Рисунки во время депрессии

Рисунки больных циркулярным психозом в периоды депрессии и экзальтации

Рисунки больных циркулярным психозом можно разделить на две, совершенно обособленные части, так как они на первый взгляд совершенно отделяют одну группу от другой. При первом взгляде на рисунки видно, что некоторые из них выполнены или черным карандашом, или темными красками; другая же группа выполнена более яркими красками: у них более выработана форма. Данные явления соответствуют тому настроению, которое свойственно депрессии и экзальтации.

Депрессивное состояние не богато творчеством, и обычно, если оно слишком углублено, то творческий процесс совершенно отсутствует; но когда больной начинает поправляться, то депрессивное состояние создает такие внутренние условия, что больной побуждается к творчеству. Состояние депрессии не богато продукцией; поэтому и материал, которым мы располагаем, не отличается богатством по количеству и содержанию. Обычно, депрессивные больные, хотя им и было предоставлено такое же количество красок, как и другим больным, — непроизвольно, не замечая, употребляли краски только темного цвета, и это явление всегда присуще депрессивным больным. Какой бы формы ни было душевное заболевание, сюжет, выбираемый депрессивными больными, является несложным, так как работа очень быстро утомляет таких больных, и если они дают какой-нибудь рисунок в состоянии глубокой депрессии, то только по настоянию врача; но когда разрешается депрессивный период, тогда больные и сами начинают работать, и эта работа как будто способствует разрешению угнетенного состояния, свойственного данным больным; в производимой ими работе они забывают о том тяжком недуге, который хотя и ослабел, но еще не излечился.

Депрессивные больные начинают с простых форм, граничащих иногда с детским творчеством; по мере ослабления болезни они усложняют форму рисунка, иногда охотно рисуют даже фигуру человека, иногда дают пейзажи, но последние отличаются мрачными красками и несложностью содержания; форма рисунка также является не проработанной. По мере разрешения болезни в мрачные краски вкрапливаются и яркие цвета, и этот признак говорит о том, что данный больной выходит из своего тяжелого депрессивного состояния и находится на пути к выздоровлению. По продукции очень легко судить о начале выздоровления, и она является объективным признаком или улучшения, или ухудшения болезни. На слова же больного, обычно, полагаться нельзя, так как депрессивные больные до полного выздоравливания говорят врачу, что им нисколько не стало лучше, что они также страдают, что у них такое же безнадежное состояние, какое было и раньше; но творческие продукции дают совершенно верные сведения врачу о настоящем состоянии больного. По рисункам врач легче может судить о состоянии здоровья больного, чем по продукции писания, так как в писании больные придерживаются такой же тактики, какая присуща их словесному выражению. Краски же больной независимо от себя выбирает такие, которые соответствуют его внутреннему состоянию. Мы так привыкли к данному явлению, что рисункам верим значительно больше, чем показаниям самих больных. Многочисленность материала, собранного у нас, дает нам право утверждать, что этот признак никогда нас не обманывает, и мы всегда находились на верном пути относительно состояния больного в каждый данный момент. Чтобы яснее ознакомиться с творчеством при депрессивном состоянии, приводится несколько снимков, могущих характеризовать данное творчество.

Что же касается состояния экзальтации, то последняя много богаче по творчеству, чем состояние депрессии. Оно и понятно: состояние экзальтации характеризуется деятельностью более или менее многообразной, и эта деятельность предъявляет требования к самому больному, понуждая последнего к ее реализации. В зависимости от обстановки и забот о больном эта деятельность может вылиться или в форму разрушения или же в форму полезного творчества, что в большой мере зависит от вмешательства врача: последний может направить эту деятельность или в полезное или в разрушительное русло. В городских больницах чаще всего лежат больные, не владеющие ни карандашом, ни красками, но тем не менее они охотно рисуют и дают разнообразные продукции. Иногда они рисуют дома, иногда пейзажи, иногда человеческие фигуры, иногда наблюдается простая игра линий; но независимо от сложности или простоты рисунков в них ярко выявляется творческий процесс, характеризующий изобретательность больного и самым выполнением, и наложением красок. Краски в этом состоянии всегда ярки; нередко больные пользуются и черным карандашом, но карандаш не выявляет мрачности замысла, а скорей характеризует повышенное состояние самого больного, так как помимо темного карандаша нужно еще считаться и с темой рисунка. Для примера можно привести снимки с карандашных рисунков юмористического характера. Один больной нарисовал даму с хвостом и написал: «Общество Московского Медицинского Отдела» (рис. 26).

Другая больная с не особенным доверием относилась к женщине-врачу, ежедневно посещавшей ее, и нарисовала карандашом карикатуру на себя и на эту женщину-врача, внизу сделала надпись: «Больная у ног доктора», и далее крупным почерком «Пощадите».

Среди рисунков больных, находившихся в состоянии экзальтации, есть много примитивов, но эти примитивы по красочной гамме являются иногда очень привлекательными. Иногда эти больные впадают в эротические переживания и тогда они дают рисунки соответствующего содержания.

Больные, совершенно не умеющие рисовать, иногда дают игру линий как карандашом, так и красками; но эта игра линий не является мертвой, она постоянно живет, живет и в красках, и в карандаше. На некоторых рисунках линии дают представление о смешанном состоянии больного и говорят о том, что данное заболевание имеет больше элементов депрессивных, или депрессия уже разрешается, и далеко ли заходит разрешение данного заболевания.

Иногда у больных появляются религиозные симптомы, которые ярко вырисовываются в ходе болезни, и тогда больные рисуют образа: чаще всего эти образа представляют из себя обычный примитив, но в этот примитив вносится такое движение, которое не свойственно данной живописи. Трудно характеризовать в словах эти рисунки, но снимки с них дадут более яркое представление о том, что создают больные в этом направлении (рис. 27 и 28).

Больные иногда очень охотно рисуют фигуру человека, но трудность исполнения заставляет их прибегать к примитиву, но этот примитив имеет очень интересные свойства; описывать эти рисунки довольно затруднительно, но опять-таки снимок может дать более яркое представление о том, как разрешают больные данную задачу (рис. 29).

