстоятельности, склон­ности к детализации. На этом фоне при нарастании интокси­кации возможны пароксизмальные расстройства в виде веге­тативных кризов, нарушений сенсорного синтеза, кратковре­менных расстройств сознания по типу особых состояний сознания, амбулаторного автоматизма. Об особой тяжести соматического состояния свидетельствует нарастание оглу­шения вплоть до комы. В процессе болезни происходит не только заострение имеющихся характерологических качеств, но и нарастание таких личностных особенностей, как обид­чивость, подозрительность, пунктуальность, требование к себе особого внимания, ворчливость, склонность к конфлик­там с истерическими формами реагирования (дрожь в теле, «ком в горле», потливость, тахикардия); возможен также па­тологический аффект.

Психозы при циррозах печени практически не встре­чаются. Психические нарушения на ранних этапах заболева­ния следует дифференцировать от невротических рас­стройств.

Токсическая дистрофия печени является гепатоцеребральной патологией и всегда сопровождается психическими нарушениями с развитием комы. Медленное или острое раз­витие комы зависит от темпа дистрофии печени. При мед­ленном течении коматозного состояния различаются про­дромальный (1-2 нед.), прекоматозный (от нескольких часов до 1-2 дней) периоды и этап глубокой комы. При остром течении комы продромальный период значительно короче (1-4 дня), а коматозное состояние с быстрым переходом в глубокую кому заканчивается летально через 1-3 дня.

Предвестниками токсической дистрофии печени (ча­ще при острой желтой атрофии печени в результате болезни Боткина) являются кратковременные обморочные состояния, приступы удушья, головокружение, потливость, даже при нахождении больного в постели, а также икота, зевота, тош­нота, рвоты, нарушение сна. У одних больных прекоматозный период сопровождается резкой головной болью, бессон­ницей на фоне оглушения, остро нарастающим двигательным возбуждением с бессвязностью речи, дезориентированностью в окружающем, реже — устрашающими зрительными и слуховыми галлюцинациями, колебаниями настроения, при­ступами тоски, страха смерти. У других прекоматозное со­стояние характеризуется, заторможенностью, сонливостью, переходящей в спячку. Подобное состояние может сменяться возбуждением. Больные застывают в неудобной позе или выполняют однообразные движения в пределах постели, по­вторяют услышанные слова. Речь становится скандирован­ной. В дальнейшем оглушение переходит в сопор и кому, вслед за которой чаще всего наступает смерть.

В клинической картине прекоматозного состояния большое место занимают неврологические расстройства. Возможны эпилептиформные припадки. Очень редко до на­растания явлений оглушения возможно развитие кратковре­менных делириозных и аментивных состояний, а также де­прессии с замедлением движений и речи. В редких случаях токсическая дистрофия печени сменяется постнекротическим циррозом. Причиной психических нарушений является ин­токсикация.

Психические нарушения при ревматизме встречаются чаще всего в форме неврозоподобных расстройств, реже — острых и затяжных ревматических психозов, а также кардиогенных психозов. Условно выделяется ревматическая эпи­лепсия. В процессе болезни формируются интеллектуально-мнестические нарушения и личностные сдвиги. Ведущим и как бы сквозным при ревматизме является астенический синдром с явлениями раздражительной слабости и истощаемостью. Ревматическая астения сопровождается большой утомляемостью, потерей трудоспособности, непереносимо­стью яркого света, шума, несдержанностью, аффективными вспышками, нетерпеливостью, эмоциональной лабильно­стью. При утяжелении состояния появляются сонливость, иногда упорная бессонница, возможны сильные головные боли.

