Психотравматический стресс

Теоретические аспекты проблемы психокоррекции посттравматического стрессового расстройства

Посттравматические стрессовые расстройства: понятия, особенности протекания

Впервые посттравматическое стрессовое расстройство было описано в США в результате длительного изучения психического состояния американских солдат, вернувшихся после войны во Вьетнаме. Понятие «посттравматическое стрессовое расстройство» (ПТСР) было принято в 1980 г. как отдельная и обоснованная диагностическая категория. Посттравматическое стрессовое расстройство в общем можно объяснить как состояние, которое развивается у человека, испытавшего психоэмоциональный стресс достаточной силы, который может быть травматическим практически для любого человека.

Для более полного понимания сути ПТСР и психоэмоционального стресса как его причины необходимо остановиться на понятии стресс. Разработка концепции стресса в1936г. была приписана Гансу Селье [66, 89], который утверждал , что в ее центре стоит гомеостатическая модель самосохранения организма, а также мобилизация ресурсов организма человека для реакции на стрессор. Он подразделил все факторы, действующие на организм на специфические и неспецифические стереотипные эффекты стресса, которые проявляются в виде общего адаптационного синдрома. В процессе развития адаптационного синдрома выделяются три стадии:

1. реакция тревоги характеризуется мобилизацией защитных сил организма путем перестройки нервной системы и гормональной системы за счет усиления протекания катаболических процессов по сравнению с анаболическими. Иногда эту стадию называют «стрессом ожидания», или «предстартовой лихорадкой». Как пример можно привести состояние студентов перед экзаменами, спортсменов на старте, пациенты накануне операции. Важно помнить, что чем сильнее волнение человека на этом этапе, тем слабее он будет защищен в дальнейшем, растратив энергию и потеряв силы, на «старте». В то же время, сохранение холодного спокойствия влечет за собой отсутствие должной мобилизации сил, необходимых для отражения стресса.

2. стадия резистентности это стадия постепенного приспособления к трудной травматической ситуации и активное ей сопротивление. На этой стадии организм переходит в новое состояние гомеостаза, в соответствие с новыми условиями среды, главным признаком этапа является преобладание анаболических процессоров над катаболическими.

3. стадия истощения это стадия нервного и физического истощения. Это самая опасная стадия стрессовой ситуации и является следствием невосполнимой растраты энергии на двух предыдущих стадиях. Чрезмерные или длительные стрессовые нагрузки, приводящие к 3 стадии, крайне опасны, так как могут стать причиной самых разных заболеваний организма и психики («болезням стресса») человека — депрессиям и неврозам, гипертонии и диабету, инфаркту миокарда и инсульту, нарушениям иммунной системы.

Стресс происходит от английского слова stress, которое обозначает давление, нажим, напор; гнёт; нагрузка; напряжение и представляет собой неспецифическую (общую) реакцию организма на воздействие (физическое или психологическое), нарушающее его гомеостаз, а также соответствующее состояние нервной системы организма (или организма в целом).

Не смотря на то, что сейчас многие исследователи стресса считают, что психологические реакции на стресс отличаются значительно большей сложностью, чем объяснял Селье, его работа оказала огромное влияние на то, что это понятие находится под пристальным вниманием. Исходя из многообразия потенциально стрессовых событий и реакций, для исследования стресса на организм человека используется широкий спектр подходов, начиная с изучения действия слабых и кратковременных стрессоров и заканчивая последствиями тяжелых жизненных событий, таких как утрата. По мнению некоторых авторов [61, 135], «стресс» представляется как всеохватывающая величина, которая включает широкий круг изучений влияния различных психосоциальных и средовых факторов на физическое и душевное благополучие. Он включает в себя набор средовых воздействий, или «стрессоров», реакции на происходящий стресс и личностные факторы, которые влияют на связи между теми и другими.

Как только человек определил транзакцию как стрессовую, приводятся в действие механизмы преодоления, с тем чтобы повлиять на причиняющую беспокойство связь «человек—среда», и этот процесс преодоления сказываются на последующей оценке ситуации человеком и, следовательно, на виде и интенсивности стрессовой реакции [61, 3].

То есть, стресс рассматривается как сложный процесс со множеством переменных, которые, в отличие, от понятия «стресс» можно измерить более точно.

Можно представить следующие из некоторых наиболее важных переменных [6, 352]:

1. Стрессовые события.

— Важные жизненные события: брак, тяжелая утрата, развод, болезнь и др.

— Повседневные неприятности: споры, поломки автомобиля и др.

— Хронические стрессоры: рабочая нагрузка, роль.

— Неопределенность/конфликт: плохие жилищные условия.

2. Промежуточные переменные.

— Особенности личности: тип А, локус контроля, пессимизм/оптимизм, негативный аффект.

— Стили и стратегии преодоления стресса: фокусировка на эмоции, фокусировка на проблеме.

— Факторы среды: социальная поддержка, контроль.

— Поведение: трудовые показатели, курение / выпивка.

— Психологические эффекты: переживание психологического благополучия, тревога/депрессия, настроение, удовлетворенность работой.

— Физиологическое функционирование: пульс, кровяное давление, секреция адреналина.

— Болезни: коронарная болезнь сердца, простуда, грипп.

— Лабораторные стрессоры: решение в уме арифметических задач.

Ряд авторов считают [1, 136], что психическим проявлением общего адаптационного синдрома соответствует наименование «эмоциональный стресс», и представляет собой аффективные переживания, сопровождающие стресс и ведущие к неблагоприятным изменениям в организме человека. Это является следствием того, что эмоциональный аппарат первым включается в стрессовую реакцию при воздействии экстремальных травматических факторов, в связи с вовлечением эмоций в структуру любого целенаправленного поведенческого акта. Экстремальные факторы или стрессоры, заставляющие работать организм на несвойственных для него «повышенных оборотах», крайне разнообразны: это не только чрезвычайные физические или интеллектуальные нагрузки, отрицательные эмоции, травмы или боль, но и радость, крупный успех

Под воздействие стресса может попасть любой человек вне зависимости от занимаемой им должности, социального статуса и материального достатка. По данным статистики, в США 90% населения постоянно находится в состоянии сильного стресса: из них 60% испытывает стресс 1-2 раза в неделю, 30% — почти каждый день. По данным американских ученых 2/3 всех визитов к врачу вызваны симптомами, в основе которых лежит стресс.

Главы многих крупных корпораций тратят сотни миллионов долларов на медицинские пособия, вызванные стрессом, что составляет экономические потери от стресса в США свыше 300 миллиардов долларов ежегодно. В России, примерно 70% россиян постоянно находятся в состоянии стресса, а треть всего населения — в состоянии сильного стресса.

В результате вовлечения эмоционального аппарата начинают работать вегетативные функциональные системы в комплексе с эндокринными механизмами, которые будут регулировать поведенческие реакции. При невозможности достижения жизненно важных результатов для преодоления стрессовой ситуации возникает внутреннее напряжение, которое в паре с первичными гормональными изменениями во внутренней среде организма вызывает нарушение его гомеостаза.

Таким образом, вместо мобилизации организма для преодоления травматических событий при некоторых обстоятельствах стресс может стать причиной серьезных расстройств [ 20, 235].

В случае неоднократного повторения или при выраженной продолжительности аффективных реакций на фоне продолжающихся жизненных проблем эмоциональное возбуждение может принять застойную форму, становится самоактивирующимся и приводит к возникновению первичных расстройств в различных структурах нейрофизиологической регуляции мозга, которые изменяют нормальное функционирование сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, изменению свертывающей системы крови, расстройству иммунной системы.

По мнению современных авторов [39, 87] стресс сможет стать травматическим, когда в результате воздействия стрессора происходит нарушение в психической сфере по аналогии с физическими нарушениями. При этом, согласно общепринятым концепциям, нарушается структура «самости», когнитивная модель окружающей реальности, аффективная сфера, неврологические механизмы, управляющие процессами научения, система памяти, эмоциональные пути научения. В этом случае в качестве стрессора выступают различные экстремальные кризисные ситуации, обладающие мощным негативным потенциалом, ситуации угрозы жизни для самого себя или значимого круга.

В области исследования стресса особое место занимают Холмс и Рае (Holmes&Rahe), которые в 1967 году опубликовали важную статью, представлявшую Шкалу оценки социальной адаптации (SocialReadjustmentRatingScale, SRRS), которая легла в основу измерения стрессогенностижизненных событий по данным самоотчетов.

Учитывая свой клинический опыт, авторы составили перечень из 43 событий, а затем 394 человека оценивали эти события по выраженности степени «социальной адаптации», которой эти события требуют. Оценка представленных стрессовых событий предполагала принятие во внимание интенсивность процессов адаптации и продолжительность процессов адаптации, которые могут потребоваться среднему человеку, независимо от желательности события. Был выявлен показатель в единицах жизненного изменения (lifechangeunit, LCU). LCU, превышавший 150 за один год, определялся как жизненный кризис [58, 78], при этом LCU в пределах от 159 до 199 считался легким кризисом, от 200 до 299 — умеренным кризисом, а свыше 300 — серьезным кризисом.

Шкала оценки социальной адаптации [58, 31]:

studbooks.net

Стрессы жизни. Метод индивидуальной коррекции их последствий.

СТРЕССЫ ЖИЗНИ. МЕТОД ИНДИВИДУАЛЬНОЙ КОРРЕКЦИИ ИХ ПОСЛЕДСТВИЙ.

Всё на свете колеблется и всё строится на колебаниях, эффекте резонанса. Хорошее здоровье – это резонансное созвучие Бога, природы и человека. Главную роль в мире живого играют электромагнитные поля, и все осуществляется с помощью электромагнитных волновых воздействий. Без наличия на Земле электромагнитных волн возникновение жизни на нашей планете было бы невозможно. Распределение и совмещение энергии и вещества (материи) в природе и организме осуществляется по информационно-волновому, частотно- резонансному принципу.

А миллиметровые волны — это психическая энергия, волновое Слово живого.

Жизнедеятельность человека, его генетическая адаптационная сила зависит от качества трех составляющих его структуру: сознания, индивидуального подсознания и коллективного подсознания и всё это «находится» в электромагнитном поле (каркасе)*** миллиметрового диапазона человека. Любоё заболевание для тела стресс, для ума страх.

Это надо нейтрализовать. И в этом нам помогают миллиметровые волны.

Метод миллиметрово-волнового воздействия (КВЧ пунктура, МРТ, МВП)на организм, через так называемые акупунктурные системы –точки, чакры, зоны электромагнитным излучением миллиметрового диапазона низкой интенсивности) занимает достойное место в медицине. Данный метод объединяет на основе новейших открытий по физике живого тысячелетний опыт восточной медицины с достижениями традиционной медицины и оказывает действие одновременно на все системы организма, в том числе и на иммунную систему, что позволяет успешно применять его при лечении самых тяжелых заболеваний.

