Ранняя детская шизофрения патогенез

Детская шизофрения Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Пилявская О.И., Малинина Е.В.

Обсуждается проблема диагностики детской шизофрении . Обосновывается актуальность изучения детской шизофрении на современном этапе развития детской психиатрии . Приводятся наиболее распространенные взгляды на проблему детской шизофрении отечественных и зарубежных психиатров, работающих с детьми и подростками. Подчеркивается важность изучения особенностей дизонтогенеза при шизофрении детского и подросткового возраста . Взаимосвязь типов дизонтогенеза с симптомами нарушенного развития и собственно процессуальными шизофреническими симптомами , типами когнитивного дефицита. Обосновывается перспективность эволюционно-биологического подхода в изучении детской шизофрении .

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Пилявская О.И., Малинина Е.В.,

CHILDREN’S SCHIZOPHRENIA

The problem of childhood schizophrenia diagnosis is discussed. The relevance of the study of childhood schizophrenia at the present stage of development of child psychiatry is substantiates. The most common views on the problem of childhood schizophrenia domestic and foreign psychiatrists working with children and teenagers are providing. The importance of studying the characteristics dysontogenesis during childhood and juvenility schizophrenia are emphasizing. There are connection between types dysontogenesis with symptoms of impaired development and procedural schizophrenic symptoms , types of cognitive deficits. The prospects of evolutionary-biological approach to the study of childhood schizophrenia are substantiates.

Текст научной работы на тему «Детская шизофрения»

УДК 616.895.8 — 053.2 ББК 56.14

О.И. ПИЛЯВСКАЯ, ГБОУВПО ЮУГМУМинздрава России, г. Челябинск, Россия

e-mail: [email protected] Е.В. МАЛИНИНА, ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России, г. Челябинск, Россия

Обсуждается проблема диагностики детской шизофрении. Обосновывается актуальность изучения детской шизофрении на современном этапе развития детской психиатрии. Приводятся наиболее распространенные взгляды на проблему детской шизофрении отечественных и зарубежных психиатров, работающих с детьми и подростками. Подчеркивается важность изучения особенностей дизонтогенеза при шизофрении детского и подросткового возраста. Взаимосвязь типов дизонтогенеза с симптомами нарушенного развития и собственно процессуальными шизофреническими симптомами, типами когнитивного дефицита. Обосновывается перспективность эволюционно-биологического подхода в изучении детской шизофрении.

Ключевые слова: детская шизофрения, детская психиатрия, детский возраст, подростковый возраст, дизонтогенез, когнитивные нарушения, парциальный дефект, тотальный дефект, эволюционно-биологическое направление, задержка развития, шизофренические симптомы, процессуальные симптомы.

Актуальность. В настоящее время проблема детской шизофрении, являющейся

относительно распространенным в детской популяции (0,1-0,175%) психическим расстройством является одной из самых актуальных и трудноразрешимых задач современной психиатрии. Это во многом обусловлено тем, что в настоящее время нет единой точки зрения на диагностику этого заболевания в детском возрасте, как по возрастным, так и клиническим критериям, несмотря на наличие таких общепринятых в мировом психиатрическом сообществе диагностических инструментов, как МКБ-10 и ББМ-У. Особенно остро ощущается спорность данного вопроса с учетом ожиданий, связанных с выходом новой международной классификации психических и поведенческих расстройств — МКБ 11-го пересмотра. Диагностика детской шизофрении является сложным до конца не решенным вопросом детской психиатрии. Это во многом обусловлено различиями во взглядах на само понятие «детская шизофрения», ее нозологическое единство, идентичность шизофренического процесса у детей и взрослых, диагностическую надежность клинических симптомов, этиопатогенетические факторы и физиологические основы

шизофренической психопатологии. Интерес к проблеме детской шизофрении не ослабевает также в связи с высоким уровнем инвалидизации пациентов детского и подросткового возраста, возникающей вследствие этого заболевания, а также с особенностями нарушений когнитивного функционирования при детской шизофрении, как одного из базовых при шизофрении вообще

Несмотря на то, что основы эволюционных взглядов в детской психиатрии, в том числе идея о врожденной (внутриутробной) шизофрении, во многом принадлежат западным психиатрам [6], преобладающее большинство современных европейских и американских специалистов в области детской психиатрии [7, 8] рекомендуют ставить этот диагноз в возрасте около 10 лет. Одна из известнейших представительниц эволюционно —