Астеническая симптоматика нарастает постепенно, так что при первом приступе она иногда еще недостаточно выражена. Особенности и длительность астении зависят от течения основного заболевания. Астеническая симптоматика более выражена при ревматической хорее. При тяжелом те­чении ревматизма астения может сочетаться с особыми истероформными реакциями в виде аффективных приступов с плачем, криком, афонией, ощущением онемения частей тела, изменением сознания по типу истерического сумеречного состояния, пуэрилизма. Ревматическая астения иногда со­провождается фобиями. Содержание страхов ограничивается преимущественно страхом смерти, боязнью сердечного при­ступа. Последние сопровождаются тахикардией, затруднени­ем дыхания, потливостью, дрожью в теле, чувством сдавления в груди. При ревматизме возможны ипохондрические расстройства в виде фиксации на своем состоянии, иногда возникает изменение восприятия собственного тела, ощуще­ние чуждости частей тела, лица. Астения при утяжелении соматического состояния сопровождается более выраженны­ми эмоциональными расстройствами в виде приступов эйфо­рии, многоречивостью, нарушением сна, отвлекаемостыо, непризнанием своей болезни, подвижностью, а также эпизо­дическими астенодепрессивными состояниями с вегетатив­ной лабильностью, усиливающимися к вечеру.

medichelp.ru

ЦЕНТР СПЕЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ЭКСПЕРТИЗ

125009, Москва, Тверская, д.20, стр.1, – тел.8(499)647-80-32, [email protected], учреждение судебной экспертизы

Специфические психосоматические расстройства при заболеваниях пищеварительной системы

При заболеваниях печени, желудочно-кишечного тракта постепенно возникают раздражительность, бессонница, эмоциональная неустойчивость, временами — ипохондричность, канцерофобия.

Психосоматические расстройства при заболеваниях печени

В давние времена печень считали средоточием жизненной силы, души, любви и гнева. Принося в жертву печень животных, думали, что с ее помощью можно предсказывать будущее. Наилучшим свидетельством этого служат модели печени из глины, сделанные жителями Вавилона. Выражением убежденности в существовании тесных связей между функцией печени и человеческой психикой являются взгляды на гуморальную патологию и науку о дискразии, а реминисценцией являются до наших дней употребляемые выражения «меланхолия» и «холерик». О том, как глубоко в воображении человека печень связывалась со сферой психических переживаний, свидетельствует также выражение «он излил свою желчь». В народной медицине печень считали средоточием наслаждений, и во время бракосочетания и на других веселых церемониях гостям подавали по кусочку печени. Развитие знаний в XVIII и XIX веках повлекло за собой отход от гуморальной науки, а печень была низведена до роли «большой фабрики желчи».
В результате тщательных исследований Zilling, Adams и Foley пришли к выводу о существенных связях между печенью и психическими расстройствами. Впрочем, уже в работах Morgagni, Bright и Frerichs описаны выраженные психические расстройства при хронических и острых поражениях паренхимы печени. Еще в 1896 году психиатр Wagner-Jauregg предполагал, что кишечная аутоинтоксикация может быть причиной определенных психических расстройств. О правильности этого взгляда говорят наблюдения последних лет.
Заболевания печени сопровождаются дисфорическими расстройствами и гипнагогическими галлюцинациями.
При циррозе печени с выраженными клиническими проявлениями (желтуха, асцит, желудочно-кишечные кровотечения) из психических нарушений на первый план выступают астенические расстройства с дисфорическими включениями в виде злобности, раздражительности, патологической пунктуальности, угнетенности, требования к себе повышенного внимания. Кроме того, наблюдаются выраженные вегетативные расстройства с приступами сердцебиения, потливости, колебаний артериального давления, покраснения кожных покровов при эмоциональных переживаниях. Характерны также кожный зуд, бессонница, чувство онемения конечностей. При утяжелении состояния нарастает оглушение, которое в последующем переходит в сопор, а иногда и в кому.

Коротко остановимся на проблеме так называемой портокавальной энцефалопатии у больных циррозом печени, которая может проявляться спонтанно при значительном развитии коллатерального кровообращения, а также после операций с наложением портокавального анастомоза. Существует мнение, что у больных циррозом печени аммиак, образующийся в кишечнике из белковых веществ, содержащих азот, переносится коллатеральным кровообращением непосредственно в систему нижней полой вены. Таким образом часть аммиака попадает непосредственно в мозг, минуя нормальный путь обмена в печени, и поражает его. До сих пор окончательно не выяснено, в чем здесь дело: только ли в аммиаке или и в других токсичных веществах (речь идет, например, об аминах, а также фенолах). Основная роль в образовании аммиака принадлежит бактериям (в норме имеющимся в ободочной кишке), которые при циррозе печени встречаются и в тонком кишечнике.

