Психологические защиты от стресса

Виды защитных механизмов психики человека

Замечали ли вы за собой определенные поведенческие установки как стандартную реакцию на некоторые жизненные ситуации? Например, когда вас увольняют с работы, объясняя ситуацию родным, вы вините начальника, и рассказываете, что он постоянно придирался, хотя ситуация обстояла не совсем так, и повод для критики у него был? Или когда вы сорвались и накричали на другого человека, вам проще выставить его в негативном свете? Эти действия способны вызывать непринятие обществом. Окружающие порой списывают это на «сложный характер». И явно не каждый задумывается, что такие действия – это типичная психологическая защита. Давайте разберемся в этом понятии.

Что такое психологическая защита?

Этот термин ввел еще в далеком 1894 году великий психоаналитик Зигмунд Фрейд. Он пришел к выводу, что человек может реагировать на неприятные для него обстоятельства двумя способами: блокировать их в сознательном состоянии или же искажать эти обстоятельства до такой степени, чтобы их масштабы существенно снизились или отклонились в другую сторону.

Все защитные механизмы обладают двумя объединяющими их характеристиками. Во-первых, они не являются осознанными. Человек активирует их, сам того не понимая. Это просто самообман. А во-вторых, главная цель этих механизмов состоит в том, чтобы максимально исказить или отрицать реальность, чтобы она не казалась человеку такой тревожной или угрожающей. Стоит отметить, что нередко люди используют сразу несколько защитных механизмов для того, чтобы оградить свою личность от неприятных, травмирующих событий. Это ни в коем случае не осознанная ложь или преувеличение.

Не смотря на то, что все эти защитные реакции направлены на то, чтобы уберечь психику человека, не дать ему впасть в депрессию или пережить сильный стресс, они могут приносить и вред. Мы не можем всю жизнь жить в состоянии отрицания или обвинения всех вокруг в своих неприятностях, подменивая собственную реальность на искаженную картинку, которую выдало наше подсознание.

Какие бывают виды психологической защиты?

Давайте рассмотрим основные защитные механизмы, которые выделил Зигмунд Фрейд. Каждый человек сможет узнать как минимум один, а то и несколько механизмов, которые активировала его психика ранее.

Вытеснение. Этот механизм еще имеет название «мотивированное забывание». Он действует, вытесняя травмирующее событие из сознательного уровня в подсознательный. Но, тем не менее, проблема остается в психике человека, сохраняет вместе с собой напряжение на эмоциональном уровне, а также накладывает след на поведение человека.

Так, психологическая защита в виде вытеснения может проявляться у жертв насилия, когда шок от пережитой ситуации настолько сильный, что психика просто отправляет воспоминание на глубины подсознания. Человек просто не помнит о том, что над ним совершили какие-то страшные действия и живет так, как и жил до этого.

Но, как ни крути, вытесненное воспоминание будет давать о себе знать. Это непосредственно сказывается на поведении человека. Например, изнасилованная девушка, даже если она не будет помнить об этих жутких событиях своей жизни, может проявлять опасение, недоверие и тревожность в общении с мужчинами в будущем. Жизнь в таком состоянии требует постоянного расхода психологической энергии. Иногда потребность той информации, которая была вытеснена, может выйти наружу и проявиться в так называемой «психопатологии обыденной жизни» — во снах, шутках, оговорках и прочих подобный проявлениях.

Также последствия вытеснения могут проявляться в наличии у человека психосексуальных нарушений (как фригидность или импотенция), или же в психосоматических болезнях. Вытеснение – это основной и самый распространенный вид психологической защиты. Он непосредственно влияет на другие защитные механизмы личности, в некоторых случаях являясь их основой.

Отрицание. Этот вид защиты активируется в тот момент, когда человек не хочет осознавать наличие какого-то травмирующего обстоятельства. Например, серьезного заболевания.

Впервые мы все сталкиваемся с этим механизмом еще в раннем детстве. Когда, разбив мамину любимую вазу, ребенок искренне заявляет, что не делал этого. В данной ситуации есть два варианта: либо малыш очень хорошо умеет обманывать, либо он сильно испугался, что его отругают или что мама расстроится, и его подсознание просто вытеснило воспоминание о том, что он действительно разбил эту вазу.

