Психоз сары кейн

Сара Кейн «4.48 психоз» | простой факт боли I

Одна моя знакомая не так давно дала мне прочитать эту пьесу. Первый раз прочитав текст, я отложила листы с недовольством: мне было интересно следить за её психозом, но многое мне было непонятно — почему 4,48 утра, к чему эти цифры в разброс, да, к тому же, кроме таких пассажей как «тараканы, которые знают правду, которую никто никогда не выскажет» (да, кстати, знаков препинаний в тексте практически нет), есть ещё и фразы, с восприятием к-х у меня проблемы: «я виновата, я наказана, я потеряла интерес к людям, я не могу спать, я не могу есть, я не могу трахаться, я не могу быть с людьми, я не могу быть одна, у меня слишком широкие бедра, я ненавижу свои гениталии» и так далее. В общем, не с чем сопоставить в себе самой и, как следствие, не могу понять.
Через какое-то время я начала шерстить и-нет на тему пьесы, самой Сары Кейн.
Русскоязычной информации я нашла совсем не густо: все больше, про постановки этой пьесы, с парой предложений про самоубийство Сары Кейн в возрасте 28 лет в психиатрической лечебнице в Лондоне. Да, кстати, я забыла написать ещё, что эта пьеса написана ею незадолго до смерти, этим она меня особенно и заинтересовала. И ещё интересный момент — найти текст пьесы в и-нете не удалось, вроде бы их нет совсем. Для любопытных — [4.48 Psychosis — Sarah Kane].
Позже я нашла англоязычный сайт, посвященный ей, где почерпнула очень много интересной инфы, заставившей по-другому взглянуть на пьесу: все, что было непонято при первом чтении заиграло смыслами. Конечно, теперь мне хочецо посмотреть постановку этой пьесы, но прежде, совсем небольшой обзор цитат под катом, которые или заинтересуют или нет. Чуть позже напишу основное — самое интересное, так сказать, ради чего все это 🙂

«Автор текста, Сара Кейн, покончила с собой, когда ей не было и двадцати восьми лет. До этого она прикончила свою героиню, благодаря чему мы имеем честь наблюдать за агонией молодой девушки больше часа. Пьеса-вопль. Нагружать этот текст смыслами не стоит, делать подростковые проблемы метафизическими, наверное, тоже излишне.»

«Она ‘ненавидит свои гениталии’. Она виновата в массовых казнях. Она хочет высосать чьи-то глаза, положить их в коробочку. Но главное — хочет покончить с собой. Экзистенциальная проблема: отношения ‘я и другой’. Уровень: увидь меня, полюби меня, потрогай, через твои прикосновения, твои взгляды я пойму, что существую. А если этого не будет, не будет ничего. Может только ‘падать черный снег’.»

«Сара Кейн покончила с собой 20 февраля 1999 года. Она повесилась в психиатрической клинике — до этого была еще одна попытка самоубийства и долгий курс лечения, который ни к чему хорошему не привел. Еще раньше она закончила отделение драматургии Бристольского университета: пьесу «Психоз 4.48″ Сара Кейн написала незадолго до смерти.»

«Психоз 4.48» называют пьесой, но к настоящим, написанным в соответствии с канонами жанра текстам он отношения не имеет. Неясно, монолог это или диалог, нет и сюжета: героиня проклинает мир и себя, просит о помощи, исповедуется, молит о прощении. Саморазрушение уже произошло, перед нами летопись исчезновения. Вскрик, мольба, картина параноидального бреда — и свет гаснет: дыхание останавливается, умирает человек.

«Психоз 4.48» очень широко идет на Западе. На то есть свои причины, не имеющие отношения к литературным достоинствам текста. Сказаны все слова, испробованы все формы, а здесь театр оборачивается жизнью. Здесь доходит до логического конца идеология отрицания: мир так страшен и плох, что тебе лучше исчезнуть. Сара Кейн не думала об этом, но ее смерть стала частью пьесы — история героини «Психоза. » кажется воплощением авторской судьбы.

