Психические расстройства в период беременности

Психические расстройства при нормально протекающей беременности (клиническая структура и лечение) Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Кулиев Р.Т., Руженков В.А.,

Текст научной работы на тему «Психические расстройства при нормально протекающей беременности (клиническая структура и лечение)»

Психиатрия, наркология,, психотерапия

среднем — 54%), на долю больных с олигофренией -32% — 34% — 27% — 26% (в среднем 30%); удельный вес больных с органическим поражением головного мозга составил 15% — 13% — 14% — 14% (в среднем -14%).

Если среди лиц, находящихся на принудительном лечении 54% больных шизофренией не вызывает сомнений, то 6% больных с шизофренией среди лиц, находящихся в местах лишения свободы, вызывают определенный вопрос.

Также вопрос вызывают и больные с умственной отсталостью. Среди олигофренов, отбывающих срок, лица с выраженной дебильностью и имбецильностью составляют до 27%; среди проходящих принудительное лечение больных с аналогичной патологией — в среднем 52%.

Среди освидетельствованных с психическими нарушениями, находящихся в местах лишения свободы и признанных судом вменяемыми, 22% больных признаются инвалидами 2 группы; 6% страдают шизофренией и требуют активного лечения; 27% страдают олигофренией в степени выраженной дебильно-сти или имбецильности.

Среди освидетельствованных с психическими нарушениями, находящихся на принудительном лечении и признанных судом невменяемыми, до 16% больных имеют незначительные или умеренные нарушения психических функций и, по нашему мнению, должны отбывать наказание.

Хотелось бы обратить внимание не столько на больных, необоснованно, по нашему мнению, находящихся на принудительном лечении, сколько на тех, которые находятся в местах лишения свободы. Эти больные-инвалиды не должны подвергаться наказанию, а должны получать своевременную адекватную специализированную психиатрическую помощь.

ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ПРИ НОРМАЛЬНО ПРОТЕКАЮЩЕЙ БЕРЕМЕННОСТИ (КЛИНИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И ЛЕЧЕНИЕ)

Р. Т. Кулиев, В.А. Руженков

Белгородский ГНИУ, Россия

E-mail авторов: [email protected]

Физиологически протекающая беременность оказывает определенное влияние на психику женщины (Кочнева М.А., 1990) и рассматривается как кризисная ситуация (Анфиногенова Н.Г., 1986; Кочнева М.А., 1990; Айламазян Э.К., 1993; Ш^1ег М., 1981). Считается, что при первой беременности сам факт ее возникновения создает большие психологические проблемы — у 70% женщин обнаруживаются нарушения психического статуса, преимущественно невротического регистра (Кочнева М.А., 1990), значительную часть среди которых составляют депрессивные расстройства (Ке11у КН. е! а1., 2001; Веппе! Н.А. е! а1.,

2004). Несмотря на наличие публикаций о психическом статусе беременных, до настоящего времени не выяснена клиническая структура психических расстройств при физиологически протекающей беременности, не уточнена роль индивидуально-личностных, социально-средовых и эндокринных факторов в их генезе и динамике. В связи с этим целью исследования была разработка рекомендаций по лечению психических расстройства у беременных на основе верификации их клинической картины.

Для реализации поставленной цели нами в течение 2010-2011 гг. клинико-психопатологическим и психометрическим методами обследовано 450 женщин с беременностью, протекающей без серьезных осложнений на всем ее протяжении. Установлено, что в 121 (26,9%) случае диагностировались клинически очерченные психические расстройства: в большинстве случаев — 63 (14,0%) невротические, связанными со стрессом и соматоформные расстройства, на втором месте 2,9% — расстройства зрелой личности и поведения у взрослых, третьем — 2,7% случаев — аффективные расстройства настроения, несколько реже — 2,4%, органические, включая симптоматические психические расстройства. Реже диагностировались: алкоголизм 12 клиническая стадия (2%), шизофрения и шизотипи-ческое расстройство (1,1%) и легкая умственная отсталость (1,8%). Характерной особенностью выявленных психических расстройств оказался тот факт, что в большинстве случаев 100 (73,0%) они формировались задолго до настоящей беременности и подавляющее большинство — 65 (65%) пациенток не обращались к врачу-психиатру государственной психиатрической службы. Установлено, что значительная часть выявленных психических расстройств отражает известную распространенность их в населении (алкоголизм, расстройства личности, аффективные расстройства настроения, шизофрения и шизоти-пические расстройства).