Клиническая картина
К наиболее важным симптомам относятся спутанное сознание с дезориентацией в месте и времени, ослабление внимания, а также моторные нарушения, в частности тремор, напоминающий трепетание крыльев. Нейропсихическая симптоматика может манифестировать остро, как делирий, с нарушением сознания, дезориентацией и галлюцинациями, но чаще встречаются хронические расстройства с периодическими обострениями, с прогредиентным снижением личности и деменцией. Иногда эти патологические проявления трудно распознать, и нередки ошибочные диагнозы. Клинико-психическая картина многосимптомна и соответствует картине других органических реакций в отношении изменений личности, интеллекта, а также лабильности настроения. Симптоматика изменчива. В период ухудшения выраженными становятся характерологические нарушения, которые удается выявить еще в период ремиссии. Больные дружелюбны, большей частью слишком толерантны к себе и окружающим, часто эйфоричны и даже пуэрильны.
Они теряют чувство ответственности в отношении семьи и окружающего мира. Интеллектуальные нарушения имеют размах от незначительного ограничения умственных способностей до глубокой деменции. В начальный период колебания в статусе изо дня в день бывают поразительны. При полной сохранности сознания обнаруживается ограниченное снижение интеллекта. Так, некоторые больные не способны повторять определенные действия, особенно если они касаются ориентации в пространстве. Большую помощь при диагностике оказывает тест со спичками, из которых больной должен сложить звездочку.
Больной не может повторить показанный ему способ сложения фигуры. Он не может также повторить услышанную простенькую историю, разумно увязать отдельные события. Неспособность к простым подсчетам (например, от 100 отнять 7) приводит в отчаяние интеллигентных субъектов, так как они еще сохраняют в это время определенную самокритику и могут оценить собственную неполноценность. Почерк становится беспорядочным, неуверенным, дрожащим, пишущий не придерживается строки. Некоторые больные не могут утром одеться, путая очередность надевания отдельных предметов туалета. Особое внимание привлекают расстройства в «сфере туалета» — больной принимает одни предметы за другие. В этом случае больные часто мочатся в палате в обувь других пациентов и т. д.
Иногда возникают сексуальные нарушения с эксгибиционистскими тенденциями. Эти симптомы, однако, в большинстве случаев преходящи. Они могут появляться также в предкоматозный период, протекающий со значительным нарушением сознания и расстройствами речи (речь характерная — смазанная и невыразительная). Наблюдаются также перверация и произнесение не связанных друг с другом фраз. Нередко наступают ранние нарушения ритма сна (бессонные ночи), тремор в течение дня. Davidson и Summerskill говорят даже о состояниях, напоминающих нарколепсию. Встречаются двоение в глазах и галлюцинации, а также нарушения восприятия с макропсией. Лицо больного часто маскообразно, а взгляд характерно устремлен вдаль.
Почти всегда при этом определяются неврологические симптомы, особенно характерное дрожание, напоминающее трепетание крыльев. Почти во всех случаях имеются выраженные изменения ЭЭГ. При токсической дистрофии печени развивается коматозное состояние. Как известно, токсическая дистрофия является гепатоцеребральной патологией, и при коматозном состоянии (например, острой желтой атрофии печени при вирусном гепатите А) вначале появляются головные боли, потливость, приступы удушья, рвота, нарушается сон. В дальнейшем на фоне общего оглушения развиваются приступы психомоторного возбуждения, делириозно-аментивные расстройства с бессвязностью речи, отрывочными галлюцинаторными и бредовыми явлениями. Возможны эпилептиформные припадки. Утяжеление соматического состояния сопровождается усилением оглушения, затем наступает сопор, а в последующем — кома с возможным летальным исходом.
Очень интересна клиническая картина психических нарушений в процессе течения первичного гепатоцеллюлярного рака печени, ибо нельзя исключить влияния токсинов, продуцируемых опухолевой тканью. Одним из наиболее заметных фактов, отмеченных в последние годы, является быстрая регрессия этих симптомов под влиянием соответствующей терапии. Это лечение предусматривает очистительные средства, ограничение поступления белка, а также прием антибиотиков (неомицин и др.). Диагноз может представлять особые трудности у больных алкоголизмом (дифференцирование с белой горячкой).

