Психология лечение заикания

Заикание. Психогенные тики. Психология заикания

Заикание тоже невроз, но особый.

Существует вид неврозов, чьи симптомы представляют собой конверсии, но бессознательные побуждения, выраженные в симптомах, являются прегенитальными. Хотя симптомы имеют природу конверсии, психическая структура пациента соответствует психической структуре компульсивного невротика. Усиливаются амбивалентность и бисексуальность, сексуализируются процессы мышления и речи, происходит частичная регрессия к магическому типу мышления . Поскольку клиническая картина таких неврозов схожа с истерией, только психоанализ позволяет разобраться в специфике их внутренней структуры.

Можно предположить, что прегенитальное психологическое содержание чаще всего обнаруживается в конверсионных симптомах, прямо относящихся к прегенитальным эрогенным зонам: например, кишечные симптомы будут иметь анально-эротическую подоплеку.

Такое предположение в какой-то мере действительно правомерно. Многие компульсивные индивиды в детстве страдали кишечными расстройствами психогенной природы, в процессе психотерапии эти расстройства могут возобновляться в форме преходящих конверсионных симптомов.

Остатки инфантильных нарушений типа запора и диареи встречаются также в качестве спонтанных симптомов при компульсивном неврозе. Однако не все кишечные конверсионные симптомы имеют такую природу. Роль прегенитальной фиксации может ограничиться выбором органа локализации симптомов.

Функциональные нарушения речи, которые есть нечто большее, чем просто психические торможения представляют собой типичный пример прегенитальных конверсионных неврозов.

В заикании легче, чем в других конверсионных симптомах, обнаруживается конфликт антагонистических тенденций. Пациент хочет что-то сказать и одновременно не хочет. Поскольку сознательно он намеревается говорить, должна быть бессознательная причина нежелания говорить. В таких случаях либо речевая активность вообще, либо говорение об определенных вещах имеет некое бессознательное значение.

От оговорки к заиканию

Допуская оговорку, индивид бессознательно сопротивляется тому, о чем говорит сознательно. Психоанализ оговорок раскрывает побуждения, которые нарушили первоначальное речевое намерение. Если вместо оговорки индивид начинает слегка заикаться, то его высказыванию препятствует бессознательный мотив, который остается для нас загадкой.

Если такое спорадическое заикание случается в качестве реакции на специфический раздражитель, знание раздражителя полезно как отправной пункт в анализе патогенного фактора. Если индивид заикается не только реагируя на определенный раздражитель, но более или менее постоянно, патогенный фактор коренится в неприемлемости самого намерения говорить. Таким образом, некоторые виды спорадического заикания обусловлены бессознательным инстинктивным значением предмета говорения, при тяжелом заикании собственно речевая функция репрезентирует неприемлемое инстинктивное побуждение.

При компульсивном неврозе определенные обстоятельства способствуют сексуализации речи, происхождение такой сексуализации непременно анальное и имеет специфические последствия. Все сказанное относится и к заиканию .

Заикание и бессознательный садизм

Психоанализ лиц, страдающих заиканием, раскрывает анально-садистские желания в качестве основы симптома. Для таких пациентов функция речи имеет анально-садистское значение: говорение означает, во-первых , произнесение непристойных (особенно анальных) слов , во-вторых , агрессивное действие против слушателя.

Анально-эротическая подоплека речи очевидна, когда психоанализ обнаруживает анальный соблазн в ситуациях, провоцирующих или усиливающих заикание. При заикании речь вообще или говорение в определенных ситуациях бессознательно мыслятся как сексуализированная дефекация.

Мотивы, которые в детстве тормозили удовольствие от игры с фекалиями, выступают снова в запретах на наслаждение от игры со словами. «Выброс» и «задержка» слов означают экскрецию и задержку фекалий. И на самом деле, задержка слов, как прежде задержка фекалий, гарантирует сохранение собственности и доставляет аутоэротическое наслаждение. Можно сказать, что в заикании происходит смещение вверх функций анальных сфинктеров.

Обычно заикание провоцируется или усиливается двумя обстоятельствами, связанными с его садистским значением . Пациенты обычно заикаются, когда рьяно отстаивают свою точку зрения. За видимым рвением скрывается садистское устремление повергнуть оппонента посредством слов, заикание блокирует эту тенденцию и наказывает за нее. Еще чаще заикание возникает в присутствии авторитетных особ, т. е . родительских фигур, по отношению к которым особенно сильна бессознательная враждебность.

«Подумать» об убийстве или начать заикаться?

В сновидениях говорение — символ жизни, а немота — символ смерти. Тот же самый символизм относится к заиканию. Когда заикающийся не способен говорить, его колебания зачастую выражают побуждение убивать, обращенное на собственное Я.

