Рисунок карандашом депрессия

Обсуждения

Рисунки больных циркулярным психозом в периоды депрессии и экзальтации

6 сообщений

Рисунки больных циркулярным психозом можно разделить на две, совершенно обособленные части, так как они на первый взгляд совершенно отделяют одну группу от другой. При первом взгляде на рисунки видно, что некоторые из них выполнены или черным карандашом, или темными красками; другая же группа выполнена более яркими красками: у них более выработана форма. Данные явления соответствуют тому настроению, которое свойственно депрессии и экзальтации.

Депрессивное состояние не богато творчеством, и обычно, если оно слишком углублено, то творческий процесс совершенно отсутствует; но когда больной начинает поправляться, то депрессивное состояние создает такие внутренние условия, что больной побуждается к творчеству. Состояние депрессии не богато продукцией; поэтому и материал, которым мы располагаем, не отличается богатством по количеству и содержанию. Обычно, депрессивные больные, хотя им и было предоставлено такое же количество красок, как и другим больным, — непроизвольно, не замечая, употребляли краски только темного цвета, и это явление всегда присуще депрессивным больным. Какой бы формы ни было душевное заболевание, сюжет, выбираемый депрессивными больными, является несложным, так как работа очень быстро утомляет таких больных, и если они дают какой-нибудь рисунок в состоянии глубокой депрессии, то только по настоянию врача; но когда разрешается депрессивный период, тогда больные и сами начинают работать, и эта работа как будто способствует разрешению угнетенного состояния, свойственного данным больным; в производимой ими работе они забывают о том тяжком недуге, который хотя и ослабел, но еще не излечился.

Депрессивные больные начинают с простых форм, граничащих иногда с детским творчеством; по мере ослабления болезни они усложняют форму рисунка, иногда охотно рисуют даже фигуру человека, иногда дают пейзажи, но последние отличаются мрачными красками и несложностью содержания; форма рисунка также является не проработанной. По мере разрешения болезни в мрачные краски вкрапливаются и яркие цвета, и этот признак говорит о том, что данный больной выходит из своего тяжелого депрессивного состояния и находится на пути к выздоровлению. По продукции очень легко судить о начале выздоровления, и она является объективным признаком или улучшения, или ухудшения болезни. На слова же больного, обычно, полагаться нельзя, так как депрессивные больные до полного выздоравливания говорят врачу, что им нисколько не стало лучше, что они также страдают, что у них такое же безнадежное состояние, какое было и раньше; но творческие продукции дают совершенно верные сведения врачу о настоящем состоянии больного. По рисункам врач легче может судить о состоянии здоровья больного, чем по продукции писания, так как в писании больные придерживаются такой же тактики, какая присуща их словесному выражению. Краски же больной независимо от себя выбирает такие, которые соответствуют его внутреннему состоянию. Мы так привыкли к данному явлению, что рисункам верим значительно больше, чем показаниям самих больных. Многочисленность материала, собранного у нас, дает нам право утверждать, что этот признак никогда нас не обманывает, и мы всегда находились на верном пути относительно состояния больного в каждый данный момент. Чтобы яснее ознакомиться с творчеством при депрессивном состоянии, приводится несколько снимков, могущих характеризовать данное творчество.

Что же касается состояния экзальтации, то последняя много богаче по творчеству, чем состояние депрессии. Оно и понятно: состояние экзальтации характеризуется деятельностью более или менее многообразной, и эта деятельность предъявляет требования к самому больному, понуждая последнего к ее реализации. В зависимости от обстановки и забот о больном эта деятельность может вылиться или в форму разрушения или же в форму полезного творчества, что в большой мере зависит от вмешательства врача: последний может направить эту деятельность или в полезное или в разрушительное русло. В городских больницах чаще всего лежат больные, не владеющие ни карандашом, ни красками, но тем не менее они охотно рисуют и дают разнообразные продукции. Иногда они рисуют дома, иногда пейзажи, иногда человеческие фигуры, иногда наблюдается простая игра линий; но независимо от сложности или простоты рисунков в них ярко выявляется творческий процесс, характеризующий изобретательность больного и самым выполнением, и наложением красок. Краски в этом состоянии всегда ярки; нередко больные пользуются и черным карандашом, но карандаш не выявляет мрачности замысла, а скорей характеризует повышенное состояние самого больного, так как помимо темного карандаша нужно еще считаться и с темой рисунка. Для примера можно привести снимки с карандашных рисунков юмористического характера. Один больной нарисовал даму с хвостом и написал: «Общество Московского Медицинского Отдела» (рис. 26).

