Психопатия отличается от

Акцентуация и психопатия: Как их различить?

Под акцентуацией подразумевается ряд типологических особенностей характера, которые в некоторых случаях настолько ярко проявляются, что могут оказаться очень близки к такому заболеванию, как психопатия, — а это уже патологическая аномалия. Известно, что типы акцентуаций имеют схожесть с подобными типами психопатий. Акцентуации отличаются от психопатий тем, что для них не являются характерными определенные признаки психопатий, такие, как стабильные черты характера в течение жизни, однотипность проявлений, касающаяся всех ситуаций, дезадаптация в социальном плане. Наиболее выраженной акцентуация считается в период, когда происходит формирование характера. В более взрослом возрасте акцентуации сглажены. Бывает так, что в обычной жизни особенности характера, вызванные акцентуацией, совершенно незаметны, но их проявление происходит в определенной обстановке или какой-либо ситуации.

В некоторых случаях нарушения социализации представляет собой временное явление, иногда они полностью отсутствуют. Также для акцентуации типично возникновение определенных нарушений лишь в конкретных случаях, когда складывается сложная для личности обстановка. Каждый тип акцентуации имеет свои собственные провоцирующие факторы. Таким образом, ученые выделяют слабые места, имеющиеся у различных групп нарушений. Специалисты отмечают, что акцентуация характера считается проявлением крайнего варианта нормы. В этом случае, у человека может наблюдаться усиление некоторых черт его характера, что, в свою очередь, делает такого индивидуума более уязвимым к определенным психологическим факторам.

Способность противостоять другим моментам у человека при этом не теряется. Акцентуация может быть явной и скрытной. Явная акцентуация представляет собой некое пограничное состояние между патологией и нормой. В данном случае, характерные особенности являются более или менее постоянными, и их выраженность не является препятствием к социальной адаптации. Обычно нарушение поведения бывает временным, и оно довольно быстро компенсируется, то есть, явная форма плавно переходит в скрытную. Вариантом нормы является скрытая акцентуация, при которой в обычной обстановке типы акцентуации не определяются, иногда они присутствуют в слабо выраженном виде. Более выраженными акцентуации становятся под влиянием факторов, травмирующих психику.

Причины акцентуации

Ученые выяснили, что акцентуация характера может быть обусловлена как наследственными признаками, так и во многом зависит от того, какие методы воспитания были использованы родителями. К закрепляющим акцентуации факторам относится гиперопека, потворствование ребенку во всех его капризах. Также, акцентуации способствуют такие причины, как жесткое воспитание, требование от ребенка излишней для возраста самостоятельности, эмоциональное отвержение, недостаточность внимания к проблемам и интересам ребенка. Нередко причиной развития акцентуации становится противоречивое воспитание, когда взрослые члены семьи применяют различные методы, и придерживаются иных взглядов. Также, если ребенок воспитывается в условиях, где присутствует культ болезни или повышенной моральной ответственности.

Чтобы выявить причину, необходимо определить, какой именно тип акцентуации имеется у человека. Существуют несколько основных типов, отличающихся своими признаками. Например, при гипертимном типе люди активны с самого детства, они любят командовать, не испытывают застенчивости, но в то же время недисциплинированны и неусидчивы. При циклоидном типе поведение чередуется, может наблюдаться депрессивное состояние, и былые развлечения не кажутся интересными. При лабильном типе имеется выраженная склонность к частой смене настроения под влиянием любой мелочи. В то же время развита интуиция, благодаря которой человек определяет, как к нему относятся окружающие. При астроневрическом типе признаком является постоянная раздражительность, часта ипохондрия, утомляемость. Бывают резкие вспышки, сменяющиеся раскаянием.