Про эти рисунки можно сказать, что в них смешивается профиль и en face и очень часто на профиле имеются два глаза: нередко через накинутый плащ просвечивают ноги и т. д. Некоторые фигуры представляются довольно странными; большинство из них сопровождается надписями, поясняющими, что должна изобразить данная фигура. Опять-таки симптом, который почти никогда не встречается у дементных больных; дементные больные почти никогда не объясняют ту фигуру, которую они рисуют, а если объясняют, то настолько путано, что проникнуть в смысл надписи представляется или весьма трудным, или невозможным.

Иногда рисунки бывают исписаны, и надписи, сделанные малограмотным человеком, трудно разобрать, между тем сама фигура может представлять интерес по замыслу и по выполнению, например, рисунок, представляющий одну голову с семью лицами, при чем у каждого лица имеется глаз, помещенный на вершине лба; у каждого лица имеется свой рот и нос, но все они объединены одной головой, сидящей на общей шее и имеющей одну фигуру с двумя руками и двумя ногами. Рисунок выполнен карандашом, линии его довольно слабы, а потому его трудно представить в репродукции.

Среди изображений человеческих фигур имеются такие рисунки, которые выполнены лицами, владеющими карандашом и красками; они уже представляют из себя меньший интерес, чем примитивы. Больные, владеющие красками и пером, иногда рисуют афиши представлений, даваемых артистами в стенах больницы, и надо сказать, что к этой работе больные относятся с большим интересом, ибо спектакли скрашивают однообразную жизнь в больнице, а потому афиши выполняются с большой любовью.

medbasis.ru

Raptus.ru — Психиатрия. Творчество душевнобольных.

Форум: психиатрия, психоневрология, психосоматика, психообразование, психореаниматология

Рубрика: рисунки психически больных

Основные виды графики: рисунок, книжная графика, плакат.

Изобразительное творчество пациента Вл.Т., 12 рисунков

Вл.Т.,35 лет, хронический алкоголизм. В психиатрическую больницу поступал неоднократно в связи с повторными алкогольными психозами. Его болезнь была отягощена неблагополучной наследственностью — родная сестра страдала шизофренией. Все рисунки, отражающие психопатологические переживания выполнены по выходе из психоза и в светлом промежутке (вне запоя). Автор имел неоконченное художественное образование, профессионально владел техникой живописи.

“Мои руки занимают всю комнату”

Изобразительное творчество пациентки М.Н., 12 рисунков

М.Н., 36 лет, паранойдная форма шизофрении. Образования — три класса. Несмотря на изначально низкий интеллектуальный уровень, больная разработала сложную бредовую концепцию. Содержание бреда было весьма своеобразным: больная считала, что с какой-то планеты на Землю занесена лаборатория под названием «система Плутон». Эта лаборатория находится на инопланетном корабле, а цель её — изучение и порабощение землян. Рисовала она в режиме «автоматического письма»: ставила на листе точку и далее «рука сама водила по бумаге». При этом часто не могла объяснить смысл нарисованного, говорила, что содержание рисунка не её, что «тот, кто водит рукой, знает и смысл».

“Курящий электронный человек”

“Углоед. Я не смеюсь, — но своё дело делаю?!+”

Галлюцинации полинаркомана

Зарисовка зрительных галлюцинаций. Больной полинаркоман, употреблял гашиш, опий, эфир, кокаин.

Изобразительное творчество больного А.З., 9 рисунков

А.З., шизофрения. Первые три рисунка автор обозначил: из серии «Судьба». В них состояние депрессии, мотивы смерти и — надежда на спасение.
В других рисунках нашёл отражение бред «реформаторства».

“Трудно и очень трудно спастись. Но надо! Жить нужно. Всем!”

“Один не получил добычу. Разшибся об скалу”

Творчество пациентки Л.Т.

Л.Т., шизофрения. Болезнь протекала в виде приступов, различных по структуре. Это были фазовые депрессии или маниакально-экстатические состояния, сопровождающиеся видением ярких фантастических образов, сказочных, космических, иноплатентных сюжетов. Её рисунки и комментарии к ним были воспроизведены братом, человеком, профессионально владеющим живописью. Больная ярко, эмоционально рассказывала ему, что «присутствовала при гибели мира», когда всё вокруг взрывалось и рушилось, «в дыме и грохоте огромными вереницами летели человеческие черепа» и «нанизывались» на её голову, «в голове расселились орды всякой нечисти, змей и прочего, они вели между собой войну».

“Гибель мира и ужас”

“Тора – виртуоз”

Васильев, 60-е годы. Психопатологическая экспрессия. Музей творчества аутсайдеров.

Изобразительное творчество больного А.Б., 20 лет

А.Б., 20 лет, шизофрения. Сохранилось лишь несколько рисунков этого автора. В них отражены такие характерные для данного заболевания явления как «материализация» мыслей, ощущаемых больным как нечто вещественное, схизис (расщепление психики): «здесь всё вразброс — органы чувств, сердце, время и пространство».

raptus.ru

Депрессия. Воронка истощения.

Автор: Александр Молярук

Продолжаю цикл статей про депрессию. Сегодня о том, как человека, испытывающего депрессию засасывает воронка истощения. Как человек проходит путь от отказа от полноценной жизни к изматывающему психическому и физическому истощению.

Мы с Вами уже знаем признаки острой депрессии и особенности этого состояния, мысли, которые крутятся в голове во время депрессии, главный источник женской депрессии, мы изучили анатомию депрессии вдоль и поперек.

Пришел черед рассмотреть принцип работы воронки истощения во время депрессии.

Воронка истощения во время депрессии.

В детстве, в моменты сильной подавленности или горя, мы получали послания от недоброжелателей «не сдавайся» или «просто преодолей это».

Потом, мы усвоили на своем жизненном пути, что показывать свои эмоции постыдно, и что это является проявлением слабости.

Мы утверждались в собственной несостоятельности и никчемности, всякий раз когда испытывая неудачу, замыкались в себе.

Мы стали считать (ложно!), что любой стресс, любая сложная ситуация в жизни — это только наша вина, и что мы должны сами с этим разобраться.