Другая больная с не особенным доверием относилась к женщине-врачу, ежедневно посещавшей ее, и нарисовала карандашом карикатуру на себя и на эту женщину-врача, внизу сделала надпись: «Больная у ног доктора», и далее крупным почерком «Пощадите».

Среди рисунков больных, находившихся в состоянии экзальтации, есть много примитивов, но эти примитивы по красочной гамме являются иногда очень привлекательными. Иногда эти больные впадают в эротические переживания и тогда они дают рисунки соответствующего содержания.

Больные, совершенно не умеющие рисовать, иногда дают игру линий как карандашом, так и красками; но эта игра линий не является мертвой, она постоянно живет, живет и в красках, и в карандаше. На некоторых рисунках линии дают представление о смешанном состоянии больного и говорят о том, что данное заболевание имеет больше элементов депрессивных, или депрессия уже разрешается, и далеко ли заходит разрешение данного заболевания.

Иногда у больных появляются религиозные симптомы, которые ярко вырисовываются в ходе болезни, и тогда больные рисуют образа: чаще всего эти образа представляют из себя обычный примитив, но в этот примитив вносится такое движение, которое не свойственно данной живописи. Трудно характеризовать в словах эти рисунки, но снимки с них дадут более яркое представление о том, что создают больные в этом направлении (рис. 27 и 28).

Больные иногда очень охотно рисуют фигуру человека, но трудность исполнения заставляет их прибегать к примитиву, но этот примитив имеет очень интересные свойства; описывать эти рисунки довольно затруднительно, но опять-таки снимок может дать более яркое представление о том, как разрешают больные данную задачу (рис. 29).

Про эти рисунки можно сказать, что в них смешивается профиль и en face и очень часто на профиле имеются два глаза: нередко через накинутый плащ просвечивают ноги и т. д. Некоторые фигуры представляются довольно странными; большинство из них сопровождается надписями, поясняющими, что должна изобразить данная фигура. Опять-таки симптом, который почти никогда не встречается у дементных больных; дементные больные почти никогда не объясняют ту фигуру, которую они рисуют, а если объясняют, то настолько путано, что проникнуть в смысл надписи представляется или весьма трудным, или невозможным.

Иногда рисунки бывают исписаны, и надписи, сделанные малограмотным человеком, трудно разобрать, между тем сама фигура может представлять интерес по замыслу и по выполнению, например, рисунок, представляющий одну голову с семью лицами, при чем у каждого лица имеется глаз, помещенный на вершине лба; у каждого лица имеется свой рот и нос, но все они объединены одной головой, сидящей на общей шее и имеющей одну фигуру с двумя руками и двумя ногами. Рисунок выполнен карандашом, линии его довольно слабы, а потому его трудно представить в репродукции.

Среди изображений человеческих фигур имеются такие рисунки, которые выполнены лицами, владеющими карандашом и красками; они уже представляют из себя меньший интерес, чем примитивы. Больные, владеющие красками и пером, иногда рисуют афиши представлений, даваемых артистами в стенах больницы, и надо сказать, что к этой работе больные относятся с большим интересом, ибо спектакли скрашивают однообразную жизнь в больнице, а потому афиши выполняются с большой любовью.

m.vk.com

Рисунки художницы в состоянии депрессии

Большой интерес представляют рисунки, выполненные красным, синим и черным карандашами, а иногда и красками, принадлежавшие малограмотной больной. Эта больная никогда раньше не рисовала, но в период заболевания, поступив в больницу в смешанном состоянии, она давала характерные рисунки, объективно выявлявшие ее настроение в эти периоды. У этой больной, так же как у других больных, был набор, состоящий из 12 красок, синий, красный и черный карандаши, тем не менее совершенно непроизвольно, в зависимости от своего внутреннего состояния, больная пользовалась то одним черным карандашом, то давала рисунок без определенной формы, но красочные пятна его сочетались подобно изящной вышивке или узору ручного ковра. Больная охотно рисовала в период заболевания, в наступивший же период выздоровления она совершенно перестала интересоваться живописью, и все просьбы, обращенные к ней, оставались без удовлетворения: больше она не рисовала (Табл. VIII и табл. V, рис. 2).