Психические нарушения при печеночной недостаточности

При печеночной коме вследствие быстро наступающей печеночной недостаточности, как это наблюдается в редких случаях отравлений или при злокачественном течении вирусного гепатита, психическая симптоматика также драматична. К первому описанию, представленному Гиппократом, нельзя ничего добавить. В нем речь идет о том, что эти больные громко кричат, злобны и их невозможно усмирить. Такого рода симптомы весьма выражены у детей и юношей (иногда даже перед наступлением желтухи). Случается, что молодые больные с такими расстройствами попадают в психиатрические больницы. Появление желтухи проясняет ситуацию. После развития желтухи психические симптомы обычно регрессируют, а болезнь протекает как обычный гепатит.
Заслуживает внимания особого рода депрессия, которая наступает у больных паренхиматозным гепатитом в продромальном периоде и длительно удерживается после исчезновения заболевания. У сравнительно небольшого числа лиц, перенесших гепатит, депрессия сохраняется долго, даже годы. Это один из самых существенных симптомов так называемого постгепатитного синдрома.

Клиническая картина
По частоте симптомы распределяются следующим образом: утомляемость с большой потребностью в сне, неустойчивость настроения, чувство давления и переполнения в правом подреберье, непереносимость жирной пищи, потеря аппетита. Именно сочетание соматических и психических симптомов является причиной того, что больной попадает к врачу. Нередко это касается лиц, работающих в медицине. Такого рода больные встречаются среди студентов-медиков, санитарок, молодых врачей, которые на основании теории и практики работы с больными гепатитом знают о возможности заражения от больного в хроническом периоде болезни. В этих случаях необходимо прежде всего тщательное исследование. При функциональной гипербилирубинемии либо постгепатитном синдроме главная задача врача состоит в том, чтобы убедить больного в безвредности этого расстройства, носящего биохимический характер.
Постгепатитная гипербилирубинемия, а также варианты функциональной гипербилирубинемии (ювенильная желтуха Мейленграхта, синдром Дубина — Джонсона и т. д.) протекают часто фазно, причем нередко развивается депрессия, подобная истинным эндогенным депрессиям. Оба вида гипербилирубинемии, быть может, конституционно обусловлены. У этих больных наблюдаются также влажность рук, склонность к потливости, колебания артериального давления либо спазмы. Несомненно, ошибочно было бы считать больных, обращающихся к врачу с этими жалобами, больными неврозом. В то время как при конституциональной гипербилирубинемии имеются прежде всего функциональные нарушения, которые можно значительно смягчить соответствующей лечебной тактикой, психические нарушения при циррозе печени обратимы и доступны лечению лишь в начальный период. В этих случаях можно добиться значительных результатов длительной терапией, применяя антибиотики и ограничивая поступление белка в организм (Добжанский).

Вы должны авторизоваться чтобы опубликовать комментарий.

www.psy-expert.ru

Психические расстройства при циррозе печени

* Перевод с украинского
* Публикуется по изданию:
Каніщев А. В. Розлади психічної сфери у хворих на вірусні гепатити: еволюція досліджень та сучасний стан проблеми // Врачебная практика. — 2000. — № 3. — С. 51–54.

Изменения психики при соматических и инфекционных болезнях всегда были объектом тщательного изучения как обязательная составная часть клинической картины этих заболеваний. На протяжении многих лет при вирусных гепатитах (ВГ) исследователи наблюдали разнообразные психические нарушения. В клинике изучение особенностей течения этих заболеваний обычно ограничивалось оценкой клинических и биохимических показателей функций печени, но, по некоторым наблюдениям [14], именно нервно-психические расстройства определяют тяжесть течения ВГ.

В литературе первой половины XX века встречалось значительное количество сообщений о психотических состояниях у больных ВГ. Отмечалось, что могут встречаться сумеречные расстройства сознания, делирий, отдельные кататонические симптомы [24]. Довольно частым явлением были галлюцинаторные проявления [20].

Широкий круг психотических проявлений — синдромы помрачённого сознания, аффективные (депрессивные, маниакальные) и галлюцинаторно-бредовые психозы наблюдалось обычно при тяжёлом течении болезни [6, 15, 16, 26]. Однако галлюцинаторно-бредовые и депрессивные психотические состояния наблюдались также в продромальном периоде заболевания [9].