На тех же основаниях, что и при компульсивном неврозе, анально-садистская сексуализация речи подразумевает мобилизацию инфантильной стадии, когда слова обладали всемогущество. «Слова могут убивать», и заикающиеся — это люди, кто бессознательно думает о необходимости быть осторожным при использовании такого грозного оружия. В психоанализе пациентов с заиканием важно учитыват , что непристойные и ругательные слова сохраняют свое первоначальное магическое значение в большей мере, чем остальные слова. Для таких пациентов любое говорение служит бессознательным соблазном использовать нечестивые слова в целях агрессивной или сексуальной атаки слушателя.

Анально-садистское значение симптома вполне соответствует анальн -садистской личности заикающегося, идентичной натуре компульсивного невротика.

Огромная роль анально-садистских желаний в заикания отнюдь не означает безучастности иных эротических побуждений. Как и в других симптомах, наряду с доминирующим компонентом, в заикании может дополнительно задействоваться любой инфантильный компонент сексуальноговлечения. Обычно три компонента сексуального влечения играют в заикании характерную роль: фаллический, оральный, эксгибиционистский.

1. Речь и фаллос

Фаллические побуждения. Функция речи часто бессознательно связывается с генитальной функцией, особенно с мужской генитальной функцией. Говорить — значит обладать потенцией, неспособность говорить означает кастрированность.

Мальчики часто обнаруживают, что рвение хорошо говорить возникло у них в качестве замещения «фаллического соревнования. («Способен ли я говорить так же хорошо, как отец?»). Девочки с подобным притязанием отличаются бессознательным желанием генитально походить на мужчин.

Таким образом, все конфликты с вовлечением представлений о потенции и кастрации могут найти выражение в симптоме заикания, хотя и в регрессивно искаженной форме. В мифах, волшебных сказках, снах и невротических фантазиях часто встречается тема отрезания языка как символ кастрации. Язык, орган речи, выступает как фаллический символ.

Появление фаллической тенденции в заикании доказывает, что анальная ориентация пациента вызнана регрессией. Случаи, в которых фаллические элементы отсутствуют, могут основываться на приостановке развития в прегенитальном периоде.

2. Речь и оральный эротизм

Оральные побуждения. В широком смысле речь представляет собой орально-респираторную функцию. Эротическое наслаждение речью является собственно орально-респираторным эротизмом. И действительно, судьба орально — респираторного либидо существенно влияет на развитие речевых расстройств. Регрессия при заикании часто не останавливается на анально-садистском уровне, оральный эротизм тоже выступает на передний план с конфликтами вокруг желания инкорпорировать объекты, а также вокруг аутоэротических оральных желаний. Тяжесть заикания зависит от относительной выраженности орального компонента.

Порой слова , которые должны или не должны произноситься, на глубинном уровне означают интроецированные объекты. Конфликты, первоначально происходившие между пациентом и объектом (родителем или частью собственного тела), теперь выражаются в конфликте его Я с его речевыми продуктами (означающими экскременты).

Пациент с заиканием не только пытается бессознательно совершить убийство с помощью слов. На обсуждаемом теперь уровне его симптом выражает также тенденцию убивать собственные слова как представляющие интроецированные объекты.

Вместо использования функции речи в целях коммуникации заикающиеся пользуются речью для получения приятных ощущений в речевых органах: индивид предается игре, чтобы получить удовольствие от оральных ощущений. Тем не менее, все заикающиеся, вероятно, согласятся, что симптом болезнен и неприятен, они совершенно не сознают выражающиеся симптомом анально- и орально- садистские фантазии как эдиповы и кастрационные представления.

Таким образом, хотя заикающиеся ищут орально-эротического наслаждения, заикание остается в основном конверсионным прегенитальным неврозом. Оральная эротичность часто выражается также амбициями в речевой сфере. Иногда эти амбиции возникают вслед за симптомом и являются сверхкомпенсаторной реакцией на него. Демосфен не единственный, кто стал выдающимся оратором благодаря заиканию.

В других случаях, сначала формируются амбиции, а заикание возникает позднее, когда амбиции начинают представлять запретные склонности, сексуальные или агрессивные. В некоторых случаях заикания оральные амбиции не ограничиваются речью и зарождаются даже раньше способности говорить. Инфантильно-нарциссические желания могут наделать больше шума (орального или анального), чем впоследствии воспроизводят взрослые, скорее в гротескных формах. Иногда такие желания исходят из представления о способности съесть так же много, как взрослые, что может служить защитой посредством «идентификации с агрессором» от страха быть съеденным.

Временами оральные амбиции подобного рода проявляются не только в функции выражения слов, но также в «потреблении» слов путем слушания или чтения, оба процесса бессознательно означают «принятие пищи».

