Психотерапия истерии

Психотерапия истерии

По сравнению с другими формами психических расстройств вопросам лечения истерических синдромов, несмотря на отсутствие успехов на этом поприще, не уделяется достаточного внимания в литературе. Приятное исключение составляют лишь сторонники бихевиоральной терапии [Eysenck, 1964; Lazarus, 1972; Meyer, Chesser, 1973; OLeary, Wilson, 1975], хотя и они ограничиваются почти исключительно описанием клинических случаев и избегают подбора более систематических и синтезированных данных. Анализ отдельных случаев свидетельствует, что различные бихевиоральные методы, особенно аверсивные методики, могут оказаться эффективными при лечении различных истерических симптомов, в том числе сохраняющихся многие годы и не поддающихся другим формам терапии. Многие авторы сообщают об эффективности бихевиоральных методов при таких истерических симптомах, как астазия — абазия [Turner, Hersen, 1975], афония [Marshall, Watts, 1976; Wilson, 1962], слепота [Brady, bind, 1961; Ohno et al., 1974], немота.[Munford et al, 1976], глухота [Rosenberger, Moore, 1946], рвота [Kohlenberg, 1975, тики [Barret, 1962], блефароспазм [Meichnebaum, 1966], писчая судорога [Kushner, Sandier, 1966; Yates, 1970] и т. д.

Бихевиоральные методы, направленные в соответствии с теоретическими принципами бихевиоризма исключительно на ликвидацию определенных симптомов, не влияют на истинные причины истерических нарушений и поэтому могут быть лишь вспомогательной формой лечения истерии, ограничивающейся дисфункциями чувствительно-двигательной сферы.

Серьезные сомнения в свою очередь возбуждает предложение лечить истерические нарушения электрошоком [Wainer, 1949], амфетаминовым шоком [Delay et al., 1951], снотворными [Tyszkiewicz, 1955] или же наркоанализом [Телешевская, 1969], использовавшимся ранее скорее для диагностических целей и ныне оставленным по соображениям этического порядка. Основываясь на концепции реактивного торможения при истерии, Eysenc (1964) предлагает применять стимулирующие средства, которые призваны снимать симптомы за счет возбуждения коры. Теоретически более обоснованным кажется, однако, использование атарактиков, которые за счет пресинаптического торможения экстрацептивной и проприоцептивной афферентаций снижают уровень активации и уменьшают эмоциональное напряжение (особенно страх). Следует заметить, что в отдельных случаях зафиксирован положительный лечебный эффект психотропных препаратов [Dolmierski, Smoczynski, 1961; Reckless, 1972].

До сих пор окончательно не разрешен спорный вопрос использования гипнотерапии при истерии, несмотря на многочисленные клинические и экспериментальные разработки [Barber et al., 1974; Chertok, 1968; Gill, Brenman, 1959; Gradowska, 1972; Katzenstein, 1971; Weitzenhoffer, 1972; Wol-berg, 1975]. Некоторые авторы сообщают об успешном лечении гипнозом блефароспазма [Wickramasekera, 1974], истерической амнезии [Chertok, 1968; Wolber, 1975], альтернирующей личности [Brandsma, Ludwig, 1974; Howland, 1975], а также других диссоциативных симптомов [Kaplan, Deabler, 1975]. Известно мнение, что истерические синдромы являются противопоказанием к гипнотерапии [Meares, 1956; Roraan-kiewicz, 1972].

Более умеренную позицию занимает Chertok (1968), который считает, что гипнотерапия показана только при легких истерических расстройствах типа чувствительно-двигательных дисфункций, но не должна применяться при реактивных истерических синдромах. Wolberg (1975) предлагает использовать гипноз как вспомогательный метод лечения, уменьшающий эмоциональное напряжение, смягчающий симптоматику, повышающий эффективность психотерапии, укрепляющий контакт пациента с врачом, а иногда действующий как плацебо. По оценке автора, сам по себе гипноз в психиатрии имеет небольшую терапевтическую ценность. Иногда он может служить средством диагностики — временное устранение симптома является доказательством истерической природы заболевания. Никаких ограничений использования гипнотерапии при лечении истерического невроза не выдвигает Kratochvil (1974). По данным литературы, наиболее убедительным представляется мнение о противопоказанности гипнотерапии в случае истерических реактивных синдромов и о вспомогательной роли гипноза при лечении истерического невроза [Wolberg, 1975].