биологического направления в психиатрии, автор работ, посвященных изучению развития детей, страдающих шизофренией L. Bender [6] рассматривала детскую шизофрению, как энцефалопатию в основе, которой лежит нарушение внутриутробного эмбрионального развития, возможно наследственно

обусловленное. Детская шизофрения трактовалась, как развитие врожденной

аномалии у личности с наследственно обусловленной биологической

нарушением созревания интеграционного аппарата центральной нервной системы. При этом утверждалось, что шизофрения в детстве не является синонимом психоза, связанного с прогредиентным процессом. По ее [6] мнению шизофрения либо задерживает развитие (и тогда представляет собой задержку созревания на эмбриональном уровне возрастного развития во всех областях, которая в свою очередь, является предпосылкой будущего поведения в целом), либо нарушает формирование личности. Выявление наследственно обусловленной неполноценности, лежащей в основе шизофрении, происходит под влиянием различных дополнительных факторов [2]. Возраст начала заболевания отнесен ею к первым 2-3 годам жизни ребенка.

В работах многих отечественных детских психиатров [1, 2, 4, 5], также представлены эволюционно-биологические воззрения на детскую шизофрению, как правило российские психиатры связывают эволюционные представления о развитии детской шизофрении с учением о физиологических основах общего онтогенеза и психического онтогенеза в частности.

В отечественной психиатрии, безусловно, ведущая роль принадлежит известному отечественному психиатру Г.Е. Сухаревой [4], которая говорила о ранних формах шизофрении, начинающейся остро уже в трех-четырехлетнем возрасте. По мнению Г.Е. Сухаревой [4] вопрос о закономерностях, определяющих формирование клинической картины болезни, относится к наиболее старой и в то же время вечно новой медицинской проблеме. Она [4] придерживалась мнения, что проблема патогенеза детской шизофрении решается только с позиций непрерывной связи физиологических и патологических процессов в организме. В соответствии с эволюционно-биологической концепцией болезни, принятой в отечественной науке, и постулирующей, что физиологические защитные и регуляторные механизмы имеют место при любом заболевании, она [4] обосновывает важность дифференцировки симптомов по их происхождению: одни из них являются проявлением собственно патологического процесса, другие выражением физиологической защитной охранительной реакции,

соответствующей возрастному уровню. В детском возрасте взаимодействие нормального физиологического роста и деструктивного шизофренического процесса приводит к видоизменению того и другого [4]. Признавая нозологическое единство шизофрении у детей и взрослых, Г.Е. Сухарева [4] считала, что между детскими и подростковыми формами шизофрении существует различие, пожалуй, даже большее, чем между подростковыми и взрослыми. Влияние возраста сказывается не только на своеобразии симптомов, но и на особенностях течения детской шизофрении. У детей болезненный процесс поражает организм, находящийся в периоде формирования. А поэтому симптомы нарушенного развития занимают большое место в клинической картине как самой болезни, так и дефектного состояния. Детский мозг, не закончивший еще своего развития, часто отвечает на вредность более общими реакциями, что характеризуется большей генерализацией процесса. Г.Е. Сухарева [4] отмечает изменения клинической картины шизофрении с наступлением пубертатного периода в отношении большей сложности и разнообразия

психопатологических синдромов. Так как, по ее мнению возрастными особенностями ребенка определяется не только характер реакции нервной системы на болезнетворное воздействие, но и тип развития болезненных механизмов и форма компенсации нанесенного ущерба. Это находит свое отражение в изменчивости картины одной и той же болезни на различных этапах развития ребенка. В картине болезни, наряду с основными признаками, наблюдается и ряд других синдромов, отображающих не столько особенности нозологической природы болезни, сколько особый тип реагирования нервной системы, характерный для данной возрастной фазы развития [4].

С точки зрения многих отечественных авторов [1, 2, 4, 5] — биологическая незрелость всех функциональных систем ребенка, взаимодействие физиологических факторов роста и патологических факторов ведут к своеобразию клиники ранней детской шизофрении.