Пока речь не становится средством коммуникации, ее органы выполняют чисто либидную функцию и служат разрядке инстинктивных импульсов. Развитие речи протекает от аутоэротического лепета и крика, через стадию магического влияния на окружение с помощью вокального аппарата, к постепенному пониманию слов и, наконец, стадии, на которой речь используется в целях коммуникации. Это развитие очень сложный процесс, подверженный нарушениям в различных пунктах. К сожалению, с психоаналитических позиций данный процесс подробно не изучался. Тяжелые случаи заикания позволяют изучать развитие речи через познание речевых расстройств.

Говорение — средство коммуникации. При умеренном заикании коммуникация с объектами сексуализируется, всецело или в специфических отношениях, и поэтому речь нарушена. При тяжелом заикании происходит полный отказ от функции коммуникации, и органы речи снова используются аутоэротически.

3. Запретный эксгибиционизм

Эксгибиционистские побуждения. На существенное значение в заикании эксгибиционизма уже указывалось, когда подчеркивалась связь заикания с амбициями. В случаях, где заикание возникает только во время публичных выступлений, торможение склонности к эксгибиционизму очевидно. Такое заикание имеет сходство с другими неврозами, основанными на торможении эксгибиционизма, такими как эритрофобия, сценический страх, социофобия. Актер, охваченный сценическим страхом, может не только забыть текст, но и начать заикаться.

Эксгибиционистское заикание основано на представлении о магическом влиянии «всемогущих» слов на слушателей. Когда подобное намерение становится запретным, речь тормозится. Бессознательные цели предосудительного эксгибиционизма не обязательно прямо эротические. Как и при перверсном эксгибиционизме, реакция публики нужна для успокоения кастрационной тревоги и удовлетворения нарциссической потребности, способы получения этой реакции бессознательно бывают весьма садистскими.

Из-за неприемлемости садистского пути, на котором ищется успокоение, страх кастрации лишь усиливается, что делает насущным торможение эксгибиционизма, и в результате возникает заикание.

У мужчин этот тип заикания означает: «Эксгибиционистский шарм, которым я искал заверений от кастрации на самом деле может к ней привести».

У женщин эксгибиционизм, смещенный от гениталий, служит успокоению чувства неполноценности из-за отсутствия пениса. Этот тип заикания у них означает: «Пусть выяснится, что у меня действительно недостает пениса».

Обладать красноречием — значит зачаровывать. Цель оратора — сорвать аплодисменты, в которых он нуждается для борьбы со своими страхами. Если существует опасность неудачи, садистский оратор может почувствовать, что должен силой заставить слушателей предоставить ему необходимое, он может даже почувствовать, что следует кастрировать или убить их.

Оратор может попытаться достичь своей цели и другим путем: чтобы гарантировать влияние на слушателей, он должен показать, что имеет над ними власть. Заикание в таких обстоятельствах означает: «Прекрати говорить, пока ты действительно не убил или не кастрировал слушателей», или: «Прекрати говорить, пока не выяснилось, что не слушатели зависят от тебя, а ты от них».

Я заикающегося, подобно Я компульсивного невротика, должно вести борьбу на два фронта: против неприемлемых побуждений и против сверх -Я , садистского и архаичного вследствие регрессии. У многих заикающихся симптом появляется только тогда, когда ставит их в неблагоприятное положение. Создается впечатление, что они используют заикание, чтобы удовлетворить требования чрезмерно сурового сверх -Я . Если симптом появляется исключительно в присутствии авторитетных особ, то не только потому, что пациент испытывает к ним особую неприязнь, но и потому, что он предвосхищает серьезные последствия провала.

С заиканием связаны многочисленные вторичные выгоды. Особенно характерны два их вида:

1. заикающиеся нередко действительно смешны, тем не менее, вызывают жалость и способны этим пользоваться;

2. на глубинном уровне заикание позволяет удовлетворить чувство злобы, усиленное патогенной регрессией, и довольствоваться агрессией, скрытой в симптоме.

При умеренной выраженности симптом сводится к заиканию на определенных буквах и словосочетаниях. В таких случаях психоанализ показывает ассоциативную связь между этими элементами речи и инфантильными сексуальными конфликтами, как и при задержках чтения или письма.

Пожалуйста, скопируйте приведенный ниже код и вставьте его на свою страницу — как HTML.

psystatus.ru

Независимый сайт о заикании

Психологические особенности заикающихся

По мнению Р.Е.Левиной, не существует речевого нарушения самого по себе, оно всегда предполагает личность и психику конкретного индивидуума со всеми присущими ему особенностями. Роль недостатка речи в развитии и судьбе ребенка зависит от природы дефекта, от его степени, а также от того, как ребенок относится к своему дефекту.