В зарубежной литературе того времени развитие психоза при ВГ считалось непосредственным признаком приближения печёночной комы [31]. Психотические нарушения при вирусном гепатите отмечались в различных периодах заболевания, всегда ухудшая прогноз [30]. Чаще всего встречалась депрессия, но усиление депрессии или появление других психотических состояний — маниакальных, делириозных, — встречалось значительно реже и, как правило, предвещало летальный исход [29, 30, 32].

Однако в дальнейших исследованиях основное внимание уделялось психическим нарушением непсихотического уровня. Такие нарушения не считались специфическими, но обнаруживалась типичная психопатологическая симптоматика [16]. Таким наиболее типичным психическим проявлением ВГ является, по данным большинства авторов, депрессия [5, 16, 24]. В то же время авторы по-разному оценивали место психических расстройств в клинической картине ВГ. Обычно считалось [10, 20] что психические расстройства наблюдаются у больных со сниженной функциональной способностью печени, идут параллельно со степенью тяжести ВГ и бесследно исчезают после восстановления печени. Однако согласно мнению [16], изменения психической деятельности являются не «осложнениями» в течении болезни, а характерной составной частью клинической симптоматики ВГ; параллелизм между степенью желтухи и тяжестью нарушений психики отсутствует, при этом у ряда больных эти соотношения являются обратными. Отмечалась возможность психических расстройств уже после исчезновения желтухи и нормализации печёночных функций [15, 16, 24].

Разнообразные астенические проявления занимают ведущее место в клинике преджелтушного периода заболевания, ярко выражены в его разгаре [14], кроме того, астенический синдром является одним из наиболее частых остаточных явлений после выздоровления от вирусного гепатита [11]. Выделение различных вариантов преджелтушного периода (диспептического, астено-вегетативного, гриппоподобного) является условным, поскольку признаки астении наблюдаются при любом из них [22].

Наиболее часто встречаются, по данным большинства авторов, такие симптомы: подавленное настроение, вялость, слабость, сонливость, снижение активности, эмоциональная лабильность, раздражительность [4, 8, 11, 16–18, 22]. У некоторых больных в период спада желтухи развивалась эйфория с оживлением речи, моторики, недооценкой тяжести заболевание; особенностью этого состояния была его нестойкость, переплетение с периодами раздражительности и угнетения. По другим наблюдениям того времени [16, 21], повышенное настроение у больных вирусным гепатитом не отмечалось ни разу [12, 15].

В табл. 1 приведены данные о частоте основных непсихотических нервно-психических расстройств при ВГ.

Частота основных нервно-психических нарушений у больных вирусными гепатитами по данным литературы (в %)

б) ср.-тяж. течение

в) тяжёлое течение

а) ср.-тяж. течение

б) тяжёлое течение

* – цит. по I. Magyar, 1962.

Сокращения:
Сл — слабость, вялость; Гб — головная боль; Гк — головокружение; Бс — бессонница; Сн — сонливость; Пл — плаксивость;
Рд — раздражительность; Дп — депрессия; Ап — апатия; Эф — эйфория; Эл — эмоциональная лабильность; Ст — страх.

В последнее десятилетие психические нарушения при ВГ почти не исследуются; существует лишь несколько отдельных сообщений относительно применения психотерапевтической коррекции в клинике ВГ [23, 25].

Таким образом, как свидетельствуют литературные данные, на протяжении длительного времени основное внимание уделялось психотическим нарушениям; исследование психических изменений у широкой массы больных при этом почти не проводилось.

Как оказалось впоследствии, непсихотические, пограничные психические нарушения всегда имеют место в клинике ВГ, даже если последние протекают без осложнений. Но в результатах проведённых исследований имеются значительные разногласия — как относительно частоты возникновения психических расстройств, так и относительно их качественной интерпретации. Причина этого может быть в том, что нарушения психической сферы при вирусных гепатитах изучали врачи разных специальностей — психиатры, инфекционисты, неврологи, терапевты. Таким образом, имело место принципиальное различие методологических подходов к изучению этой проблемы. Кроме того, в поле зрения психиатров попадали, как правило, пациенты с выраженными, прежде всего психотическими расстройствами психической сферы, которые госпитализировались в психиатрическую больницу; в то же время лёгкие психопатологические проявления, наблюдавшиеся у больных инфекционных стационаров, обычно оставались без внимания врачей-инфекционистов.