«Ровно через 4 часа 48 минут она, приняв 100 таблеток лофепрамина, 45 зопиклона и 25 тазепама, навсегда перестанет существовать.»

«Психоз 4.48» — последняя пьеса Сары Кейн, представительницы новой волны в драматургии. В 1999 году в возрасте 27 лет она повесилась в одном из британских госпиталей. Да и попала туда из-за той же попытки уйти из жизни. «Психоз 4.48» был поставлен посмертно и наверняка автобиографичен. Героиня пьесы страдает депрессиями, как и сама Сара Кейн. А выход, как известно, всегда существует: уйти самой, не мир же ломать

«Конечно, это тяжелый материал — мрачная хроника погружения во все более беспросветное отчаяние и самоотрицание. Исследуется одиночество, болезнь, страдание, боль, безумие — в острых и крайних формах. Текст не разбит на диалоги, это, на первый взгляд, бессвязные слова, фразы, абзацы, вопросы, ответы, требования, ругательства, метафоры, строки из истории болезни… Это напряженный внутренний монолог, изнутри разрывающие мозг импульсы.»

«Психоз» – суицидальная хроника, случайно занесенный на бумагу психический криз. 4 часа 48 минут – это примерное время, в которое Сара Кейн лишила себя жизни. Пьеса, написанная ею незадолго до самоубийства, отразила не только предсмертные мысли, но и авторский «прогноз» на близкое будущее: сбивчивый монолог из бессвязных абзацев, предложений, обрывков фраз. Иногда кажется, что героиня «Психоза» все же с кем-то беседует: с самой собой ли, со своими ли двойниками, с бесполезным ли психоаналитиком. Это состояние между жизнью и смертью, в котором живет непонятый, отчаявшийся, доведенный до крайности человек.

«4:48 Psychosis, Sarah Kane’s final play, is a beautiful, highly poetic tour de force which explores the anguish of madness from the inside out. With brutal clarity and dark wit, the play is at once eerily lucid and fragmented— a stream-of-consciousness view of one young woman’s struggle to attain peace. First produced shortly after Kane’s suicide in 1998, 4:48 Psychosis has been described as “so stunningly staged and dangerously beautiful that it all but leaves a bruise.” (Time Out)

The Art of Dying
To be young, gifted, and filled with radical suicidal wishes»

«И от нас природа отступила — / Так, как будто мы ей не нужны» (Мандельштам). «Психоз 4.48» Сары Кейн — пьеса об окончательно несчастном человеке, до которого природе больше нет дела. О женщине, которая должна была стать мудрой и смелой, но что-то в организме надломилось: теперь она орет от боли, одиночества, невозможности любить и быть любимой — потом кончает с собою. С полным на то основанием, как считает Сара Кейн, которая в двадцать восемь лет сделала то же самое.

psychoz-ru.livejournal.com

— Ты моя последняя надежда.
(Молчание.)
— Тебе нужен не друг, тебе нужен врач.
(Молчание.)
— Как ты ошибаешься.
(Долгое молчание.)

Очень печальный, но прекрасный пример книги как средства психотерапии. С обеих сторон: для автора эта пьеса, написанная в психиатрической клинике незадолго до самоубийства, вероятно, была последней попыткой самотерапии; для читателя она снова и снова может стать терапией с продолжительным действием, каким образом — замечательно и подробно описано в этом отзыве.
Потому что эта пьеса в конечном итоге — абсурд, но не бред сумасшедшего. В ней есть сложный, но стройный ритм, местами напоминающий кромешную «Бесплодную землю» Элиота; в ней есть то объединённое с мудростью остроумие, которое называют english wit; в ней есть, наконец, нежный, как рассвет, финал.
В ней есть и сюжет: печальная, печальная история женщины, которая любила всей душой и осталась без души, когда любовь оказалась ложью.
Самое удивительное и жуткое вот что: может показаться, что эта пьеса — монолог, но на самом деле это — диалог с молчанием. Героиня отворачивается от мира, потому что мир отворачивается от неё. Творчество — последняя попытка коммуникации, безнадёжная до того самого момента, пока часы не пробили 4:48. Зато теперь разговор с молчанием превратился в диалог с вечностью.