Понимание своего речевого недостатка, неудачные попытки самостоятельно избавиться от него или хотя бы замаскировать нередко порождают у заикающихся определенные психологические особенности: стеснительность вплоть до робости, стремление к уединению, речебоязнь, чувство угнетенности и постоянные переживания за свою речь. Иногда и наоборот, расторможенность, показную разболтанность и резкость.

Большинство авторов отмечают в разной степени выраженные психологические особенности у детей (Х.Лагузен, И.А.Сикорский, Г.Д.Неткачев, И.И.Тартаковский, Э.Фрешельс, Ф.Г.Штоккерт, Ю.А.Флоренская, М.Е.Хватцев и др.). В последние годы делаются попытки не только глубже изучить психологические особенности заикающихся с целью обосновать психотерапевтическую направленность логопедической работы (С.СЛяпидевский, С.И.Павлова, В.И.Селиверстов, В.М.Шкловский, Ю.Б.Некрасова, Г.И.Ангушев, Л.З.Андронова, Э.М.Кулиев и др.), но и дифференцировать их по психологическим особенностям. В основу принимается наличие логофобий (С.С.Ляпидевский, С.И.Павлова), разная степень болезненной фиксированности на своем недуге (В.И.Селиверстов, В.М.Шкловский и др.).

В литературных источниках прошлого и настоящего встречается ряд отдельных указаний на значимость фиксированности на своем дефекте в клинико-психологической структуре заикания. Хр.Лагузен (1838) писал, что представление о трудности выговора делает заикание постоянным. Р.Коэн (Кен, 1878) считал обязательным в лечении заикания укреплять в пациенте силу воли, внушать ему доверие к собственным силам и искоренять в нем убеждение, что он не может правильно говорить. Пациент должен перевоспитываться; он должен овладеть рефлексами, подчинять их осмысленным мотивам. Г.Каменка (1900) видел в лечении заикания борьбу с болезненным представлением как руководящий принцип лечения. А.Либман (1901) усложнение первичных непроизвольных расстройств координации со стороны органов речи видел в том, что эти расстройства обращают на себя внимание самого заикающегося и окружающих. При этом сам заикающийся становится недоверчивым к своим способностям речи. Из-за этого обстоятельства расстройство речи еще более усиливается.

Г.Д.Неткачев (1901, 1909, 1913) отводил главенствующую роль в структуре заикания представлению заикающихся о своем дефекте и связанному с ним «боязливому самочувствию». Сущностью заикания («психоневроза») является, по его мнению, «боязливое ощущение, представление, навязчивая идея, фобии и весь комплекс угнетающих эмоциональных переживаний перед опасностями в прошлом, настоящем и будущем».

Р.Денгардт, Т.Гепфнер, Э.Фрешельс (начало XX в.) сущность заикания видели в расстройствах, основанных на мыслительно-аффективных процессах.

«Специфической основой заикания мне кажется то психическое состояние, на основании которого у атактически говорящих лиц возникает сознание (!) расстройства их речи» . По мнению Т.Гепфнера, собственно заикание возникает у ребенка в результате осознания им своих физиологических речевых несовершенств путем эгоцентрических размышлений о своей речи, путем запоминания и осознания процесса речи и в результате потребности напрягать при этом свои силы. Сделанные наблюдения позволили Т.Гепфнеру и Э.Фрешельсу заключить, что «болезненные психические состояния могут быть устранены воздействием на психику, . что терапия ассоциативной афазии (заикания — В.С), направленная только на речь, составляет лишь часть терапии» .

Ф.Г.Штоккерт, Ю.А.Флоренская, М.И.Пайкин, А.М.Смирнова, Н.А.Власова и др. отмечают усугубляющую роль зафиксированного внимания на дефектной речи у заикающихся. Ф.Г.Штоккерт (1927), а затем М.И.Пайкин утверждали, что собственно заикание начинается лишь с момента фиксации заикающегося на своем расстройстве. Когда заикающийся впервые обратит внимание на свою неправильную речь, этот период может считаться критическим в развитии заикания: только теперь начинается боязнь говорить, боязнь речи, которая делает пациента асоциальным и заставляет уединяться. Чем больше внимания уделяется своему страданию, тем оно хуже становится.

Этой же точки зрения придерживался М.Е.Хватцев, который писал: «. первичное спотыкание от травмы (шока) — еще не заикание. Это расстройство координации. Но когда у ребенка надолго остаются воспоминания о шоке и мысль, что он может снова споткнуться, то есть когда происходит фиксация внимания на спотыкании (подчеркнуто нами — В.С), тогда начинается развитие действительного заикания, ибо в тот момент все усилия артикулировать бесплодны. С возникновением психопатологических моментов заикание из простого расстройства координации превращается в невроз» .