Метод показал высокую эффективность (Исянов М.Р. 2001) в:

  • гастроэнтерологии (язвенные болезни 12-перстной кишки и желудка, гастриты, хронические панкреатиты и энтероколиты, дискинезия желчных путей);
  • пульмонологии (бронхиальная астма, хронические бронхиты и др.);
  • кардиологии (ишемическая болезнь сердца, нарушение сердечного ритма, реабилитация в постинфарктном периоде);
  • травматологии и ортопедии (артрозы, артриты, остеохондрозы, различные повреждения позвоночника);
  • неврологии (детский церебральный паралич, вегетососудистая и нейроциркуляторная дистонии, реабилитация больных после инсульта, травм головы и спинного мозга);
  • психиатрии (маниакально-депрессивный и диэнцефальный синдромы, неврозы, страхи и т.п.);
  • эндокринологии (сахарный диабет, диабетические ангиопатии, дисфункции щитовидной железы);
  • урологии (уретропростатиты, почечные колики, импотенция);
  • гинекологии (хронические воспалительные заболевания гениталий, эрозия шейки матки, фибромиома матки, мастопатия , бесплодие );
  • онкологии (повышение иммунного статуса и стимуляция неспецифических защитных сил организма).
  • Список можно продолжить и дальше. Данный метод используется и как метод профилактики онкологических заболеваний и лечения предраковых состояний ( Кревский М.А.,2001.). Миллиметровые волны используют как метод профилактического воздействия против инфекционных вирусных заболеваний -ОРВИ, грипп ( Балчугов В.А; Ефимов Е.И., 2000). Есть данные о исцелении СПИДа при помощи излучения человека миллиметровыми волнами после предварительного воздействия переменным магнитным полем ( В.А. Коваленко, патент № 2166968 от 20.05.2001). Метод эффективен даже при лечении самых тяжелых форм заболеваний, так называемых инкурабельных больных, т.е. те, кому академическая медицина бессильна помочь. Таким образом, миллиметрово-волновое воздействие, основанная на синдромном подходе традиционной китайской медицины, является эффективным методом лечения различных заболеваний, включая и те, для которых не известны этиология и патогенез, постановка нозологического диагноза затруднена, а лечебные методы не разработаны.Предположение о том, что миллиметрово-волновая пунктура уникальный метод и его, может быть, нужно применять и в психологии, а не только в медицине, появилось тогда, когда нам стали приходить ребята с последствиями чеченской войны, с так называемым “чеченским” синдромом. У них после миллиметрово-волнового воздействия улучшалось и психоэмоциональное состояние; исчезало чувство необъяснимой тревоги, беспокойства, состояния депрессии, становились более спокойными, менее агрессивными, улучшался сон.

    Медики тоже обратили внимание на то, что при воздействии миллиметровыми волнами улучшается психоэмоциональное состояние пациента (Михеев И.Н., Белопасов В.В., Демидов А.А.1999; Головаченко Т.В. с соавтр. 2000).

    Миллиметровые волны нашли свое применение в медицине, и в психологии они должны быть востребованы.

    ***колебательный контур водной составляющей клеток

    В зависимости от вида стрессора (сильная для конкретного человека физическая или психическая травма или болезнь) и характера его воздействия выделяют различные виды стрессов, в наиболее общей классификации — физиологические и психологические.

    Психологические стрессы, в свою очередь, подразделяются на информационные и эмоциональные.

    Эмоциональная сфера человека наиболее подвержена патогенетическому действию современной действительности. Социальные условия жизни современного человека часто ставят его в трудноразрешимые ситуации, порождающие эмоциональный стресс. Эта проблема очень актуальна для народа России (и взрослых и детей).

    Стресс, переживаемый участниками вооруженных конфликтов, а равно и других чрезвычайных обстоятельств, связанных с гибелью людей, насилием, опасностью для жизни, в психологии принято называть травматическим.

    Установлена прямая связь между длительным психоэмоциональным дискомфортом и перенесенной нервно-психической травмой. Это состояние получило название “ посттравматический синдром” или посттравматическое стрессовое расстройства-последствия посттравматического стресса. Посттравматический синдром часто проявляется у лиц, участвовавших в военных действиях, пострадавших от терактов, после природных катаклизм и техногенных аварий. Пусковым механизмом травматического стресса и посттравматического стрессового расстройства является страх. Страх, который подавляется и вытесняется, является началом формирования в личном подсознательном постстрессового комплекса.

    В психологии, психотерапии используется около 700 методик, цель которых — победить страх разумом: укрепить механизмы самообладания, “переработать” душевную травму, “ убрать” последствия посттравматического стресса, нейтрализовать психосоматическое проявление (от дрожи в коленках до гипертонии). Занятие долгое, нудное и не всегда успешное. В основном потому, что психологи используют усредненные методы диагностики

    и коррекции без индивидуального подхода, а психотерапевты часто применяют лекарства. И главная роль отводится не подсознанию, а сознанию.

    Возникает актуальная проблема в создании надежных, эффективных методах коррекций последствий посттравматического стресса с учетом системно-индивидуального подхода и воздействием на подсознательный уровень пострадавших.

    Психологи, на основании психодиагностики, пытаются различными методами психокоррекции гармонизировать психологический фон пострадавшего. Медицинская терапия направлена на восстановление отклонения того или иного показателя уровня внутренней среды организма при последствиях стресса. Каждый делает свое дело. А дело основано на приведение психических и физических показателей до “ статистической нормы”. При этом часто забывается, что “ среднестатистической нормы” реально не существует и для каждого субъекта имеется свой индивидуальный нормальный набор показателей внутренней среды и психологических качеств, т.е.“ индивидуальная норма”.Следовательно медико-психологическая реабилитация у каждого индивида должна восстановить его исходную нормальную интеграцию показателей гомеостазиса.

    Есть предположение, что МРТ ( синонимы: КВЧ –пунктура, МВП) является таким методом.

    Эффективность этого метода не просто зависит от индивидуального подхода к пациенту, а целиком определяет его. Метод основан на сущности электромагнитного поля(каркаса) организма живого (Девятков Н.Д., Голант М.Б.,1985, Ситько С.П., 1991) и особенностях восприятия организмом электромагнитных волн миллиметрового диапазона низкой интенсивности (Девятков Н.Д.,Голант М.Б., 1973; Цзян Канчжен 1974;Недзвецкий В.А., Черкасов Н.С.,1977; Колбун Н.Д. 1985) Является прикладным аспектом уникального феномена резонансной коррекции психосоматических нарушений у человека при воздействии через зоны акупунктуры (точки) электромагнитными полями миллиметрового диапазона (Цзен Канчжен 1974;Недзвецкий В.А., Черкасов Н.С.,1977; Колбун Н.Д. 1985.,Жуковский В.Д. 1991).

    В основе жизнедеятельности организма ведущую роль играет энергоинформационная резонансная связь ритма Космоса с индивидуальным ритмом колебательной системы живого (Чижевский А.Л.1950; Казначеев В.П. 1982; Пушкин В.П.1989) , его электромагнитным каркасом. Вся социально-биологическая жизнедеятельность человека осуществляется в этом каркасе (поле) . Есть предположение, что электромагнитный «каркас» живого формируется на основе колебания молекул воды в режиме КВЧ. ( Лободин А.П).По-видимому, молекулярные осцилляторы водной компоненты живого организма, самосинхронизируясь на резонансных частотах, представляют естественный внутренний источник и проводник миллиметровых волн.

    Мы осознаем: внешний мир таит в себе различные угрозы нашему спокойному существованию. Наша Земля мало приспособлена к радостям бытия: отрицательные события происходят не реже положительных, поводов для слез не меньше, чем поводов для смеха. Кроме того, одно и тоже событие одного рассмешит, другой же загорюет надолго. Но горестное состояние, если оно затягивается, может стать — и становится — причиной не только плохого самочувствия, отрицательного поведения, но и основой самых различных болезней: сердечно-сосудистых, нервно-психических, желудочно-кишечных. Так что от отрицательных переживаний необходимо избавляться и как можно скорее.

    Иногда для того, чтобы прийти в равновесие после острого переживания какого-либо травмирующего случая достаточно проанализировать свои мысли и эмоциональные реакции. Мысли и эмоциональные реакции определенным образом влияют на физическое здоровье. Сильные эмоции (страх, гнев, ярость, горе) — особенно если они подавляются и вытесняются (в подсознание) — являются причиной многочисленных психофизиологических заболеваний. Усиление симптомов происходит в результате неправильного “прочтения” сознательной частью мозга нормальных телесных реакций на стресс.

    Немного поговорим о сущности стресса словами Ганса Селье — основателя учения о стрессе.

    Слово “стресс”, так же как “успех”, “неудача” и “счастье” имеет различное значение для разных людей. Поэтому дать ему определение очень трудно, хотя оно и вошло в нашу обыденную речь. Не является ли “стресс” просто синонимом дистресса (анг. — горе, несчастье, недомогание, истощение, нужда). Что это, усилие, утомление, боль, страх, необходимость сосредоточиться, унижение, публичное порицание, потеря крови или даже неожиданный огромный успех, ведущий к логике всего жизненного уклада? Ответ на этот вопрос и да, и нет. Вот почему так трудно дать определение стресса. Любое из перечисленных условий может вызвать стресс, но ни одно из них нельзя выделить и сказать: вот это и есть стресс, потому что этот термин в равной мере относится и ко всем другим. Как же справиться со стрессом жизни, если мы не можем даже определить его? Бизнесмен, испытывающий постоянное давление со стороны клиентов и служащих; диспетчер аэропорта, который знает, что минутное ослабление внимания — это сотни погибших; спортсмен, безумно жаждущий победы; муж, беспомощно наблюдающий, как его жена медленно и мучительно умирает от рака — все они испытывают стресс. Их проблемы совершенно различные, но медицинские исследования показали, что организм реагирует стереотипно, одинаковыми биохимическими изменениями, назначение которых — справиться с возрастающими требованиями к человеческой машине.

    Факторы, вызывающие стресс, — стрессоры различны, но они пускают в ход одинаковую в сущности биологическую реакцию стресса. Различие между стрессором и стрессом было, вероятно, первым важным шагом в анализе этого биологического явления, которые мы все слишком хорошо знаем по собственному опыту.

    Но если мы хотим использовать результаты лабораторных исследований стресса для выработки жизненной философии, если мы хотим избежать вредных последствий стресса и в тоже время не лишать себя радости свершения, нам следует больше знать о природе и механизме стресса. Чтобы преуспеть в этом, чтобы заложить краеугольный камень научной философии поведения — разумной профилактической и терапевтической науки о поведении человека — мы должны вникнуть в основные данные лабораторных исследований.