Известный отечественный исследователь детской шизофрении М.С. Вроно [2], придерживающийся эволюционного

сравнительно-возрастного подхода к оценке этой детской патологии, считал, что не

существует принципиального различия между шизофренией у детей, подростков и взрослых, -это единый процесс, начинающийся в разном возрасте. Однако возрастные различия, не влияя на сущность заболевания, приводят к видоизменениям клинических проявлений, течения и исхода. Поскольку в детстве шизофренический процесс поражает организм, находящийся в периоде усиленного и незаконченного развития, возникает сложное сочетание, симптомов патологического процесса с продолжающимся физиологическим развитием [2]. Затемнение клинической картины задержками развития проявляется тем больше, чем меньше ребенок [2].

Это согласуется с работами не только детских психиатров, но и отечественных психологов [3], считающих, что дефект при психической патологии в детско-подростковом возрасте имеет двойственное происхождение: с одной стороны — это результат самого шизофренического процесса, а с другой стороны результат естественной задержки психического развития, возникшей вследствие того, что шизофрения поражает мозг ребенка, находящегося в стадии активного роста. При этом отдельные отечественные психологи [3], изучающие в частности особенности когнитивного дефекта при шизофрении у детей и подростков, обнаружили два варианта такого дефекта: парциальный и тотальный. Каждый, из которых связан с определенными видами когнитивного дизонтогенеза,

дефицитарности/дисфункции подкорковых и корковых структур и клиническими параметрами. По их мнению, прогредиентность заболевания также ведет к формированию когнитивной дефицитарности.

Многие российские детские психиатры [5] считали возможным возникновение

шизофренического процесса в возрасте до 3х лет. Большинство из них [5] относили детскую шизофрению к психическим заболеваниям, возникающим в период первого возрастного криза — в 2-4 года. Они [5] считали, что нарушения нервно-психической сферы, возникающие у детей и подростков при психических заболеваниях, представляют интегративное выражение расстройств биологического и психического созревания, то есть закономерности психических заболеваний детского и подросткового возраста обусловлены влиянием, как эволюционно-возрастного, так и онтогенетического фактора.

В связи с этим, по мнению авторов [5, 6], методологическую основу изучения возрастных особенностей психических заболеваний у детей и подростков в первую очередь должен составлять эволюционно-динамический или онтогенетический подход. Оперирующий понятиями психический онтогенез и психический дизонтогенез, как нарушение психического развития в детском и подростковом возрасте в результате расстройства созревания структур и функций головного мозга и проявляющийся в виде ретардаци, асинхронии психического развития, либо дизонтогенез, связанный с механизмами высвобождения и фиксации более ранних онтогенетических форм нервно-психического реагирования. По мнению отечественных исследователей [4, 5, 6] психический дизонтогенез в детском и подростковом возрасте может проявляться в виде «дизэволютивных» состоянияй

шизофренического круга (шизофреническом дизонтогенезе): аутистических синдромах, кататонических, кататоно-гебефренных

расстройствах, регрессивных нарушениях, патологических страхах и фантазиях и т.д., связанных с определенными возрастными уровнями нервно-психического реагирования. В настоящее время понятие шизофренического дизонтогенеза и концепция шизотипического диатеза, как основы для возникновения и развития шизофрении в детском возрасте прочно вошли в обиход детских психиатров.

Европейские психиатры [7] высказывая мнение, что детская шизофрения, несомненно, существует, возраст начала болезни относят к возрасту ребенка 8-9 лет. При этом они заявляют, что типичные шизофренические симптомы у маленьких детей не встречаются. Они считают, что для понимания детской шизофрении надо исходить из положения, что до момента манифестации болезни происходило нормальное, без задержек, развитие, или, иначе говоря, построение взаимоотношений с реальностью протекало нормально и лишь потом, сразу или постепенно, стало утрачиваться [7]. По их [7] мнению подобный надлом позволяет легко отграничить детские формы шизофрении от раннего детского аутизма, возникновение которого при тщательном анамнезе прослеживается почти до рождения или хотя бы до 2,5 лет.

Работы по эволюционно-биологическому направлению, принадлежащие зарубежным авторам [6, 7] говорят в основном о существовании значительных различий шизофрении у детей и взрослых, о том, что шизофрения в детстве исчерпывается симптомами преждевременного развития, а симптомы, возникающие при шизофрении детского возраста, это видоизмененные нормальные формы поведения, присущие только детскому возрасту [6].