Пожалуйста, не вскрывайте меня, чтобы узнать, отчего я умерла.
Я скажу вам, отчего я умерла.

Сто Лофепремина, сорок пять Зопиклона, двадцать пять Темазепама и двадцать Меллерила.

Очень печальный, но прекрасный пример книги как средства психотерапии. С обеих сторон: для автора… Развернуть

Едва прочитав строки этой странной пьесы в конце 2011 года, я поняла, что эта книга – моя. Я влюбилась в нее именно с этих слов. Потому что в конце 2011 года сама переживала кризис, из которого смогла выйти лишь потом. А пока я читала «Психоз», мне казалось, что я вижу собственные мысли. Конечно, до состояния героини пьесы мне было далеко, но в тот момент мне хотелось выйти из комнаты не через дверь, а через окно. Поэтому, наверное, я так и прониклась этим произведением, хотя произведением это назвать сложно (тем более зная историю Сары Кейн) — скорее, это крик души, даже исповедь души (примечательно, что в пьесе нарушены нормы пунктуации, текст не разбит на диалоги. По началу может казаться, что это поток бессвязных слов, ругательств, метафор).
Половину пьесы я знаю почти наизусть:

«В 4.48
когда придет отчаяние
я повешусь
под звуки дыхания любимого человека
Я не хочу умирать
Я смертна и это повергает меня в такую депрессию что я решила
покончить с собой
Я не хочу жить».

Я переживала именно такие же эмоции:

«В этом году я приговорила себя к смерти
Кто-то скажет что это истерика
(им повезло что они не знают правды)
Они увидят в этом простой факт боли
А для меня это становится нормой».

Вот и у меня было все точно так же. Никто не понимал, что со мной происходит, думая, что это просто очередная моя истерика, а я целый год пребывала в подвешенном состоянии, желая лишь одного – смерти, и это действительно становилось для меня нормой. Поэтому кто не был в таком состоянии, останется после прочтения книги, скажем так, в недоумении.
Инвективная лексика здесь вполне уместна. Ее здесь нельзя заменить ничем. Героиня умирает, это человек загнанный в угол. Это уже мертвый человек, которому нет пути назад. Поэтому подобные фразы:

«Я только молю Бога, чтобы смерть е твою мать и вправду оказалась концом. Мне
кажетcя, что мне 80 лет. Я устала от жизни, мой мозг хочет умереть»

совершенно не удивляют.
К тому же такие моменты перемежаются с очень красивыми строками:
«Я погружусь в депрессию
в холодный черный пруд своего я
в колодец моего неумного ума», «Они будут любить меня за то, что меня разрушает
за нож в моих снах
за пыль в моих мыслях…», «любовь держит меня как раба запертого в клетке из слез».
Кто-то скажет, что это не искусство, что это просто поток воспаленного сознания. Может быть. Но мне кажется, что обычный, нормальный человек в нашем понимании, вряд ли сможет испытать ощущения, возникающие при приеме коктейля из таблеток, который якобы помогает вылечить «рассыпающийся мозг». Нам непонятно, как это можно – дойти «до финала этой отвратительной и отчаянно скучной
истории о чувстве заключенном в чужое тело и отравленном плебейским духом
господствующей морали».
Я перечитывала эту пьесу, уже не припомню даже сколько раз. И сейчас, снова заглядывая в нее, в который раз поражаюсь той отчаянной безысходности, которая сквозит из книги.
Повторение фраз в этом фрагменте звучит как заклинание (как и в некоторых других) и воздействует суггестивно:

«Мука, от которой у врачей нет лекарства
да и желания понять тоже нет
Я надеюсь ты не понимаешь
Потому что ты мне нравишься
ты мне нравишься
ты мне нравишься
неподвижная черная вода
глубокая как вечность
холодная как небо
неподвижная как мое сердце когда я не слышу твоего голоса».