Если имеет место сенситивный тип, то человек отличается стеснительностью и пугливостью с детства. Но, в знакомой обстановке он всегда уверен в себе и привязан к своим близким. При психастеническом типе личность бывает очень мнительной, склонной к рассуждательству, навязчивым опасениям. Как самозащиту, человек использует лично придуманные ритуалы. Шизоидному типу свойственна определенная замкнутость, которая сочетается с недостатком интуиции. Также человек не способен сопереживать, поэтому имеет репутацию черствой и холодной личности. Эпилептоидный тип отличается тем, что у индивидуума периодически возникает тоскливо-злобное настроение, и в это время ему нужен объект, на котором можно было бы сорвать злость. Также имеется истероидный тип акцентуации, характеризующийся жаждой внимания к своей персоне.

Лечение акцентуации

Лечение данной проблемы неразрывно связано с имеющимися основными заболеваниями. Известно, что ряд травмирующих факторов, например, черепно-мозговые травмы, полученные повторно, могут формировать психопатии, возникшие на фоне акцентуации. Хотя сами по себе акцентуации не классифицируются, как психическое расстройство, но имеется ряд признаков, которые схожи с расстройством личности, поэтому специалисты предполагают, что между ними имеется связь. Акцентуация считается психологической проблемой, связанной с поддержанием нормального поведения в обществе.

Чтобы назначить соответствующее лечение, врач должен принимать во внимание, что акцентуированный пациент реагирует на ряд специфических психогенных воздействий. В то время, как при расстройстве личности происходит влияние абсолютно во всех жизненных сферах. Установлено, что в максимальной степени проявление акцентуации происходит лишь на определенном жизненном этапе, нередко это происходит в подростковом возрасте. Со временем проявления акцентуации сглаживаются сами по себе, и человек может контролировать свое поведение, поэтому специального лечения не требуется

www.psyportal.net

Чем мозг психопата отличается от обычного

Хотя психопатия отсутствует в перечне официальных психиатрических диагнозов, тем не менее, данный синдром, проявляющийся в виде сниженной способности к сопереживанию, неспособности к искреннему раскаянию в причинении вреда, лживости, эгоцентричности и поверхностности эмоциональных реакций хорошо известен широкой публике.

Психопаты, зачастую не испытывают проблем с тем, чтобы убить человека и “чувствуют” уязвимость своей жертвы. Однако не все знают, что в некоторых ситуациях психопаты скорее спасут человека, чем убьют его. Давайте поясним это утверждение.

Представьте мчащийся на полной скорости поезд. По ходу его движения к рельсам намертво привязано пять человек. К счастью, вы можете перевести стрелку и поезд перейдет на другой путь однако есть условие: на другом пути лежит один человек, которому в этом случае уготована смерть от поезда. Вопрос — переведете ли вы стрелку?

Большинство людей в этих условиях не испытывают особых трудностей при принятии решения. Конечно не очень приятно переводить стрелку, но здравый смысл подсказывает, что из двух зол нужно выбрать наименьшее — дать погибнуть одному человеку, а не пяти.

А теперь давайте немного изменим условие. Поезд снова мчится на полной скорости и он вот-вот наедет на пятерых человек, но на этот раз вы стоите на мосту над рельсами за спиной у толстяка. Единственный способ спасти людей — столкнуть с моста толстяка. Он конечно умрет, но его внушительный вес остановит поезд и люди не погибнут. Вопрос — столкнете ли вы толстяка?

Теперь перед нами настоящая дилемма. На кону то же количество жизней, что и в первом сценарии, но здесь сделать выбор нормальному человеку значительно сложнее. Почему? Все дело в эмоциональной окраске событий.

В первом случае речь идет о так называемой безличной дилемме. В ее решении задействована префронтальная кора, задняя теменная кора, височные доли и верхняя височная борозда (немного нейроанатомии не повредит). Они отвечают за “холодную” эмпатию основанную на здравом смысле и рациональном мышлении.

Во втором случае наоборот. Здесь возникает личная дилемма. Она задействует эмоциональный центр коры головного мозга известный как миндалина, отвечающая за “горячую” эмпатию. Ее мы можем определить, как способность чувствовать то, что чувствует другой человек.