Но, даже делая поправку на то, что исследования проводились разными специалистами, можно предположить, что произошёл патоморфоз психопатологических проявлений при ВГ. Состояния помрачённого сознания, галлюцинаторно-бредовые психозы практически перестали встречаться при неосложнённом течении болезни; основой психопатологических проявлений стала астеническая и неврозоподобная симптоматика.

За некоторым исключением, имеющиеся исследования носили характер казуистических наблюдений. Мало внимания уделялось практической стороне проблемы — прогнозированию психических расстройств, их коррекции, изучению различных вариантов отношения больных к своей болезни и к лечению.

Тот факт, что в последнее время наблюдается почти полное отсутствие исследований по данной теме, может быть обусловлен тем, что на фоне фундаментальных открытий в области вирусных гепатитов (высокоточная иммуноферментная диагностика, новые перспективы этиотропной терапии и иммунизации) снизился интерес исследователей к клиническим проявлениям этих заболеваний в целом. Инфекционисты уже неспособны квалифицированно оценить и учесть психическое состояние больного; опыт психиатров в этой области вообще не накапливается, поскольку психиатрические консультации в инфекционной больнице ограничиваются неотложными состояниями.

Учитывая перманентную необходимость учёта психических и поведенческих изменений у больных ВГ, адекватные представления об их качественной и количественной характеристике могут быть получены лишь при проведении таких исследований квалифицированным специалистом, при использовании достаточно строгих и объективных критериев, а главное — если такие разработки избавятся от сугубо теоретической направленности и, наконец, приобретут нацеленность на решение практических повседневных вопросов, возникающих перед врачом-инфекционистом при лечении таких больных.