При органических психических расстройствах, представленных отдаленными последствиями черепно-мозговой травмы с неврозоподобным и психопа-топодобным синдромом после начала беременности на фоне астении и эндокринных сдвигов наблюдалось обострение симптоматики, подавленное настроение и тревога.

При алкоголизме, в силу запрета употребления алкоголя (лечение, «кодирование», угроза разрыва отношений) и определенной социальной изоляции возникали тревожно-субдепрессивные адаптационные реакции, требующие психофармакологической коррекции (антидепрессанты группы СИОЗС и ноо-тропы).

При эндогенных психических расстройствах (шизофрения, аффективные расстройства настроения) при нормально протекающей беременности, сама беременность не приводила к обострению, а имеющиеся психические расстройства подчинялись внутренней логике развития.

При невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройствах социальные фобии и специфические (изолированные) фобии формировались задолго до беременности (в детском и подрост-

21, 2012 Тюменский медицинский журнал

Психиатрия, наркология, психотерапия

ковом возрасте) и в силу эндокринных сдвигом при беременности и астении, обострялись и нарушали в некоторой степени социальное функционирования беременных. При других тревожных расстройствах (генерализованном тревожной и смешанном тревожном и депрессивном) обследуемые с раннего детства обследуемые отличались повышенной тревожностью, мнительностью, восприимчивостью, с трудом адаптировались в новой обстановке. Клиническая картина расстройства формировалась к подростковому возрасту, и в период беременности наступало обострение симптоматики. Расстройства адаптации (кратковременная депрессивная и смешанная тревожная и депрессивная реакции) формировались в период беременности и были связанны с неразрешимыми конфликтами и психическими травмами.

При соматоформной вегетативной дисфункции в период беременности отмечалось обострение симптоматики, присоединилась тревожность, боязнь вегетативных приступов. При усилении тревоги пациентки принимали феназепам.

При неврастении, с конца первого триместра беременности усиливалась астения, появлялась повышенная слезливость, раздражительность, нарушался сон, возникали тревожные опасения.

Во всех случаях пациентки посещали сеансы психотерапии, при недостаточной эффективности -назначались малые дозы антидепрессантов (СИОЗС), ноотропы, редко — транквилизаторы и малые нейролептики.

Таким образом, в результате исследования установлено, что у женщин при физиологически протекающей беременности в 26,9% случаев обнаруживаются психические расстройства (3,8% — эндогенные, 2% — алкоголизм, 1,8% — умственная отсталость и 19,3% — пограничные психические расстройства). В большинстве случаев они формировались задолго до беременности и в ее период под влиянием нейроэн-докринных сдвигов обострялись, что требовало назначения терапии. В ряде случаев, при конфликтных межличностных отношениях матери и отца ребенка, сама беременность выступала в качестве психотрав-мирующего фактора и обусловливала формирование расстройств адаптации. На синдромальном уровне, вне зависимости от клинической принадлежности симптоматики, доминировали депрессивные и тревожно-депрессивные состояния. В значительном числе случаев при пограничных психических расстройствах у беременных показана психотерапия и психофармакотерапия, показавшие хорошую эффективность.

НЕКОТОРЫЕ ФАКТОРЫ И СТРУКТУРА АГРЕССИВНОСТИ У ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА, ВЫЯВЛЕННЫЕ В УСЛОВИЯХ ДНЕВНОГО СТАЦИОНАРА ЦЕНТРА РАЗВИТИЯ РЕЧИ

С целью выяснения роли зкзогенных факторов в слагаемых причинах нарушений поведения у детей дошкольного возраста, в том числе агрессивных форм, проведён анализ взаимоотношений в семье у пациентов дневного стационара центра развития речи.

Изучались амбулаторные карты, анамнез, динамика и период непосредственного контакта с ребенком и одним из его родителей или опекуном. Методом статистического учета за период с сентября 2011 года по февраль 2012 года (6 мес.) изучено 80 случаев.

Известно, что структура семьи,

взаимоотношения между её членами, стиль воспитания, культурное и религиозное своеобразие влияют на формирование психики ребенка и могут вызывать различные формы отклоняющегося поведения.

Из 80 случаев агрессивные проявления были зарегистрированы у 54 пациентов (68%): 38 мальчиков — 47,5% и 16 девочек — 20%).