    Стресс есть неспецифический ответ организма на любое предъявление ему требований. Чтобы понять это определение, нужно сперва объяснить, что мы подразумеваем под словом “неспецифический”. Каждое предъявленное организму требование в каком-то смысле своеобразно или специфично. На морозе мы дрожим. чтобы выделить больше тепла, а кровеносные сосуды кожи сужаются, уменьшая потерю тепла с поверхности тела. На солнцепеке мы потеем, и испарение пота охлаждает нас. Если мы съели слишком много сахару и содержание его в крови поднялось выше нормы, мы выделяем часть и сжигаем остальное, так что уровень сахара в крови нормализуется. Мышечное усилие, например, бег вверх по лестнице с максимальной скоростью, предъявляет повышенные требования к мускулатуре и сердечно-сосудистой системе. Мышцы нуждаются в дополнительном источнике энергии для такой необычной работы, поэтому сердцебиение становится чаще и сильнее, повышенное кровяное давление расширяет сосуды и улучшается кровоснабжение мышц.

    Каждое лекарство и гормон обладают специфическим действием. Мочегонные увеличивают выделение мочи, гормон адреналин учащает пульс и повышает кровяное давление, одновременно поднимая уровень сахара в крови, а гормон инсулин снижает содержание сахара. Однако независимо от того, какого рода изменения в организме они вызывают, все эти агенты имеют и нечто общее. Они предъявляют требования к перестройке. Это требование не специфично, оно состоит в адаптации к возникшей трудности, какова бы она ни была.

    Другими словами, кроме специфического эффекта, все воздействующие на нас агенты вызывают также и неспецифическую потребность осуществить приспособительные функции и тем самым восстановить нормальное состояние. Эти функции независимы от специфического воздействия. Неспецифические требования, предъявляемые воздействием как таковым, — это и есть сущность стресса.

    С точки зрения стрессовой реакции не имеет значения, приятна или неприятна ситуация, с которой мы столкнулись. Имеет значение лишь интенсивность потребности в перестройке или в адаптации. Мать, которой сообщили о гибели в бою ее единственного сына, испытывает страшное душевное потрясение. Если много лет спустя окажется, что сообщение было ложным, и сын неожиданно войдет в комнату целым и невредимым, она почувствует сильнейшую радость. Специфические результаты двух событий — горе и радость — совершенно различны, даже противоположны, но их стрессорное действие — неспецифическое требование приспособления к новой ситуации — может быть одинаковым.

    Нелегко представить себе, что холод, жара, лекарства, гормоны, печаль и радость вызывают одинаковые химические сдвиги в организме. Однако дело обстоит именно так. Количественные биохимические изменения показывают, что некоторые реакции неспецифичны и одинаковы для всех видов воздействий.

    Медицина долго не признавала существования такого стереотипного ответа. Казалось нелепым, что разные задачи, фактически все задачи, требуют одинакового ответа. Но если задуматься, то в повседневной жизни много аналогичных ситуаций, когда специфические явления имеют в тоже время общие неспецифические черты. На первый взгляд трудно найти “общий знаменатель” для человека, стола и дерева, но все они обладают весом. Нет невесомых объектов. Давление на чашу весов не зависит от таких специфических свойств, как температура, цвет или форма. Точно также стрессорный эффект предъявленных организму требований не зависит от типа специфических приспособительных ответов на эти требования.

    Любая нормальная деятельность — игра в шахматы и даже страстное объятие может вызвать значительный стресс, не причинив никакого вреда. Вредоносный или неприятный стресс вызывает дистресс, положительный — эустресс.

    Расположение и благодарность, а также их антиподы — ненависть и жажда мести — более всех других чувств ответственны за наличие или отсутствие вредного стресса (дистресса) в человеческих отношениях.

    Сильные положительные или отрицательные чувства тесно связанны с условными рефлексами, которые первым начал изучать русский физиолог Иван Петрович Павлов. В отличии от врожденных безусловных реакций условные рефлексы приобретаются в результате повторных сочетаний и обучения. Мы на опыте достигаем необходимость избегать всего, что вызывает отрицательные эмоции или приводит к наказанию, и усиливает те формы поведения, которые приносят поощрение и вознаграждение, то есть вызывают положительные чувства.

    На клеточном уровне обучение зависит главным образом от химического обуславливания и сводится к выработке защитных веществ типа гормонов или антител и модификации их действия с помощью других химических соединений (например, питательных веществ).

    Даже кратковременный стресс может привести к выгодам и потерям. Они поддаются точному учету можно объективно измерять признаки физиологического сопротивления. Когда все тело подвергается кратковременному интенсивному стрессу, результат бывает либо благотворным (при шоковой терапии), либо вредным (как в состоянии шока). Когда стрессу подвергается лишь часть тела, результатом может быть возросшая местная сопротивляемость (адаптация, воспаление) или гибель тканей, в зависимости от обстоятельств. Ответ на стрессор регулируется в организме системой противостоящих друг другу сил, таких, как кортикоиды, которые либо способствуют воспалению, либо гасят его, и нервные импульсы, выделяющие адреналин или ацетилхолин. Мы научились также отличать синтаксические соединения от кататоксических, которые представляют собой сигналы — терпеть или атаковать.

    Существует стереотипная физическая модель ответа на стресс независимо от его причины. Исход взаимодействия со средой зависит в такой же мере от наших реакций на стрессор, как и от природы этого стрессора. Нужно осуществить разумный выбор: или принять брошенный вызов и оказать сопротивление, или уступить и покориться.

    Довольно подробно показав медицинские аспекты сложных взаимоотношений между химическими воздействиями, которым мы подвержены, и ответами организма на эти воздействия, перейдем к психическому постстрессовому состоянию организма. Психический стресс, вызываемый отношениями между людьми, а также их положением в обществе, регулируется удивительно похожим механизмом. В какой-то момент возникает столкновение интересов — стрессор; затем появляются сбалансированные импульсы — приказы сопротивляться или терпеть. Непроизвольные биохимические реакции организма на стресс управляются теми же законами, которые регулируют произвольное межличностное поведение.

    В зависимости от наших реакций решение оказать сопротивление может привести к выигрышу или проигрышу, но в наших силах отвечать на раздражитель с учетом обстановки, поскольку мы знаем правила игры. На автоматическом, непроизвольном уровне выгода достигается с помощью химических ответов (иммунитет, разрушение ядов, заживление ран и т.д.), которые обеспечивают выживание и минимальное для данных условий разрушение тканей. Эти реакции либо спонтанны, либо направляются рукой опытного врача. В межличностных отношениях каждый момент и должен быть своим собственным врачом, руководствуясь здравой естественной философией поведения.

    Разным людям требуются для счастья различные степени стресса. Лишь в редких случаях человек склонен к пассивной, чисто растительной жизни. Даже наименее честолюбивые не довольствуются минимальным жизненным уровнем, обеспечивающим лишь пищу, одежду и жилье. Люди нуждаются в чем-то большем. Но человек, беззаветно преданный идеалу и готовый посвятить всю свою жизнь совершенствованию в областях, требующих яркой одаренности и упорства (наука, искусство, философия), встречается так же редко, как и чисто растительный тип. Большинство людей представляют собой нечто среднее между этими двумя крайностями.

    Средний гражданин страдал бы от тоски бесцельного существования точно так же, как и от неизбежного утомления, вызванного настойчивым стремлением к совершенству. Иными словами, большинству людей в равной мере не нравится и отсутствие стресса, и избыток его. Поэтому каждый должен тщательно изучить самого себя и найти тот уровень стресса, какое бы занятие он ни избрал. Кто не сумеет изучить себя, будет страдать от дистресса, вызванного отсутствием стоящего дела либо постоянной чрезмерной перегрузкой.

    Лауреат Нобелевской премии Альберт Сент-Дьердьи выразил эту мысль очень четко:

    “Деятельность человека направляется стремлением к счастью. Счастье — это в значительной мере реализация самого себя, то есть удовлетворение всех духовных и материальных запросов. Удовольствие — это удовлетворение потребности, и не может быть большого наслаждения без большой потребности. Способность создает потребность использовать эту способность”.

    Последствие стресса может быть длительным, даже когда стрессор прекратил свое действие. Известно много специфических реакций иммунитета, которые очень долго предохраняют организм после единственного соприкосновения с бактериями или змеиным ядом. Но имеется и неспецифическая сопротивляемость, которая приобретается регулярными умеренными нагрузками на наши организмы, например, на мышцы или на мозг. Здесь долговременный выигрыш состоит в том, чтобы держать их “в хорошей форме”, а долговременный выигрыш может быть вызван перенапряжением, приводящим к повреждениям тканей.

    В межличностных отношениях выигрыш состоит в возбуждении чувства дружбы, благодарности, доброжелательности и любви, проигрыш же — в том, что у других людей возникают ненависть, фрустрация (от frustratio (лат.) — обман, неудача) и жажда мести. Это относится к окружающим и к нам самим. Наши собственные положительные или отрицательные чувства приносят нам пользу или вред самым прямым путем, точно также мы извлекаем пользу или приносим себе вред, возбуждая эти чувства в других людях.

    Долговременные последствия различных вариантов межличностных отношений слишком сложны, чтобы можно было уже сегодня выразить их в терминах биохимии, хотя со временем и это станет возможным. Они в значительной мере основаны на воспоминаниях о прошлом и предвосхищении вероятного поведения в будущем — постольку, поскольку можно предсказывать будущее исходя из прошлого. Слово “предрассудок” утратило первоначальный смысл и в современном языке обозначает — с осуждающим оттенком — мнение, основанное не на опыте, а на невежестве. Но на самом деле вся мудрость извлекаемая из опыта, есть “предрассудок” в старом смысле этого слова. Эксперт, вооруженный специальными знаниями, может сделать более верные предсказания, прогнозируя будущее, если примет в расчет то, что ему известно об исходах подобных событий в прошлом. Эти события могут вызвать три типа чувств: положительные, отрицательные и безразличные.

    1. Положительные чувства — это “любовь” в самом широком смысле. Она включает благодарность, уважение, доверие, восхищение выдающимся мастерством; все эти чувства усиливают дружеское расположение и доброжелательность. Возбуждать такую любовь к себе — конечная цель жизни, если считать, что эта конечная цель состоит в поддержании жизни и наслаждении ею. Устойчивое положение в обществе лучше всего обеспечивается возбуждением положительных чувств у максимального числа людей. Ведь ни у кого и не возникает желания вредить человеку, которого он любит, уважает, к которому он испытывает доверие или благодарность или чье мастерство в какой-либо области говорит о возможности свершений, достойных подражания.

    2. Отрицательные чувства — это ненависть, недоверие, презрение, враждебность, ревность, жажда мести; короче говоря, любое побуждение, угрожающее вашей безопасности тем, что она вызывает враждебность в других людях, опасающихся, что вы можете причинить им вред.

    3. Чувства безразличия в лучшем случае могут привести к отношениям взаимной терпимости. Они делают возможным мирное сосуществование, но не более.

    В конечном счете, эти три типа чувств — важнейший фактор, управляющий нашим поведением в повседневной жизни. Такие чувства определяют наш душевный покой или тревогу, ощущение безопасности или угрозы, свершения или провала. Иначе говоря, они определяют, сможем ли мы добиться успеха в жизни, наслаждаясь стрессом и не страдая от дистресса.