Многие психиатры сообщают о положительных результатах лечения истерических расстройств методами психотерапии, независимо от их теоретической ориентированности, т. е. например, психоаналитическим [Eichler, 1976; Mitcherlich, 1971; Slavson, 1973; Stekel, 1953], аналитическим [Hochheimer, 1966] или феноменологически-экзистенциалистским [Colm, 1966; Wexler, Rice, 1974; Worchel, Byrne, 1964]. К сожалению, до сих пор не предпринимались запланированные исследования эффективности психотерапии при истерии, поэтому о ней можно лишь приблизительно судить на основании результатов, достигнутых в группах больных с различными клиническими формами неврозов. Процент неудач к моменту прекращения психотерапии у разных авторов колеблется от 14 до 42, а в период катамнеза — от 10 до 58 [Кгаtochvil, 1974]. Это, безусловно, ориентировочные величины, поскольку трудно сравнивать результаты различных форм терапии вследствие применения различных методов, техники, процедур исследования, разнообразных критериев изменения и улучшения состояния.

Принятые в данной работе теоретические положения, особенно касающиеся расстройств личности, истерической личности, эссенциальной структуры невротического и реактивного истерического синдрома, механизма развития симптомов, предполагают определенный подход к лечению. С точки зрения общей теории систем психотерапия должна представлять собой направленное воздействие (т. е. управление или такое поведение одной из систем, которое приводит к определенным изменениям другой системы), на нарушенную систему (больного) другой системы (врача), использующее энергетически-информационные процессы и способность системы к научению, основной целью которого становится внутренняя реструктурализация. Понятие реструктурализации более или менее соответствует общепринятым терминам вроде: «изменение установок», «изменение личности», «реориентация» и т. п. Эффективная реструктурализация должна вести к восстановлению системой своих фундаментальных свойств, таких, как открытость, активность, способность к саморегуляции, самоорганизации, управлению, к восстановлению внутреннего функционального равновесия, растормаживанию существующего потенциала роста и развития. Основное условие успешной реструктурализации — создание прочных обратных связей между нарушенной системой (пациентом) и управляющей системой (врачом), что указывает на важную роль так называемого терапевтического контакта, а также с другими системами (например, с членами терапевтической группы), обеспечивающими поступление значимой обратной информации. Одновременно необходимо создать оптимальные условия научения, т. е. возможность привести в действие процессы активного поиска, приема, отбора, интегрирования, кодирования, преобразования, воспроизведения и производства информации. Для этой цели в начальной фазе терапии нужно обеспечить расстроенную систему информацией, которая восстанавливает нарушенный гомеокинез (уменьшает несоответствие информации, снижая тем самым уровень активации). По мнению Leder (1971), в начальный период лечения важную роль играет прежде всего информация о причинах расстройства, методах и возможностях устранения заболевания и его симптомов. Эта информация является компонентом неспецифических факторов лечебного воздействия (так называемый эффект плацебо), поскольку она снижает у пациента чувство опасности и эмоциональное напряжение. На этом этапе терапии преобладает процесс пассивного научения, который осуществляется за счет терапевтического контакта и образованных социальных ситуаций, главным образом путем подражания и переобусловливания. Однако изменение установок может произойти лишь при помощи активного переучивания, в процессе которого больной активно и самостоятельно преобразует себя, свое окружение и отношения с ним. Врач ускоряет этот процесс, применяя методы проблемного обучения. «Оно предполагает активную исследовательскую деятельность пациента, включает в себя определение и называние фактов, задач и проблем, оценку их, формулирование гипотез и решений, принятие решений и экспериментирование в направлении их верификации, формулирование выводов на основании опыта» [Leder, 1971]. Только оптимальное течение этого процесса способствует появлению специфических изменений (например, социальных установок). Фиксирование и перенос новых форм поведения вне терапевтической ситуации требует подкрепления со стороны общества и удовлетворения новых потребностей и стремлений пациента.