Существует два приемлемых определения агрессии: первое основано на оценке поведения, агрессия — это любой вид поведения, приносящего вред другому; второе определение базируется на понятии намерения : агрессия — это любое действие, имеющее целью причинение вреда другому (Колберг Л., Гарвардский университет). Полученные данные по изучению агрессии у 54 пациентов были распределены в 4 группы с условными обозначениями «А», «В», «С», «Д».

Групп Стиль поведения Число агрессивных детей (%)

а родителей Мальчики (47,5%) Девочки (20,5%)

«А» Низкий уровень снисходительности, низкий уровень склонности к наказаниям 6,3 5

«В» Низкий уровень снисходительности, высокий уровень склонности к наказаниям 10 2,5

«С» Высокий уровень снисходительности, низкий уровень склонности к наказаниям 12,5 5,5

«Д» Высокий уровень снисходительности, высокий уровень склонности к наказаниям. 18,7 7,5

Поскольку снисходительность (степень готовности родителей прощать) сама по себе не способствует возникновению тревоги( относительно как уже совершенных проступков, так и замышляемых), можно было бы ожидать, что агрессивность окажется пропорциональной снисходительности матери(отца). Аналогично, поскольку наказания подавляют неже-

cyberleninka.ru

Психологические проблемы при беременности

Психические расстройства, связанные с деторождением, — распространенная проблема, причем к ним относят как новые эпизоды, специфически связанные с деторождением, так и рецидивы имеющихся заболеваний.

Беременность и деторождение оказывают психологическое и физиологическое воздействие на жизнь женщины. Исследования показали, что рождение ребенка связано с выраженным увеличением частоты и распространенности психических расстройств, хотя точные этиологические причины остаются неясными. Постнатальную депрессию обнаруживают у 10-15% матерей. Послеродовой психоз встречают реже — 2 случая на 1000 родов. Хронические психические заболевания наблюдают у приблизительно 2% женщин, пользующихся акушерской помощью.

Легким кратковременным депрессивным расстройством часто с тревогой (грусть) страдает основная часть женщин (50-75%), у которых развиваются постнатальные психические расстройства. Риск развития тяжелого психического заболевания — тяжелого депрессивного расстройства или послеродового психоза — значительно возрастает, особенно в первые 3 мес после родов. Относительные риски (RRs) в сравнении с остальной частью женской популяции можно суммировать следующим образом:

  • развитие тяжелого депрессивного расстройства после родов — RRx5;
  • необходимость посещения психиатра — RRx7;
  • необходимость госпитализации из-за развития психоза в первые 3 мес после родов — RRx324.

Относительный риск развития нового тяжелого психического расстройства во время беременности ниже, чем в других случаях, однако во время беременности может обостриться или впервые возникнуть обсессивно-компульсивное расстройство.

Основная причина материнской смертности в Великобритании — психическое заболевание, приводящее к суициду. Во время беременности и в течение 42 сут после родов показатели смертности от суицида очень низки, но через 6 нед-12 мес после родов они возрастают в 3 раза. Однако показатели смертности от суицида в течение года после родов значительно ниже, чем у небеременных (при беременности и до 42 сут после родов RR — 0,09; от 6 нед до 1 г после родов — 0,31). Женщины, совершающие самоубийство, делают это жестоким способом, а не в виде «крика о помощи».

Послеродовое психические заболевание

Психические расстройства после родов в зависимости от степени тяжести делят на три категории:

  • синдром «материнской грусти»;
  • послеродовая депрессия;
  • послеродовой психоз.
  • Синдром материнской грусти

    Синдром материнской грусти — малое кратковременное расстройство настроения, возникающее у 50-75% женщин в первую неделю после родов. Женщины в ранний послеродовой период испытывают как легкое возбуждение, так и депрессивные эпизоды. Причины «материнской грусти» остаются неизвестными, в литературе описывают противоречивые факторы, например гормональные изменения, следовательно, диагностические тесты отсутствуют.

    «Материнская грусть» вызывает значительный дистресс у матери, но обычно не требует специального лечения, кроме успокоения. В ранний послеродовой период симптомы обычно длятся от нескольких часов до нескольких дней — слезливость, бессонница, раздражительность, нарушение концентрации внимания, стремление к уединению и головная боль. «Материнскую грусть» не считают послеродовым депрессивным расстройством, она кратковремен-на. При сохранении симптомов необходимо думать о послеродовой депрессии.