И когда более упорная «работа над собой» (как же мне не нравиться это выражение!) не помогает, это тоже наша вина.

Решая сложные задачи жизни, мы отказываемся от занятий приносящих удовольствие и радость. Мы перестаем спать по ночам, обдумывая возможные решения.

В результате мы приходим к полному и окончательному истощению.

Как уходят все силы при депрессии.

Пример действия воронки истощения.

Когда настроение Ирины, моей Клиентки, начинало падать и она чувствовала, как теряет свою энергию, она сознательно применяла стратегию прекращения «неважной» и «несущественной» — праздной — деятельности, которая на самом-то деле приносила ей удовольствие.

Такой деятельности, как встречи с друзьями или выход в свет.

Как ей тогда казалось, стратегия отказа от удовольствий и радости, имела смысл, так как при этом она могла сфокусировать свою убывающую энергию на своих более «важных» и «необходимых» обязательствах.

Важными обязательствами Ирина считала необходимость быть идеальной домохозякой, матерью и работником, а также, отвечать всем требованиям и чаяниям семьи, друзей, коллег и начальства, внезависимости от их резонности и реалистичности.

Прекращая «несущественную» деятельность, приносящую ей удовлетворение и радость, которая поднимала ей настроение и скорее увеличивала, а не уменьшала ее энергетический сосуд, Ирина лишила саму себя самого эффективного способа по предотвращению скатывания в депрессию.

Профессор психологии М. Асберг из каролинского Университета в Стокгольме описала «отказ», которые делают многие женщины (подобно Ирине из примера), это прекращение развлечений, как спуск по воронке истощения (см. рисунок выше).

Как работает «Воронка истощения»

Сужающаяся область кругов показывает сужение жизни по мере отказа от вещей, которые радуют, но кажутся «необязательными».

В результате страдающие депрессивными расстройствами женщины прекращают занятия, которые подпитывают их, оставляя только ту работу или другие факторы стресса, что зачастую истощает их ресурсы.

Профессор Мария Асберг полагает, что те из нас, кто продолжает спуск по воронке истощения, вероятно, являются теми, кто:

  • наиболее сознательный и гипер ответственный работник,
  • чей уровень самоуверенности сильно зависит от производительности на работе,
  • кого часто рассматривают, как лучших работников.
  • Воронка истощения так же показывает, какие симптомы испытывает депрессивный человек по мере усиления депрессии.

    По мере того, как воронка Ирины из примера сужалась, она чувствовала себя все более и более обессиленной.

    Напишите в комментариях , свои примеры скольжения вглубь Вашей депрессии, вниз по воронке истощения.

    Прочитайте лучшие материалы психолога счастья на эту тему!

  • Депрессия причины. Стресс как главная причина депрессии.Причины депрессии хотят знать многие. Чтобы победить депрессию, нужно не допустить главную причину депрессивного состояния — стресс. Депрессия […]
  • Психологическая травма детства: этапы работы с детской травмойПсихологическая травма детства. Самотерапия психической травмы детства. Психологические причины нашего сегодняшнего поведения корнями уходят в […]
  • Самоуважение. Его потеря — главный источник депрессии.Самоуважение — главный источник и причина счастья. Потеря самоуважения — правильный ответ на вопрос в статье «Главный источник женской депрессии». […]
  • Долженствования. 8 паттернов ограничивающего мышления.Сегодня на очереди восьмой из 8 паттернов негативного мышления – долженствование. Паттерн долженствования очень мешает жить его носителю и […]
  • Язык гипноза. Слова и связки для самогипноза.У гипноза и самогипноза есть свой язык. Одни слова и связки будут усиливать самогипноз и самовнушения, другие ослаблять, третьи — вообще не […]
  • Психотехники самоисцеления и решения проблем: используй эти практики!Психотехники решения проблем. Россыпь психотехник самоисцеления души, самотерапии на уровне мышления и поведения, метафора самоисцеления и решение […]
  • Исцеление души. Как исцелить психическую травму детства.Сегодня необычный материал об исцелении души и о том как сила и здоровье Вашего Внутреннего Ребенка влияет на Ваше душевное, эмоциональное […]
  • Поставьте оценку этому материалу!

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1

    Рейтинг: 5 из 5 (1 голос)

    Комментарии к «Депрессия. Воронка истощения.»

    Недостаток энергии, апатия.

    18.04.2013 в 10:39

    irina, как собираетесь выбираться из этой энергетической воронки?

    18.09.2012 в 21:36

    читаю про воронку второй раз. Первый раз пропустила мимо как что то несущественное.
    А ведь — да я именно —
    -наиболее сознательный и гиперответственный работник,
    -чей уровень самоуверенности сильно зависит от производительности на работе,
    -кого часто рассматривают, как лучших работников.

    А то что вы называете отказом от деятельности которая подпитывает — я воспринимала как «уравновешивание» — нет успехов и производительности на работе — прощай развлечения. Еще я регулярно отказывалась от отпуска по этой причине — Работа то не ждет! Потому что я себя практически казнить была готова за необходимость отдыхать! А в отпуске и командировках первым делом искала интернет в отеле! А недавно решила от этого отойти — вместо работы я визуализирую как рассасываются самые тяжелые рабочие проблемы. Помогает кстати.
    А деятельность которая подпитывает — меня всегда подпитывал спорт, и записавшись в спорт команду я не пропускаю тренировки — на меня же команда рассчитывает!

    С лучшим работником посложнее… раньше мне везде говорили. А несколько работ подряд не говорят. А я выслуживаюсь и выслуживаюсь в надежде услышать. Правда так и не понимаю почему мне это так важно.

    Александр, психолог счастья

    18.09.2012 в 22:39

    Отвечу на последний вопрос.

    Вот смотри: «Я 0 Александр Молярук умею кататься на велосипеде, могу ездить без рук. с закрытыми глазами и даже вскач задом наперед. Ты слышишь от меня это впервые? И знаешь, я не рассчитываю на твою похвалу. Более того, я не ищу подтверждения своего мастерства вождения великом в устах 3-х лиц. Ну ты понимаешьже почему? Потому что я и сам знаю, что я прекрасно управляю великом.