Реструктурализация системы должна охватывать как познавательные, так и эмоциональные структуры. Говоря точнее, поступающая в процессе терапии информация должна быть направлена на модифицирование инстинктивно-эмоциональных механизмов, а не только на трансформацию познавательных структур. Цель психотерапии — обеспечение больного информацией, которая вызывала бы повышение степени познавательной сложности, исключала бы простые схемы интегрирования информации (например, по принципу «черное—белое»), способствовала развитию структуры «я» (например, укрепляя ощущение тождества, собственной ценности и контроля), ликвидировала расхождение между закодированной информацией [например, между «реальным я» и «идеальным я», несоответствия в сфере структуры «я»; Pohoreska, 1977] и т. д. Это позволит снять угрозу для «я», а тем самым уменьшить потенциал регуляции ненормальных приспособительных механизмов (например, защитных, разряжающих, манипуляционных) и снизить уровень эгоцентризма.

Что касается истерической личности, процесс психотерапии должен быть долгосрочным, хотя бы из-за больших трудностей реструктурализации. Необдуманный отказ больного или врача от продолжения психотерапии, нередко проводящейся несколько лет, фиксирует ошибочное представление о неэффективности лечения.

Учитывая недостаток места, мы не можем более детально обсуждать специфические вопросы психотерапии при истерии. Приведенный краткий очерк лечения истерии определяет лишь общее направление дальнейшего практического и научного поиска, а предложенные гипотезы еще нуждаются в эмпирической проверке. Чрезвычайная сложность проблем, связанных с истерией, ряд еще нерешенных теоретических и практических вопросов в некоторой степени оправдывают, возможно, слишком общий характер наших рассуждений.

www.psychiatry.ru

Психотерапия при истерии

Основными методами лечения истерии является психотерапия во всех ее разновидностях. С первых дней заболевания следует всячески укреплять соматическое состояние, обеспечить покой, отдых, общеукрепляющее лечение. Если больной возбужден, тревожен, ему назначают препараты валерианы, брома, транквилизаторы или малые дозы нейролептиков. При упорной бессоннице дают снотворное перед сном (чаще только в первые дни). Необходимо как можно раньше выяснить психотравмирующий фактор и попытаться если не устранить его, так хоть помочь больному найти рациональный выход из сложившейся ситуации. Можно в дальнейшем прибегнуть к методу косвенного внушения, назначения ему физиопроцедур и витаминотерапии. Попытаться внушить больному, что его состояние вызвано «бегством в болезнь», пустая трата времени, больной будет считать вас плохим специалистом и перестанет доверять вам. Он попытается сменить врача.

Больные истерией не отдают себе отчета в том, что болезненный симптом для них «приятен или выгоден». Они считают, что у них очень серьезное, требующее повышенного внимания и лечения заболевание.

Большую роль играет то, как строится терапевтическое лечение. Если больному сказать, что паралич возник у него как следствие испуга, то крах лечения обеспечен. Но если больному внушить, что это временное поражение и что под воздействием «новых и очень хороших» препаратов у него будет улучшение, то положительное воздействие не заставит себя ждать.

Иногда приводит к хорошим результатам переведение внимания больного на незначительную, неистерического происхождения болезнь и упорное игнорирование истерического симптома. Больной переключает свое внимание на другое заболевание и лечение пойдет более успешно.

Если тот или другой метод к данному больному неприменим или не даст эффекта, целесообразно прибегнуть к психотерапии — лечению прямым или косвенным внушением наяву, в гипнотическом сне, при наличии истерических нарушений вегетативных функций — к каузальной психотерапии. При лечении косвенным внушением применимы те или другие электропроцедуры, массаж, витаминотерапия. Можно применять внушение во сне. Но каждая процедура внушения должна проводиться уверенным голосом, иначе больной просто не поверит. Применение репрессивных методов лечения больных истерией недопустимы, т.к. больной еще больше «погрузится» в свою болезнь, а доверие к врачу исчезнет. Есть много методов суггестивной терапии и знать их должны специалисты обязательно, потому что каждый из нас может оказаться на положении больного, и доверие к врачу возрастает, если он с чуткостью и пониманием относится к больному, если он профессионал.