    При ярко выраженных или длительных симптомах проводят дифференциальную диагностику с продромальными проявлениями послеродового психоза, который часто начинается в тот же самый период. Если симптомы сохраняются более 2 нед, вероятен диагноз депрессии.

    Послеродовая депрессия

    Послеродовая депрессия — любое непсихотическое депрессивное заболевание легкой и средней тяжести, возникающее в течение первого года после родов. Пик начала депрессии — первые 6 нед после родов. Метаанализ практически 60 исследований выявил распространенность послеродовой депрессии — 13%. Страдания, вызываемые депрессией, очень серьезные, и часто их недооценивают. Из-за своей чрезвычайной распространенности послеродовая депрессия особенно важна, она возникает в критический период жизни матери, ребенка и семьи. Важно не применять термин «послеродовая депрессия» для обозначения всех психических заболеваний после родов.

    Установлены психологические и биологические факторы. Их используют профессиональные работники здравоохранения для выявления женщин с возможной послеродовой депрессией для раннего обследования и лечения. Каждый последующий эпизод заболевания в послеродовом периоде может начинаться раньше, чем предыдущий.

    Рано начавшаяся депрессия частично имеет эндокринную причину. После родов возникают серьезные эндокринные изменения циркулирующих половых гормонов. Ось гипоталамус-гипофиз должна приспособиться к внезапной потере плаценты, восстановить функции регуляции работы яичников и обеспечить лактацию. Эстрогены обладают свойством поднимать настроение. Обнаружено их превосходство перед плацебо при лечении послеродовой депрессии, а у женщин, вынашивающих ребенка, они действуют как антидепрессанты. Однако механизм действия остается неясным. В качестве причины установлено нарушение регуляции кортизола.

    Диагноз послеродовой депрессии не устанавливают в 50% случаев. Клиническая картина аналогична другим типам депрессии, однако для послеродовой депрессии характерны:

  • трудности с практическим воспитанием младенца — уход или кормление;
  • чувство вины от того, что женщина не справляется со своими обязанностями;
  • выражение чрезмерного беспокойства о здоровье ребенка.
  • Лечение такое же, как и при депрессиях другой этиологии. Показан прием антидепрессантов, критерии назначения такие же, как и при других депрессиях. Следует использовать адекватные дозы и лечение продолжать в течение необходимого времени. Обычно женщина с осторожностью продолжает кормление грудью, контролируя состояние ребенка.

    Послеродовой психоз

    Риск госпитализации в психиатрический стационар для всех матерей в течение 1 мес после родов увеличен в 7 раз. Пик начала психоза — 2 нед после родов. Небольшой, но существенно повышенный риск отмечают, по крайней мере, в течение 2 лет после родов, особенно у первородящих женщин.

    Распространенность послеродового психоза — 1-2 случая на 1000 родов. Сравнения разных культур и времени показывают поразительное совпадение. Данные по Англии и Уэльсу за последние 50 лет по-прежнему совпадают, несмотря на улучшение медицинского обслуживания и уменьшение частоты материнской смертности.

    Проявление симптомов варьирует, но обычно наблюдают первоначальный «светлый промежуток», продолжающийся несколько дней после родов, и продромальные признаки совпадают с началом материнской грусти. В настоящее время существует ранняя выписка из родильных отделений, и начальные симптомы наблюдают члены семьи, которые отмечают трудности со сном, спутанность сознания и странное поведение.

    Женщину с послеродовым психозом необходимо госпитализировать в психиатрическое отделение, по возможности предпочтительно совместное пребывание с ребенком. Фармакотерапия зависит от клинической картины, стандартное лечение -антидепрессанты, нейролептики и стабилизаторы настроения (нормотимики). Если женщина представляет угрозу для ребенка, необходимо принять меры его защиты.

    Для большинства пациенток, хорошо реагирующих на лечение и полностью выздоравливающих, краткосрочный и среднесрочный прогноз хороший. Однако риск рецидива при последующей беременности остается высоким — 20-50%.