    Интересно, тот чел, который проехал 10 метров стоя ногами на сидушке, почему он до сих пор сомневается в своем мастерстве, в то время когда я завидую ему?

    Александр, здравствуйте полностью подхожу под формулировки профессора Марии Асберг .Я:
    наиболее сознательный и гиперответственный работник,

    чей уровень самоуверенности сильно зависит от производительности на работе,

    кого часто рассматривают, как лучших работников.
    и это точная моя диагностика. уже работаю над этим. спасибо

    14.06.2012 в 10:44

    Мария, очень интересно, как именно Вы работаете над этим?

    28.02.2012 в 14:44

    Прекращение развлечений — первая причина депрессии? А если человек не понимает, в чем состояло его главное развлечение?

    28.02.2012 в 16:04

    ? Катерина, воронка показывает стадии, а не причины депрессии.

    Здравствуйте, Саша! Второй раз читаю про воронку. Первый раз оставляла комментарий 8 февраля. С тех пор произошли изменени в моем состоянии. Конечно, до радостного состояния еще не дошла. Приходится себя преодолевать и, как Вы мне тогда ответили, многое делать через силу. Но начала больше гулять (с палочками), общаться с такими же бабулями, как и я. Стала уделять больше внимания маленькому внуку. И даже устраивать для себя «дискотеку» (включаю веселую музыку и пританцовываю). Состояние стало меняться: прошли истощение и подавленность.
    Большое Вам спасибо за Ваши советы. Очень надеюсь, что с Вашей помощью, хотя и на расстоянии, смогу все-таки выбраться из воронки.

    ? Надежда, Вы — умница. Как здорово, что Вы как принц на белом коне освободили себя-принцессу из заточения в черной башне — воронке депрессии. И теперь мчитесь во весь опор в страну разноцветных шаров и счастья.

    Александр,здравствуйте. У меня сейчас ситуация,как я думаю,критическая,началось давно уже,но я боролась,и к психотерапевтам ходила,только деньги зря отдавала-не помогли,поэтому я ищу информацию в интернете…добралась сюда…вобщем все ужасно,и в итоге я ушла с работы..выхода не вижу…и что делать не знаю((((((((((

    Психолог счастья, Александр Молярук

    ? Алена, что за состояние? Перестаньте драматизировать, пишите конкретнее, что с Вами на уровне мыслей, чувств, ощущений, желаний и действий?

    Депрессия продолжается не первый год.Стала плаксивой,раздражительной,равнодушной ко всем,порой жестока в оценках других,сентиментальной к животным,почти безучастна к жизни сына.Не жизнь,а какие то гонки по вертикали.Каждый прожитый день,словно дежавю.Мужчин рассматриваю только с позиции биологических особей продолжателей рода человеческого,в остальном они бесполезны и примитивны.Очень много на них тратится своей энергии,которую сама в себе с трудом восполняю.

    13.02.2012 в 11:24

    Светлана, что делаете для улучшения настроения? Чем так насолил Вам Ваш мужчина? Каким образом Вы тратите на мужчин энергию?

    Вот посмотрела на вашу «Воронку депрессии» Александр, и вспомнила свою депрессию. Это было уже 10 лет назад, а вспомнилось как будто вчера. Я не просто прошла эту воронку, я словно пролетела ее, дойдя до истощения в считанные недели. Сначала действительно пропал интерес к общению и развлечениям, затем пропал интерес к работе, которая в то время была для меня самым важным делом в жизни. Причем случилось это со мной на пике успеха, после многолетней работы в направлении профессионального и карьерного роста. Наступило время «пожинать плоды» долгих трудов и радоваться достижениям, а у меня на это просто не было сил.
    Мне пришлось потратить несколько лет на то, чтобы вновь обрести состояние счастья. В моем случае было важно найти именно причину апатии и подавленности, потому как эта причина оказалась не психологической.
    Зато теперь, если ко мне обращается клиент с явными депрессивными симптомами, я всегда настаиваю на серьезном медицинском обследовании, дабы исключить все возможные заболевания, «побочным эффектом» которых является депрессия.

    11.02.2012 в 10:36

    Елена, причины депрессии бывают разные, согласен. Это и болезни, и травмы, и нарушения границ. Как правило, Клиенты, приходят ко мне прояйдя уже все круги ада, в том числе и круг медицинских обследований, пройдя не один курс антидепрессантов.

    Я бы не проводил строгие границы между сомой и психеей. Возможно, Ваша болезнь стала причиной депрессии, а возможно заболевние было следствием «психологического выгорания».

    Я не занимаюсь «лечением» и «постановкой диагнозов», для меня важно помочь Клиенту опереться на ресурсы. Внутренние — психологические, и внешние — вот тут может быть и поход врачу, с целью обследования.

    10.02.2012 в 21:09

    Здравствуйте, Александр! Я не знаю, как и почему «заводится» Юлия, но
    у меня возбуждение возвращается, когда я пересказываю свою проблему, в
    двух случаях: когда проблема остаётся нерешённой и пересказ только лиш-
    ний раз напоминает о её наличии, а также, когда я недовольна собой и пе-
    ресказывая, в очередной раз, подсознательно пытаюсь убедить себя и собеседников в правильности своего поведения, своего выбора, своих эмоций и реакций. И так до тех пор, пока не приходит осознание, того, что и когда
    совершено неправильно. Но освободившись от неосознанного беспокойства и
    недовольства и вытащив его на осознанный уровень, успокаиваюсь и начинаю
    действовать и меньше обсуждать, с чётким пониманием, что только действие
    и вообще делание чего-то поможет изменить ситуацию и только я сама могу
    себе помочь. А люди, при всём их желании помочь, проживают свою жизнь со
    своими проблемами и имеют ограниченный запас времени и возможностей слу-
    шать наши стенания по поводу неудавшейся жизни и сушить после этого свою
    жилетку. А некоторые просто не могут или не хотят. Я, между прочим, хоро-
    шая «жилетка» для других, поэтому знаю, как это занятие истощает силы.
    Единственный плюс в этой ситуации — это изменение видения окраски своей проблемы на фоне чужих неприятностей.
    Спасибо Вам, Александр, за рассматриваемую тему! Это уникальная возмож-
    ность почитать мнения умных людей. Интересно, почему только женщины уча-
    ствуют в обсуждении. У мужчин нет проблем разве? Или виной тому их при-
    родная лень? Автор блога, конечно, не входит в их число. Если бы было по-
    больше думающих мужчин, у нас, женщин, было бы меньше проблем и депрес-
    сий.
    хприро