Другие материалы категории Болезни нервной системы:

www.amny.ru

Истерия и конверсионные симптомы. Психотерапия истерии. Психоанализ истерии

Стандартное психоаналитическое лечение было изобретено для людей с истерической структурой личности , и оно все еще остается предпочтительным . Под стандартным лечением мы понимаем отношение психолога — психотерапевта , который относительно спокоен и недирективен , интерпретирует процесс , а не содержание , имеет дело с защитами , а не с тем , что защищается , и ограничивает интерпретации большей частью рассмотрением сопротивлений , как они проявляются в переносе . Как заметил психоаналитик Дэвид Аллен :

» Истерические пациенты идут на контакт немедленно и ищут именно восстанавливающего контакта . Для начинающего психотерапевта такие пациенты предоставляют наиболее четкое и доступное свидетельство переноса . Решающим моментом в лечении истерической личности является перенос . Если мы даем неправильные интерпретации , то можем исправить их в свете последующей информации . Если мы упустим возможность интерпретации , они будут появляться снова и снова . Но если мы будем неправильно обращаться с переносом , то психотерапия под угрозой . Неправильное обращение с переносом и неудача в установлении терапевтического альянса — вот практически единственные жизненно важные ошибки , и их чрезвычайно трудно исправить «.

Сначала следует установить сердечный рабочий союз и сформулировать ответственность обеих сторон в ходе терапевтического контакта — быстрый и легкий процесс с более здоровыми истерическими пациентами благодаря их общей склонности к контактам . Затем через ненавязчивое , но теплое поведение при беспристрастном избегании самораскрытия психотерапевт позволяет переносу расцвести . Как только проблемы пациента начинают всплывать в ходе психотерапии , психотерапевту следует тактично интерпретировать чувства , разочарования , желания и страхи — по мере того , как они появляются в консультационном кабинете .

Критическим является то положение , что психотерапевт дает истерическому клиенту прийти к собственному пониманию . Поспешность в интерпретации только испугает людей с истерической чувствительностью , напоминая им о большей власти и уме других людей . Комментарии со следом отношения » Я знаю вас лучше , чем вы сами » в образах , доминирующих во внутреннем представлении истерического пациента о мире , равносильны кастрации или пенетрации . Задавать осторожные вопросы , бросать случайные замечания , когда кажется , что клиент завяз , и постоянно возвращать его к тому , что он чувствует и как это понимает , — вот в чем состоят основные характеристики эффективной техники .

Работая с истерическими людьми невротического уровня , психолог — психотерапевт может сидеть , откинувшись на спинку кресла , и наблюдать , как пациент сам делает себя здоровее . Важно обуздывать нарциссическое стремление быть оцененным за оказанное содействие . Наилучшее содействие , которое может быть оказано театральному пациенту , — уверенность в собственной способности решать за самого себя и принимать взрослые ответственные решения . Требуется внимание не только к выражению чувств , но и к интеграции мышления и чувств . Согласно наблюдениям Аллена :

» Существенной частью искусства психотерапии является способность к коммуникации в рамках познавательного стиля пациента при полном уважении к его чувствам и идеалам . Сам по себе истерический стиль мышления не является более низким , но он нуждается в дополнении также и детальным , линейным » левополушарным мышлением «. В некотором смысле истерик действительно нуждается в том , чтобы его учили , как думать и что соединять в мышлении , точно так же , как обсессивно — компульсивные люди нуждаются в обучении тому , что чувствовать и что соединять в чувствах «.

Более нарушенные истерические клиенты требуют более активной образовательной работы . В первом интервью , кроме терпимости и обозначения их чрезмерной тревоги , психологу — психоаналитику следует предусмотреть любые искушения , которые могут угрожать лечению . Например : » Я знаю , что сейчас вы решили работать над этими проблемами в ходе психотерапии . Но мы видели , что до сих пор , когда ваша тревога становилась слишком сильной , вы искали выхода в волнующей любовной истории [ или заболевали , или впадали в ярость и исчезали — в зависимости от того , какова схема поведения ]. Это вполне может произойти и здесь . Сможете ли вы пройти долгий путь излечения ? » Низко — функциональных истерических пациентов следует предупреждать о сильных негативных реакциях на психотерапевта и подталкивать к открытому обсуждению . В общем , подходы , которые применимы ко всем пограничным пациентам на всем типологическом спектре , полезны с более нарушенными истерическими людьми при особом внимании к их реакциям переноса .

Перенос первоначально был обнаружен с пациентами , чьи жалобы относились к сфере истерии , и не случайно он был столь заметен именно с ними . Вся концепция истерии Фрейда вращается вокруг следующего наблюдения : то , что не помнится сознательно , остается активным в области бессознательного , находя выражение в симптомах , отреагированиях вовне и повторных переживаниях ранних сценариев . Настоящее неправильно понимается как содержащее предшествующие опасности и обиды из прошлого , отчасти потому , что истерические люди слишком тревожны , чтобы принять противоречивую информацию .