    Положительное, отрицательное и безразличное отношение “встроены” в само вещество живой материи. Они регулируют гомеостатическую адаптацию на всех уровнях взаимодействия — между клетками, между людьми, между народами. Если мы по-настоящему поймем и проникнемся этим, то сумеем лучше управлять своим поведением в той мере, в которой оно подчиняется или может быть подчинено сознательному контролю. Это относится практически ко всем решениям, касающимся отношений между членами семьи, сотрудниками или даже группами наций.

    Неуловимые биологические законы самозащиты делают весьма трудным завоевание любви исключительно альтруистическими поступками. Но нетрудно следовать по пути альтруистического эгоизма и помогать другим ради корыстной цели получить взамен помощь от них.

    Трудно сдержать мстительную вспышку в ответ на противозаконное насилие, потому что она проистекает из естественного желания доказать обидчику пагубность нападения. Когда мы наказываем непослушного ребенка, мы невольно вплотную приближаемся к мести, хотя нами движет родительская любовь. Наказание должно условно-рефлекторным путем обеспечить надлежащее поведение в будущем — создать страх перед возмездием. К сожалению, часто трудно провести границу между вдумчивым воспитанием с помощью наказаний и бессмысленной злобной местью или желанием самоутверждения. Педагоги и даже члены семьи не всегда улавливают это различие. Но наш кодекс поведения требует четко проводить его. Межличностные отношения в повседневной жизни должны направляться желанием сформировать условно-рефлекторным путем системы обратной связи, которые подскажут человеку, какие виды поведения скорее всего принесут ему поощрение или наказание. Нужно избегать даже самых мягких форм бессмысленного мщения, внушенной слепой ненавистью, ибо это вызовет еще более сильную ответную жестокость.

    Можно ли извлечь пользу из лучшего понимания биологических законов стресса. У каждого человека есть своя адаптационная энергия — наследственно определенный ограниченный запас жизнеспособности. Человек непременно должен израсходовать его, чтобы удовлетворить врожденную потребность в самовыражении, совершить то, что он считает своим предназначением, исполнить миссию, для которой, как ему кажется, он рожден.

    Это не продукт человеческого воображения или надуманного кодекса поведения, это следует из неумолимого закона цикличности биологических явлений. Примеры цикличности природных явлений бесчисленны. Сюда относятся сезонные и суточные колебания обменных процессов, периодически возникающая потребность в пище, воде, сне, половой активности. В специальных исследованиях были подвергнуты подробному изучению механизмы этих циклов, они зависят преимущественно от периодического накопления и расходования химических веществ в процессе нормальной жизнедеятельности. Поэтому нарушения неизбежны, если цикл не полностью завершен: накопившиеся отходы и шлаки должны быть удалены, истощившиеся запасы жизненно важных веществ нужно возобновить.

    Биологическая необходимость полного завершения циклов распространяется и на произвольное человеческое поведение. Препятствие на пути осуществления нормальных побуждений приводит к такому же дистрессу, как вынужденное продление и интенсификация любой жизнедеятельности выше желаемого уровня. Забвение этого правила ведет к фрустрации, утомлению, истощению сил, к душевному и физическому надрыву.

    Однако организм устроен так, что он не всегда подвергается единичному стрессовому воздействию. Когда завершение одной задачи стало невозможным, отвлечение, сознательная перемена занятий не хуже — и даже лучше, чем просто отдых. Если усталость или помеха не дают вам окончить решение математической задачи, лучше отправиться поплавать, чем сидеть и бездельничать.

    Известный американский психолог Уильям Джеймс иллюстрирует полезность такого переключения примеров, знакомым всем по собственному опыту:

    “Вы знаете, как нелегко припомнить забытое имя. иногда это можно сделать, сосредоточившись, но усилия тщетны. и тогда помогает прямо противоположная уловка. Откажитесь от всяких усилий: думайте о чем -нибудь другом, и через полчаса забытое имя само свободно придет вам на ум — как говорит Эмерсон, беззаботно и небрежно, будто его никогда не приглашали”.

    Возложив на мускулатуру ту нагрузку, которая была первоначально возложена на интеллект, мы не только позволяем мозгу отдохнуть, но избегаем волнений и тревог из-за перерыва в работе. Стресс, падающий на одну систему, помогает отдохнуть другой. Когда завершение задачи становится временно невозможным, переключение на “замещающую” деятельность лишь стимулирует завершение, но стимулирует весьма эффективно, и к тому же само по себе дает удовлетворение.

    Самая интересная сторона цикличности — ее отношение к трем фазам общего адаптационного синдрома (ОАС). Он фактически воспроизводится в миниатюре несколько раз в день, а в полной мере на протяжении всего жизненного пути. Какое бы требование ни предъявляла жизнь, мы начинаем с (1) первоначальной реакции удивления или тревоги из-за неопытности и неумения совладать с ситуацией; (2) ее сменяет фаза сопротивления, когда мы научились справляться с задачей умело и без лишних волнений; (3) затем наступает фаза истощения, израсходование запасов энергии, ведущее к утомлению. Эти три фазы удивительно похожи на неустойчивость неопытного детства, стойкость зрелого возраста, одряхление в старости и, наконец, смерть.

    Высказанные соображения существенно важны для формулирования естественного кодекса поведения. Нужно не только понимать фундаментальную биологическую потребность в завершении, в осуществлении наших стремлений, но нужно также знать, каким образом гармонически сочетать ее с унаследованными возможностями. Ведь количество врожденной адаптационной энергии у разных людей неодинаково.

    Кроме этого существуют методы адаптации. Адаптация, как и стресс, сама по себе представляет проблему независимо от обстоятельств. к которым нужно адаптироваться или факторов, вызывающих стресс. Этому можно научить, если не с помощью продуманных учебных программ, то, во всяком случае, путем наставничества, личным примером или присущим человеку методом словесного разъяснения — т.е. надо учить. При любом сильном стрессовом воздействии возникает так называемый адаптационный синдром: это совокупность адаптационных реакций (адаптация — в широком смысле — приспособление к окружающим условиям) организма человека, носящих общий защитный характер и возникающий в ответ на значительные по силе и продолжительности неблагоприятные воздействия — стрессоры. Основными симптомами адаптационного синдрома являются увеличение коры надпочечников, уменьшение вилочковой железы, селезенки и лимфатических узлов, нарушение обмена веществ с преобладанием процессов распада. В развитии адаптационного синдрома обычно выделяют три стадии. Первая — “стадия тревоги” — продолжается от нескольких часов до двух суток и включает две фазы — шока и противошок, на последней из которых происходит мобилизация защитных реакций организма. Во время второй стадии адаптационного синдрома — стадии сопротивляемости — устойчивость организма к различным воздействиям повышена. Эта стадия приводит либо к стабилизации состояния и выздоровлению, либо сменяется последней стадией адаптационного синдрома — стадией истощения, которая может окончиться гибелью организма. В подсознании формируется посттравматический комплекс.

    Последствия посттравматического стресса.

    Так что не любое требование среды травматический стресс, а лишь то, которое оценивается как угрожающее, которое нарушает адаптацию, контроль, препятствует самоактуализации. Существуют ряд событий (землетрясение, теракт, война, автокатастрофа, болезнь или смерть близкого человека и т.п.), которые вызывают сильные эмоциональные переживания. Эти переживания не всегда проходят бесследно. Человек может их “проскочить”, и тогда они не имеют отрицательных последствий, но может “записать” в своей памяти как негативное переживание. По данным западных психологов, около 80% попавших в ситуацию психологической травмы выходят из нее без последствий для собственного здоровья, остальные 20% нуждаются в различных видах профессиональной помощи, т.е. они находятся в посттравматическом состоянии стресса. Хочу подчеркнуть, эти данные для нашей страны завышены — ведь не все зависит от личностных характеристик индивида, попавшего в критическую ситуацию, которая угрожает его жизни, от его нервной системы. но и социально-экономического состояния общества, в котором этот индивид живет, отношения общества к его беде. И тогда это переживание начинает подтачивать ваше здоровье, появляются психические и физические болезни.

    И опять же первая причина травматического стресса-страх, а посттравматическое стрессовое состояние(последствия) — следствие этого страха*.

    “После терактов в Москве некоторые подростки до сих пор боятся спать по ночам. А психика детей особенно ранима, когда речь заходит о чувстве страха”, — говорил профессор, нейропсихиатр Евгений Шапошников, работавший на месте трагедии, на Каширском шоссе, оказывая помощь жителям соседних домов и родственникам погибших. Те, кому однажды пришлось стоять на грани жизни и смерти, никогда не забудут это состояние. Вопрос лишь о том, насколько глубоким остается след в психике человека и как это в дальнейшем отразится на его душевном и физическом здоровье. На Всемирном конгрессе психотерапевтов в 1999 году посттравматическим стрессовым расстройствам (ПТСР) было уделено особое внимание, поскольку эта проблема имеет не только медицинскую, но и психологическую и эмоциональную значимость. Человек, страдающий неконтролируемыми приступами страха, депрессией, нарушениями сна, теряет способность нормально жить и работать. Так, рана, которую нанес поклонник-психопат известной теннисистке Монике Селиш, была размером в несколько сантиметров и быстро зажила. И вот последствия душевной травмы спортсменка ощущает до сих пор.

    Целых два года Моника практически не выходила на улицу, ее мучили постоянные приступы паники, и о продолжении спортивной карьеры не могло быть и речи. Кстати, исследования проведенные в США показали, что у некоторых пациентов, страдающих ПТСР в клетках мозга происходят дистрофические изменения: например, гиппокамп — отдел, отвечающий, в частности, за память, уменьшается в объеме на 5 — 8 процентов.

    У каждого человека генетически закладывается и его адаптационная энергетическая сила, которая помогает бороться с жизненными стрессами. В критической ситуации для данного индивида, она может не выдержать, т.к. происходит резкая активизация нейрогуморальных процессов.

    45 добровольцев, впервые в жизни прыгавшие с парашютом, принимали участие в эксперименте, проведенным медицинским институтом города Ганновера. Во время прыжка на локтевом сгибе каждого находился катетер, через который в специальные контейнеры поступала кровь для исследования ее состава. Кровь обогатилась целым коктейлем гормонов: адреналином, норадреналином, кортизолом, дофамином (которые при определенных условиях вызывают состояние эйфории и обезболивающий эффект, (в Волгодонске некоторые, пострадавшие после теракта, ходили по стеклам и не резались, у других через 2 — 3 недели появлялась боль, смотрят, а там осколки стекла), и увеличивалось количество клеток, отвечающих за иммунитет.