Особенно это заметно в конце повествования:

«У меня нет желания умирать
Я никогда еще не убивала себя
Следи как я исчезаю
Следи за мной
Исчезаю
Следи за мной
Следи за мной
следи».

Именно такое чувство и возникает: просто исчезнуть. Раствориться в пене дней, чтобы больше ничего не чувствовать…
Хочется еще много сказать про «Психоз». Моя рецензия запутанная и тоже напоминает собой беспорядочный набор фраз и абзацев. Но по-другому невозможно написать. Я сильно люблю эту пьесу. Уж слишком многое связано у меня с ней.

www.livelib.ru

Спуск в ад по извилинам мозга

Александр Зельдович поставил «4.48 Психоз»

За визуальный ряд отвечает арт-группа AES+F. Фото: electrotheatre.ru

Премьера в «Электротеатре Станиславский»: известный кинорежиссер, автор фильмов «Москва» и «Мишень», композитор Дмитрий Курляндский, арт-группа AES+F и 19 московских актрис объединились, чтобы поставить «4.48.Психоз» Сары Кейн — знаменитую британскую пьесу конца ХХ века, сюрреалистическую и подлинную хронику депрессии и суицида автора. «Это монолог Гамлета «Быть или не быть», расписанный для женских голосов. Но автор, в отличие от Гамлета, приняла решение», — говорит Зельдович, объясняя выбор пьесы.

Сара Кейн (1971—1999) принадлежала к поколению знаменитых ныне Мартина Макдонаха и Марка Равенхилла. Была близка к кругу авторов театра Royal Court — колыбели новой британской драмы. Создав пять пьес, в возрасте 28 лет покончила с собой: клиническая депрессия, абсурдные и саркастические диалоги с врачами, килотонны психотропных средств, упомянутые в «Психозе», — совершенно не фигура речи для интересной бледности, а реальные обстоятельства судьбы.

Последняя пьеса Сары Кейн «4.48. Психоз» была поставлена после ее смерти, полымем прошла по сценам Европы и остается в репертуаре по сей день. В 2016 году в Великобритании прошла и мировая премьера оперы Филиппа Венейбла по этой пьесе — лондонский театр Lyric Hammersmith поставил ее в копродукции с Ковент-Гарденом. В Москве был когда-то на гастролях известный, отмеченный крупными фестивалями спектакль Гжегожа Яжины и его TR Warszawa «4.48. Психоз». Пьесы Сары Кейн высоко ценил и неоднократно ставил на сцене такой чуткий к шуму времени и умный режиссер, как Томас Остермайер.

«4.48» в заглавии пьесы — предутреннее время, когда с депрессией сражаться всего труднее.

«Электротеатр Станиславский» заземлил этот страшный монолог. Именно тем, что в спектакле Зельдовича — не одна трагическая актриса, играющая борьбу с безумием на разрыв аорты, — а 19. Под нежный и очень классичный саундтрек (партитура Курляндского — развитые, видоизмененные, разбитые в стеклянную пыль осколки «Немецкого Реквиема» Брамса) — на высоких видеоэкранах идут видеоклипы группы AES+F: спуск в бледно-серый цилиндрический тоннель метро, в недра личности, в глубокую глотку безумия. Красно-золотые инсекты преследуют героиню, то обметывая скверной алой сыпью белый фон плоти, то вырастая в щеголеватых механических чудовищ, надевая рыцарский панцирь и вспухая ядерными грибами.

Белые волнушки, разрезанные… м-м-м… телесными щелями, вращаются на экранах, пока героиня Сары Кейн ищет свою гендерную идентичность и потерянную любовь. Под выписки из истории болезни взрываются зеленые и лиловые капсулы лекарств. Кружат над миром психоделически яркие стаи перелетных накладных ногтей. Наивные средневековые изображения отрезанных и окровавленных рук и ног христианских мучеников складываются в солярные знаки.