В дополнение к этим факторам театральные люди сильно ориентированы на объекты и эмоционально выразительны . Они с большей охотой , чем другие типы , обсуждают свое поведение с людьми вообще и с психотерапевтом в частности . Комбинация истерической пациентки и мужчины — психотерапевта немедленно пробуждает центральный конфликт клиентки . Фрейд поначалу был совершенно обескуражен , что в то время , как он пытался предстать перед истерическими пациентками как доброжелательный врач , те упорно продолжали видеть в нем провоцирующего своим присутствием мужчину , с которым они страдали , боролись и иногда влюблялись .

Поскольку истерическая личность — это психологический тип , для которого вопросы , связанные с полом , доминируют в том аспекте , как пациент видит мир , природа первоначального переноса будет меняться в зависимости от пола и пациента , так и психотерапевта . С мужчиной психотерапевтом клиенты — женщины обычно чувствуют себя возбужденными , испуганными и защитно — соблазняющими . С женщиной — психотерапевтом они часто слегка враждебны и конкурентны . И с обоими — чем — то напоминают детей . Пациенты — мужчины также психологически зависимы от выработанного ими взгляда на половые различия , но их перенос будет изменяться в зависимости от того , кто в их внутренней космологии обладает большей властью — материнская или же отцовская фигура . Большинство истерических клиентов склонны к сотрудничеству и ценят интерес психолога — психотерапевта . Истероидных людей пограничного и психотического уровня бывает трудно лечить , так как они отреагируют очень разрушительно и чувствуют сильную угрозу со стороны терапевтических отношений .

Однако даже истерические клиенты высокого функционального уровня могут иметь переносы такой интенсивности , что становятся почти не отличимы от психотиков . Сильные переносы изматывают как психотерапевта , так и пациента , но с ними можно эффективно работать посредством интерпретации . Психотерапевты , чувствующие себя уверенно в своей роли , найдут в этом ( что и сделал Фрейд ) не препятствие для лечения , а , скорее , средство исцеления . Если театральные пациенты слишком испуганы , чтобы допустить такие пылкие реакции в присутствии терапевта , они могут отреагировать вовне с объектами , являющимися его очевидными замещениями .

Иногда перенос у человека с истерическим характером может стать болезненно интенсивным , прежде чем он почувствует достаточное доверие к терапевту , чтобы выносить его . Театральные люди могут убегать , особенно в первые месяцы лечения , иногда рационализируя свой поступок , иногда сознавая , что именно сила их собственного влечения , страха или ненависти и та тревога , которую она вызывает , отпугивает их . Даже при том , что пугающие реакции обычно сосуществуют наряду с теплыми чувствами , они могут причинять слишком сильное беспокойство , чтобы их можно было терпеть .

Контрперенос с истерическими клиентами может включать в себя как защитное дистанцирование , так и инфантилизацию . Терапевтическая пара , в которой эти возможности создают более всего проблем , это психотерапевт — мужчина ( особенно если он обладает в целом нарциссической личностью ) и пациент — женщина .

Бывает трудно внимательно выслушивать то , что кажется псевдоаффектами театральных клиентов . Свойство этих хронически тревожных пациентов драматизировать все , что связано с собой , располагает к насмешкам . Однако большинство истерически организованных людей чрезмерно чувствительны к межличностным намекам , и отношение снисходительной насмешки сильно ранит их , даже если им удастся удержать неуважение психотерапевта вне осознания .

Связанной с этой более снисходительной и враждебной реакцией на театральных женщин оказывается намерение обращаться с ними , как с маленькими девочками . И снова , поскольку регрессия — главное оружие в истерическом арсенале , этого и следовало ожидать . Все же удивительно , как много психотерапевтов принимают приглашение истериков и разыгрывают всемогущество . Привлекательность игры в Большого Папу беззащитной и благодарной малышки , очевидно , очень велика . Можно встретить многих в целом дисциплинированных психологов — психотерапевтов , которые , однако , при лечении истерически организованных женщин не могли сдержать своего побуждения дать ей совет , похвалить , подбодрить , утешить , несмотря на то , что подтекстом всех этих сообщений является предположение , что она чересчур слаба , чтобы позаботиться о себе самой и развивать свою способность оказывать себе поддержку и обеспечивать собственный комфорт .