Таким образом, большинство отечественных [1, 2, 4, 5], и зарубежных исследователей [6, 7, 8], несмотря на отдельные разногласия во взглядах на детскую шизофрению, в настоящее время при изучении шизофрении, возникающей

в детско-подростковом возрасте

придерживаются эволютивно-биологических взглядов о взаимовлиянии возрастных и патогенных факторов. Однозначным является и то, что развитие болезни определяется не только процессуальной, но и эволютивной динамикой. Изучение закономерностей формирования болезни, особенно особенностей динамики имеет большое практическое значение для определения предикторов болезни, дифференцировки симптомов нарушенного развития и собственно процессуальных, выбора тактики ведения и прогноза болезни пациентов, страдающих детской шизофренией.

1. Башина В.М. Ранняя детская шизофрения. /В.М. Башина. — М.: «Медицина», 1989. — 254 с.

2. Вроно М.Ш. Шизофрения у детей и подростков. /М.Ш. Вроно. — М.: «Медицина», 1971. — 128 с.

3. Строгова С.Е. Виды когнитивного дефекта при шизофрении у детей и подростков. Автореферат канд.дисс. / Строгова С.Е. — Санкт-Петербург, 2016.

4. Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. /Г.Е. Сухарева. — М.: «Медгиз», 1955. — 453 с.

5. Ковалев В.В. Симиотика и диагностика психических заболеваний у детей и подростков. / В.В. Ковалев — М.: «Медицина», 1985. — 284 с.

6. Bender L. Psychopatology of Schizophrenia. / L. Bender. — New — York — London, 1966. — 354 p.

7. Rainer Tolle. Psychiatrie. / Tolle Rainer. — Springer-Verlag Berlin Heidelberg, 1996. — 495p.

8. Kaplan H.I., Sadok B.J. Clinical Psychiatry. / H.I. Kaplan, B.J. Sadok — Williams&Wilkins, London, 1994. — 672 p.

O.I. PILYAVSKAYA, SUSMU, Chelyabinsk, Russia e-mail: [email protected] E.V. MALININA, SUSMU, Chelyabinsk, Russia e-mail: [email protected]

The problem of childhood schizophrenia diagnosis is discussed. The relevance of the study of childhood schizophrenia at the present stage of development of child psychiatry is substantiates. The most common views on the problem of childhood schizophrenia domestic and foreign psychiatrists working with children and teenagers are providing. The importance of studying the characteristics dysontogenesis during childhood and juvenility schizophrenia are emphasizing. There are connection between types dysontogenesis with symptoms of impaired development and procedural schizophrenic symptoms, types of cognitive deficits. The prospects of evolutionary-biological approach to the study of childhood schizophrenia are substantiates.

Keywords: children’s schizophrenia, child psychiatry, childhood, juvenility, dysontogenesis, cognitive impairment, partial defect, total defect, evolutionary-biological direction, developmental delay, schizophrenic symptoms, procedural symptoms.

cyberleninka.ru

Детская ранняя шизофрения: причины, проявления и методы лечения

Детская ранняя шизофрения – психическое расстройство, начинающееся у детей в возрасте до трех лет, проявляющееся прогрессирующим распадом психических функций.

Известный советский психиатр В.М. Башина в своем труде «Ранняя шизофрения детская. Статика и динамика» делит заболевание на следующие возрастные этапы:

  • раннего детства — до 3 лет;
  • преддошкольную — от 3 до 5 лет;
  • дошкольную — от 5 до 7 лет.
  • По наблюдениям Башиной, в большинстве случаев (69 %), дебют приходится на первые три года жизни

    Причины развития шизофрении у детей

    В детском возрасте наряду с причинами, предполагаемыми у взрослых, большое значение играют время начала заболевания и провоцирующие (пусковые) факторы. Общие причины:

    • наследственность – высокий риск при наличии заболевания в роду;
    • токсическое воздействие на эмбрион в пренатальный период – лекарственное, наркотическое, алкогольное, ионизирующее излучение, химические вещества;
    • стрессы, инфекционные, соматические болезни, черепно — мозговые травмы матери в период беременности;
    • неблагоприятно протекающий интра- и постнатальный период – родовые травмы, гипоксия, внутричерепное давление, инфекционные болезни новорожденных;
    • позднородящие матери (после 35 лет).
    • Пусковыми факторами могут служить сильный испуг маленького ребенка, нервно-психическое перенапряжение, длительные соматические патологии, эндокринные нарушения, неграмотно выполненные прививки (с нарушением сроков, без учета побочных действий и противопоказаний).