Психопаты, как и большинство нормальных людей не испытывают трудностей в первой ситуации. Они переведут стрелку и поезд убьет одного человека вместо пяти. А вот затем начинается самое интересное. Во второй ситуации психопаты тоже с легкостью принимают решение в отличие от нормальных людей. Психопат без малейшего колебания готов столкнуть толстяка на рельсы, как будто так и должно быть.

Такая разница в поведении обусловлена особенностями нервной деятельности. Схема мозговой активности нормального человека и психопата одинакова при решении безличной дилеммы, но кардинально отличается, когда выбор требует личного отношения.

Представьте, что при решении этих двух дилемм активность вашего мозга записывается функциональным магниторезонансным томографом. Что будет видно на экране пока вы раздумываете над решением?

В тот момент когда безличная дилемма становится личной будет видна активность эмоционального центра мозга — миндалины и в соседних отделах, например в медиальной орбитофронтальной коре. На экране можно будет увидеть тот момент, когда вы начинаете испытывать эмоции.

Но в мозге психопата не будет видно ничего. Переход от безличной к личной дилемме произойдет незаметно. Потому что эмоциональный центр их мозга будет похож на штрих код сопереживания, который не сработал на кассе. Именно поэтому они, не моргнув глазом, столкнут того толстяка с моста.

magicjournal.ru

Чем отличаются психопаты в реальной жизни от тех, кого мы видим по ТВ

Чем отличаются психопаты в реальной жизни от тех, кого мы видим по ТВ и в кино

Психопаты давно перестали нас пугать и стали частью поп-культуры. Рок-звезды носят их имена, их рисуют на обложках альбомов, про них снимают кино и даже сериалы, которые транслируются в прайм тайм.

Ну, а Каннибал-Ганнибал Лектер недавно стал кумиром половозрелых школьниц — теперь он где-то между Фассбендером и Гослингом.

Мы решили выяснить, кто такие психопаты на самом деле, и почему они нас так волнуют. И перевели это захватывающее интервью журнала Wired с ученым-неврологом Кентом Килем из Альбукерке.

Кент Киль (Kent Kiehl) шел к выходу из здания аэропорта, когда работник службы охраны схватил его за руку. «Вы не пройдете со мной, сэр?», — спросил он. Киль не стал сопротивляться и постарался остаться спокойным, пока охранники проверяли его багаж. Затем они спросили, не хочет ли он ни в чем признаться.

Тед Банди, сфотографированный здесь в 1978 году, несомненно, стал одним из решающих факторов возникновения глубокого интереса Кента Киля к психопатии.

Кент Киль — ученый-невролог, который работает в организации Mind Research Network и университете Нью-Мексико в Альбукерке. Он посвятил свою карьеру изучению различий мозга здоровых людей и психопатов — точно таких же людей, которые, правда, чаще имеют проблемы с законом из-за отсутствия жалости, сострадания и раскаяния. В самолете он переписывал заметки, которые сделал во время интервью с психопатом в Иллинойсе. Психопата, к слову, обвиняли в убийстве двух женщин и изнасиловании и убийстве 10-ти летней девочки. Женщина, сидевшая в соседнем кресле, в ужасе решила, что он записывает свое признание.

Киль вспоминает эту историю в новой книге о своих исследованиях — The Psychopath Whisperer (буквально с английского что-то вроде «Шепчущий психопат»). Он беседовал с психопатами больше двадцати лет, в книге собраны истории об этих необычных (а порой и буквально сумасшедших) встречах. Хотя, на самом деле, название – «Слушающий психопатов» («The Psychopath Listener») подошло бы более точно. Правда, для книги это не столь эффектный заголовок.

Совсем недавно г-н Киль обзавелся передвижным МРТ (магнитно-резонансный томограф) и получил разрешение на проведение исследования мозга заключенных тюрьмы штата Нью-Мексико. На сегодняшний день он уже сделал томограммы почти 3000 жестоких правонарушителей, 500 из которых — психопаты.