    Психолог Счастья, Александр Молярук

    10.02.2012 в 22:22

    Валентина, Юлия не возбуждена, она в гневе. Про мужчин — просто на блоге 90% женщин и мужчины более замкнуты в себе.

    psymanblog.ru

    Цвет и психика

    ГЛАВА 3. Отношение к цвету при психических заболеваниях (продолжение)

    3.2 Маниакально-депрессивный психоз

    Многими исследователями сообщается о наличии зависимости между отношением к цвету и эмоциональными расстройствами у больных маниакально-депрессивным психозом.

    J.E. Mever (1974) приводит интересный случай униполярной формы МДП с ежедневным чередованием маниакальной и депрессивной фаз у больной женщины. Находясь в маниакальном состоянии, пациентка использовала в своих рисунках яркие, светлые тона; в целом, палитра рисунков была очень пестрой. При переходе в депрессивную фазу, она либо вообще отказывалась от использования цвета, либо рисовала только темными и мрачными красками. Сходный характер цветовой гаммы рисунков больных маниакально-депрессивным психозом в зависимости от фазы психоза наблюдался также и Э.Т. Вачнадзе (1972).

    И.Г. Беспалько (1975) обнаружил у больных депрессией снижение порогов чувствительности к синему и голубому и повышение к красному, оранжевому и желтому цветам.

    Тестирование больных депрессией тестом Роршаха часто обнаруживает отсутствие «цветовых интерпретаций» (Л.Ф. Бурлачук — 1979), что объясняется торможением аффективности.

    При изучении цветовых предпочтений больных маниакально-депрессивным психозом, нередко, наблюдаются «парадоксальные», на первый взгляд, результаты. Например, по данным Cohen and Hunter (1978) выбор цвета по тесту Люшера способен отражать глубину депрессии. На высоте депрессии больные отдают предпочтение желтому цвету. Наши наблюдения показывают, что в маниакальном состоянии больные чаще отдают предпочтение темным и тусклым тонам, а яркие и светлые — отвергают. Не носят ли цветовые выборы больных МДП в определенной мере «компенсаторный» характер, как и при шизофрении?

    А.М. Эткинд (1984) обследовал больных депрессией с помощью цветового теста отношений (ЦТО). Больным предлагалось соотнести с ветами ряд понятий: «мое настроение», «мое я», «дом», «семья» и др. Согласно полученным результатам, 47% больных депрессией отождествили свое настроение с черным цветом. В контрольной группе психически здоровых подобной цветоассоциативной связи отмечено не было ни в одном из случаев. Самих себя больные чаще всего сравнивали с зеленым (29%) и серым (18%). В процессе лечения цветовые ассоциации несколько улучшились, но только в отношении понятий «мое настоящее» и «мое будущее». Цветовой код прошлого (как правило, негативный) не изменялся.

    3.3. Эпилепсия

    При эпилепсии также можно наблюдать ряд интересных взаимосвязей между отношением к цвету и клиникой заболевания.

    Согласно П.И. Карпову (1926) в живописной продукции больных эпилепсией преобладает красный цвет. Подобную особенность рисунков больных отмечает и Э.А. Вачнадзе (1972). Э.А. Вачнадзе указывает на то, что в зрительной ауре больных эпилепсией чаще всего присутствует красный цвет.

    Л.Ф. Бурлачук (1972) отмечает, что у больных эпилепсией по сравнению со здоровыми наблюдается больше С и СF ответов по тесту Роршаха, особенно, если эпилепсия сопровождается эксплозивностью. Вместе с тем, у больных с эмоциональным дефектом по типу абулии число цветовых интерпретаций заметно снижалось по сравнению с нормой.

    В.М. Блейхер (1986) совместно с И.В. Борисовым обследовали больных эпилепсией, находящихся в дисфорическом состоянии, с помощью методики определения степени приятности отдельных хроматических цветов по К.А. Рамулю (1958; 1966). Было установлено, что вне дисфорий существенной разницы между больными эпилепсией и контрольной группой в направленности субъективной оценки степени приятности всех хроматических цветов нет. При дисфории для больных эпилепсией снижалась «приятность» всех цветов, особенно это касалось тонов, относящихся к крайним участкам спектра.

    Согласно Э.Т. Дорофеевой (1970), у больных с дисфорией (гневливых, раздраженных, немотивировано злобных) наибольший порог чувствительности отмечается к зеленому цвету, а наименьший — к красному.

    Наши наблюдения показывают, что за 2-3 дня до эпилептического приступа, у больных изменяется отношение к красному и зеленому цветам. В ряду цветовых предпочтений по тесту Люшера они переходят на 6-8 позиции. Больные начинают оценивать эти цвета, особенно зеленый, как «очень неприятные». Характер отношения к зеленому цвету можно рассматривать в качестве патогномоничного признака и при диааностике эпилептоидной акцентуации и психопатии (см. глава 2).

    При тяжелых формах эпилепсии с быстрым нарастанием интеллектуального и эмоционального дефекта, оканчивающихся эпилептическим слабоумием также отмечается выхолащивание эмоционального содержания цветов, в результате чего цвет становится лишь безусловным раздражителем для больного.

    3.4. Неврозы

    Изучение отношения к цвету у больных с «функциональными», пограничными психическими нарушениями представляет особый интерес, прежде всего, в плане своевременной диагностики невротических расстройств и контроля эффективности проведенного, в том числе и психотерапевтического, лечения.

    Еще Роршах (1920) отмечал, что «цветовой шок» (увеличение латентного времени ответа, либо отсутствие каких-либо интерпретаций при предъявлении «цветных таблиц» теста Роршаха) является патогномоническим признаком для больных неврозами.