    Таким образом, было подтверждено, что в состоянии острого страха организм мобилизует все свои силы, вплоть до того, что вооружается на случай возможных ранений клетками-киллерами для борьбы с инфекцией. Это последствие прыжков. А что же бывает с людьми стресс которых связан с непосредственной угрозой для жизни, да еще с шумовым эффектом (звук землетрясения, взрыва, свиста пуль и мин)?

    Еще Ганс Селье утверждал, что самый опасный стресс шумовой. Уровень норадреналина повышается в 15 — 20 раз (он считается основным гормоном страха). Резкое увеличение концентрации гормонов стресса подвергает сверхнагрузке все жизненно важные органы, в первую очередь сердечно-сосудистую систему. Так что “умереть от страха” — это не присказка, а горькая реальность. Инфаркт, остановка сердца, нарушение мозгового кровообращения вплоть до инсульта — можно испугаться и до такой степени.

    *** Любой психически здоровый человек чего-то боится, — но у каждого свой страх. Есть предположение, что именно страх (боязнь) является основой деятельности (поступков) человека, даже если он этого не осознаёт. А результат действия от страхов (боязней) зависит от их уровней и социальной значимости, и может нести в себе как позитивное, так и негативное начало.

    “Будь ты проклят, убийца!” — эти последние в своей жизни слова 22-летний техасец Гэри Бауэр прохрипел стоявшему у его постели . будильнику- он умер от инфаркта.

    Люди — удивительно прочные создания природы. Ученые проводили опыты на крысах, имитирующие перегрузки, которые испытывает человек при внезапном шумовом стрессе. Крысам впрыскивали дозы норадреналина в 15 — 20 раз выше нормы. Подавляющее большинство животных гибли от разрыва сердца или кровоизлияния в мозг. А мы почти ежедневно слышим будильник, звонок в квартиру, телефонный звонок, автомобильный гудок — и ничего, живем.

    Человек умеет приспосабливаться к различным обстоятельствам. Но есть обстоятельства, события, которые “выходят за пределы нормального человеческого опыта”. К этим событиям можно отнести войны, катастрофы, акты насилия, смерть близкого человека, стихийные бедствия и другие. Чернобыльская катастрофа находится в ряду наиболее травмирующих психику человека событий.

    Но посттравматический стресс — это не только наличие травмирующего события в прошлом. Другая сторона посттравматического стресса относится к внутреннему миру личности и связана с реакцией человека на пережитые им события. Все мы реагируем по-разному: трагическое происшествие может нанести тяжелую травму одному и почти не затронуть психики другого.

    Если травма была сравнительно небольшой, то повышенная тревожность и другие симптомы стресса постепенно пройдут — в течении нескольких часов, дней и недель.

    Если же травма была сильной или травмирующие события повторились многократно, болезненная реакция может сохраниться на многие годы. Следует отметить, что потеря душевного равновесия, бурные психические проявления в случае психотравмы совершенно нормальны.

    Когда у человека нет возможности разрядить внутреннее напряжение, вызванное психической травмой, его тело и психика находят способ как-то “пристроиться” к этому напряжению. В этом, в принципе, и состоит механизм посттравматического стресса.

    “Его симптомы, которые в комплексе выглядят как психическое отклонение, — отмечает Б.Колодзин, — на самом деле не что иное, как глубоко укоренившиеся способы поведения, связанные с экстремальными событиями в прошлом”.

    Отметим симптомы, которые наблюдали у лиц, пострадавших от последствий катастрофы на ЧАЭС.

    1. Притупленность эмоций. Человеку трудно установить близкие и дружеские связи с окружающими, ему не доступны радость, любовь, творческие подъемы. Многие люди жалуются, что со времени поразивших их тяжелых событий им стало намного труднее испытывать эти чувства.

    2. Агрессивность. Стремление решать проблемы с помощью грубой силы. Хотя, как правило, это касается физического силового воздействия, но встречается так же психическая, эмоциональная и вербальная агрессивность. Попросту говоря, человек склонен применять силовое давление на окружающих всякий раз, когда хочет добиться своего, даже если цель не является жизненно важной.

    3. Нарушение памяти и концентрация внимания. Человек испытывает трудности, когда требуется сосредоточиться или что-то вспомнить, по крайней мере, такие трудности возникают при определенных обстоятельствах. В некоторые моменты концентрация может быть великолепной, но стоит появиться какому-либо стрессовому фактору, как человек уже не в силах сосредоточиться.

    4. Депрессия. В состоянии посттравматического стресса депрессия достигает самых тяжелых и беспросветных глубин человеческого отчаяния, когда кажется, что все бессмысленно и бесполезно. Этому чувству депрессии сопутствует нервное истощение, апатия и отрицательное отношение к жизни (“отрицательная жизненная перспектива”).

    5. Общая тревожность. Проявляется на физиологическом уровне (ломота в спине, спазмы желудка, головные боли), в психической сфере (постоянное беспокойство и озабоченность, ”параноидальные” явления — например, необоснованная боязнь преследования), в эмоциональных переживаниях (постоянное чувство страха, неуверенность в себе).

    6. Непрошеные воспоминания. В памяти человека внезапно всплывают жуткие, безобразные сцены, связанные с травмирующим событием. Эти воспоминания могут возникать как во сне, так и во время бодрствования.

    7. Бессонница (трудности с засыпанием и прерывистый сон). Когда человека посещают ночные кошмары, есть основания считать, что он сам невольно противится засыпанию, и именно в этом причина его бессонницы; человек боится заснуть и вновь увидеть этот сон. Регулярное недосыпание, приводящее к крайнему нервному истощению, дополняет картину симптомов посттравматического стресса. Бессонница бывает также вызвана высоким уровнем тревожности, неспособностью расслабиться, а также непреходящим чувством физической или душевной боли.

    8. Чувство вины. Чувство вины возникает чаще всего у родителей перед своими детьми за то, что они не смогли оградить их здоровье от губительного воздействия радиации. Для возникновения чувства вины совсем не обязательна реальная болезнь ребенка, родители часто беспокоятся и о возможных болезнях.

    Зафиксированы и другие особенности в формировании чувства вины. Так, у девушек формируется чувство вины перед не родившимися еще детьми за их возможные уродства. Переселенцы (мигранты) нередко формируют у своих детей чувство вины за решение переехать, особенно если жизнь на новом месте не сложилась. Ребенок, ради которого родители приняли решение переехать, “должен” перед своими родителями отвечать за неустроенность быта, отсутствие работы по специальности, потерю друзей.

    Эти же симптомы можно наблюдать и после природных катаклизм (землетрясений, ураганов и т.п.), после транспортных аварий (Уфимская катастрофа), терактов. Таковы основные симптомы посттравматического стресса. Но это не все. Так, у ветеранов войн наблюдаются и другие симптомы: “немотивированная бдительность”, “взрывная реакция”, “приступы ярости”, “злоупотребление алкогольными, наркотическими и лекарственными веществами”, “галлюцинаторные переживания”, “мысли о самоубийстве”.

    К посттравматическим последствиям относится и так называемый симптом определенного часа (когда человека настигла беда). В Волгодонске, где произошел теракт в 5.57 — симптом 6 утра. Многие люди до сих пор боятся этого времени, ждут чего-то страшного и естественно изменяется их психосоматическое и поведенческое состояния

    Вот как описывается нервно-психическое состояние людей в специальной литературе при землетрясении в Ашхабаде. У людей, перенесших тяжелейший моральный удар, наступила психическая реакция, которую можно охарактеризовать как состояние своеобразного ступора, выражавшегося глубокой внутренней замкнутостью, абсолютным безразличием к окружающему. Люди двигались, как механизмы, не обращая никакого внимания на сигналы автомобилей, на крики и стоны раненых, на трупы убитых людей, лежавших на улицах и во дворах. Значительные по силе подземным толчки, повторявшиеся в течении длительного времени после первого землетрясения, поддерживали это психическое состояние, вновь и вновь вызывая у значительной части людей состояние ужаса.

    . Сначала раздался хлопок. Все, кто слышал его, не успели подумать, что бы это могло быть, как мгновенно раздался оглушительный, раздирающий воздух взрыв. Земля дрогнула и осела, столбы черного дыма, пыли, как снаряды летящих каких-то предметов, застлали рассветное небо, дома, город. Крики людей потонули в них вместе с грохотом падающих панелей, оторванных балконов, вывернутых оконных блоков. Когда дым немного рассеялся, на месте грузовика с “картошкой” зияла огромная воронка, она быстро заполнялась водой. Чудом уцелевшие из жителей, не чувствуя в шоке ран и ушибов, выносили пострадавших, спускаясь по обнаженным скелетам лестничных переходов. Медленно сползали не отлетевшие вместе со взрывом фасадные панели. Смешались в невероятное крошево разорванные человеческие тела, куски битого стекла, бетона, раздавленной мебели, посуды, всего того, что мгновение назад было обыкновенной мирной людской жизнью. Стоны и плач, вой сирен пожарных машин и “неотложек” слились в жуткую какофонию звуков.

    Югославские исследователи выделили три фазы психотравматического состояния людей после землетрясения в Скопле. Первоначальная реакция (первый, самый сильный толчок был в 5.17 утра, когда значительная часть людей спала) носила характер паники. Отмечены случаи, когда обезумевшие родители выбрасывали детей из окон многоэтажных зданий, выпрыгивали вслед за ними и разбивались.

    Первая фаза (2 — 3 дня) — состояние тяжелой психической депрессии, угнетения, ступора. Люди совершенно не реагируют на окружающее, с ними трудно вступить в контакт. Они бродят по развалинам, как будто разыскивая что-то, или сидят неподвижно у своих разрушенных жилищ. Вторая (5 — 12 дней) — продолжение менее выраженной психической депрессии у одних, проявление общего возбуждения, беспокойства, расторможенности у других, (у детей — полное недержание мочи, у беременных — спонтанные аборты и преждевременные роды). Третья (от 10 — 12 дней до 2 — 3 месяцев) — постепенное сглаживание нервно-психических нарушений, появление интереса к окружающему, беспокойство за будущее, стремление приспособиться к жизни в новых условиях.

    Количественная сторона нервно психических нарушений у населения г.Скопле такова. Острые реактивные состояния наблюдались у всех жителей города. Однако у 20% это состояние быстро прошло, у 70% продолжалось от нескольких часов до 2-3 суток, а у 10% наблюдались серьезные психические расстройства, требовавшие специальной медицинской помощи и лечения.

    Следует подчеркнуть, что в работе Ф.Панса о страхе и ужасе подчеркивается, что даже бомбардировки воздействовали менее психотравмирующе, чем землетрясения, при которых “ощущение качающейся земли и внезапность начала” усиливает страх. Это состояние было и у людей после терактов в Буйнакске, Москве, Волгодонске. Отличие этих экстремальных ситуаций от военных тем, что на войне люди ожидают беду, а здесь присутствует эффект внезапности. Тем более, если все происходит под утро, когда в организме по закону биоритма в крови много гормонов кортизола. Активизация этих гормонов, воздействие их на форму подсознания приводит в дальнейшем к посттравматическому стрессу. Взрывая под утро дома эти изуверы прекрасно об этом знали. Весь путь от травматического стресса до посттравматического можно разделить на три периода; в которых наблюдаются различные психогенные нарушения.