Хронику объявленной смерти героини (и автора: «4.48 Психоз» Сары Кейн окуплен высшей ценой) спектакль Зельдовича разбивает на женское многоголосье. 24 фрагмента пьесы разнолики: типичное авторское чтение продвинутой поэтессы переходит в сеанс стриптиза, саркастические максимы Кейн становятся рокотом реплик в болтовне дам за кофе с пирожными, капельницы душат героиню — и подтянутые медсестры, явные наследницы сестры Рэтчед в романе Кизи и фильме Формана, управляют их бестиарием; мелкие демоны в лиловых форменных халатиках SPA-салона сладко спрашивают клиентку: «Зачем вы режете руки, милочка?» — и получают ответ: «Потому, что это круто!»… Крещендо. Финал. Суицид.

…Никакого соблазна «следовать примеру» тут нет. Один вязкий ужас.

«Сегодняшний человек меняется, перестает быть цельным. Он не выражается, как раньше, одним голосом. Он уже реже рассказывается собственной судьбой — он часто лишен ее. Вместо одной «партии» он состоит из множества голосов, он «полифоничен»… И в этом смысле эта пьеса точно рассказывает нынешнего человека — вот так он устроен», — пишет Александр Зельдович.

Не думаю, что это описание современного человека — универсальное и исчерпывающее. Но вот пьеса Кейн, как кажется, осмыслена очень точно. Рабочая гипотеза предложена и воплощена.

www.novayagazeta.ru

Сара Кейн: чистота психоза

Сложно писать о драматурге, силу текстов которого можно прочувствовать, только увидев, как они воплощены на театральной сцене. Сару Кейн без сомнения можно причислить к «проклятым поэтам» — авторам, сыгравшим свою главную роль не столько благодаря творчеству, сколько благодаря трагическим событиям жизни. Она написала пять пьес и сценарий к короткометражному фильму «Кожа». Несмотря на достаточно небольшой объем творческого наследия, на родине, в Англии, ее считают важнейшим драматургом современности, главным представителем «новой волны» британского театрального искусства. В чем же кроется секрет ее популярности у европейских зрителей и режиссеров?

Уровень откровенности произведений всегда зашкаливал. Секс, насилие, расизм, жестокость во всех ее проявлениях — главные темы пьес Сары. Впервые о ней заговорили в 1995 году, после постановки дебютного спектакля «Подорванные». Выпускница бристольского университета взорвала рафинированную театральную богему Англии неудобными вопросами, поставленными на сцене. Одна из главных особенностей ее творчества, проявившаяся уже в дебютной пьесе, — своеобразная игра со зрителем, который вынужден додумывать некоторую часть сюжета словно бы «за автора». Например, в «Подорванных» речь идет об отношениях между странной троицей: молодым парнем с наклонностями садиста по имени Ян, умственно отсталой Кейт и загадочным персонажем под псевдонимом Солдат. Там зритель вынужден додумывать буквально все: почему герои оказались в таком странном положении, почему, когда Ян насилует Кейт, Солдат ничего не предпринимает, почему в конце герои оказываются на какой-то странной войне? Ответ прост: Сара Кейн создала гениальную аллюзию на войну в Югославии. Образ солдата – это Европа, которая совершенно дистанцировалась от данного конфликта.