Проекция. Механизм, благодаря которому человек приписывает свои неприемлемые чувства, поведение, мысли другим людям или окружению в целом. Так, в рамках этого механизма мы можем перекладывать ответственность за свои промахи, неудачи и ошибки на других людей.

Ярким примером проекции является тот случай, когда мы переносим свои негативные качества (реальные или выдуманные) на другого человека, и испытываем к нему за это чувство неприязни. Он не нравится нам, ведь на сознательном уровне не понимаем, что сами обладаем недостатками, которые ему приписали.

Сублимация. Это психологическая защита, которая подразумевает изменение человеком своих импульсов на те, которые можно выражать приемлемым для общества образом. Сублимация является единственной здоровой тактикой взятия под контроль импульсов, которые окружающими не принимаются.

Например, мужчина, который на подсознательном уровне склонен к садизму, может реализовать свою потребность в написании романов или занятии спортом. В этих видах деятельности он может проявить свое превосходство над другими людьми, однако сделать это таким путем, который принесет полезный для общества результат. Фрейд в своих трудах пишет о том, что сублимация сексуальных инстинктов стала одним из главных двигателей культуры и науки на западе. Именно этот механизм повлек за собой подъем в идеологии, культуре и имеет большое значение для современной жизни.

Реактивное образование. Такая психологическая защита срабатывает в те моменты, когда человек хочет трансформировать какие-то неприемлемые для общества или для него самого желания и мысли на совершенно противоположные. Когда, к примеру, женщина, испытывающая ненависть к своей родственнице, всячески выражает заботу и любовь к ней. Или мужчина, который яро выступает против гомосексуалистов таким образом может подавлять в себе склонность к однополой любви.

В силу этого искажения реальности сложно оценивать объективное мнение человека. Ведь хорошее отношение может быть лишь подавлением реальных негативных мыслей и желаний. Но иногда защитные механизмы личности работают и наоборот. Например, когда человек, выражающий гнев, на самом деле испытывает добродушие или заинтересованность. А наигранная или показная ненависть – это последствие отношений или безответной любви, которая стала для него травмирующим событием.

Рационализация. Это вид защиты, при котором человек старается пояснить свои ошибки, неудачи или промахи с точки зрения логики. И, что самое интересное, часто ему удается убедить и себя, и остальных в том, что все на самом деле в порядке. Так, мужчина, которого отвергла женщина, может внушать себе и близким, что она совершенно непривлекательна или имеет плохой характер, вредные привычки и т.п. То есть, как говорится: «Не так уж и хотелось». А иногда защитные механизмы мы можем встретить даже в баснях. Наглядный пример рационализации встречается в басне Эзопа о лисе и винограде: героиня-лиса не смогла дотянуться, чтобы сорвать гроздь винограда, и стала успокаивать себя тем, что ягоды еще не созрели.

Обесценивание. Эта психологическая защита – одна из самых жестоких и негуманных видов защиты по отношению к окружающему миру. Потому что человек с обесцененным собственным «я» (что часто незаслуженно), старается обесценить весь мир вокруг него, тем самым спасая собственную самооценку. Такой механизм очень часто срабатывает у молодых людей, потому что в юношестве большинство из них себя недооценивает, страдает от комплексов. И поэтому молодые люди иронизируют, пытаясь высмеять все недостатки общества.

Фантазирование. Это вид защиты, при котором человек так же старается создать вокруг себя искаженную реальность. Эти психологические механизмы проявляются в виде фантазий. Например, человек идет на работу и визуализирует ситуацию, когда он находит кейс с деньгами. И, естественно, в мечтах они не украдены и не заработаны на чьем-то несчастии. Они совершенно «чистые», вот прямо для него свалились с неба. И так человек со временем замечает, что прогуливаясь по улице, он осматривается по сторонам, в глубине души надеясь увидеть тот самый кейс. Имеет ли фантазирование негативные последствия? Смотря в какой форме оно проявляется. Иногда, если мы просто о чем-то мечтаем, это дает нам возможность отвлечься, сбросить напряжение, подумать о приятных вещах. Но иногда мысль об объекте фантазии становится навязчивой. И если человек бросит работу, и будет бесцельно бродить по улицам, рассчитывая, что вот-вот он найдет такой кейс с деньгами и мигом решит свои финансовые вопросы, то это, бесспорно, вредное действие фантазирования. В таких случаях защитные механизмы срабатывают против нас самих.