    Факторы риска послеродовой депрессии

    • Депрессия во время беременности
    • Депрессия в анамнезе, особенно послеродовая
    • Прекращение лечения антидепрессантами
    • Дородовая тревога
    • Низкая самооценка
    • Жизненные стрессы (недавние события, безработица, смена места жительства)
    • Слабая поддержка семьи
    • Плохие супружеские отношения
    • Трудности ухода за ребенком (включая трудности с грудным вскармливанием)
    • Проблемы с младенцем/колики к Мать-одиночка
    • Незапланированная/нежелательная беременность
    • Бесплодие и содействие зачатию в анамнезе
    • Краткое изложение симптомов послеродового психоза

      У женщин с симптомами мании отмечают взволнованность, болтливость, эйфорию, развязность и выраженную гиперактивность. Часто наблюдают «фрагментарную растерянность», грандиозные бредовые идеи (например, убежденность в своей избранности или что ребенок обладает особой силой).

      У женщин с послеродовой депрессией наблюдают более тяжелые симптомы: спутанность, бред и ступор. Нарушения восприятия сложные и принимают форму видений. Альтернативно такие женщины могут поступать с ажитированной депрессией, сопровождающейся чувствами безнадежности и бесполезности, иногда достигающими суицидальной интенсивности. Женщины становятся озабоченными по поводу неукоснительного соблюдения режима кормления или переживают незначительные проблемы со здоровьем.

      Другие симптомы — спутанность или недоумение, кататонические нарушения, расстройства мышления, слуховые галлюцинации и параноидные идеи или идеи отношения, такие как специальные знаки. Клиническая картина переменчива со смесью депрессивных и маниакальных симптомов.

      Хроническое психическое заболевание

      Психологические расстройства

      Психоз во время беременности

      Исследования показали незначительное, но показательное снижение частоты обращения к психиатру и госпитализации во время беременности. Однако прекращение приема антидепрессантов во время беременности вызывает рецидив симптомов депрессии. При биполярном расстройстве во время беременности обычно наступает ремиссия. Считают, что беременность не вызывает рецидива ранее существующей шизофрении.

      Послеродовой психоз (до 12 мес)

      Биполярное аффективное расстройство в анамнезе дает крайне высокий риск рецидива после родов независимо от того, был ли предыдущий эпизод послеродовым. Этот риск превышает риск в общей популяции, составляющий от 0,1-0,2 до 25-50% (то есть риск возрастает в 500 раз).

      У беременных с хронической недифференцированной шизофренией выявлено небольшое изменение симптомов. У женщин с параноидным психозом с короткими эпизодами заболевания или периодами ремиссии после лечения риск рецидива или обострения заболевания высокий — 40%.

      Постнатальное лечение зависит от типа заболевания с лучшим результатом для женщин с «позитивными» симптомами шизофрении, выражающимися в реакции на лечение и способности заботиться о ребенке. Для женщин с выраженными «негативными» симптомами, если предполагают ее неспособность самостоятельно ухаживать за ребенком, уже в раннем сроке беременности следует найти человека, который будет заботиться о малыше.

      Непсихотические расстройства

      Непсихотические расстройства во время беременности

      Исследования обострения предсуществующего расстройства настроения во время беременности неубедительны. Данные некоторых исследований предполагали обострение расстройств, особенно в ранние сроки беременности, но сравнительное исследование с небеременными женщинами не выявило такой связи.

      Симптомные психические заболевания связаны с некоторыми факторами:

    • плохим антенатальным наблюдением;
    • неадекватным питанием;
    • импульсивным поведением;
    • наркоманией.
    • Депрессия во время беременности сочетается с преждевременными родами, небольшими окружностями головы ребенка, низкой массой при рождении и худшими результатами по шкале Апгар. Беременность может спровоцировать начало обсессивно-компульсивного расстройства или вызывать ухудшение его течения, хотя данные относительно тревожных расстройств ограничены.

      Непсихотические послеродовые расстройства (до 12 мес)

      У женщин с депрессией в анамнезе вероятность депрессии после родов увеличена в 2 раза. Возможный выбор — упреждающее поддерживающее лечение и/или превентивная фармакотерапия. Другие заболевания — обсессивно-компульсивные расстройства, тревога и фобические состояния, расстройства пищевого поведения — остаются неизменными после родов или их течение ухудшается.

      В целом рождение ребенка не улучшает психические исходы у женщин с психическими заболеваниями в анамнезе. Исследования продемонстрировали неблагоприятное воздействие послеродовых психических заболеваний на:

    • взаимоотношения матери и ребенка;
    • более позднее когнитивное и социальное развитие детей (особенно мальчиков);
    • привязанность и эмоциональную регуляцию.
    • Эти эффекты обусловливают необходимость раннего выявления и эффективного вмешательства.