Глубина, сложность и важность вопросов, художественный метод данного автора сразу возвели ее в культовый статус, хотя принята она была и остается далеко не всеми. Следующее произведение, о котором хотелось бы поговорить, — это последняя ее постановка «Психоз 4.48». Написана она была Сарой Кейн незадолго до смерти, в психиатрической клинике. Но не спешите раньше времени морщиться: несмотря на то, что текст написан уже тяжело душевнобольным человеком, в этом есть своя кошмарная прелесть. Она ушла дальше всех по дороге, открытой много раньше Алехандрой Писарник и Паулем Целаном. Именно эти три автора, на мой взгляд, приоткрыли нам понимание того, что происходит с человеком, медленно теряющим свой разум и уже заступившим за ту грань, где меркнет свет и откуда не возвращаются. В одном из белорусских театров идет постановка по этому произведению, и, честно признаю, она глубоко меня шокировала не так давно. Если боль можно концентрировать, а потом показать, выплеснуть на зрителя — то именно так это и происходит. В этой пьесе показано раздвоение личности главной героини. Причем сделано все так, что не приходится сомневаться в искренности, в том, что эта боль, этот темный ужас был на самом деле пережит автором и перенесен на бумагу, слово бы задокументирован. Письмо из-за пределов постижимого обыкновенным человеческим разумом мира. Это просто надо видеть и чувствовать. Читать бессмысленно, мало удовольствия читать текст без вразумительных знаков препинания, тем более, в данном случае все рассчитано на эмоциональный отклик, не заставляющий себя ждать.

В 2014 году был снят биографический фильм «Я — Сара Кейн», ее пьесы ставят почти во всех странах Европы. Она — главный драматург нашего времени, времени тотального хаоса, разрушения и упадка. Думаю, ее творчество будет актуальным еще долгие годы, несмотря на то, что ее жизнь оборвалась в 1999 году.

Британский драматург покончила жизнь самоубийством, повесившись в одной из лондонских психиатрических больниц. Ей было всего 28 лет, но за это время она успела феноменальным образом прочувствовать наш мир и проблемы нашего времени.

Видимо, она решила, что в этом мире и этом времени ей просто нет места…

Использование материалов возможно только после согласования с администрацией
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

irl.by

Спектакль «Психоз»

Предсмертная пьеса Сары Кейн в исполнении толпы обезумевших женщин

Драматург Сара Кейн решила умереть ровно в 4.48. Дописала пьесу, назвала ее «4.48 психоз » и повесилась. Это было в 1998 году, однако театральные режиссеры до сих пор не имеют представления, как обходиться с этим текстом выдающегося английского автора. Над спектаклем «Электротеатра» работали люди, не занимающиеся обычно постановкой пьес: объединение мультимедиахудожников AES+F, регулярно представляющее Россию на Венецианской биеннале, и кинорежиссер Александр Зельдович. Текст исполняется едва ли не всей женской частью труппы на фоне пульсирующих грибов-вагин и кровоточащих летающих грудей.

Лучшие отзывы пользователей

Владимир Рыбников

  • отзывов: 141 ­
  • оценок: 141 ­
  • рейтинг: 81 ­
  • На 19 актрис по большей части уже зрелого возраста смотреть печально. Несчастная судьба актрис после 30, их много , никому они не нужны, и приходится с радостью браться за любую глупость либо пить водку или заниматься огородничеством .Разрешение и четкость видеопроекции в России мало помалу улучшается ( видеоряд едва ли не главный в этом спектакле), с содержанием же пока все плохо, русский Виола увы еще не появился. Десять тысяч тараканов в трубе вагины ( она будет появляться на протяжении всего первого акта) забавны, но быстро надоедают, гигантские грибы с множеством натуралистических бритых вагинами, только в наружной конечно части конечно, , и большие тараканы с женскими грудями, мало кого способны удивить или заинтересовать в наши дни . у В интернете все видели я манги, где бедных малолетних японских школьниц насилуют чудовища с множеством трехметровых членов извивающихся как щупальца осьминогов , до грибов ли тут или тараканов . Качество компьютерной графики увы пока не голливудское, видны огрехи программирования и с растворяющимися таблетками и с летающими ногтями. Переведена пьеса писательницы самоубийцы на русский язык крайне коряво. В оригинальном английском тексте каждое второе слово это fuck и его производные, вот здесь бы переводчику постараться бранных матерных слов в русском языке более чем достаточно, но увы большая часть слов переведена литературно и безумия писательницы не передает. Главный плюс спектакль это перерыв, если уж ошибся и попал на Психоз в Электротеатре, а излишняя в подобных случаев вежливость не позволяет встать и уйти через 10 минут после начала этого деревенского представления , то спустя часик в антракте , можно спокойно выбежать на Тверскую и по дороге понаблюдать за происходящим там ремонтом по дороге к метро.