    По данным Rapoport (1946) для неврозов характерны и «негативные цветовые ответы», а их количество прямо пропорционально тяжести невроза.

    Связь отношения к цвету со степенью невротических нарушений отмечена и в работе Н.В. Никитина и Л.П. Урванцева (1988). Авторы использовали свою собственную методику («цветограмма больного»). На стадии обострения невроза больные чаще всего выбирали темные тона, входившие в стимульный набор методики. Причем, это происходило независимо от формы невроза. Наоборот, в стадии ремиссии нарастали различия в цветограммах больных, относящихся к различным невротическим формам. Больные неврастенией предпочитали для оценки своего текущего состояния выбирать темно-красные оттенки, а пациенты с неврозом навязчивых состояний (психастения) — темные сине-зеленые.

    Для цветовой диагностики формы невроза следует обращать внимание и на отвергаемые больным цвета. При истерическом неврозе мы, нередко, наблюдали отвержение красного и фиолетового цвета, особенно, когда невротические расстройства были связаны с сексуальной жизнью пациента.

    В тесте Роршаха преобладание «С» ответов над «М» ответами является дифференцирующим признаком для истерической формы невроза.

    Использование ЦТО при обследовании больных неврозами позволяет выявлять пониженное самоуважение больных, конфликтные отношения с ближайшим окружением, часто, неосознаваемые больными. Положительные сдвиги, регистрируемые ЦТО в процессе лечения, коррелируют с улучшением самооценки и межличностных отношений больного (А.М. Эткинд — 1984).

    Влияние психотерапии, в частности, аутотренинга находит свое отражение в цветовых симпатиях больных неврозами. Эффективность аутотренинга, согласно Ю.Ф. Филимоненко с соавт. (1982), проявляется в выборах цветов «рабочей группы» (красный-желтый-зеленый), выделенной Eggert (1965). Выбор этих цветов (в той или иной последовательности на первые три места цветового ряда теста Люшера) представляет «аутогенную норму» теста Люшера (Walneifter — 1969). У больных неврозами, не проходивших психотерапию, «рабочая группа», практически, не наблюдается.

    Своеобразный «страх» ярких, интенсивных цветов при неврозах, вероятно, отражает подавление и вытеснение субъективно нежелательных для них аффектов. Особенно это характерно для больных психастенией. Отвержение красного и желтого цветов лицами с пограничными нервно-психическими расстройствами свидетельствует о наличии у них суицидальных тенденций (Х.А. Гасанов и Н.В. Агазаде — 1985).

    3.5. Алкоголизм

    Особенностью лиц, злоупотребляющих алкоголем, по данным В.В. Щетинского и С.Н. Польшина (1990) является выраженное отвержение синего цвета теста Люшера. Авторы рассматривают данный факт в качестве прогностически благоприятного признака в отношении наличия у больного антиалкогольной установки.

    Нами, совместно с Ю.Ф. Чуевым и Н.М. Ситченко (1988) было проведено обследование женщин, страдающих алкоголизмом, у которых в анамнезе отмечены те или иные формы антивитального поведения. Наиболее предпочитаемыми цветами у них оказались фиолетовый и красный. Обратило на себя внимание «равнодушное» или негативное отношение испытуемых к зеленому цвету, который, как правило, занимал места ниже четвертого. Применение ЦТО позволило выявить существенное расхождение между осознаваемыми и неосознаваемыми компонентами эмоциональных отношений и самооценки. Результаты исследования дают основание считать, что цветовые выборы больных алкоголизмом (женщин) отражают эмоциональную расторможенность, импульсивность и недостаточность волевого контроля (алкогольную внушаемость).

    Ранее эмоциональные отношения больных алкоголизмом с помощью ЦТО изучались также А.М. Эткиндом (1985).

    В кандидатской диссертации Р.П. Канивец (1992) при обследовании мужчин, больных алкоголизмом, с различными формами суицидального поведения, с помощью теста Люшера и ЦТО, показано, что предпочтения ярких и светлых цветов характерно для больных алкоголизмом, чьи суицидальные попытки были импульсивными, являлись непосредственным ответом на психотравмирующую ситуацию или носили демонстративный характер. При алкогольной депрессии признаком наличия суицидальных тенденций является отвержение красного цвета.

    3.6. Другие заболевания

    При обследовании больных с органическими поражениями Центральной нервной системы по методу Роршаха бросается в глаза «конкретность» цветовых интерпретаций, а также повышенная требовательность в отношении соответствия цвета и формы (Piotrowski — 1937; Л.Ф. Бурлачук — 1979).

    У больных с последствиями черепно-мозговой травмы (ЧМТ), нередко, отмечается «непереносимость» яркого. Они часто отказываются от выборов красного и желтого цветов (Н.В. Агазаде и Л.М. Кульгавиным — 1982). Вместе с тем, дети с отдаленными последствиями ЧМТ, по данным Walneiffer (1969), наоборот, предпочитают цвета, входящие в «желтую» колонку полного варианта теста Люшера, а цвета «синей» колонки — отвергают, что трактуется Wflneiffer, как свидетельство выраженной эмоциональной лабильности и неустойчивости таких детей.

    Л.В. Калягина (1985) обнаружила у больных с сосудистыми заболеваниями головного мозга частые выборы на первые позиции тест Люшера красного и желтого, в то время, как синий выбирался гораздо реже.

    В нашем исследовании больных с цереброваскулярной патологией были получены сходные результаты. Несмотря на то, что основную часть испытуемых, вошедших в данную группу, составляли больные пожилого возраста, тип их цветового выбора был «детским»: больными отдавалось предпочтение красному, желтому и фиолетовому.

    Т.А. Айвазян, В.П. Зайцева и др. (1989) выявили, что больные сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ) отдают предпочтение синему, а желтый и красный — отвергают. На основе этих результатов можно предположить, что цветовой выбор способен отражать локализацию сосудистой патологии. М. Люшер (1970) писал, что характер отношения к синему и красному, их взаимное расположение в ряду цветовых выборов несет информацию о состоянии сердечно-сосудистой системы человека.