      Терапевтические заболевания, проявляющиеся как психические проблемы

      Системные заболевания могут проявляться психическими симптомами, поэтому всегда необходим тщательный анамнез и обследование пациентки. Церебральный тромбоз, менингит, вирусный энцефалит и тромботическая тромбоцитопеническая пурпура (ТТЛ) проявляются спутанностью сознания, галлюцинациями и/или симптомами депрессии. При беременности более распространены церебральный тромбоз и тромботическая тромбоцитопеническая пурпура.

      Женщин с атипичными проявлениями, то есть антенатальными или атипичными симптомами, или ухудшением, несмотря на лечение, необходимо полностью обследовать — развернутый анализ крови, определение мочевины и электролитов, функциональные пробы печени, обследование свертывающей системы крови с магнитно-резонансной ангиографией или компьютерной томографией черепа.

      www.sweli.ru

      Психические расстройства в период беременности

      Происходящие в организме женщины в период беременности физиологические и нервно-психические изменения направлены на обеспечение максимально благоприятных условий для нормального развития плода и носят доминантный характер [4]. Развивая идеи А. А. Ухтомского, автор предложил термин «гестационная доминанта» для обозначения возникающей во время беременности в ответ на образование зиготы специальной системы констелляций нервных центров. Гестационная доминанта включает физиологический и психологический компоненты, которые соответственно определяются биологическими или психическими изменениями, происходящими с женщиной, направленными на вынашивание, а затем на рождение и выхаживание ребенка. Гестационная доминанта обеспечивает направленность всех реакций организма на создание оптимальных условий для развития эмбриона, а затем плода. Это происходит путем формирования под влиянием факторов внешней и внутренней среды стойкого очага возбуждения в центральной нервной системе, обладающего повышенной чувствительностью к раздражителям, имеющим отношение к беременности и способным оказывать тормозящее влияние на другие нервные центры. Психологический компонент гестационной доминанты представляет собой совокупность механизмов психической саморегуляции, включающихся у женщины при возникновении беременности, направленных на сохранение гестации и создание условий для развития будущего ребенка, формирующих отношение женщины к своей беременности, ее поведенческие стереотипы [6].

      И. А. Аршавским [4] было также предложено понятие материнской доминанты – последовательно возникающих в связи с репродуктивной функцией и сменяющих друг друга доминантных состояний в организме женщины, детерминированных биологическими (прежде всего гормональными) изменениями, психологическими и социальными факторами [5].

      Литературные данные свидетельствуют, что любое психическое расстройство возникает постепенно, через предшествующие ему реакции и состояния. Для их обозначений используются различные термины: «преморбидные состояния», «пограничные состояния», а также «адаптивные реакции», «дезадаптационные расстройства» [1, 2, 3, 7, 8]. Но наиболее распространенным и признанным является термин «предболезненные состояния» [10]. Эти нарушения чаще всего формируются у лиц с выраженными признаками нервно-психической неустойчивости и включают в себя предпатологические состояния с латентной, не выраженной, компенсированной в обычных условиях легкой патологией психической деятельности [9]. Непатологические проявления в едином ряду психогенных нарушений могут рассматриваться в качестве начального этапа развития невротических симптомов. При ряде условий они вызывают нарушение функциональной активности индивидуального барьера психической адаптации. Указанные проявления отличаются парциальностью, не объединяются в синдром, существует возможность их полной самокоррекции [1, 2]. К непатологическим невротическим проявлениям (адаптационным реакциям) автор относит тревожную напряженность, вегетативные дисфункции, расстройства ночного сна, возникновение и декомпенсация соматических расстройств и снижение порога переносимости различных вредностей.

      В связи с вышесказанным целью исследования было изучение распространенности и клинической структуры предболезненных психических нарушений у женщин при физиологически протекающей беременности для разработки рекомендаций по оказанию медико-психологической помощи.

      Материал и методы исследования

      В течение 2010–2011 гг. обследовано 450 женщин с беременностью, про­текающей без серьезных осложнений на всем ее протяжении. Основными методами исследования были: клинико-психопатологический, клинико-динамический, психометрический (тест Леонгарда-Шмишека, опросник депрессии Бека, шкала Гамильтона [HARS] для оценки тревоги, методика исследования межлично­стных отношений Лири, шкала астенического состояния Л. Д. Майкова в адап­тации Т. Г.Чертовой) и статистический (описательная статистика).