Перенесенная агрессия. Это очень распространенный механизм, который использует большое количество людей. Хороший пример: когда глава семьи, который в этот день не смог проявить себя на работе хорошо и был отчитан начальством, приходит и «срывается» на своих родных. Он находит в них недостатки, кричит, норовит устроить ссору, провоцирует домочадцев для того, чтобы высвободиться от того негатива, который накопился у него на протяжении всего дня.

В Японии придумали, как избавиться от этого – в специально отведенном помещении на предприятиях устанавливали резиновую куклу с обликом начальника этого предприятия. А рядом – биты. Так, работник, который недоволен отношениями в коллективе или критикой руководителя, может пойти и поколотить его реалистичную копию. Это помогало уменьшить количество скандалов дома на почве неприятностей на работе. Нередко перенесенная агрессия может проявляться в соматических болезнях, когда ответственный, ранимый, склонный к депрессиям человек, переносит всю злость за ошибки на себя, свое тело. Часто это может выливаться даже в алкогольную зависимость.

Изоляция. Это механизм, при котором человек как будто бы разделяет свою личность на две или более, отделяя ту, которая совершает плохие поступки. Это неосознанное абстрагирование от проблемы, погружение в которую способно спровоцировать неприятные чувства, и даже вызвать невротическое состояние. Часто такое проявляется в детском возрасте, когда ребенок, сделав что-то плохое, «превращается» в другую личность – мышку или героя мультфильма, к примеру, который признается, что мальчик или девочка сделал что-то плохое, но не он, «мышка».

Регрессия. Это переход на более простой, примитивный уровень функционирования. Он свойственен личностям, которые склонны к истерикам. Им часто присущ инфантилизм, отчего переход на детское поведение и отказ брать на себя ответственность – практически естественная реакция на неприятные события. Некоторые исследователи склонны полагать, что регресс личности является одной из причин развития шизофрении.

Механизмы защиты – это хорошо или плохо?

Казалось бы, психологическая защита во многих случаях срабатывает против человека, погружая его в среду искаженной реальности. Под нее подстраиваются его установки, действия и мысли, что является негативным влиянием.

Но, тем не менее при отсутствии психологической защиты людям было бы невероятно сложно переносить стрессовые ситуации. Известие о болезни или проблемы на работе могли бы провоцировать тяжелые психические расстройства или физические заболевания.

Нельзя винить человека, который слишком много фантазирует, подменяет понятия или не хочет принимать определенных событий в своей жизни. Вполне возможно, что он делает это не преднамеренно, неосознанно.

А для того, чтобы сгладить «побочные эффекты» психологической защиты, необходимо работать не над сменой поведения человека, а над устранением последствий травмы, которая и стала провокатором активации защиты.

vseostresse.ru

4.1.3. Стресс, вызванный когнитивным диссонансом, и механизмы психологической защиты

4.1.3. Стресс, вызванный когнитивным диссонансом, и механизмы психологической защиты

Как мы уже выяснили выше, источником многих стрессов являются эмоции человека, которые провоцируют его на спонтанные реакции вопреки голосу разума, пытающегося спокойно и рационально оценить ту или иную ситуацию. Однако бывает и так, что разум начинает подыгрывать чувствам, находя для оправдания нелогичных поступков человека «псевдологичные» объяснения. По мере освоения среды обитания в сознании каждого человека формируется определенная «виртуальная» картина окружающего мира, которая описывает и объясняет все, что происходит с ним самим и другими людьми, а также со всей остальной природой. Если же реальность вступает в противоречие с нашим представлением о возможном и должном, то возникает стресс, причем достаточно сильный. Впервые это явление описал психолог Леон Фестингер, который ввел понятие когнитивного диссонанса – противоречия между двумя реальностями – объективной реальностью мира и виртуальной реальностью нашего сознания, описывающей мир. Если некоторое событие не может быть описано в системе существующих у человека представлений о мире, то он крайне редко меняет модель мира. Гораздо чаще человек или создает дополнительные конструкции, укрепляющие модель, или же игнорирует реальность.