    Резюме

    Изучение отношения к цвету при различных формах психической и психосоматической патологии не только еще раз подтверждает тесную взаимосвязь цвета и психической деятельности человека, но имеет и большое практическое значение. Часто там, где традиционные методы клинического и психологического исследований не позволяют глубоко проанализировать характер и содержание психосимптоматики, либо даже ее не обнаруживают, цвет остается, пожалуй, единственным психодиагностическим средством, способным решать, казалось бы, бесперспективные задачи.

    В свою очередь, это обосновывает необходимость дальнейшего развития и совершенствования цветовой психодиагностики, актуальные вопросы которой рассматриваются в заключительной главе.

    1. Агазаде Н.В., Кульгавин Л.М. Опыт использования цветового теста Люшера при исследовании психических больных. // Психопатии и психопатоподобные состояния в судебно-психиатрической практике. М., 1982. с. 146-150.
    2. Азбукина В.Д. К вопросу о состоянии зрительного анализатора при шизофрении. Диссертация. М., 1955.
    3. Бажин Е.Ф., Эткинд А.М. Цветовой тест отношений (ЦТО). Методические рекомендации. Л., 1985. 18 с.
    4. Базыма Б.А. К вопросу о предпочитаемых цветах у больных шизофренией. // Актуальные проблемы, современные достижения психоневрологии, их медико-технические аспекты в основных разделах и практике медицины. Харьков, 1985. с. 265-267.
    5. Базыма Б.А. К вопросу о эмоциональных основах индивидуальных цветовых предпочтений в норме и патологии. // Вестник ХГУ. Харьков, 1989. N 337. с. 15-19.
    6. Базыма Б.А. Цвет как способ диагностики эмоциональных нарушений при шизофрении. // Тезисы докладов VIII съезда невропатологов, психиатров и наркологов УССР. Харьков, 1990. т. 2. с. 123-124.
    7. Базыма Б.А. Цветовые симптомы эмоциональных нарушений при шизофрении. // Неврология и психиатрия. Киев, 1991. выпуск. 20. с. 60-63.
    8. Базыма Б.А. Исследование отношения к цвету как метода в диагностике эмоциональных нарушений при шизофрении. Диссертация и автореферат на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Ленинград, 1991.
    9. Беспалько И.Г. О соотношении между цветовыми порогами, соматотипом и эмоциональным состоянием. // Математические методы в психиатрии и неврологии. Л., 1972. с. 176-178.
    10. Блейхер В.М., Крук И.В. Патопсихологическая диагностика. Киев, 1986. 280 с.
    11. Болдырева С.А., Кудрявцева В.П. Особенности рисунков детей дошкольного возраста больных шизофренией. // Журнал неврологии и психиатрии. М., 1967. т. 68. выпуск. 10. с. 1521-1529.
    12. Болдырева С.А. Рисунки детей дошкольного возраста, больных шизофренией. М., 1974. 110 с.
    13. Бразман М.Э., Дорофеева Э.Т., Щербатов В.А. О дифференциации некоторых эмоциональных состояний методом измерения цветовой чувствительности. // Проблемы моделирования психической деятельности. Новосибирск, 1967. с. 171-174.
    14. Бурлачук Л.Ф. Особенности перцептивной деятельности больных эпилепсией и шизофренией при слабоструктурированной зрительной стимуляции. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Л., 1974. 19 с.
    15. Бурлачук Л.Ф. Исследование личности в клинической психологии. Киев, 1979. 176 с.
    16. Бурковский Г.В., Хайкин Р.Б. Изучение изобразительной продукции арттерапевтической группы психически больных. // Клинико-психологическое исследование групповой психотерапии при нервно-психических заболеваниях. Л., 1979. с. 113-117.
    17. Васильева В.Л., Корнева Т.В. Исследование эмоциональной направленности больных малопрогредиентной шизофренией. // Ранняя реабилитация психически больных. Л., 1984. с. 139-143.
    18. Вачнадзе Э.А. Некоторые особенности рисунка душевнобольных. Тбилиси, 1972. 62 с.
    19. Вачнадзе Э.А. Рисунки детей больных шизофренией и эпилепсией. Тбилиси, 1974. 50 с.
    20. Гасанов Х.А., Агазаде Н.В. Применение батареи психологических тестов для активного выявления суицидальных тенденций. // Проблемы неотложной психиатрии. М., 1985. с. 52-54.
    21. Гольдовская И.Л. О врожденных расстройствах цветового зрения у лиц с психическими заболеваниями. // Журнал неврологии и психиатрии. 1978. т. 78. вып. 12. с. 1852-1855.
    22. Дорофеева Э.Т. О возможных критериях распознавания эмоциональных состояний. // Проблемы моделирования психической деятельности. Новосибирск, 1968. вып. 2. с. 279-280.
    23. Дорофеева Э.Т., Карпинский А.М., Случевский Ф.И., Щербатов Б.А. Некоторые пути объективных дифференцировок особенностей эмоционального фона при различных психопатологических состояниях. // Актуальные вопросы клинической психопатологии и лечения душевных болезней. Л., 1969. с. 47-52.
    24. Дорофеева Э.Т., Постников В.А., Плишко Н.К. и др. К проблеме объективации клинических картин психологическими методами исследований. // Психология и медицина. М., 1978. с. 82-88.
    25. Зайцев В.П., Айвазян Т.А., Таравкова И.А. и др. Изучение диагностических возможностей цветового теста у больных сердечно-сосудистыми заболеваниями. // Психологический журнал. 1989. т. 10. N3. с. 106-110.
    26. Зюбан А.Л, Яновский Ю.В. Особенности восприятия цветовых оттенков у здоровых и больных шизофренией. // Клиника, патогенез и лечение нервно-психических заболеваний. М., 1970. с. 210-214.
    27. Канивец Р.П. Клинико-психологические особенности суицидального поведения больных хроническим алкоголизмом с суицидальными тенденциями и профилактика суицидов. Автореферат кандидатской диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук. Харьков, 1993.