      Результаты исследования и обсуждение

      Клинический анализ показал, что у 121 (26,9 %) беременной имелись кли­нически очерченные психические расстройства (в 19,3 % случаев диагностиро­вались невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстрой­ства, в 3,8 % – эндогенные психические расстройства, в 2,4 % – органические, включая симптоматические психические расстройства, в 2 % – алкоголизм и в 1,8 % случаев – умственная отсталость), а в 38 (8,4 %) случаях обнаружены донозологические (предболезненные) психические нарушения. В зависимости от клинического выражения предболезненных психических нарушений группа была разделена на 2 подгруппы.

      В первую подгруппу вошли 17 (3,7 %) беременных, клиническая картина психических нарушений у которых исчерпывалась набором единичных, не связанных синдромально астенических, аффективных и вегетативных симптомов. Данное состояние нами квалифицировалось как непатологическая адаптационная астено-вегетативная реакция.

      Во вторую подгруппу вошло 21 (4,7 %) беременных, в клинической картине которых, кроме отдельных астенических, аффективных и вегетативных, присутствовали единичные навязчивые, истерические и ипохондрические симптомы, не взаимосвязанные между собою в единый клинически очерченный синдром. Данное состояние нами квалифицировалось в рамках непатологической адаптационной астено-невротической реакции с заострением преморбидных личностных черт.

      В первой подгруппе беременные были в возрасте от 20 до 30 (23,1±0,6) лет. В 9 (52,9 %) случаях они имели высшее образование, в 7 (41,2 %) среднее специальное образование и в 1 (5,9 %) – среднее. В 12 (70,6 %) случаях они были служащими и в 5 (29,4 %) – индивидуальные предприниматели. В подавляющем большинстве случаев – 14 (82,4 %) обследуемые состояли в законном браке, в 2 (11,8 %) случаях в гражданском и в 1 (5,9 %) были не замужем. Преимущественно обследуемые характеризовали свой семейный микроклимат как спокойный и доброжелательный и только в 1 (5,9 %) случае были эпизодические конфликты, не нарушающие единство семьи. В большинстве случаев – 9 (52,9 %) обследуемые проживали в собственном доме, в 7 (41,2 %) – в квартире и только в 1 (5,9 %) случае у семейной пары не было собственного жилья и они снимали квартиру. Все беременные не курили табак, изредка, «по праздникам» – 6 (35,3 %) человек употребляли алкогольные напитки. Большинство – 11 (64,7 %) обследуемых имели хобби (спорт, музыка, танцы, путешествия) и только у 6 (35,3 %) увлечений, позволяющих получить разрядку эмоций не было.

      В подавляющем большинстве случаев – 13 (76,5 %) в преморбиде (тест Леонгарда-Шмишека) пациентки характеризовались как гипертимные личности (в 5 случаях в сочетании с экзальтированными чертами характера и в 2 – с эмоциональной лабильностью), в 3 (17,6 %) случаях были выявлены педантичные и застревающие черты характера и в 1 (5,9 %) случае экзальтированный тип с эмоциональной лабильностью.

      Во всех случаях беременность была первой, желанной. В 13 (76,5 %) случаях пациентки осмотрены в третьем триместре, 3 (17,6 %) – в первом и 1 (5,9 %) – во втором. В этот же период у беременных и возникли донозологические психические нарушения, клиническая картина которых определялась повышенной физической и психической утомляемостью, чувством усталости, рассеянностью внимания. Данные нарушения были у всех беременных данной подгруппы, возникали преимущественно во второй половине дня. В половине случаев наблюдалась эмоциональная лабильность, повышенная раздражительность. Характерными были колебания настроения в течение суток от хорошего к несколько подавленному, изредка преходящее чувство тревоги, внутренний дискомфорт. Наряду с этим отмелись диссомнические нарушения (сонливость в дневное время, затрудненное засыпание, неглубокий сон), неустойчивый аппетит, повышенная жажда.

      ¨ Опросник депрессии Бека от 4 до 8 (5,9±0,4) балов показал отсутствие депрессии во всех случаях.

      ¨ Шкала тревоги Гамильтона от 4 до 11 баллов, выявила в 6 (35,3 %) случаях (10–11 баллов) лёгкие симптомы тревоги.

      ¨ Шкала астении 48–57 баллов, выявила астению в 13 (76,5 %) случаях (51–57 баллов).