Например, в общих чертах мы знаем принцип действия телефона, и нас не удивляет, что можно слышать другого человека за сотни километров от него. В то же время нам кажется непонятным и нелогичным внезапная смерть туземца, которого «проклял» местный колдун за нарушение какого-нибудь глупого табу. А соплеменники туземца, наоборот, спокойно воспримут смерть «от сглаза», но будут в шоке от мобильного телефона, который не вписывается в их картину мира @@@@@7#####.

Когда жизнь начинает разрушать наши мифы, с которыми мы привыкли жить, психика выстраивает барьеры против реальности, которые называются формами психологической защиты. В частности, довольно часто используя такие формы, как «отрицание», «рационализация», «вытеснение», человек обеспечивает сохранность сознания от стресса, оставляя нетронутой имеющуюся у него (ложную) картину мира. Р. М. Грановская так описывает сущность психологической защиты:

«Психологическая защита проявляется в тенденции человека сохранять привычное мнение о себе, уменьшать диссонанс, отторгая или искажая информацию, расцениваемую как неблагоприятную и разрушающую первоначальные представления о себе и других» @@@@@7#####.

Отрицание заключает в том, что вызывающая стресс информация или игнорируется сознанием, или девальвируется. Например, социологи давали людям читать статьи о вреде курения, а потом задавали им вопрос, убедили ли их материалы прессы, что курение вызывает рак легких. Положительный ответ дали 54% некурящих и только 28% курящих. Другими словами, большинство курильщиков не хотели признать тот факт, что они сами способствуют появлению у себя смертельно опасной болезни @@@@@7#####.

Рационализация – это псевдоразумное объяснение человеком своих поступков в случае, если признание действительных причин грозит потерей самоуважения или разрушает сложившуюся картину мира. Примером является басня Эзопа «Лиса и виноград», в которой лиса, не имея возможности достать высоко висящий виноград, утешает себя тем, что он зелен и невкусен. Рационализация – это один из способов избегать стрессов, связанных с переживанием по поводу прошлых событий, которые мы не можем изменить. Только нам следует помнить, что разумность и обоснованность объяснений своих поступков часто бывает лишь видимой, а по сути – это фокусы подсознания, оберегающего нашу самооценку и мнение о себе.

Вытеснение – наиболее универсальный способ избавления от внутреннего конфликта путем вытеснения в подсознание неприятной информации или неприемлемого мотива. Так, человек, которого при коллегах обругал начальник или которому изменила жена, как бы забывает эти факты, однако они не исчезают навсегда, а лишь погружаются в глубины подсознания, иногда всплывая оттуда в виде тягостных сновидений или неосознанных оговорок.

Все эти феномены показывают, что специальные механизмы защиты от психологических стрессов не способны устранить настоящие причины конфликта, а лишь сглаживают его или оттягивают момент его разрешения, что само по себе не может избавить человека от стрессов. Однако их можно избежать, если помнить, что реальность всегда первична по сравнению с «картой» в сознании человека, эту реальность отображающей. «Карта – это еще не территория», – утверждают последователи НЛП, и от непонимания этого тезиса происходит большая часть наших проблем.

psy.wikireading.ru

Психологическая защита личности в хронических стрессовых ситуациях Текст научной статьи по специальности «Психология»

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Габдреева Г. Ш.

Исследуются личностные детерминанты интрапсихических способов преодоления стресса («копинг-поведения»). Показано, что в условиях хронического стресса, требующего от личности реализации адаптационных ресурсов, индивидуально-психологические свойства объединяются в единый симптомокомплекс, показатели которого коррелируют со склонностью к использованию примитивных психологических защит. Установлено наличие особенностей выявленных взаимосвязей, определяющихся половой принадлежностью субъектов психологической защиты.

Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Габдреева Г.Ш.,

Psychological defense of personality in chronic stress situations

Personal determiners of intra-psychic stress-coping methods «coping-behaviour» are examined. It is shown that in chronic stress situations, as they require of full adaptational resources realization, individual psychological traits are united into single symptom complex, the indicants of which are correlated with primitive psychological defense usage predisposition. The presence of detected correlation specifics determined by the psychological adaptation subject sex-attribute is recognized.

Текст научной работы на тему «Психологическая защита личности в хронических стрессовых ситуациях»

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Том 149, кн. 1 Гуманитарные науки 2007

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА ЛИЧНОСТИ В ХРОНИЧЕСКИХ СТРЕССОВЫХ СИТУАЦИЯХ

Г.Ш. Габдреева Аннотация

Проблема стресса и коррекции стрессовых нарушений — одна из «горячих точек» современной психологии. Напряженная социально-политическая обстановка, национальные конфликты и военные действия, аварии, землетрясения, катастрофы, насилие, болезни, безработица — далеко не полный список объективных стрессогенных факторов, которые, действуя вкупе с субъективными причинами стрессов, травмируют психику человека и ведут к развитию хронического стресса. Во второй половине ХХ столетия возникло научное направление, исследующее механизмы «совладания» личности с травмирующими ситуациями, в русле которого в настоящее время выполнено большое количество эмпирических и теоретических исследований. Тем не менее, проблема не решена, более того, она усугубляется наличием индивидуальных особенностей как реагирования на стресс, так и развития и проявления различных стратегий его преодоления. В западной литературе эта проблема нашла отражение в понятиях «копинг-стресс» и «копинг-поведение». Первое понятие означает усилие, направленное на предотвращение, устранение, или ослабление воздействия стрессора, второе используется для характеристики способов выхода человека из стрессовой ситуации [1-3].

Копинг-поведение обычно рассматривают с точки зрения выполнения двух основных функций: регуляции состояния и управления проблемами, вызывающими дистресс. Копинг, нацеленный на состояние, определяется через когнитивные, эмоциональные и поведенческие характеристики процесса редукции психического напряжения (эмоционально-фокусированный копинг). Усилия, с помощью которых личность пытается устранить влияние стрессора, рассматриваются как активное копинг-поведение, направленное на решение проблемы. Проблемно-фокусированный копинг — сознательное поведение, осуществляе-

мое с целью изменения, преобразования ситуации, поддающейся контролю, или приспособления, в случае ее неподконтрольности. Пассивное копинг-поведение ориентировано на интрапсихические способы преодоления стресса, являющиеся защитными механизмами, предназначенными для совладания с развивающимся напряжением. Известно, что восстановление эмоционального баланса при помощи пассивных стратегий (не через решение проблемы) используется более интенсивно, если у человека нет знаний, умений или реальных возможностей снизить давление стрессора. Копинг-поведение реализуется на базе копинг-ресурсов (личностных адаптационных резервов, позволяющих осуществлять оптимальную адаптацию к стрессовым ситуациям) и копинг-стратегий (способов преодоления стресса).

Л.И. Анцыферова утверждает, что правильный выбор стратегии совлада-ния с травмирующим событием зависит от способности к когнитивному оцениванию трудной ситуации. Главным результатом когнитивного оценивания является заключение человека — подконтрольна ли ему ситуация или он не сможет ее изменить. В том случае, если субъект считает ситуацию подконтрольной ему, он использует конструктивные, преобразующие ситуацию стратегии [4]. Показателем высокой степени адаптивности личности считается сбалансированное использование адекватных ситуации активных копинг-стратегий, нацеленных на решение проблемы. Однако, в силу объективных обстоятельств, когда изменение стрессовой ситуации и решение связанных с ней проблем представляется невозможным, копинг-поведение ориентируется на изменение психического состояния путем использования психологических защит. Защитные процессы направлены на сохранение целостности и независимости личности, ее самоутверждение и самоуважение. Главной задачей защитных механизмов является контролирование и подавление негативных психических состояний, возникающих под действием стрессора, когда сам стрессор еще продолжает действовать. Р.М. Грановская считает, что за счет нейтрализации опасных для душевного мира сигналов защита выступает как система стабилизации личности, проявляющаяся если не в устранении, то хотя бы в сведении к минимуму отрицательных переживаний [5].