Киль стоит возле мобильного МРТ сканера.

Журналисты интернет-портала Wired побеседовали с ученым о том, чем отличается мозг психопата от мозга нормального человека, и почему он рассматривает психопатию как психическое заболевание, которого можно избежать.

Чем отличаются психопаты в реальной жизни от тех, кого мы видим по ТВ и в кино?

Одно из самых больших отличий: психопатов среди нас, на самом деле больше, чем мы думаем. Примерно 1 из 150 человек подходит хотя бы по одному клиническому критерию. А это значит, что среди нас сотни тысяч таких людей. Большая их часть, конечно, не совершает жестоких преступлений, но они ведут непонятный, кочевой образ жизни и, в конце концов, у них бывают проблемы.

Голливуд не особо «помог» в создании образа среднестатистического психопата. По большому счету, они просто впадают в крайности и показывают очередного Ганнибала Лектера или еще более скандальную личность. На самом деле, все намного банальнее.

Люди часто путают психопатию и психоз — в чем тут разница?

Да, правда. Основные симптомы психопатии — отсутствие жалости, сопереживания, чувства вины, раскаяния. Психозы — это нарушения сознания, которые сопровождаются галлюцинациями и маниями. Это совсем другое. Вы никогда не найдете психопата с маниями, например.

В своей книге вы пишете, что за два десятилетия вы пересекались с несколькими людьми, которые по «шкале психопатов» набрали 40 из 40 (сам диагноз начинает присваиваться с 30, обычные люди набирают в среднем 4-5). Каково это, разговаривать с настоящим психопатом?

Они совершенно другие. Ты выходишь из комнаты, где только что сидел с этим человеком, и понимаешь, что встретил кого-то совершенно иного, абсолютно непохожего даже на других психопатов. Они полностью свободны от сознания. Они имеют настолько плоские эмоции, что это невозможно понять, пока не зазглянешь им глаза.

Наверное, это ощущение потом долго не выходит из головы…

Точно. Одного из моих «любимчиков» я называю Шокирующий Риччи, потому что он делал такое, что просто не пришло бы в голову нормальному человеку: все его преступления, то, что он делал с телами после убийства. Он делал все это только для того, чтобы шокировать людей.

В свой первый день в тюрьме с максимально возможным количеством охраны он снял с себя всю одежду и прогуливался абсолютно голым под дождем. Остальные заключенные просто диву давались от того, что там происходит. Я разговаривал с ним в тот же день, после этого: он мне сказал, что делает подобные вещи только для того, чтобы люди понимали, что он может сделать все, что угодно.

О чем ты думаешь, когда сидишь в комнате с кем-то вроде него?

Никогда не боялся, что кто-нибудь из них наберет тебе задницу?

И не только задницу! Я работал с одним заключенным, который признался мне, что совершил несколько убийств на свободе, и что убил бы еще больше людей, если б его об этом попросили. У него была своя банда.

Через несколько дней мне позвонил начальник исправительной колонии, где я работал тогда, и сказал: «Кент, нам нужно взять тебя под охрану. Один из заключенных думает, что ты донес на него и говорит, что собирается тебя убить». Мне пришлось несколько дней провести под охраной. Но оказалось, что на него донес один из членов банды. И, как только эта информация дошла до него, я сразу же вернулся к работе, будто ничего и не случилось. Но были времена, когда я переживал, что кто-нибудь меня уберет.

Трудно проводить столько времени с людьми, которые совершили такие ужасные вещи?

Я достаточно комфортно себя чувствую. За всю свою карьеру я встретил только 2 или 3 человек, после разговора с которыми понимал, что больше не хочу ничего о них знать. Они совершили настолько ужасные вещи… И то, как они к этому относятся… — мне этого хватило.