    Первый (острый) период характеризуется внезапно возникшей угрозой собственной жизни и гибели близких. Он продолжается от начала воздействия экстремального фактора до организации спасательных работ (минуты, часы). Мощное экстремальное воздействие затрагивает в этот период в основном витальные инстинкты (например, самосохранения) и приводит к развитию неспецифических, внеличностных психогенных реакций, основу которых составляет страх различной интенсивности. В это время преимущественно наблюдаются психогенные реакции психотического и непсихотического уровней. В ряде случаев возможно развитие паники.

    Во втором периоде, протекающем при развертывании спасательных работ, по образному выражению, начинается “нормальная жизнь в экстремальных условиях”. В это время в формировании состояний дезадаптации и психических расстройств значительно большую роль играют особенности личности пострадавших, а также осознание ими не только продолжающейся в ряде случаев жизнеопасной ситуации, но и новых стрессовых воздействий, таких как утрата родных, разобщение семей, потеря дома, имущества. Важными элементами пролонгированного стресса в этот период являются ожидание повторных воздействий, несовпадение ожиданий с результатом спасательных работ, необходимость идентификации погибших родственников. Психоэмоциональное напряжение, характерное для начала второго периода, сменяется к его концу, как правило, повышенной утомляемостью и “демобилизацией” с астено-депрессивными или апато-депрессивными проявлениями.

    В третьем периоде, начинающемся для пострадавших после их эвакуации в пострадавшие районы, у многих происходят сложная эмоциональная и когнитивная переработка ситуации, переоценка собственных переживаний и ощущений, своеобразная “калькуляция” утрат. При этом приобретают актуальность также психогенно травмирующие факторы, связанные с изменением жизненного стереотипа, проживанием в разрушенном районе или в месте эвакуации. Становясь хроническими, эти факторы способствуют формированию относительно стойких психогенных расстройств. Наряду с сохраняющимися неспецифическими невротическими реакциями и состояниями в этот период начинают преобладать затянувшиеся и развивающиеся патохарактерологические расстройства. Соматогенные психические нарушения при этом могут носить разнообразный подострый характер.

    В этих случаях наблюдаются как “соматизация” многих невротических расстройств, так и известной мере противоположные этому процессу “невротизация” и “психопатизация”. Во все периоды развития ситуации перед психологами, врачами-психиатрами, другими медицинскими работниками встают различные вопросы не только непосредственного лечения возникших или обострившихся в экстремальных условиях психических заболеваний, но и оценки психологических и клинико-психопатологических особенностей лиц, находящихся в очаге бедствия. Это необходимо в ряде случаев для предотвращения панических реакций, выявления и психокоррекции особенностей, способствующих возникновению нежелательных форм поведения и психогенных расстройств, вносящих осложнения во взаимоотношения и взаимовлияние отдельных групп пострадавших и участников восстановительных работ. Важное значение это имеет также для профилактики развития патохарактерологических и психосоматических расстройств и для квалифицированной оценки рентных установок на отдаленных этапах. Отличительные черты психотравмирующих воздействий, их взаимодействие с конституционально-типологическими и соматическими индивидуальными особенностями человека и его жизненным опытом могут приводить к развитию разных психических расстройств на всех этапах развития экстремального воздействия. При этом их частота и характер во многом зависят от внезапности возникновения и остроты жизненной ситуации.

    С изучения последствий военных конфликтов началось плановое исследование посттравматического стрессового синдрома (РTSD- синдрома). И в 1995 году мы “столкнулись” с проявлениями этого синдрома, когда ребята стали возвращаться с чеченской войны.

    Следует отметить, что стрессовые явления, обусловленные участием в боевых действиях и других экстремальных ситуациях, стали предметом широкого изучения уже в ходе второй мировой войны. Все сведения о подобных расстройствах обязательно включали ряд общих элементов, наиболее полно впервые описанных в 1941 г. Кардинером. В общих чертах выделенные им симптомы отмечались и в последующих массовых исследованиях. К 1980 году накопленная информация позволила сделать вывод, что подобные нарушения характерны не только для ветеранов боевых действий, но и для лиц, перенесших различные катастрофы, аварии и стихийные бедствия, а так же принимавших участие в ликвидации последствий подобных катастроф. Основной особенностью этого явления является тенденция не только не исчезать со временем, но и становиться более выраженным, а так же проявляться внезапно на фоне общего благополучия. Обобщение полученных данных позволило с 1980 года официально говорить об объективном существовании посттравматического стрессового синдрома.

    В работах, посвященных психическим расстройствам военного времени, подчеркивается прямая связь возникших расстройств с многомерностью патофизиологических механизмов, полиэтиологичностью, полигенностью патогенных факторов военной обстановки.

    Однако до настоящего времени нет общепринятой концепции, позволяющей объяснить причины, вызывающие стойкие нарушения психического и соматического здоровья большинства лиц, подвергшихся воздействию факторов различных экстремальных ситуаций, но бесспорным остается одно — психологические особенности личности играют значимую роль в формировании разнообразных психических и соматических нарушений.

    Говоря о психологических особенностях лиц с PTSD, следует подчеркнуть, что в ряде работ отмечается роль воображения в развитии PTSD-синдрома. Некоторые авторы обращают внимание на то, что большинство лиц, страдающих PTSD, стремятся к поиску необычных, острых ощущений. Во многих исследованиях были обнаружены достоверные отличия физиологических характеристик лиц с признаками PTSD от здоровых людей.

    В России изучению последствий ведения боевых действий серьезное внимание уделялось уже в годы второй мировой войны. В работах того времени нарушения, наблюдаемые у военнослужащих, чаще всего назывались “военная усталость” или “боевое истощение”. Эти понятия включали симптомы, которые в последующем вошли в перечень признаков PTSD-синдрома. В конце 80-х — начале 90-х гг. проблема психических нарушений по типу PTSD-синдрома стала привлекать еще более пристальное внимание отечественных ученых.

    Общая характеристика психологического состояния военнослужащих в зависимости от личностных особенностей и периода боевой деятельности такова. Среди военнослужащих, принимавших участие в ведении боевых действий, лишь 25% по результатам психологического обследования и осмотров специалистами могут быть признаны практически здоровыми.

    Результаты психологический обследований, наблюдений и бесед с военнослужащими позволили определить динамику формирования и развития психических нарушений. Так, формирование предпосылок к психическим нарушения происходит в период подготовки к ведению боевых действий. На данном этапе отмечается перенапряжение механизмов нервно-эмоциональной регуляции, что приводит у некоторых военнослужащих к срыву адаптации и проявляется в разнообразных астено-невротических реакциях и состояниях. Наивысшего пика выраженность астенических состояний достигает в период ведения боевых действий, когда угроза смерти как никогда реальна, но на этом же этапе происходит трансформация невротических нарушений в психотические реакции. После завершения боевых действий или вывода из них военнослужащих на кратковременный отдых выраженность астенизации и возрастание признаков психотической симптоматики снижаются. Таким образом, воздействие психотравмирующих факторов боевых условий затрагивает прежде всего эмоциональную сферу, а затем в силу личностных особенностей у многих военнослужащих нарушается регуляция поведения, а также морально-нравственной и когнитивной сфере.

    С достаточной уверенностью, основываясь на изучении динамики психологических характеристик военнослужащих в процессе ведения боевых действий, можно утверждать, что “слом” механизма психической регуляции наступает в период непосредственного ведения боевых действий. Именно в этот момент отмечается трансформация астено-депрессивных состояний в психотические реакции и психопатологические состояния, но наиболее негативные изменения в психическом состоянии отмечаются после завершения боевых действий или в перерыве между активными боями. Следовательно, наибольшее истощение психических ресурсов участников военных конфликтов наблюдается после завершения боевых действий.

    Последствия войн длительное время отражаются на состоянии здоровья участников этих событий. При этом следует учитывать, что у большинства ветеранов подобных военных конфликтов на момент завершения или прекращения боевых действий возраст едва достигает 20 лет и впереди у них целая жизнь. Поэтому для того чтобы иметь возможность оказывать действенную помощь ветеранам локальных войн и военных конфликтов, способствующую их возвращению к активной жизни и деятельности, необходимо в первую очередь иметь представление о возможных последствиях произошедших событий и о том, какова должна быть эта помощь.

    Выводы таковы: проведенное исследование свидетельствует о том, что “слом” механизмов психической регуляции в условиях военного конфликта происходит на этапе непосредственного ведения боевых действий. Ему предшествуют различные эмоциональные нарушения (в первую очередь страх). Однако основное негативное психическое состояние у военнослужащих отмечается после прекращения боевых действий или снижения интенсивности боев. В “чеченском” синдроме психоэмоциональный стресс выступает в качестве ведущей причины и формирует многие психосоматические заболевания, реабилитация должна быть направлена в первую очередь на восстановление психоэмоционального состояния организма, снятие напряжения (на подсознательном уровне).

    Ребята мучительно, часто “в себе”, переживают уже состоявшиеся драматические события своей жизни , которые уже нельзя исправить, или длительно испытывают угрызения совести, раскаивание, определенную неудовлетворенность своей жизнью, т.е. — это внутренний конфликт. Личные драматические события в жизни человека всегда были и остаются фактором, провоцирующим психоэмоциональный стресс. Установлена прямая связь между длительным психоэмоциональным дискомфортом и перенесенной нервно-психической травмой. Это состояние и есть посттравматический синдром — следствие.

    Первые признаки синдрома — тревожность или мнительность, скрытность или наоборот чрезмерная откровенность, затем нарастает интравертированность поведения. Человек высказывает подчеркнутую необщительность, отсутствие свойственной молодости жизнерадостности.

    На него временами накатывают внезапные совершенно не отвечающие ситуации вспышки, казалось бы, беспричинного гнева.

    Основные симптомы “чеченского” синдрома, которые можно наблюдать у ребят, которые вовремя не получили медико-психологическую помощь: притупленность эмоций, агрессивность, нарушение памяти и концентрация внимания, депрессия, невроз, общая тревожность, непрошеные воспоминания с негативным воображением и чувством тревоги и страха, бессонница, чувство вины перед погибшими, немотивированная бдительность, взрывная реакция (без причины казалось бы), приступы ярости, злоупотребление алкогольными, наркотическими и лекарственными веществами (в этом, в первую очередь, виновата система реабилитационная — начинают, как правило, коррекцию с лекарств), галлюцинаторные переживания, мысли о самоубийстве. С физиологической стороны — боли в сердце, головные боли, ригидность шейно-плечевых мышц.

    Посттравматический стрессовый синдром — это следствие, у каждого оно свое, хотя причина одинаковая — психотравматический стресс; — со страхом за свою жизнь или близких. Всегда одинаковое начало — нарушение нейрогуморального ритма (гипоталамус — гипофиз — надпочечники) и если у человека слабая адаптационная сила все это переходит в болезнь.