      Ощущаете постоянную усталость, депрессию, и раздражительность? Узнайте про средство, которого нет в аптеках, но которым пользуются все звезды! Чтобы укрепить нервную систему, достаточно просто.

      В патогенезе детской ранней шизофрении играют роль следующие механизмы развития:

      • кислородное голодание клеток головного мозга, особенно сказывающееся в период роста и развития тканей и органов нервной системы ребенка;
      • генетические изменения вследствие токсических воздействий на эмбрион – в первую очередь, мутации в коротком плече 6 хромосомы;
      • дисфункции нейромедиаторов – повышение активности дофамина, снижение активности глутаматных рецепторов.
      • Формы шизофрении у детей

        У детей раннего возраста преобладает непрерывная форма течения шизофрении, которая делится на злокачественную, вялотекущую, параноидную. Чаще встречается вялотекущий вариант.

        Одной из особенностей протекания шизофрении в детском возрасте является присоединение неврозоподобной симптоматики, которая нередко наводит на ложный след при диагностике, маскирует клиническую картину.

        Отсутствие продуктивной симптоматики (бреда, галлюцинаций) обусловливает редко встречающуюся приступообразно — прогредиентную форму у маленьких детей. Эта форма характерна для школьников, причем бред носит рудиментарный, монотематический, систематизированный характер. Развернутая картина наблюдается в подростковом возрасте.

        Также почти не наблюдается реккурентное течение (лишь в 5 % случаев).

        По клиническим проявлениям в раннем детском возрасте наблюдается кататоническая и простая шизофрения. Гебефреническая типична для пубертатного периода. Параноидная – в редких случаях диагностируется у учащихся средних классов.

        Признаки у младенцев

        Диагностировать заболевание у младенцев очень сложно, ввиду неразвитости речевых, коммуникативных навыков, схожести проявлений с другими симптомокомплексами, отсутствии классических признаков, характерных для взрослых, завуалированности эмоциональными расстройствами.

        Первые признаки шизофрении могут проявляться уже в 9–12 мес. Наблюдаются:

        1. Внезапная смена двигательной активности – вялые или обычные дети вдруг пытаются ползать, ходить, прыгать, вскакивать на ноги. Их невозможно уложить.
        2. Наряду с чрезмерным двигательным возбуждением эмоции уплощаются – реакция на мать становится слабой, ребенок не радуется ее появлению, не выделяет ее среди других. Наоборот, может проявляться негативизм – малыш отталкивает мать, отказывается от груди, кусается.
        3. Приобретенные навыки исчезают, наблюдается их регресс.
        4. Снижается аппетит, нарушается сон.
        5. Состояние продолжается от нескольких недель до полугода. Со стороны может показаться, что ребенок активный, подвижный. Но если присмотреться, становится заметна стереотипия (повторяемость движений), монотонность, быстрая смена вялостью. При присоединении эмоционального безразличия к окружающему – матери, другим людям, новым играм, игрушкам и регрессе навыков опытный врач может поставить диагноз.

          Двигательное возбуждение у младенцев выражается в виде:

        6. гиперкинезов наподобие судорог;
        7. тиков – зажмуривании, подергивании глаз, жевании, кивании, потирании рук, запрокидывании головы;
        8. бесцельного пробегания вперед (пропульсий).

      Признаки и симптомы детской шизофрении

      Клинические проявления различаются в зависимости от формы заболевания и стадий физиологического развития ребенка.

      В возрасте 1–3 года часто диагностируется синдром Каннера – ранний детский аутизм. Мнения ученых до сих пор не сходятся: является ли аутизм Каннера проявлением детской ранней шизофрении или это самостоятельное заболевание. В Международной классификации болезней МКБ -10 аутизм Каннера отнесен в рубрику «Нарушения психологического развития» (F84), а ранняя шизофрения – в разделе «Шизофрения» (F20). Но по клиническим проявлениям эти два заболевания у маленьких детей практически идентичны.

      В течение первого года у малышей наблюдаются:

    • нарушения инстинктов – сна, аппетита;
    • беспричинный плач и повышенная возбудимость.
    • Такие проявления характерны для любой патологии, а зачастую на них вообще не обращают внимания. Должно насторожить неадекватное эмоциональное поведение – отсутствие «комплекса оживления» при виде матери, удовольствия, радости.