Почему вы рассматриваете психопатию как психическое заболевание, а не как особый тип личности?

Я считаю это именно болезнью, связанной с проблемами дома, на работе, в семье, с друзьями, что в итоге ведет к госпитализации или тюремному заключению.

Единственное отличие психопатов — это, то, что они не кажутся несчастными от того факта, что их жизнь — катастрофа. Они не могут понять, как их поведение отражается на других людях.

Что уже известно на сегодняшний день о различиях в мозге психопатов?

Мы обнаружили, что у психопатов плотность серого вещества вокруг лимбической системы (участвует в создании эмоции) на 5-10% ниже, чем у нормальных людей. Также мы узнали, что ткани, соединяющие лимбическую систему с лобной долей, нарушены.

Группа исследователей из Германии тоже публиковала что-то подобное. Было проведено много исследований, подтверждающих пониженную чувствительность в этих зонах во время непосредственного создания эмоции, а также принятия решений, связанных с моралью.

Вы в своей книге пишете о доказательствах, приведенных в защиту Брайана Дугана и отмены для него, серийного убийцы-психопата, из-за которого вы чуть не попали в переделку в аэропорту, смертной казни. Неужели наука уже готова к таким единичным ситуациям?

Зависит от контекста. Доказательства, что их мозг другой, весьма убедительны. Вопрос в том, может ли это выступать смягчающим обстоятельством. Если бы вы были адвокатом, я думаю, вы бы поднимали вопрос о существовании психопатии только в случае опасности смертного приговора.

Это и произошло в случае с Дуганом. Но он все равно проведет в тюрьме еще 15-20 лет (суд присяжных, в конце концов, вынес ему приговор о пожизненном заключении, затем поменял на смертный приговор, а потом, когда в штате Иллинойс была отменена смертная казнь в 2011 году, приговор вновь заменили пожизненным заключением).

Но я не думаю, что имеет смысл использовать психопатию как смягчающий фактор в подростковых преступлениях или другом подобном контексте. Это палка о двух концах. Всегда есть вероятность, что обвинитель скажет — ну раз у него другой мозг, не значит ли это, что риск повторных преступлений еще выше, ведь вы не можете это поменять.

Психопаты вообще могут измениться?

Меня очень радуют первопроходцы в этом деле — Mendota Juvenile Treatment Center (исправительное учреждение для подростков) в штате Висконсин, где подросткам с высокой вероятностью развития психопатии пытаются помочь разными интенсивными программами, призванными сократить вероятность повторного совершения преступлений.

Лечение, которое они там получают и которое, на самом деле, помогает, основывается на поощрении, а не на наказании. Да, подростки находятся в заключении в качестве наказания за то, что они сделали, но сама система заведения не только наказывает их, когда они сделали что-то плохое, но и поощряет, когда они делают что-то хорошее.

Если они ведут себя хорошо по отношению к работникам, например, им могут, например, позволить поиграть в видеоигры на выходных.

Есть ли смысл тратить ресурсы на интенсивную терапию для такой малой части населения?

Если вы взгляните только на публикации Mendota Juvenile Treatment Center, то поймете, что каждые 10 000 долларов, потраченные штатом Висконсин на эту программу, сократили затраты на содержание тюрем и систему судов на более чем 70 000 долларов за 4 года после ее создания. Подростки, прошедшие лечение, прекращают увеличивать свой срок другими проступками. И когда они выходят оттуда, то остаются на свободе дольше и совершают менее жестокие преступления, что очень ценно в социальной перспективе.

Если уже есть успешные методы применения, зачем тогда нужны исследования мозга?

Программы, которые существуют сегодня, не идеальны. Они сокращают рецидив жестоких преступлений на 50%, но 10-15% подростков все равно продолжают совершать жестокие преступления, несмотря на психологическую поддержку.