Таким образом, под психологической защитой понимается личностное образование, выполняющее функции предохранения личности от травмирующих переживаний и поддержания непротиворечивого позитивного чувства Я. Структура психологической защиты имеет иерархическое строение, где выделяют два достаточно автономных уровня функционирования — внутриличност-ный и межличностный. Психологическая защита является целостным, устойчиво воспроизводимым, социально обусловленным образованием психики человека [6]. Зрелая система психологической защиты представлена индивидуальным репертуаром защитных механизмов и защитного поведения, считают А.М. Богомолов и А.Г. Портнова [7], а О.В. Кружкова [8] уточняет: каждый человек предпочитает определенные защиты, которые становятся неотъемлемой частью его индивидуального стиля борьбы с трудностями.

В 1936 году А. Фрейд выделила девять видов защиты: регрессию, вытеснение, проекцию и др. Через десять лет к этому списку она добавила еще два вида. З. Фрейд использовал четыре других: отказ, рационализацию, смещение,

дереализацию. Влияние теорий психоанализа на психологию привело к тому, что термины «защита» и «механизмы защиты» в настоящее время используют практически все зарубежные психологические школы. В отечественной психологии к изучению феномена психологической защиты обращаются многие исследователи: Ф.В. Бассин, В.В. Бойко, Р.М. Грановская, Э.И. Киршбаум, В.С. Ро-тенберг и др. Отечественные ученые, дабы не быть обвиненными в причастности к психоанализу, долгое время использовали термины «защитная реакция», «компенсаторные механизмы». К настоящему времени описано множество видов защит. Несмотря на некоторые разногласия во взглядах на содержание их «списка», авторы едины в том, что все защиты могут классифицироваться по критерию примитивности-зрелости.

При беспомощности перед лицом травмирующей действительности недостаточно адаптивная личность прибегает, как правило, к незрелым, примитивным защитам низшего порядка — так называемым «псевдокомпенсациям». В хронических стрессовых ситуациях, воспринимаемых субъектом как безысходные, постоянно используемые психологические защиты закрепляются в виде личностных комплексов. В этих случаях отдельные психофеномены интегрируются в целостную структуру, определяющую особенности поведения. Сложившиеся симптомокомплексы, позволяющие сохранять устойчивость личности на фоне дестабилизирующих переживаний и добиваться более или менее успешной адаптации, теряют свою актуальность при изменении ситуации, спровоцировавшей их развитие. Однако, будучи устойчивыми личностными образованиями, они продолжают свое действие и в новых условиях, объективно не требующих их реализации. Неадекватные ситуации, эти новообразования личности, являвшиеся адаптивными в вызвавших их условиях, становятся малоэффективными, а подчас играют негативную роль в ситуациях, требующих реадаптации. В связи с этим определенный интерес представляет исследование особенностей проявления компенсационных комплексов в зависимости от условий стрессовых ситуаций.

В исследовании использовалась методика Е.В. Сидоренко, позволяющая диагностировать индивидуальную склонность к использованию «псевдокомпенсаций». Оценивалась степень выраженности каждого из 18 выделенных автором компенсационных комплексов. Обследовались лица, пребывающие в состоянии хронического стресса, вызванного лишением свободы (осужденные, отбывающие наказание в виде заключения под стражу в специализированных учреждениях). Другую выборку составили хронические больные, свобода которых также ограничена в результате тяжелых заболеваний, приобретенных в зрелом возрасте и приведших к инвалидности: грубое нарушение функций опорно-двигательного аппарата (инвалиды-«колясочники»), органов зрения (слабовидящие) и слуха (слабослышащие). Контрольную группу составили психологически благополучные лица, не находящиеся в данное время под давлением длительного и неизбежного хронического стресса, — бухгалтеры, продавцы, медицинские работники, сотрудники различных фирм, — 37 человек (17 мужчин и 20 женщин). Всего обследовалось 189 человек — 86 мужчин и 103 женщины. Результаты исследования особенностей проявления склонности к

использованию псевдокомпенсаций заключенными, мужчинами и женщинами, получены в совместной работе с Ф.С. Мусиным [9].