Поскольку регрессия у большинства театральных людей носит защитный характер — защищает их от чувства страха и вины , сопутствующих принятию на себя взрослой ответственности , — ее не следует путать с искренней беззащитностью . Быть испуганным и быть некомпетентным — не одно и то же . Проблема слишком сочувственного и потакающего отношения к истеричным людям , даже если в таком отношении не ощущается враждебной снисходительности , заключается в том , что самопринижающая концепция клиента будет усилена . Позиция родительской снисходительности является столь же оскорбительной , как и высмеивание » манипулятивности » пациента .

Наконец , следует упомянуть об искушении в контрпереносе в ответ на соблазнительность пациента . И снова это в большей степени угрожает психотерапевтам — мужчинам , чем психотерапевтам — женщинам . Женщины , занимающиеся лечением истерических пациентов , даже очень соблазнительных гетеросексуальных мужчин , защищены интернализированными социальными конвенциями , в силу которых пара зависимый мужчина — авторитетная женщина с трудом поддается эротизации . Однако принятие культурой феномена притяжения более старшего или более сильного мужчины к более молодой или более нуждающейся в поддержке женщине , находящее психодинамические корни в страхе мужчины перед поглощением женщиной , который смягчается этой парадигмой , оставляет мужчин более уязвимыми перед сексуальным искушениям в ходе психотерапии .

Следствия теории и уроки практики наглядно показывают , что сексуальные контакты психотерапевтов с пациентами имеют разрушительные последствия . То , что нужно истерическим клиентам ( а это как раз противоположно тому , что они считают необходимым для себя , когда в ходе психотерапии активизируется их центральный конфликт ), так это опыт мощных желаний , не эксплуатируемых объектом , на который они обращены . Попытка и провал соблазнения кого — либо ведет к глубокой трансформации театральных людей , поскольку — зачастую , впервые в жизни — они узнают , что авторитетные лица могут предложить им помощь , не используя их при этом , и прямое проявление собственной автономии более эффективно , чем защитные , сексуализированные ее извращения .

Для истерии характерны — разнообразие и изменчивость симптомов . Так как внушаемость больного повышена , то один симптом может быстро смениться другой реакцией , которая в данной ситуации для больного очень « кстати ». Могут быть очень бурные эмоциональные реакции , вызванные незначительной фразой врача или другого лица . А склонность к вымыслам и фантазиям дает очень яркую окраску этим реакциям . →

Основными методами лечения истерии является психотерапия во всех ее разновидностях . С первых дней заболевания следует всячески укреплять соматическое состояние , обеспечить покой , отдых, общеукрепляющее лечение . Если больной возбужден , тревожен , ему назначают препараты валерианы , брома , транквилизаторы или малые дозы нейролептиков →

Пожалуйста, скопируйте приведенный ниже код и вставьте его на свою страницу — как HTML.

psystatus.ru

Истерия, истерический невроз, конверсионные реакции.

Конверсия при истерическом неврозе — это превращение вытесненного душевного конфликта в соматическую симптоматику. Конверсионные симптомы, отражая конфликт символически, нацелены на выгоду от болезни.

К терминологии. Понятия «конверсионные реакции», «конверсионный синдром», «конверсионные неврозы», «конверсионная истерия» и «истерические реакции» во многом идентичны. При этом истерическая реакция обозначает не только соматические нарушения. «Истерическое» служит определением конкретных психических нарушений. Истерические реакции встречаются преимущественно у истерических личностей, но они не связаны жестко с какой-либо одной психической структурой. Из-за уничижительной оценки, с которой употребляется термин «истерический» в быту, это понятие в психиатрии обычно не применяют.

Симптоматика

Конверсионные реакции проявляются двигательными, чувствительными и сенсорными симптомами, а также припадочными состояниями, например параличами одной или нескольких конечностей, часто обеих ног с невозможностью стоять и ходить (астазия-абазия), или полной обездвиженностью, которая соответствует встречающемуся у некоторых животных рефлексу мнимой смерти и производит впечатление отсутствия сознания. Противоположными являются психомоторные состояния возбуждения, резкое двигательное возбуждение с бушеванием и криками.