Здесь уместно вспомнить слова С.Н.Давиденкова о том, что «одним из основных явлений, из которых развивается невротическое расстройство», есть «чувство собственной неполноценности», а чем больше больной неврастенией «фиксирует внимание на своем болезненном симптоме, тем, естественно, симптом этот становится более упорным. Так образуется тот порочный круг, из которого больной никак не в состоянии выбраться: болезненный симптом заставляет больного фиксировать на нем свое внимание, в вследствие этого симптом еще усиливается и еще более проковывает к себе внимание больного» .

Отечественный психолог Н.И.Жинкин (1958), рассматривая заикание как расстройство речевой саморегулировки, находил, что «чем больше возрастает опасение за исход речи и чем в большей мере произнесение оценивается слухом как дефектное, тем сильнее нарушается речевая саморегулировка. Это состояние через несколько повторений превращается в патологический условный рефлекс и возникает все чаще, теперь уже перед началом речи. Процесс становится циркулярным, так как дефект на приеме усиливает дефект на выходе» .

Почти все исследователи проблемы заикания обнаруживают у заикающихся в разной степени выраженную тревожность, опасение, боязливость, страх перед речью. С.С.Ляпидевский, С.И.Павлова и др. страх перед речью (логофобию) определяют как «типичный симптом заикания».

Таким образом, при изучении литературных источников нетрудно заметить, что, с одной стороны, большинство авторов относит наличие у заикающихся психологических особенностей (в частности, их фиксированность на дефекте) к типичному, обязательному симптому в структуре заикания. С другой стороны, к понятию фиксированности на дефекте у заикающихся можно отнести (по разным авторам) разные психические явления: особое качество внимания (закрепившееся, устойчивое, застревающее, навязчивое, сосредоточенное, концентрированное), осознание дефекта, своеобразные представления о нем и, наконец, разное отношение к нему (настороженное, боязливое).

В.И. Селиверстов «Заикание у детей»

Большинство заикающихся в процессе речевого общения испытывают чувство тревоги, неуверенность, страх. Им свойственна нарушение равнове-сия и подвижности между процессами возбуждения и торможения, повы-шенная эмоциональность. Любые, даже незначительные стрессовые ситуации становятся избыточными для их нервной системы, вызывают нервное напря-жение и усиливают внешние проявления заикания. Известно, что многие заикающиеся говорят свободно, когда они спокойны. А состояние спокойствия в основном обеспечивается общим мышечным расслаблением. И наоборот, чем больше расслаблены мышцы, тем глубже состояние общего покоя. Эмоциональное возбуждение ослабевает при достаточно полном расслаблении мышц.

Массаж выполняется для снятия напряжения и скованности речевых и мимических мышц и, наоборот, для повышения тонуса слабых и вялых мышц. Чтобы снять напряжение с лица, расслабить его, можно использовать так называемый самомассаж. Здесь мы познакомимся с двумя его видами: гигиеническим и вибрационным.
Гигиенический массаж выполняется поглаживанием, при этом активизируются расположенные близко к коже нервные окончания. Этот массаж выполняет двойную роль: он снимает напряженность и скованность лицевых и мимических мышц и усиливает тонус этих мышц, если они слабые.

Хорошая дикция — основа четкости и разборчивости речи. Ясность и чистота произношения зависят от активной и правильной работы артикуляционного (речевого) аппарата, особенно от подвижных его частей — языка, губ, неба, нижней челюсти и глотки. Чтобы добиться четкости произношения, необходимо развивать артикуляционный аппарат при помощи специальных упражнений (артикуляционной гимнастики). Эти упражнения помогают создать нервно-мышечный фон для выработки точных и координированных движений, необходимых для звучания полноценного голоса, ясной и четкой дикции, предотвратить патологическое развитие движений артикуляции, а также снять излишнюю напряженность артикуляционной и мимической мускулатуры, выработать необходимые мышечные движения для свободного владения и управления частями артикуляционного аппарата.

Расслабление мышц шеи
Расслабление мышц шеи рефлекторно расслабляет мышцы корня языка.
Упражнение 1
Медленно поглаживать шею сверху вниз в области горла ладонью то правой, то левой руки.
Упражнение 2
Медленно поглаживать шею одновременно ладонями обеих рук сверху от околоушной области лица по боковым поверхностям шеи до подмышечных впадин.

stuttering.su

Психология заикания

По мнению большинства специалистов, проблема заикания требует всестороннего комплексного подхода, который объединяет области логопедии, психологии, неврологии и психотерапии. Работа с пациентом по преодолению речевого дефекта должна осуществляться с учетом его психологических особенностей, а также аспектов взаимодействия с окружающим миром.