Сопоставительный анализ полученных данных позволил выявить ряд закономерностей в проявлении склонности к использованию псевдокомпенсаций лицами, находящимися в ситуации хронического стресса. Выяснилось, что, вне зависимости от специфики стрессора, лицам, находящимся под давлением тяжелых жизненных обстоятельств, свойственно использование практически всех комплексов, выделенных автором диагностической методики. Причем склонность к псевдокомпенсациям ярче выражена у женщин, что вполне согласуется с полученными ранее данными, свидетельствующими о более низкой толерантности к стрессу женщин, по сравнению с мужчинами [10].

Было обнаружено, что в контрольной группе испытуемых количественные значения защитных комплексов намного ниже, чем в группах заключенных и инвалидов. Так, средняя арифметическая величина всех показателей псевдокомпенсаций в группе осужденных мужчин составляет 3.98 балла, а женщин -4.42 балла (выше среднего уровня шкалы), в группе инвалидов равна 3.67 балла — у мужчин и 4.03 — у женщин. В контрольной группе мужчины показывают в среднем 0.67 балла (низкий уровень), а женщины этой группы ненамного выше — 1.35 балла, т. е. и у тех, и у других значения показателей расположены ниже среднего уровня шкалы. При этом в контрольной группе у мужчин практически не выражены комплексы «уходящей молодости», «ущербности», «страха», «предчувствия» и «доверчивости» (у женщин они имеют минимальные значения). В контрольной женской группе не проявляются комплексы «тирана» и «вины». В контрольной группе испытуемых (на уровне средних величин) у мужчин выражены лишь комплексы «лености» и «мнимого простодушия». И эти же комплексы, а также комплексы «саморекламы», «хитрости» и «уходящей молодости» — у женщин.

В группе осужденных — мужчин и женщин — показатели склонности к использованию псевдокомпенсаций самые высокие. При этом в мужской выборке наиболее значительны величины выраженности комплексов «тирана», «вины», «уходящей молодости», «хитрости». В женской — «вины», «жалости к себе», «страха», «предчувствия», «ухода в болезнь», «доверчивости».

Инвалиды по зрению, слуху, а также лишенные возможности самостоятельно передвигаться демонстрируют высокие значения склонности к псевдокомпенсациям, как и представители группы осужденных. У инвалидов-мужчин на первом месте по выраженности находятся показатели комплексов «вины», «ущербности» и «демонстративной слабости». За ними следуют комплексы «ухода в болезнь», «предчувствия» и «жалости к себе». Величины остальных комплексов располагаются в зоне значений выше среднего уровня. Женщины-инвалиды проявляют еще более высокие значения псевдокомпенсаций, чем мужчины. Наиболее выражены у женщин комплексы «жалости к себе», «ухода в болезнь» и «демонстративной слабости», затем следуют комплексы «ущербности», «вины» и «страха». Все остальные комплексы имеют значения показателей на уровне выше средних, как это наблюдается и в выборке мужчин.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что лицами, оказавшимися в трудных жизненных ситуациях, провоцирующих развитие хронического

стресса, активно используются примитивные психологические защиты. При этом вне зависимости от характера стрессора, будь то лишение свободы или ограничения, вызванные инвалидностью, можно выделить нечто общее в использовании псевдокомпенсаций (см. табл. 1).

Выраженность склонности к использованию псевдокомпенсаций

Ранг Контр. группа Осужденные Инвалиды

Жен. Муж. Жен. Муж. Жен. Муж.