      В конце первого года и на втором году жизни формируются двигательные стереотипии – перебирания, перекатывание, сгибание пальцев рук, раскачивания. Малыши подпрыгивают, кружатся, бегают на цыпочках, взмахивают руками. У большинства детей к 5–8 годам стереотипные движения уменьшаются или исчезают, а в пубертатном возрасте не наблюдаются ни у кого.

      У детей 2–3 лет на первый план выходит отставание в психомоторном развитии – не развиты навыки самообслуживания (не могут самостоятельно есть, одеваться, ходить в туалет), неловкая походка, сочетание точных движений с хаотичными, множество движений, присущих новорожденным.

      Особенности речи у малышей этого возраста:

    • дети не задают вопросов, и не отвечают;
    • говорят о себе в третьем лице;
    • эхолалии (повторение последних слогов, слов), скандирование, штампованность, незавершенность фраз;
    • неестественные интонации, вычурность, лепет;
    • нарушение грамматического и синтаксического построения предложений.
    • Игры носят странный, неестественный характер. Дети не обращают внимание на игрушки, перебирают какие — то предметы (например, крышки от кастрюль), перекладывают их, постукивают, пересыпают песок или крупы. Действия бесконечно повторяются, не сопровождаются эмоциями. При попытке оторвать ребенка от такого занятия, он становится агрессивным.

      Дети с аутизмом Каннера негативно реагируют, когда нарушается привычный уклад жизни – меняется распорядок дня, расположение вещей в комнате, надо ехать в незнакомое место, появляется посторонний в доме, пойти гулять по другой дороге.

      Непрерывно-злокачественная форма

      Начало внезапное. Проявляется в 2–4 года. Прежде активный ребенок вдруг становится безучастным, ничто не доставляет ему удовольствия, пропадают желания, стремления. Ребенок может подолгу сидеть, уставившись в одну точку, совершать длительные стереотипные движения – раскачиваться, катать машинку, постукивать. Появляются хаотичные движения, характерные для более раннего возраста.

      Постепенно нарастает уплощение аффекта – негативные реакции (протест, недовольство, агрессия) тоже исчезают, сменяясь отрешением от всего, уходом в себя. Дети не реагируют на наказания, повышенная потребность в родительском тепле, наблюдающаяся в начале болезни, сменяется на отчужденность, холодность. Утрачивается интерес к общению со сверстниками, способность к эмпатии (сопереживанию).

      В речи наблюдаются неологизмы (новые слова), эхолалии, повторения одних и тех же слов. Ребенок говорит о себе в третьем лице. Речь становится бессвязной, переходит в бормотанье. Контакту ребенок недоступен – не реагирует на обращенную речь.

      Утрачиваются навыки самообслуживания, опрятности. Нарастание шизофренической симптоматики, заканчивающееся дефектом, при этой форме происходит на протяжении 3–6 мес, стремительно.

      Непрерывная форма с неврозоподобным и кататоническим компонентом

      Неврозоподобный вариант. Начинается с тиков, заикания, стремления к аутоагрессии (дети бьют, кусают, царапают себя). Становятся придирчивы к мелочам, раздражительны. В ответ на требования, устраивают истерики – показывают демонстративное поведение, валяются по полу, стараются обратить на себя внимание, кричат, дерутся, плюются.

      Характерна гиперестезия – повышенная чувствительность к яркому свету, шуму, посторонним звукам, запахам, тактильным прикосновениям. Дети становятся брезгливыми, в том числе и к еде. Может наступить полный отказ от пищи вплоть до истощения. Нарушается сон. Возникают ночные кошмары с фантастическим ужасающим сюжетом. У некоторых детей бывают раптоидные состояния – внезапные приступы страха как в ночное, так и в дневное время, во время которых они в приступе ужаса, паники мечутся, бегут, куда глаза глядят, могут напасть на посторонних людей, попасть в ДТП.

      Постепенно происходит нарастание дефицитарной симптоматики, которая «перекрывает» неврозоподобную, что ведет к формированию шизофренического дефекта.

      Кататонический вариант. Проявляется преобладанием возбуждения. Ступор наблюдается у младших детей реже, он характерен для подростков. Кататоническое возбуждение проявляется отсутствием усталости – ребенок почти не спит, не ест, беспрерывно мечется, хаотично двигается. Такое состояние ведет к резкому истощению вплоть до летального исхода.

      Кататонический мутизм трудно дифференцировать с распадом речевых функций вследствие регресса. При дифдиагностике надо учитывать понимание речи при кататонии, выражающееся в эхолалиях в ответ на обращенную шепотную речь.