Что может сделать изучение мозга для нас? Обеспечить информацией о том, как проходит лечение, чтобы вы могли определить, кого можно отпустить через 6 месяцев, а кому нужно пройти годовой курс или больше. Вы сможете использовать неврологию, чтобы принимать лучшие решения. Это то, что мы надеемся сделать.

m.spletnik.ru

Психопатия

Психопатия (от психо и греч. pathos – страдание) – врожденная или развившаяся в ранние годы аномалия личности, аномальность высшей нервной деятельности, обусловливающая психическую неполноценность личности.

Поведение личности модифицируется в зависимости от формы психопатии, приобретая аномальную реактивность на отдельные группы раздражителей. В развитии и течении психопатии различаются стадии обострения психопатических черт, фазы декомпенсации.

Психопатический склад личности возникает на основе взаимодействия врожденной или рано приобретенной биологической неполноценности нервной системы с остро негативными условиями внешней среды. Характерологической особенностью психопатизированной личности является дисгармоничность ее эмоционально-волевой сферы при относительной сохранности интеллекта. Психопатические особенности личности затрудняют ее социальную адаптацию, а при психотравмирующих обстоятельствах ведут к дезадаптивным поведенческим актам.

Психопатам не присущи необратимые дефекты личности. При благоприятных средовых условиях их психические аномалии сглаживаются. Однако во всех психически трудных для них условиях неизбежна реакция срыва, поведенческая дезадаптация. (Среди лиц, совершающих насильственные преступления, психопаты занимают ведущее место.) Для психопатов характерна незрелость психики, проявляющаяся в повышенной внушаемости, склонности к преувеличениям, необоснованной мнительности.

Ведущим фактором психопатизации личности в одних случаях являются врожденные конституциональные особенности (так называемая ядерная психопатия), в других – психогенное воздействие окружающей среды («патохарактериологическое развитие индивида»).

Длительное воздействие неблагоприятных социальных факторов может быть основной причиной психопатического развития личности, ее искаженного психического формирования. Личность, формирующаяся в условиях постоянного грубого подавления, унижения, принижения, начинает проявлять робость, подавленность, неуверенность или, наоборот, повышенную возбудимость, агрессивность, конфрактационность. Обстановка же всеобщего обожания и восхищения, беспрекословного исполнения всех прихотей ребенка может привести к формированию истерического типа личности, к развитию эгоцентризма, самовлюбленности (нарциссизма). Вместе с этим формируются черты эксплозивности (взрывчатости, импульсивности). В длящихся условиях чрезмерной опеки формируется астеничность, безынициативность, беспомощность, экстернальная поведенческая ориентированность (возложение вины за свои неудачи на внешние обстоятельства). Поскольку патохарактериологическое развитие личности преимущественно обусловлено социальным фактором, возможно прекращение этого процесса при благоприятных социальных условиях. Классификация психопатий пока еще носит дискуссионный характер. Мы выделяем пять их разновидностей: астеническую, возбудимую (взрывную), истерическую паранойяльную и шизоидную психопатию.

Психастенические психопаты отличаются повышенным уровнем тревожности, боязливостью, неуверенностью в себе, крайне повышенной чувствительностью к психотравмирующим обстоятельствам, дезадаптированностью в психически напряженных ситуациях. Их интеллектуальные построения, жизненные планы оторваны от реальных условий жизни, они склонны к болезненному мудрствованию («интеллектуальной жвачке»), застойному самокопанию (любят «пилить опилки»), навязчивым идеям. Для психастеников характерны функциональный перевес второй сигнальной системы и слабость подкорковых систем, что и проявляется в общей энергетической ослабленности их высшей нервной деятельности, в слабости наиболее хрупкого тормозного процесса. Их мотивационная сфера характеризуется застойными, навязчивыми побуждениями.