    28. Карвасарский Б.Д. Медицинская психология. Л., 1982.
    29. Карпов И.И. Творчество душевнобольных. Л., 1926.
    30. Недува А.А. Некоторые вопросы истории и современного состояния изучения художественного творчества психически больных. // Вопросы социальной и клинической психоневрологии. М., 1977. с. 169-174.
    31. Никитина Н.В., Урванцев Л.П. Использование методики цветовой оценки состояний для изучения эмоциональной сферы больных неврозами. // Журнал неврологии и психиатрии. 1988. т. 88. выпуск. 12. с. 82-85.
    32. Певзнер А.И. Некоторые данные о состоянии зрительного анализатора при шизофрении. // Научные труды аспирантов и ординаторов 1-го ММИ. М., 1966. вып. 2. с. 40-41.
    33. Певзнер А.И. О динамике нарушений цветового зрения у больных шизофренией. // Шизофрения: клиника, патофизиология, терапия. М., 1968. с. 49-50.
    34. Певзнер А.И. О нарушении цветового зрения у больных шизофренией. // Журнал неврологии и психиатрии. 1969. т. 69. выпуск. 3. с. 87-97.
    35. Певзнер А.И. Патология цветового зрения в клинической структуре шизофрении. Диссертация и автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук. М., 1971.
    36. Суворова Н.К. Особенности творчества душевнобольных и роль творчества в психотерапии психозов. // Психические заболевания. Л., 1970. с. 497-505.
    37. Филимоненко Ю.И. Экспресс-методика для оценки эффективности аутотренинга и прогноза успешности деятельности человека. // Личность и деятельность. Л., 1982. вып. 11, с. 33-40.
    38. Хомская Е.Д. Нейропсихология. М., 1987. 288 с.
    39. Чуев Ю.Ф., Базыма Б.А., Ситченко А.М. Клинико-психологическая оценка суицидного потенциала у женщин больных алкоголизмом. // Неврология и психиатрия. Киев, 1988. вып. 17. с. 74-76.
    40. Щетинский В.В., Польшин С.Н. Тест Люшера как показатель предабстенентного варианта алкогольной личности. // Тезисы VIII съезда невропатологов, психиатров и наркологов УССР. Харьков, 1990. т. 2. с. 231-232.
    41. Шонина Ж.Г. Музыкальное восприятие и изобразительные возможности у больных шизофренией и их значение для реабилитации. // Тезисы докладов конференции по реабилитации нервно- и психически больных. Л., 1982. с. 79-87.
    42. Экспериментально-психологическое исследование восприятия у больных реактивными психозами и шизофренией. Отчет ЦНИИСП. Руководитель — Азбукина В.Д. М., 1976. 39 с.
    43. Эткинд А.М. Цветовой тест отношений и его применение в исследовании больных неврозами. // Социально-психологические исследования в психоневрологии. Л., 1980. с. 110-114.
    44. Эткинд А.М. Разработка медико-психологических методов исследования эмоциональных компонентов отношений и их применение в изучении неврозов и аффективных расстройств. Диссертация и автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Л., 1985.
    45. Якупова Г.Я. Опыт психокоррекционной работы (арттерапия) у больных с изменениями личности. // Тезисы конференции по реабилитации нервно- и психически больных. Л., 1982. с. 74-78.
    46. Annastasi A., Foley J.P. An experimental study of drawing bexavior of adult psuchotics in comparison with that of a normal control group. J. exp. Psychol., 1944, v. 34, p. 169-194.
    47. Bassano J.L. Le test des cuuleurs de Luscher dans le profil de descriptears de la personalite psyschosomatique. Psuchol. med., 1977, v. 9-10, p. 1951-1960.
    48. Bieber J., Herkimer J.K. Art in Psychotherapy. Am. J. psychiat. 1948. v. 104, p. 627-631.
    49. Bobon J. Sontribution a la psychopatologie de I’expression plastique mimique et pictural: Les «neomorphismes». Acta Neurol. Psychiat. Belg., 1957, 57, p. 1031-1067.
    50. Bunham R.W., Hanes R.M., Bartleson C.J. Color: A guide to basic facts and concepts. — N.Y., 1963.
    51. Hartwich P. Farbunterzsuchungen in malereien schizophrener. Z. Psychother. med. Psychol., 1971, v. 21, n. 2, p. 64-73.
    52. Jakab I. Expression graphique des hallucinations schizophreniques. Ann. med. Psychol., 1959, t. 1, p. 1-24.
    53. Landry M.A. Contribution a l’etude du diagnostic de psychoses infantiles a forme schizophrenique. Paris, 1959, v. 5, p. 8-24.
    54. Luscher M. Psychologie der Farben. Basel, 1949.
    55. Luscher M. Psychologie und Psychotherapie als Kultur. Basel, 1955.
    56. Luscher M. The Luscher color test. — L., 1970.
    57. Mever J.E. Stilwandel bildnerischer produktion unter dem einflubener. Psychose nervenarzt, 1954, Bd 25, s. 237-245.
    58. Nakano M., Jap N. Psychol., 1972. 43(1), 22.
    59. Navratil L. Schizophrenie und Kunst. Munchen, 1965.
    60. Pfister H.O. Farbe und Bewegung in der Zeichnung. Geiste-skranker. Schweiz. Arch. Neurol. Psychiat., 1934, Bd 34, s. 325-365.
    61. Rachman S. Neuzosen-Ursachen und heilmethoden — Berlin: Deutsch. Verlogd. Wissenschaften, 1968. 290 s.
    62. Rorschach H. Psychodiagnostics, 7 th. ed. — N.Y., 1969.
    63. Stolper J.H. Color induced physiological response. — Man-En-viron. Syst., 1977. v. 7, n. 2. p. 101-108.
    64. Strand M., Skula E. Ein fall von kinderschizophrenie mit ausdrucksvoller bild praduktion. Acta paedopsychiat., 1960. Bd. v. 27. s. 52-61.
    65. Walter R. Diagnostische erfahrungen mit einem malzike schizophrener patienten. Med. Bild., 1964, n. 3, s. 88-91.
    66. © Б. А. Базыма, 2001 г.
      © Публикуется с любезного разрешения автора

      psyfactor.org