    И самое главное — это нарушение одной из форм существования человека — индивидуального подсознания. Человек рождается с двумя формами существования — индивидуальным и коллективным подсознанием, и с установкой на человеческое сознание. И эта установка должна состояться. Она зависит, в первую очередь, от социальной среды. И если человек не справился с давящими на него травмирующими факторами, то это все остается в подсознании. Сознание, разум человеческий в данной ситуации может навредить. Что и происходит иногда из-за чрезмерного воображения.

    “Одного врача пригласили в одну из тюрем, где на одном из заключенных, приговоренного к смерти через повешение, проводился потрясающий эксперимент. Врач уговорил его выбрать другой вид казни — обескровливание, уверив, что такой вид смерти будет безболезненным, хотя и не мгновенным. Заключенный согласился, после чего его привязали к кровати и завязали ему глаза. К четырем углам кровати подвесили емкости с водой. Вода из них по каплям стекала в тазы, стоящие под емкостями. Кожу на руках и ногах приговоренного слегка оцарапали, после чего вода начала капать в тазы, сначала быстро, а потом все медленнее и медленнее. Заключенный слабел с каждой минутой, его голос звучал все тише и тише. Хотя это был здоровый молодой человек, в конце эксперимента, когда вода перестала капать, всем показалось, что он потерял сознание. Осмотр показал, что заключенный умер, не потеряв ни одной капли крови.”

    За многие века таких удивительных примеров накоплено предостаточно. Медики давно знают, что деятельность нервной системы влияет на каждый орган человеческого тела. Примерно 350 лет назад Уильям Гарвей, открывший циркуляцию крови, писал: “Любой всплеск сознания, вызванный болью или удовольствием, надеждой или страхом, является причиной возбуждения, действие которого простирается до самого сердца”.

    Нужно “убрать”( нейтрализовать) эту негативную информацию с подсознания, и человек избавиться от посттравматического состояния. Практика показывает, что это и происходит при воздействии на организм миллиметровыми волнами.

    С 1991г. по 1995г. восстанавливали здоровье пациентов при помощи миллиметровых волн руководствуясь правилами и нормами медицинской науки; в частности, рефлексотерапией, о чем рассказывали и показывали на практике в различных лечебных учреждениях г.Киева. Главная заповедь- “не навреди”, и очень переживали, когда говорили: “ Что-то мне сегодня не очень!” Это было, как правило, на 3 — 4 день. И обязательно проявлялись те симптомы, ощущения, которые были у пациента раньше, даже много лет назад. Но после этого “обострения” эффект исцеления был лучше, чем без “ухудшения”. Почему ?

    Уже в 1993 году необычайный случай заставил задуматься, что же все — таки происходит? У нас лечился чабан, мужчина лет 60-ти, с нарушением функции печени. Ему стало легче, он уехал домой (жил в соседнем районе). Через месяц приезжает, жалуется опять на боль в районе печени, но уже ближе к мечевидному отростку. Делаем тестирование — возбуждена система желудка (Е), а не печени (F). Воздействуем на определенные точки на теле — боль не перестает. Второй день — никаких результатов. Но неожиданно, без всякой на то причины, появляется нарыв на своде стопы,- повезли его к хирургу. Когда надрезали место опухоли, оттуда выпал один маленький гвоздик. К вечеру боль в районе желудка исчезла. Пациент вспомнил, что где-то года три назад он наступил на дощечку с гвоздями, два вытащил, а третьего видно не заметил. Что это? Какая тут связь между ногой и желудком? Сейчас четко можем сказать — это нарушение электромагнитного каркаса (поля), а поле — это колебание клеток. Когда мы стали восстанавливать энергоинформацию системы Е (она начинается чуть ниже глаза, проходит через все туловище, ноги и заканчивается на втором пальце ноги), то клетка в этом месте должна была колебаться с определенной частотой и амплитудой, которые были до повреждения, но там была преграда — гвоздь. Что делает организм? Он “направляет” в это место Т-лимфоциты (клетки-киллеры). Это еще раз подтверждает то, что наш организм — система саморегулирующаяся, самонаводящаяся, самоисцеляющаяся обладающая “памятью” здоровья на подсознательном уровне, и воздействовать на подсознание можно и нужно для восстановления здоровья человека, через точки связи тела и уха миллиметровой волной – волновым языком живого.

    . Организм “знает”, что с ним было, что есть, даже, что будет и до этой информации можно дойти воздействием на организм миллиметровыми волнами. И на шестой международной научно-практической конференции по квантовой терапии в Москве, в декабре 1999года, был приведен пример возникновения “будущих” ощущений у молодой женщины после воздействия на определенные зоны организма миллиметровыми волнами и ставился вопрос, можно ли с помощью КВЧ-пунктуры ( миллиметровыми волнами, синоним МРТ)низкой интенсивности устранять “следы” от перенесенных заболеваний и событий? На основании своей многолетней практической деятельности осмелимся утверждать, что именно исцеление происходит только тогда, когда мы устраняем негативную память(комплексы) с подсознания. И это наглядно прослеживается при коррекции МИЛЛИМЕТРОВЫМИ ВОЛНАМИ людей, перенесших травматический стресс; их исцеление происходит через сенсорно- биографический опыт- индивидуальное подсознание ( этот период в коррекции выглядит как период обострения) . А то, что организм все “знает”, -это подтверждает и результаты холотропической терапии- трансперсональная психология .

    Холотропическая терапия (от греч. holos — целый и tropos — направление, поворот) — теория и практика психотерапии и самоисследования, разработанная Станиславом Грофом. Феноменологическое описание переживаний в измененном состоянии сознания включает четыре уровня человеческой психики и соответствующего им опыта:

    1. Сенсорный опыт — сильные переживания, происходящие в любой сенсорной зоне, но лишенные какого-либо персонального символического смысла. Активизирующие образы могут не вскрывать бессознательного и не иметь ни какого психотерапевтического значения.

    2. Психодинамический (биографический) опыт связан с важнейшими негативными и позитивными событиями жизни человека, несущими сильный эмоциональный разряд. На этом уровне при погружениях в измененное состояние сознания может актуализироваться не решенный ранее конфликт, значимое приятное воспоминание, вытесненное из сознания и не интегрированное с ним, травмирующее переживание и т.п.

    3. Перинатальный (добиографический) опыт состоит в переживаниях повторного биологического рождения, умирания и смерти, безысходности и удушья, мучительного чувства вины и греховности, сильных телесных и духовных мук, возрождения и спасения.

    4. Трансперсональный (сверхбиографический) опыт включает переживания 1) временного расширения сознания, переживания предков, постинкарнационный опыт, филогенетический опыт и т.д. 2) пространственного расширения сознания (идентификация с другими личностями, с животными, растениями, планетарное сознание и т.д. 3) пространственного суждения сознания — до уровня отдельного органа. 4) ощущение иной реальности — архетипические переживания, восприятие сложных мифологических сюжетов, интуитивное понимание сакральных символов и т.д.

    Практика холотропической терапии включает интенсивное дыхание, побуждающую музыку и сфокусированную работу с телом. Возникающие при гипервентиляции кислородом измененные состояния сознания обладают, с точки зрения С. Грофа, мощным целительным, трансформирующим и эволюционным потенциалом. Главная цель холотропической терапии заключается в активизации бессознательного материала, разблокировании энергии, сдерживаемой в эмоциональных и психосоматических симптомах, и в обращении стационарного энергетического баланса в поток переживаний. Пациентам, переживающим возникающие образы из различных уровней картографии бессознательного, предлагается проследовать за потоком энергии и опыта, куда бы он ни вел, глубоко веря, что процесс сам найдет свой путь на благо пациента. Пациенту надо поддерживать определенную схему дыхания и полностью раскрыться всему, что бы ни происходило, — повторному проживанию событий жизни, столкновению с феноменами трансперсонального опыта. В таких “очищающих” переживаниях происходит спонтанная и самопроизвольная интеграция проявившегося материала с сознанием, которая приводит, с точки зрения С. Грофа, к глубокой трансформации личности за короткий срок. При этом пациент заканчивает процесс в полностью разрешившемся, релаксированном состоянии глубокого духовного характера или, по крайней мере, мистических оттенков. В холотропической терапии иногда применяется сфокусированная работа тела, основной принцип которой — экстериоризация различных форм физического дискамфорта, связанных с эмоциональным дистрессом, при получении сигналов от движения тела пациента. Пациенту предлагают акцентуировать симптом, поощряют к полной отдаче возникающим ощущениям и эмоциям, к поискам способа их выражения (звуками, движениями, позами, гримасами). При этом терапевт для углубления и интенсификации процесса использует различные приемы из биоэнергетики, элементы рольфинга, полярного массажа и др. Другой важный аспект работы тела в холотропической терапии — использование поддерживающего физического контакта. Погружение в измененное состояние сознания являются мощным терапевтическим фактором, самопроизвольно и спонтанно уничтожающим невротический радикал в процессе самоинтеграции субъекта и интеграции его с миром. Холотропическая терапия имеет не только психотерапевтическое значение, но и направление на самопознание, духовный рост личности.Вот некоторые примеры из практики холотропной терапии. “Испытуемые легли на коврики. Рядом расположились их ситтеры. Громко зазвучала ритмичная музыка. Она была удивительно красивой, но совершенно незнакомой. Вот как описывает свое состояние один из участников:“Я начал быстро дышать . Казалось, что звуковые вибрации пронизывают все тело. И вдруг почувствовал, что музыка вызывает во мне ответные вибрации( и здесь мы видим принцип резонансно-волновой связи). Сначала они появились в пальцах рук и ног. От них к центру тела словно струилась энергия. Когда она достигла головы, в сознании стали появляться яркие образы. Я увидел себя . со стороны. Вокруг меня плясало белое пламя. Я был весь охвачен огнем, но не чувствовал страха или боли. Это было холодное, приятное пламя. Казалось, что оно проникает внутрь меня и сжигает все нездоровое, дурное, что накопилось в теле и душе.