      Непрерывная вялотекущая форма

      Невозможно определить возрастной диапазон дебюта этой формы из — за маскированности неврозоподобными и психопатоподобными нарушениями. Для этой формы характерно отсутствие кататонических проявлений, а также бреда и галлюцинаций в более старшем возрасте. Шизофренический дефект формируется с самого начала, параллельно с аффективными и поведенческими расстройствами.

      Дефект проявляется в виде искаженного типа развития (аутистических симптомов, нарушения мышления). Течение медленное, равномерное, без усиления или ослабления симптоматики. В подростковом возрасте возможна смена неврозоподобных признаков на психопатоподобные.

      Приступообразно-прогредиентная форма

      Встречается, в основном, в более старшем возрасте, но иногда дебютирует в первые три года. Приступ характеризуется внезапностью, пронзительным криком, плачем, страхами. Состояние может длиться до 1 года, прерываясь кратковременными ремиссиями. Позже присоединяется кататоническая симптоматика.

      Через 4–5 лет после манифестации болезни формируется дефект – распад психических функций. В старшем возрасте может перейти в непрерывную форму течения или проявляться классическим чередованием приступов галлюцинаторно — бредового синдрома и ремиссий.

      Диагностика

      Диагностика ставится на основании анамнеза (вероятность наследственной предрасположенности, особенности протекания беременности и родов), жалоб родных и тщательного наблюдения за ребенком. Точный диагноз детской ранней шизофрении зачастую возможно поставить только с помощью динамического наблюдения (на протяжении определенного промежутка времени).

      Дифференциальную диагностику проводят с:

    • умственной отсталостью – отсутствие изменений на ЭЭГ, МРТ, частичная обратимость психических функций, вычурность в поведении, характерные стереотипии, эхолалии подтверждают шизофрению;
    • судорожным синдромом – шизофренические гиперкинезы (отсутствие потери сознания, смена возбуждения вялостью, регресс навыков, безразличие к родным говорят за шизофрению);
    • неврозами – неврозоподобный компонент (эмоциональная холодность, особенности поведения, речи подтверждают шизофрению).
    • Прогноз при непрерывной злокачественной форме крайне неблагоприятный. Распад психических функций наступает за 2–3 года. Форма заканчивается формированием тяжелого дефекта или летально вследствие физического истощения.

      При других формах течения возможны несколько типов развития:

      1. Астенический – ребенок не может правильно ориентироваться в окружающей действительности в силу аутистических наклонностей, он живет в своем мире, нерешительный, робкий, зависимый от окружающих.
      2. Депрессивный – следствие перенесенных страхов, другой неврозоподобной симптоматики. Человека мучают депрессивные и ипохондрические мысли, навязчивости, он постоянно подавлен и озабочен чем — то.
      3. Анэтический – расторможенность влечений, психопатоподобное поведение, чреватое совершением антисоциальных действий, лишением свободы или летальным исходом.

      При любом варианте развития детской ранней шизофрении ребенок — подросток — взрослый не может адаптироваться в окружающем мире, ему требуется постоянная помощь и поддержка.

      Большинство нейролептиков, рекомендуемых для лечения шизофрении у взрослых, маленьким детям противопоказано. Назначаются седативные средства на растительной основе, расслабляющие и успокоительные ванночки, чаи.

      При истощении ребенка госпитализируют, проводят интенсивную терапию в отделении реанимации. Для профилактики формирования дефекта применяются ноотропные препараты, витамины, микроэлементы.

      Большое значение придается психотерапии, направленной на коррекцию неврозоподобных и аффективных расстройств. Сеансы проводятся как индивидуально, так и в группах. У маленьких детей – это игровая, песочная, арт-, сказкотерапия, терапия общения с животными (дельфинами, лошадьми). Родственникам малыша рекомендована семейная психотерапия, на которой им объясняют суть заболевания, как надо правильно вести себя с ребенком, что делать при приступах.

      Автор статьи: Вейц Алина Эмильевна, врач — психиатр, кандидат психологических наук

      Хотите сбросить лишний вес к лету и почувствовать легкость в теле? Специально для читателей нашего сайта скидка 50% на новое и высокоэффективное средство для похудения, которое.

      Читать далее >>>
      Подберите бесплатно врача-психотерапевта в вашем городе онлайн:

      depressio.ru