  • отзывов: 19 ­
  • оценок: 19 ­
  • Сара Кейн написала эту пьесу в 28 лет и повесилась. Александр Зельдович поставил спектакль, разложив посмертный монолог на 19 актрис и тараканов. Арт-группа AES+F создала активный видеоплан, воплощающий тему телесного. В нём агрессия и жертвенность, метафора и сюрреализм, или проще: отрубленные груди-зонтики, тараканы-амазонки и грибы-вагины. Не знаю почему, но спектакль не задавил отчаянием, я даже не очень уловила тему самоубийства женщины, которая «дошла до финала этой отвратительной и отчаянно скучной истории о чувстве, заключенном в чужое тело». Скорее было похоже на увлекательное мужское исследование природы женской истерики.

    Anna Vatagina

    • отзывов: 1 ­
    • оценок: 1 ­
    • Абсолютно разрушающий спектакль. Если вы идете за внутренним наполнением и ждете высокого искусства, вам точно не сюда.
      Не самое чудесное переживание — попасть в голову шизофреника. Депрессивного шизофреника со скомканными мыслями, с множеством болезненных персон, с отчаянным матерным слогом и больной душой, ищущей смерти.
      Не могут быть такие произведения выдающимися. Это точно не то, что наполняет светом, дарит чувство удовлетворения или заставляет понять что-то важное. Тогда зачем?
      Весь спектакль в воздухе висели неловкость, непонимание и отвращение.

      Ольга Сорокина

    • отзывов: 226 ­
    • оценок: 224 ­
    • рейтинг: 69 ­
    • Спектакль По пьесе Сары Кейн «4.48 психоз»
      Для того, чтобы войти в жёсткое пространство этого спектакля, и, что ещё актуальнее, без потерь выйти из него,
      надо изначально понимать, что эта пьеса написала Сарой Кейн в психиатрической лечебнице накануне самоубийства.
      То есть это ничто иное, как предсмертное послание миру. Послание в надежде, что его таки услышат.
      Что ж, раз пьеса жива, значит, услышали.
      Главный крик, который в этой какофонии разных голосов услышала я:
      Это не тот мир, в котором я хочу жить.
      Да, все эти 19 женщин на сцене — это осколки одной единственной Сары Кейн
      И все эти 19 голосов и ролей — это тоже всё она — Сара Кейн
      Так что же с ней/в ней происходит?
      Ад, который как воронка чёрной дыры раскручивается внутри героини, передан настолько красочно и красноречиво, что в какой-то момент охватывает ужас, холодок спазмом пробегает по спине, и ты, сидя в зрительском кресле, неосознанно шепчешь: «чур меня, чур»
      Ты не виновата. Ты больна.
      говорит она себе, но
      — Тебе стало легче?
      — Нет.
      Нет, ей не стало легче. Возможно, потому что она так и не смогла найти саму себя, возможно, потому что не смогла смириться с отверженностью и отвержением самой себя. Личная трагедия талантливого человека, потерявшего опору, стержень, на котором держался бы его талант. А может, всему виной пустота в сердце, та самая пустота, которая рано или поздно заполняется демонами?
      Отруби мне руки и ноги
      но оставь мне мою любовь
      Отчаянно кричит она миру, но.
      Но запаса любви не хватило. И трагический итог практически неизбежен.
      Пожалуй, это самое ценное в пьесе — прямой отсыл к тому, что без любви человек обречён. Всепрощающей, исцеляющей любви.
      Любви, которой не научиться ни на каких аутотренингах, любви, которую не восполнить и не заменить лекарствами.
      Любовь надо чувствовать. Её надо носить в сердце.
      А если ещё и повезёт быть любимым!
      Но Саре не повезло
      Да, Сара повесилась в 4.48. как и написала в этой своей последней пьесе.

      www.afisha.ru