Психологические особенности заикания были отмечены еще в трудах Плутарха и Авиценны, а в XIX веке мнение ученых стало практически единогласным — психическая сфера играет огромную роль в возникновении и дальнейшем развитии дефекта. Известный ученый, психиатр И.А.Сикорский утверждал, что заикающимся людям присущи следующие свойства психики:

  • чрезмерная впечатлительность;
  • робость, застенчивость;
  • яркость фантазий;
  • боязнь публичных выступлений и т.д.

А в XX веке ученые пришли к пониманию того факта, что психологические особенности заикающихся детей проявляются уже в раннем возрасте, и играют огромную роль при коррекции речевых нарушений.

О правильности комплексного подхода к лечению заикания говорят результаты теста, проведенного среди людей с дефектами речи. Около 70% опрошенных утверждают, что совершенно не заикаются, когда находятся в одиночестве (например, при чтении или размышлении вслух, разговоре с животными). Еще 25% заявили, что заикание в такой ситуации проявляется значительно меньше, и только 5% не заметили никаких различий в собственной речи на публике и наедине с собой.

Основные эмоциональные (психологические) причины заикания

На возникновение речевого дефекта могут оказать влияние следующие эмоциональные факторы:

  1. Испуг или любой другой сверхсильный раздражитель (это может быть и чрезмерная радость). Нормальное функционирование нервной системы заключается в постоянной смене взаимосвязанных процессов: возбуждения и торможения. Если же ребенок испытывает сильные эмоции, происходит перевозбуждение нервной системы, что нарушает баланс между двумя процессами. Внешне это может проявиться как заикание. При этом, чем сильнее раздражитель и чем слабее нервная система ребенка, тем выше вероятность развития дефекта речи.
  2. Перенапряжение процесса торможения центральной нервной системы. У ребенка, который вынужден длительное время скрывать свои эмоции, чувства, переживания, баланс нервной системы нарушается из-за перенапряжения процесса торможения. Результатом этого также может оказаться психологическое заикание, при лечении которого важно уделить внимание коррекции взаимоотношений ребенка с близкими людьми.
  3. Противоречивое воспитание. Ситуации, когда родители предъявляют к ребенку противоположные требования, встречаются нередко. Малыш при этом теряется, не понимает, кого слушать, какую линию поведения выбрать. А следствием такого поведения может оказаться формирование речевых нарушений.
  4. Завышенные ожидания. Проблемы могут возникнуть и у тех детей, которые вынуждены отвечать завышенным ожиданиям взрослых. Опасения не соответствовать предъявляемым требованиям вызывают сбой в нервной системе малыша и, как результат, возникновение заикания.

Важно понимать, что именно знание психологии заикания и заикающихся помогает специалистам разрабатывать надежные методики работы по исправлению речевых патологий.

В частности, в речевом центре «Арлилия» работа с клиентами осуществляется с учетом их психологических особенностей и предполагает наличие консультаций с психотерапевтом, а также занятий, способствующих повышению самооценки, социальной адаптации.

www.arlilia.ru

Тайны психосоматики: Заикание

Еще со времен Плутарха, Демосфена и Авиценны было известно, что заикание имеет психологическую природу и что страдают им люди с определенными особенностями психики. Сегодня системно-векторной психологией определяются истинные причины, психологические механизмы, варианты развития заикания и действенные способы его лечения.

Заикание, логоневроз, невроз Сикорского — нарушение речи, которое характеризуется либо растягиванием звуков, их частыми повторениями и искажениями, либо остановками, обрывами, неспособностью начать повествование.

Часто у людей, страдающих заиканием, развивается логофобия — боязнь говорить, особенно при большой аудитории, в незнакомых местах или в стрессовой ситуации.

Еще со времен Плутарха, Демосфена и Авиценны было известно, что данное нарушение имеет психологическую природу и что страдают им люди с определенными особенностями психики.

Сегодня системно-векторной психологией определяются истинные причины, психологические механизмы, варианты развития заикания и действенные способы его лечения.

Согласно статистике, заикание диагностируется впервые в возрасте от 2 до 6 лет. Это именно тот возраст, когда происходит интенсивное развитие всех врожденных психологических качеств, идет первое ранжирование среди сверстников, формируется характер и закладывается сценарий всей жизни будущей личности.

Данный период развития требует максимального напряжения психики ребенка, происходят перемены, требующие психологических усилий, поиска выхода из ситуации, проигрывание собственной видовой роли в среде ровесников. Именно в этом возрасте дети особенно восприимчивы и тут же выдают результат любого воздействия на сложный процесс развития своих векторов — как правильного, так и ошибочного.