Частыми симптомами конверсии являются болевые состояния в самых разных частях тела, но особенно головные боли и боли в животе. Само собой разумеется, что какое-либо органическое заболевание при них исключается. Рвоты также могут быть проявлением конверсионной реакции.
Невозможно обрисовать все многообразие конверсионных синдромов. Почти любую картину болезни можно имитировать в форме конверсионной реакции. Однако и действительно имеющееся соматическое расстройство и функциональная недостаточность могут расцвечиваться и поддерживаться подобными истерическими механизмами.

Причины

Конверсионные реакции были первой моделью, на которой Фрейд основал возникновение неврозов. Если неосуществленные желания и непреодоленные конфликты вытесняются в бессознательное, их энергия сохраняется. Позже она проявляется в самых разных формах, при конверсионных реакциях в виде признаков соматических расстройств. Выразительный и символический характер конверсионных реакций лежит на поверхности: паралич ноги указывает на то, что человек не может больше ходить; расстройства зрения свиде тельствуют о том, что пациент ничего не хочет знать о том, что происходит перед его глазами; при нарушении глотания — он не в состоянии «проглотить неприятности»; при наличии рвоты — пациенту «все противно». «Разговор тела» здесь очень ясен и драматичен. «Тело становится мячом для игры» (Бланкенбург).
Конверсионные реакции представляют собой неудовлетворенные фантазии и притязания. При этом не надо забывать о сексуальном их содержании, как это наблюдается при истерической дуге (сейчас редко встречающейся) — функциональном припадке с гиперлордозом и приподнятием таза у женщин.
Многие конверсионные синдромы надо понимать, как апелляцию. Они символически выражают определенные тенденции — это как бы упрек: да, я парализован, от меня ничего больше нельзя требовать; так уж со мной случилось; теперь наконец вы будете обо мне заботиться. Конверсионные синдромы направлены на освобождение от внешних и внутренних обязанностей, это призыв к окружающему миру, чтобы обратить на себя внимание. Они служат цели получить пользу от болезни в двух планах: путем образования истерического симптома достигается определенное удовлетворение от вытесненных побуждений (первичная польза от болезни), а кроме того, благодаря большему вниманию, признанию и оценке достигается нарцистическое удовлетворение (вторичная польза от болезни).
Конверсионные реакции более характерны для женщин, чем для мужчин. Они чаще проявляются у истерических, а также у астенических, нарцистических личностей и у других, имеющих задержку личностного развития. Конверсионные реакции по интенсивности и форме зависят от социальных условий, окружающего мира, вызывающего тревогу, от оценки, которую они получают от окружающих. Существенную роль играют «заразительность» и склонность к идентификации и подражанию. В последние десятилетия произошло изменение их форм — от внешних жестов к психофизическим, более глубоким расстройствам функций; «истерические формы представлений» смягчились в сторону так называемых психосоматических «интимных форм».

Диагноз

Решающим для диагноза являются демонстративное поведение, выразительность содержания переживаний и целенаправленность симптоматики. Благодаря этому конверсионные симптомы отличаются от органически обусловленных нарушений тех же функций. Дальнейшие наблюдения за пациентами обнаруживают факты лежащего в их основе конфликта.

Течение

Симптомообразование при конверсионных реакциях большей частью многообразно. Течение этих реакций показывает, что они могут меняться и спонтанно, и вследствие изменения жизненных условий. Реже конверсионные симптомы сохраняются длительно. Чаще при конверсионных реакциях наблюдается склонность к рецидивам идентичного или сходного вида. С возрастом симптомы изменяются в сторону психоневротических или психосоматических синдромов. В то время как прогноз симптомов относительно благоприятный, лежащее в основе болезни патологическое состояние личности долгое время остается стабильным и плохо поддается терапии.

Лечение

До начала лечения надо решить, будет ли оно направлено вначале на устранение симптомов или на разрешение конфликта. Остро возникающие конверсионные симптомы необходимо лечить и снимать как можно быстрее, прежде чем они закрепятся вследствие обусловливания (например, социальное подкрепление), когда появятся вторичные органические нарушения, например двигательные расстройства. В психотерапии используют суггестивные воздействия и поведенческие терапевтические методы; в отдельных случаях показан гипноз.

www.psyline.ru