Литература

  1. Абрамович Д. Г. Функциональное состояние нервной системы при болезни Боткина // Врачебное дело. — 1955. — № 6. — С. 547–548.
  2. Бодрова Г. В. Изменения нервно-психического статуса и электроэнцефалограммы при тяжёлых формах вирусного гепатита // Тяжёлые формы болезни Боткина (патогенез, диагностика, дифференциальный диагноз, лечение): Труды Горьковского медицинского института. — Горький, 1976. — Вып. 78. — С. 48–54.
  3. Бодрова Г. В., Смирнов Н. В. Контроль за нервно-психическим состоянием больных при оценке тяжёлого течения вирусного гепатита // Неотложная терапия тяжёлых форм инфекционных болезней: Материалы конференции. — Горький, 1972. — С. 88–94.
  4. Ващенко М. А., Вовк А. Д., Новикова О. В. Поражения головного мозга у больных вирусным гепатитом и циррозом печени // Клиническая медицина — 1980. — Т. 58, № 10. — С. 54–57.
  5. Галант И. Б. Гепатоцеребральные заболевания в психиатрическом освещении. — Хабаровск, 1946. — 52 с.
  6. Галант И. Б. Психические расстройства при заболеваниях печени // II Всероссийский съезд невропатологов и психиатров: Материалы к съезду. — М., 1967. — С. 323–324.
  7. Гафт П. Г. Неврологические нарушения у больных эпидемическим гепатитом (болезнью Боткина). — Автореф. дис. … канд. мед. наук. — Одесса, 1961. — 16 с.
  8. Горячев К. С. Особенности астенического синдрома в продромальном периоде заболевания вирусным гепатитом // Вопросы социальной и клинической психоневрологии. — М., 1977. — С. 24–26.
  9. Дозорец Ю. Л. О нервно-психических нарушениях при безжелтушных и рецидивирующих формах болезни Боткина // Здравоохранение Белоруссии. — 1960. — № 12. — С. 23–24.
  10. Дозорец Ю. Л., Белоусова В. Н. К вопросу о невро-психических нарушениях при остром гепатите (болезни Боткина) // Клиническая медицина — 1950. — Т. 28, № 10. — С. 56–58.
  11. Иванов К. С., Лобзин Ю. В., Решетников М. М., Сергеев С. Т., Шишкин М. К. О психофизиологической характеристике структуры и динамике астеновегетативных расстройств при вирусном гепатите А // Военно-медицинский журнал. — 1989. — № 7. — С. 46–50.
  12. Кириченко Д. Ф. О нервно-психических изменениях в остром периоде болезни Боткина // Инфекционный гепатит: Сборник научных работ. — Киев, 1961. — С. 147–153.
  13. Мазурин А. В. О начальных проявлениях болезни Боткина у детей // Педиатрия. — 1955. — № 4. — С. 65–68.
  14. Михайлова А. М. Клиника и течение неврологических нарушений при инфекционном гепатите // Врачебное дело. — 1971. — № 3. — С. 145–148.
  15. Молохов А. Н. О церебральных расстройствах при эпидемическом гепатите (болезни Боткина) // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1958. — Т. 58, вып. 3. — С. 264–268.
  16. Невзорова Т. А., Коканбаева Р. Ф. О психических изменениях при болезни Боткина (эпидемическом гепатите) // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1955. — Т. 55, вып. 8. — С. 561–565.
  17. Невраева О. Г. К характеристике продромального периода болезни Боткина // Болезнь Боткина (эпидемический гепатит). — М., 1956. — С. 78–75.
  18. Невраева О. Г. Клинико-функциональная характеристика больных эпидемическим гепатитом с изучением состояния зрительных и некоторых других анализаторов. — Автореф. дис. … канд. мед. наук. — М., 1967. — 19 с.
  19. Преварская А. Д. Функциональное состояние нервной системы при болезни Боткина у детей. — Автореф. дис. … канд. мед. наук. — Киев, 1959. — 16 с.
  20. Равкин И. Г. Психопатологические симптомы при желтухе // Московский медицинский журнал. — 1927. — № 10. — С. 13–21.
  21. Сидорина В. Г. К клинике психических нарушений при эпидемическом гепатите и герпетической инфекции (простой герпес) // Вопросы клиники и профилактики эпидемического гепатита и других вирусных поражений печени и их исходов: Тезисы докладов — М., 1967. — С. 19–21.
  22. Угрюмов Б. Л., Андрейчин М. А. Астенический синдром при вирусном гепатите // Врачебное дело. — 1979. — № 2. — С. 106–110.
  23. Фицова С. В. Психотерапия в комплексном лечении вирусных гепатитов // Вирусные гепатиты и другие актуальные инфекции. — СПб, 1997. — С. 154–160.
  24. Франк Д. Б. Изменения психики при желтухе // Врачебное дело. — 1921. — № 16–21. — С. 257–261.
  25. Элькин В. М. Индивидуальная арттерапия шедеврами искусства у больных вирусным гепатитом // Вирусные гепатиты и другие актуальные инфекции. — СПб, 1997. — С. 160–167.
  26. Эфендиев Т. М. О невро-психических расстройствах при болезни Боткина // Терапевтический архив. — 1956. — Т. 28, № 8. — С. 71–72.
  27. Gust J. D., Feinstone S. M. Hepatitis A. — Boca Raton: CRC Press Inc., 1988. — 239 p.
  28. (Magyar I.) Мадьяр И. Заболевания печени и жёлчных путей. — Будапешт: Akadémiai Kiadó, 1962. — Т. 1. — 459 с.
  29. Stokes J. F., Owen J. R., Holmes E. G. Neurological complication of infective hepatitis // British Medical Journal. — 1945. — № 4427. — P. 642–644.
  30. Thorling L. Neurological complications in acute infectious hepatitis // Acta Medica Scandinavica. — 1950. — Vol. 137, f. 5. — P. 322–334.
  31. Turner R. H., Snavely J. R., Grossman E. B., Buchanan R. N., Foster S. O. Some clinical studies of acute hepatitis occurring in soldiers after inoculation with yellow fever vaccine: with especial consideration of severe attacks // Annals of Internal Medicine. — 1944. — Vol. 20, № 2. — P. 193–218.
  32. Willis G. C. Clinical experiences with 120 cases of hepatic coma // The Canadian Medical Association Journal. — 1960. — Vol. 82, № 4. — P. 191–195.

www.psychiatry.ua