Как раз заикание — результат такого ошибочного влияния, образующий преграду в развитии врожденных свойств у деток определенного векторального набора.

Отреагировать заиканием на неверные методы воспитания способны дети с оральным, анальным и зрительным векторами или их сочетанием.

Когда маленький оральник начинает учиться говорить, он экспериментирует со звуками, слогами и словами, пытаясь разобраться и овладеть всеми возможностями своей эрогенной зоны. Любитель покричать, порычать, пофыркать, поплеваться и расцеловаться постоянно нуждается в своей аудитории, сам с собой он говорить не намерен, его должны слушать и слышать!

В самом раннем возрасте он может шепелявить, присвистывать, говорить непонятно и быстро, не выговаривать некоторые звуки или переставлять их местами, выдумывая новые слова и смешные выражения.

Наполнение потребностей орального вектора происходит только тогда, когда его речь услышана, он мыслит говорением — на это способен только его уникальный вербальный интеллект.

Маленький говорун может развиться и стать великим оратором, талант которого — в формировании общих нейронных связей у любой, даже многомиллионной аудитории своих слушателей. Речь такого оральника будут слушать с наслаждением, понимать и воодушевляться его словами, запоминать и пересказывать, цитировать и восхищаться его способностью увлечь массы.

Такого выдающегося оратора хочется слушать постоянно, недаром на лекциях именно у оральных преподавателей всегда переполненные аудитории, его слово просто отпечатывается в умах. Прослушал лекцию — темой владеешь.

Высокоразвитый оральник просто обречен на большую известность, так как не боится ни высокой трибуны, ни большой аудитории и готов выступать часами без умолку. Однако, к сожалению, сегодня таких личностей считанные единицы.

Вариант заикания с растягиванием, повторением и искажением звуков — это именно случай с оральным ребенком. В поисках благодарных слушателей маленький оральник направляет свою говорильную атаку в первую очередь на родителей. Не проявляя интереса к рассказу ребенка, мама или папа толкает его на поиски более «востребованной» темы для разговора, и он начинает выдумывать небылицы.

Басни про сверстников, воспитателей, учителей, соседей и родственников из уст орального выдумщика звучат как чистейшая правда. Чем выше становится интерес слушателя к повествованию, тем большими и ярчайшими подробностями обрастают все детали рассказа. Его ведь слушают! Что может быть приятнее?

Родители, слушая детские выдумки, верят каждому слову, ведь оральное слово особенное, ему нельзя не поверить. А вот когда правда все-таки вскрывается, тут же следует неминуемое наказание в виде ударов по губам. Ну, чтобы не болтал ерунды, чтобы не врал больше!

Удар по губам — это сверхстрессовое прямое воздействие на эрогенную зону ребенка с оральным вектором, сильнейшее потрясение, которое может испытать оральный малыш.

С одной стороны, он хочет говорить, все его психическое требует говорения, он просто не может молчать, это вызывает сильный дисбаланс биохимии его головного мозга, но с другой стороны, его слова могут вызвать такую неадекватную реакцию родителей, как битье по губам, вместо интереса к его рассказам.

Если такая ситуация повторяется снова и снова, малыш начинает заикаться, его речь искажается, он может шепелявить, картавить, присвистывать или не выговаривать некоторые звуки. В особо тяжелых случаях нарушения речи сохраняются на всю жизнь, значительно снижая ее качество, рождая проблемы в общении с окружающими и лишая возможности полноценно реализовать себя.

Другой тип заикания — это трудности с началом повествования, обрывы и долгие паузы между словами, невозможность говорить в присутствии аудитории, в незнакомом месте или в сложной ситуации.

Такое заикание развивается у деток с анальным вектором. Это особенные малыши, самые послушные и мамозависимые, они отличаются своей медлительностью и нерешительностью, слово родителей для них закон, собственные решения даются с большим трудом и после долгих обдумываний. Всем навыкам они учатся медленно, но основательно, во всем им необходим пример для подражания, они всегда задают больше всего уточняющих вопросов для систематизации полученных знаний на входе, то есть если анальному ребенку что-то непонятно, он будет переспрашивать до тех пор, пока не разберется, только после этого он сможет идти дальше в процессе познания, независимо от предмета изучения, будь то застегивание куртки или решение логарифмов.

При адекватном развитии анального вектора до окончания пубертата такой малыш в будущем становится выдающимся ученым, аналитиком, экспертом в своей отрасли, самым высококлассным профессионалом своего дела, талантливым педагогом, способным влюбить в свой предмет всех своих учеников.