    Я чувствовал, что во мне идет целительный процесс небывалой силы. Часто вибрации становились такими сильными, что трясся как в лихорадке, но при этом не испытывал болезненных ощущений. Казалось, потоки энергии и огня наполнили и захлестнули мое тело. Тут начались настоящие судороги, но и они не доставляли страданий. Наоборот, ощущения были приятными. Вдруг мне захотелось. плакать. Хотел сдержаться, но по лицу уже текли слезы. Они не вызывали чувство горечи или стыда, я почему-то ощущал радость. Но вот огненные струи пересеклись в одном месте — области таза. Они медленно скручивались — казалось, что во мне рождается вихрь. В его центре начались сильнейшие вибрации и судороги. Я почувствовал сильнейшее напряжение и боль в нижней части живота. Хотелось закричать о помощи, но челюсти тоже были сведены судорогой. Я не мог даже вздохнуть. Неужели это кома?Но неожиданно мышцы расслабились — я ощутил блаженную легкость, почти невесомость. Потом начались непроизвольные движения. Тело то прогибалось назад, то скрючивалось. При этом я выпячивал и втягивал живот. Вдруг меня неожиданно осенило: да ведь я . рожаю. Но разве я когда-нибудь имел женские органы? Эти размышления были прерваны новым приступом боли. во время него я почему-то опять был уверен, что переживаю роды. Мало того, мне были знакомы эти ощущения — их помнило мое тело.Как могли возникнуть такие переживания? Может, я воскресил в памяти ощущения моей матери, которые непостижимым образом передались и запомнились мне? Или телепатически “считал” информацию с подсознания ситтера — им была многодетная мать. А может, согласно восточной философии я пережил воспоминание из “прошлой жизни”, в которой был женщиной ?”“Посторонним это, наверное, покажется, смешным: — рассказывала потом Кристина Гроф, — но во время сеансов мы часто наблюдаем, как мужчины переживают роды. Иногда они говорят, что чувствуют себя. единым с их матерью. А на другом уровне сознания может произойти идентификация с женщиной вообще или со всеми женщинами”.

    “Дело здесь вот в чем, — объяснил Станислав Гроф, — когда младенец появляется на свет, между ним и матерью нет границ — это единое психосоматическое целое. И переживания у них общие. Нет ничего удивительного в том, что ребенок запоминает ощущения матери. Вполне возможно, что на сеансе вы воскресили переживания своей родительницы и почувствовали в себе женские органы. Но не исключен и другой вариант, о котором сказала Кристина: вам открылась информация о Юнговских архетипах коллективного бессознательного. По мнению Юнга, каждый человек может оживить в себе память предков. Это обобщенные образы- мужское и женское начала, материнское состояние, переживание родов. Но возможно и третье объяснение. Как говорят индусы, на самом высоком уровне сознания все живые существа кажутся слитыми воедино, (Вернадский говорил о ноосфере, едином информационном поле Земли). Поэтому каждый человек знает обо всех. В любом случае во время рождения человек получает информацию о переживаниях матери. И не удивительно, что, воскрешая это событие, он вспоминает ощущение роженицы. Мы можем спорить о различных уровнях сознания, но одно не вызывает сомнений: мужчины действительно способны переживать роды”.

    Вот как описывает свое соcтояние женщина: “Я видела себя . мужчиной, — рассказывала она после сеанса. — Он стоял на верхней площадке пирамиды, у которой почему-то не было макушки. Мои руки были связаны и я ждала, т.е. ждал смерти. У меня должны были вырезать сердце . После смерти я увидела себя парящей над пирамидой. Вдруг очутилась в другом месте. Увидела себя большой дикой кошкой коричневого цвета. Самое поразительное — это ощущение мягких прикосновений к земле подушечек на лапах. Почему-то они казались мне знакомыми. Мое тело помнило их. Именно в этот момент я открыла глаза и посмотрела на руки. Думала увидеть подушечки на лапах, но это были ладони. Тогда закрыла глаза — видения продолжались. В какой-то момент картины стали сменять друг друга в обратной временной последовательности — я снова парила над пирамидой, потом готовилась к смерти, наконец вернулась в свое тело”. Самое главное после такой терапии человек избавляется от недуг: психосоматических, поведенческих.“Сотрудники Всесоюзного центра психиатрической эндокринологии были поражены переменой, которая произошла после сеанса с их коллегой. Раньше она была довольно пассивным человеком, которого трудно вывести из равновесия. Тут же ее словно подменили. Счастливая улыбка, энергичность в работе, ненавящевая доброжелательность к людям — казалось, что изменилось мировосприятие Веры . Никакая воспитательная работа не могла иметь такого успеха, как сеанс погружения в необычные состояния сознания. Это была не единственная перемена в ее организме. Валентину перестала беспокоить вегетососудистая дистония. Раньше она зябла, если температура воздуха опускалась ниже 25 градусов, ступни ног и кисти рук “становились холодные как лед”. Сейчас они стали горячими — впервые за много лет”.

    А это состояние другого мужчины: “Я видел себя пилотом “летающей тарелки” и автором “космической светомузыки”, я испытывал радость от работы с компьютерами. Я был богом , творящим это. Я летал на другие планеты, общался с инопланетянами. Врач психотерапевт сказала, что сама испытывала удовольствие, наблюдая, как я блаженствовал во время сеанса. “До сеанса я был ярым противником технического прогресса. Откуда такая реакция? Наверное, в раннем детстве я был напуган какой-нибудь машиной, а потом забыл об этом? Как бы то не было, мой организм “знал” о психологической травме. В состоянии транса я пообщался с техникой и проснувшаяся любовь к технике как бы вытеснила из подсознания страх и ненависть к ним! Я испытывал необыкновенную умиротворенность и доброжелательность к людям. Я перестал критиковать окружающих за ошибки, а вместо этого с удовольствием хвалил их за самые пустяковые удачи, и они начали относится ко мне по-другому: бывшие враги стали друзьями — по крайней мере так мне кажется. Неужели я бессознательно продолжаю играть роль бога, в которую вошел на сеансе? Но ведь это неестественно, скажет иной скептик, никакого бога нет, и человеку негоже вести себя подобно всевышнему, а вам, молодой человек, следовало бы обратиться к психиатру. ”

    Что ж, возражение серьезное. И, наверное, подобные аргументы выслушивали многие люди, пережившие необычные состояния сознания. Ответим на это словами С.Грофа. “Я включил в эту книгу (“Космическая игра”) краткий экскурс в современную физику, ибо образное и творческое мышление в этой дисциплине образует столь разительный контраст по сравнению с узколобым подходом академических психиатров и психологов к проблеме психики и сознания человека. Безусловно, радует, до какой степени физики, пытаясь понять мир материи, сумели в своих исследованиях преодолеть укоренившиеся представления. Не исключено, что дерзкие гипотезы современных физиков помогут нам без предупреждения подойти к необычным и интересным результатам современных исследований сознания. Фантастические и, казалось бы, абсурдные прозрения холотропных состояний бледнеют рядом с дерзкими гипотезами о микромире и макромире, которые выдвинуты передовыми представителями квантово-релятивистской физики. благодаря магическим чарам математики самые смелые теории, описывающие природу реальности, принимаются всерьез, если исходят от ученых, занимающихся квантовой физикой, астрофизикой и космологией, тогда как, если источником аналогичных концепций является исследование сознания или трансперсональная психология, их подвергают критике и даже осмеивают”.

    Что происходит? По методу Грофа легче вылечить больного, чем объяснить механизм исцеления. Самое главное, — человек исцеляется. Но профессионализм в этом деле должен быть на высшем уровне. Кто ты человек? Какова твоя сущность? Это пытались и пытаются объяснить многие с давних времен. Психология донаучная и научная, ее разные течения и направления пытались разгадать эту сущность. Трансперсональная психология (холотропическая терапия) доказала энергоинформационное единство человека и космоса.

    Этот метод, по Грофу, исцеляет людей и доказывает: 1. существование двух форм жизнедеятельности человека: индивидуального и коллективного подсознаний; 2. Человек это частица Природы, Космоса, Бога. И даже наука — генетика свидетельствует:- мы несем в себе информацию наших предков, всей Природы. Вся Природа как бы заключена в нас. Человека вводят в состояние гипноза (“отключение” сознания), он играет на скрипке, не хуже специалиста, рисует как художник, хотя в “обычном состоянии” не знает как держать смычок или кисть. В каждом человеке есть память всего человечества, Природы, Вселенной, и он может “войти” в эту память при холотропической терапии и быть всем там. “Выйдя”с этой памяти человек преображается и дальнейшая его жизнь изменяется только в лучшую сторону, человек одухотворяется, исцеляется физически и духовно, меняется его поведение. Он начинает жить по принципу: — “возлюби ближнего своего”. Потому, что происходит сближение с Богом, так как создал Бог по подобию своему, т.е. человек рождается добрым с установкой на сознание человеческое (божье), но выбирает свой путь, Бог дает ему такое право. И естественно в жизни ему выпадают различные испытания. Не справившись с ними, независимо в каком возрасте, человек заболевает. Но все это остается с ним на подсознательной форме существования. И один из способов исцеления — это холотропическая терапия. Но это должны делать профессионалы (под их руководством). Второй способ — это МРТ (ФРИ). Но только на индивидуальном подсознании, психодинамическом (сенсорно-биографическом) опыте, с травмирующими переживаниями. Это можно делать и самостоятельно в домашних условиях.

    «В основе МРТ лежит воздействие нетепловым электромагнитным излучением (ЭМИ) миллиметрового диапазона низкой интенсивности на точки организма. При этом ЭМИ определенной резонансной частоты имитирует сигналы, вырабатываемые живыми организмами, а их воздействие способствует восстановлению пострадавших функциональных систем организма. Резонансная частота человека столь же индивидуальна, как генный код или формула крови. И если ее определить у пациента, то, воздействуя по определенной методике, его можно во многих случаях лечить успешно без лекарств».

    Аппаратами типа «Стелла-1», « Порог-3», «Корвет 01» можно исцелять без подбора частот;- организм сам выбирает целебную волну.

    Стрессовая реакция представляет собой довольно сложное явление. Она включает в себя и психологические, и физиологические механизмы. Поэтому эмоциональный стресс (тем более травматический) может вызывать развитие целого ряда серьёзных болезней. Часто их объединяют под общим термином «психосоматические заболевания» (psycho — душа, soma — тело). К психосоматическим заболеваниям относятся:

  • иммунодепрессия (угнетение иммунитета)
    • экзема
    • угри
    • крапивница
    • псориаз
    • остеохондроз
    • головная боль напряжения
    • мигрень
    • болезнь Рейно
    • ревматоидный артрит
    • сенная лихорадка
    • астма
    • гипертоническая болезнь
    • аритмии
    • ишемическая болезнь сердца
    • атеросклероз
    • сахарный диабет
    • болезни щитовидной железы
    • язвенная болезнь желудочно-кишечного тракта

    Как уже говорилось в начале, эмоциональная сфера человека наиболее подвержена патогенетическому действию современной действительности. А ведь эмоции являются тем звеном, которое и в норме и в патологии связывает когнитивные, поведенческие, физиологические процессы, влияя также на мотивационную сферу и сферу влечений (Jzard , 1980). При начале эмоциональных нарушений теряется информационная связь. Поэтому просто необходимо профилактически воздействоватьмиллиметровыми волнами. Когда болезнь уже развилась, справиться с ней бывает нелегко. Любую болезнь легче предупредить, чем лечить. Но и здесь можно «положиться» на миллиметровые волны. При помощи миллиметровых волн можно вышеописанные болезни предупредить и даже восстановить (утраченное от сильных психоэмоциональных и травматических стрессов) здоровье.

    www.b17.ru