      ¨ Тест межличностных отношений Лири (проводился в двух вариантах: Я – до беременности и Я – в период беременности). Результаты представлены в диаграмме 1.

      Как видно из диаграммы 1, показатели всех октант не выходят за границы средних величин, хотя и имеется некоторое повышение по «авторитарности», «эгоистичности» и «подозрительности» в период беременности, однако статистически не достоверное.

      Таким образом, данное состояние возникало в основном в третьем триместре беременности на фоне астении, преимущественно у стеничных, деятельных личностей, с активной жизненной позицией, испытывалось беременными субъективно, расценивалось ими как обычные проявления беременности и не приводило к социальной дезадаптации.

      Во второй подгруппе беременные были в возрасте от 21 до 30 ( ± ) лет. В 11 (52,3 %) случаях они имели среднее специальное образование, в 3 (14,2 %) случаях – среднее, в 1 (4,8 %) случае высшее, 6 (28,5 %) случаях являлись учащимися ВУЗов. В 9 (42,8 %) случаях они были безработными, в 7 (33,3 %) – служащие, в 3 (14,2 %) – квалифицированные рабочие и в 2 (9,5 %) – неквалифицированные рабочие. В подавляющем большинстве случаев – 17 (80,9 %) обследуемые состояли в законном браке, в 4 (19,1 %) случаях – были в разводе. В большинстве случаев – 15 (71,4 %) обследуемые характеризовали свой семейный микроклимат как спокойный и доброжелательный, в 6 (28,5 %) случаях были эпизодические конфликты, не нарушающие единство семьи. В 9 (42,8 %) случаях обследуемые проживали в собственном доме, в 7 (33,3 %) у семейной пары не было собственного жилья и они снимали квартиру, и только в 5 (23,8 %) случае проживали в собственной квартире. Все беременные не курили табак, изредка, «по праздникам» – 13 (61,9 %) человек употребляли алкогольные напитки. В 9 (42,8 %) случаях у обследуемых было увлечение (музыка, танцы, путешествия), у 12 (57,2 %) хобби, увлечений не было.

      В подавляющем большинстве случаев – 19 (90,4 %) в преморбиде (тест Леонгарда-Шмишека) пациентки характеризовались как эмоционально лабильные личности (в 11 случаях в сочетании с экзальтированными чертами характера, в 2 случаях – с демонстративностью и в 2 случаях – с тревожностью, в 1 случае – с гипертимностью), в 2 (9,6 %) случаях был выявлен демонстративный тип в сочетании с гипертимностью.

      Во всех случаях беременность была первой, желанной. В 14 (66,6 %) случаях пациентки осмотрены во втором триместре, 4 (19 %) – в первом и в 3 (14,2 %) – в третьем. В этот же период у беременных и возникли донозологические психические нарушения, клиника которых определялась следующим. Пациенток, преимущественно во второй половине дня, беспокоили повышенная физическая и психическая утомляемость, чувство усталости, рассеянность внимания, которые были основными симптомами, в половине случаев в сочетании с эмоциональной лабильностью, повышенной раздражительностью. На этом астеническая симптоматика исчерпывалась. Характерными были колебания настроения в течение суток от хорошего к несколько подавленному, у некоторых преходящее чувство тревоги, внутренний дискомфорт. Наряду с этим отмелись легкие нарушения сна: сонливость в дневное время, изредка затрудненное засыпание, колебания аппетита, повышенная жажда. У некоторых обследуемых отмечались парестезии, фиксированность на вопросах собственного здоровья, в единичных случаях демонстративность жалоб, а также единичные навязчивые симптомы.

      При психометрическом обследовании выявлено следующее.

      ¨ Опросник депрессии Бека от 7 до 13 (10,1±0,4) балов, выявил в 13 (62 %) случаях (11,1±0,4 баллов) симптомы лёгкой депрессии.

      ¨ Шкала тревоги Гамильтона от 8 до 15 (11,1±0,4) баллов, выявила во всех случаях симптомы легко выраженной тревоги.

      ¨ Шкала астении 51-68 (58,1±1,0) баллов выявила легко выраженную астению («слабую астению») во всех случаях.

      Тест межличностных отношений Лири (проводился в двух вариантах: Я – до беременности и Я – в период беременности) показал (диаграмма 2).

      Как видно из диаграммы 2, до беременности показатели всех октант были в пределах средних значений. По октанту «авторитарность» показатели во второй группе статистически достоверно (p

      www.science-education.ru