Маленький анальник очень любит учиться и радовать своих родителей хорошим поведением, порядком в игрушках или отличными оценками, самое большое наслаждение такой ребенок получает от заслуженной похвалы, признания его достижений, оправданности приложенных стараний.

Он живет в своем неторопливом темпе, делая все размеренно и скрупулезно, каждое действие, им начатое, обязательно должно быть закончено, доведено до точки, до самого конца, иначе незавершенная работа будет угнетать его, сохраняясь в памяти долгое время и вызывая дисбаланс биохимии головного мозга.

Любые поторапливания, одергивания, резкие смены занятий, постоянные перебивания его медленной речи, лишение возможности договорить до конца, закончить начатое повествование, сказать все, что он намеревался, выливаются в стойкое нарушение речи — малыш начинает заикаться.

Такое врожденное качество, как боязнь опозориться, заставляют заикающегося ребенка избегать ситуаций, где обязательно нужно говорить, особенно при аудитории, даже небольшой.

Задача рассказать домашнее задание или ответить на вопрос учителя при всем классе у доски превращается в тяжкое испытание, когда ребенок впадает в ступор, и способность изъясняться теряется совсем. Самый прилежный и усидчивый ученик начинает отставать в учебе, избегать общения со сверстниками и особенно болезненно воспринимает насмешки и шутки в свой адрес.

Именно такой ребенок в спокойной, привычной обстановке, в присутствии знакомого человека, в расслабленном состоянии способен абсолютно нормально произносить простые слова и предложения без нарушения ритма речи.

Еще один вариант развития заикания — это нарушение речи у детей со зрительным вектором. Именно этот вариант в народе называют заиканием «от испуга».

Зрительный ребенок — самый эмоциональный, чувствительный и впечатлительный. Любая эмоция переживается им на самом пике интенсивности. Если радость, то это настоящий восторг с соответствующей мимикой, жестами, вплоть до подпрыгиваний, если же неприятность, то это просто конец света с горькими слезами, всхлипываниями и причитаниями. Амплитуда максимальная, способность переключаться — мгновенная. От слез до смеха — один миг.

Для нормального развития зрительного вектора такому малышу необходима прочная эмоциональная связь с мамой, которая обеспечивает ему ощущение защищенности и безопасности. Развиваясь адекватно (без всякого рода домашних пугалок, страшных мультиков, жестоких сказок и тому подобного), зрительный ребенок учится состраданию и сопереживанию другим людям, научаясь таким образом выносить свой страх наружу, в любовь и сочувствие.

Самый пугливый в детстве, он способен стать бесстрашным ради других людей, осознанная всеобъемлющая любовь к людям не оставляет места куцему ощущению страха, наполняя максимально зрительный вектор высокого уровня развития.

В зависимости от нижних векторов развитые зрительники становятся либо носителями культуры (работники искусства или образования), либо находят себя в медицине и благотворительности (социальные работники, волонтеры и тому подобное).

В детстве, в период интенсивного развития векторов, именно зрительный ребенок особенно восприимчив к испугу, сильный эмоциональный стресс может стать причиной нарушения речи малыша. Без того эмоциональная зрительная речь становится еще более сбивчивой, создается впечатление, словно ему не хватает воздуха, его захлестывают эмоции, не оставляя места нормальному проговариванию слов. Невозможность рассказать все, о чем хотелось, поделиться своей радостью или горем, расстраивает маленького зрительника еще больше, лишая радости общения с близкими и друзьями представителя одного из самых экстравертированных векторов.

Детские страхи во взрослом возрасте имеют риск перерасти в стойкие фобии или стать причинами панических атак, значительно снижая качество жизни, истощая эмоциональную сферу и лишая способности к полноценной реализации человека в обществе.

Зрительное заикание лечится легче всего. Достаточно снять страхи, лежащие в корне нарушения речи, и она нормализуется полностью в любом возрасте.

Развитие любого вектора продолжается вплоть до окончания периода пубертата, то есть до 12–15 лет. В этот период все еще сохраняется возможность исправить ошибки воспитания и направить развитие психики ребенка в позитивное русло. При устранении факторов, негативно влияющих на конкретные психологические качества малыша, результаты адекватного воспитания не заставляют себя ждать.

Заикание в любой своей форме может остаться в прошлом, уступая место чистой и грамотной литературной речи полноценного члена общества, способного себя реализовать и получить максимальное наслаждение от жизни.

Даже стойкие нарушения речи, сохранившиеся во взрослом возрасте, теряя свою психологическую подоплеку, постепенно уходят в процессе формирования системного мышления после тренинга по системно-векторной психологии.

Заикание как результат воздействия психологических стрессов ошибочного воспитания — вполне обратимое явление, причем обратимое в кратчайшие сроки и на всю жизнь.

www.yburlan.ru