1 КСмр КЛен КВины КТир КЖал КВины

2 КХит КМП КЖал КВины КУБ КУщ

3 КЛен КСмр КСтр КУМ КДС КДС

4 КУМ КПрев КПредч КХит КУщ КУБ

5 КХал КЖад КУБ КУМ КВины КПредч

6 КЗав КЗав КДов КЖал КСтр КЖал

7 КДов КХал КХал КПредч КУМ КДов

8 КДС КДов КУщ КДов КДов КЗав

9 КПрев КСтр КХит КУщ КЗав КУМ

10 КЖад КДС КДС КСтр КМП КЛен

Комплексы: КУБ — комплекс ухода в болезнь; КДС — демонстративной слабости; КЛен — лености; Кхит -хитрости; КТир — тирана; КПрев — превосходства; КСмр — саморекламы; КЖал — комплекс жалости к себе; КУМ — уходящей молодости; КМП — мнимого простодушия; КЗав — зависти; КЖад — жадности; Квины — вины; КУш — ущербности; КСтр — страха; КПредч — предчувствия; КХал — «халявщика»; КДов — доверчивости.

В первую очередь, обращает на себя внимание выраженность комплекса «вины». В мужской выборке респондентов показатель величины этого комплекса имеет наибольшее значение в группе инвалидов. Мужчины, ставшие инвалидами, в большей степени ощущают себя виноватыми перед родными и близкими за то, что не смогли оправдать возлагаемые на них надежды и не могут отплатить добром за все их добро, чем остальные испытуемые. У заклю-ченных-мужчин этот комплекс также присутствует, хотя занимает второе место в ранжированном ряду (после комплекса «тирана»). В женской выборке комплекс «вины» — на первом месте у женщин-осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы. В контрольной группе испытуемых комплекс «вины» иногда проявляется у некоторых мужчин и практически не фиксируется — у женщин.

Представители контрольной группы практически не демонстрируют «жалость к себе». Зато этот комплекс явно выражен у женщин-осужденных — в ранжированном ряду он находится на втором месте после чувства вины. У мужчин, как инвалидов, так и заключенных, комплекс «жалости к себе» занимает шестое место.

Псевдокомпенсация в форме «ухода в болезнь» — на втором месте у жен-щин-инвалидов. Однако надежда получить скидку за счет болезни свойственна и вполне здоровым женщинам-осужденным, у которых этот комплекс расположен на пятом месте ранговой таблицы. В мужской выборке «уход в болезнь» в некоторой степени свойственен инвалидам и не проявляется у мужчин-заключенных.

Комплекс «страха» свойствен в основном женщинам, испытывающим состояние хронического стресса, причем вне зависимости от характера стрессора. У преступниц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, этот показатель на третьем месте, у женщин-инвалидов — на шестом.

Все без исключения лица, находящиеся в трудных жизненных условиях, в той или иной степени испытывают комплекс «ущербности», мало свойственный представителям контрольной группы.

«Провокаторами» актуализации психологических защит в первую очередь является тяжелая ситуация, воспринимаемая субъектом как безысходная, во вторую — личностные свойства. Об этом свидетельствуют результаты осуществленного нами анализа взаимосвязей показателей склонности к использованию псевдокомпенсаций с показателями выраженности духовного потенциала личности, ее смысло-жизненных ориентаций, черт личности, акцентуаций характера, свойств темперамента, физического самочувствия. Данный набор диагностируемых свойств не случаен. Выбор «мишеней» исследования осуществлялся на основе существующих представлений об индивидуально-психологических особенностях как детерминантах психологической адаптации в затрудненных условиях жизнедеятельности, составляющих основу адаптационного ресурса личности [1, 2, 8, 12].

Результаты корреляционного анализа позволяют говорить о том, что склонность к использованию примитивных психологических защит (в данном случае речь идет о «псевдокомпенсациях»), включается в структуру адаптационного комплекса личности, находящейся в условиях хронического стресса. Был осуществлен анализ взаимосвязей в корреляционной структуре, включающей, с одной стороны, показатели индивидуально-психологических свойств личности, обеспечивающих ее адаптационный ресурс, с другой — показатели склонности к псевдокомпенсациям. Выяснилось, что все диагностируемые свойства тесно взаимосвязанны (р

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970

cyberleninka.ru