Возбудимые (взрывчатые) психопаты отличаются повышенной раздражительностью, постоянным пребыванием в состоянии психического напряжения, взрывной эмоциональной реактивностью, доходящей до неадекватных приступов ярости. Для них характерны повышенная требовательность к окружающим, крайний эгоизм и себялюбие, недоверчивость и подозрительность. Они часто впадают в состояние дисфории – злобной тоски. Они упрямы, неуживчивы, конфликтны, мелочно придирчивы и властны. В общении грубы, а в гневе – крайне агрессивны, способны наносить жестокие побои, не останавливаются даже перед убийством. Их аффективное поведение происходит на фоне суженного сознания. В некоторых случаях злобность и эксплозивность (взрывчатость) смещаются в сторону застойных влечений (пьянство, бродяжничество, азартные игры, сексуальные излишества и извращения).

Истерические психопаты отличаются главным образом жаждой признания. Они стремятся к внешнему проявлению своей значительности, демонстрации своего превосходства, склонны к театральности и рисовке, позерству и внешней эффектности. Их тяга к преувеличениям часто граничит с лживостью, а восторги и огорчения проявляются бурно и экспрессивно (театральные жесты, заламывание рук, рыдания и громкий продолжительный смех , восторженные объятия и обиды «на всю жизнь»). Стратегия их жизни – быть в центре внимания любыми средствами – безудержным фантазированием, постоянной ложью (патологические лгуны и мифоманы). В погоне за признанием они не останавливаются даже перед самооговором. Психика этих людей незрела, инфантильна. В нейро-физиологическом плане у них преобладают первая сигнальная система, деятельность правого полушария. Их непосредственные впечатления настолько ярки, что подавляют критичность мышления.

Паранойяльные психопаты (параноики) отличаются повышенной склонностью к «сверхценным идеям». Это обусловлено крайней узостью их мышления, однонаправленностью интересов, повышенным самомнением, эгоцентризмом, подозрительностью в отношении других людей. Низкая пластичность психики делает их поведение конфликтным, они постоянно в борьбе с мнимыми врагами. Основная их направленность – «изобретательство» и «реформаторство». Непризнание их заслуг приводит к постоянным столкновениям со средой, к сутяжничеству, анонимным доносам и т. п.

Шизоидные психопаты – высокочувствительны, ранимы, но эмоционально ограниченны («холодные аристократы»), деспотичны, склонны к резонерству. Психомоторика дефектна – неуклюжа. Педантичны и аутичны – отчуждены. Резко нарушена социальная идентифицированность – враждебность к социальному окружению. У психопатов шизоидного типа отсутствует эмоциональный резонанс к переживаниям других людей. Их социальные контакты затруднены. Они холодны, жестоки и бесцеремонны; их внутренние побуждения малопонятны и нередко обусловлены сверхценными для них ориентациями.

Итак, психопатические индивиды крайне чувствительны к отдельным психотравмирующим воздействиям, они обидчивы и подозрительны. Их настроение подвержено периодическим расстройствам – дисфории. Приливы злобной тоски, страха, подавленности вызывают у них повышенную придирчивость к окружающим.

Психопатические черты личности формируются при крайностях в методах воспитания – угнетение, подавление, принижение формируют подавленный, тормозной тип личности. Систематическая грубость, насилие содействуют формированию агрессивного типа личности. Истерический тип личности формируется при обстановке всемерного обожания и восхищения, исполнения всех капризов и прихотей психопатоподобного индивида.

Психопаты возбудимого и истерического типа особенно склонны к половым извращениям – гомосексуализму (влечение к лицам своего пола), геронтофилии (влечение к лицам старческого возраста), педофилии (половое влечение к детям). Возможны и иные поведенческие извращения эротического характера – скопофилия (тайное подглядывание за интимными актами других людей), эротический фетишизм (перенос эротических чувств на вещи), трансвестизм (испытание полового удовлетворения при переодевании в одежду противоположного пола), эксгибиционизм (половое удовлетворение при обнажении своего тела в присутствии лиц другого пола), садизм (эротический тиранизм), мазохизм (аутосадизм).

Все половые извращения – признаки психических расстройств.

psyera.ru