Чтобы охарактеризовать данные ею рисунки, мы приведем образцы их, могущие говорить за себя лучше, чем это можно выразить словами. Единственно, что необходимо отметить относительно этих рисунков, это то, что больная в период экзальтации и сменяющейся неглубокой депрессии сама побуждалась к работе и была очень довольна, когда эта работа у нее находилась. Если бы такую больную не отвлечь рисунками, то она, конечно, была бы будирующим элементом среди пациентов больницы и причиняла бы ухаживающему и врачебному персоналу много неприятностей.

Большой интерес представляют рисунки больной, поступившей в больницу в состоянии глубокой депрессии. Глубокая депрессия продолжалась довольно долго, и больная не делала никаких попыток к проявлению творчества. Надо заметить, что данная больная является специалистом-художником, и, тем не менее, у нее не было никакой потребности к рисованию. Прошло некоторое время, и больная стала выходить из состояния глубокой депрессии и проявлять, хотя небольшой, но интерес и к жизни, и к своей профессии; в период этого интереса она дала ряд рисунков, характеризующих ее болезненное состояние. Эти рисунки, можно сказать, являются историей болезни, написанной в красках, эти же рисунки на обратной стороне сопровождались весьма интересными надписями, выражающими настроение больной. Больная является в высокой степени культурным человеком, и она очень удачно, метко и точно характеризует свое состояние, а поэтому является большая потребность в воспроизведении некоторых из этих рисунков и сопровождающих их надписей. Рисунок будет говорить сам за себя, а надписи мы приводим в том виде, в каком они сделаны самой больной.

Табл. IX. На обратной стороне его написано следующее: «Целебной опоре моего колеблющегося духа. 17-го января 1921 г.

Это моя боль. Вы должны понять ее. Это ее точное изображение, как она ярко и больно рисуется в моей голове. Налево — мрачно и грозно строят, строят и нагромождают бесконечно и остро, и безжалостно бросают камни, острые, как боль.

Направо внизу — лазурная зыбь моих переживаний.
И плывут и спиральным вихрем крутятся.
А этот бесцветный — это обруч, несносный и давящий, сжимающий мне мозг.
Выше — звезды моих мечтаний, не ясные в мыслях и принявшие формы уже на бумаге.
А наверху направо — странно, причудливо светлый внешний мир и от него три нити послушания.
Почему их три — не знаю, но их всегда три.
Кружки под звездами — нажимы боли на мой мозг.
Форма в виде зонтика налево создана фантазией, а не переживанием, но так слилась с композицией, что я не могу ее уничтожить».

Левая сторона данного рисунка занята острыми мрачными предметами, на которых лежит зонтик, слившийся, по словам больной, с композицией. Пространство, занятое острыми, мрачными предметами, в достаточной степени велико, и те острые пики, которые нависают, вклиниваются в данное мрачное нагромождение, занимают также большое пространство. Из мрачного пространства спиралью выходит серый обруч, спирально сворачивающийся и сжимающий мозг больной до ужасной боли. Внешний мир больной представлен направо, наверху, в виде желто-оранжевых кружков, занимающих крайне малое пространство. Направо, внизу, изображен внутренний мир больной в виде голубых кружков, занимающих немного места. Внутренний мир мало дифференцирован, и это, по-видимому, соответствует тем переживаниям, которые были присущи больной в ее состоянии. Звезды, находящиеся наверху данного рисунка, занимают крайне малое пространство, и от этого пространства идут три синие нити, названные больной «нитями послушания». Над внешним миром рассыпано несколько звезд; вот и все, что больная могла написать радостного о своих переживаниях, о внешнем мире и звездах. Большее пространство данного рисунка занято переживаниями мрачного характера, и эта часть рисунка выработана значительно лучше, чем часть, относящаяся к внешнему миру и к внутренним приятным переживаниям, что вполне соответствовало ее болезненному состоянию.

Рисунок 30. «В моем мозгу расцветает пышный цветок мудрости. Отражение одной из острых мыслей, десятых чисел января, 1921 года, в моем воспоминании о ней 18 января 21 г.»

Рисунок представляет из себя также большой интерес. На данном рисунке, внизу, представлена одна сфера с синими и бледно-синими извилинами, что должно представлять мозг больной. В мозгу звезда с острыми и длинными концами, больно пронизывающими его. Только в середине эта звезда имеет темно-красноватый оттенок, обведенный серебряной каймой. Сзади этой многолучевой звезды поднимается стебель, на котором пышно расцветает тот цветок, о котором говорит больная. Но этот цветок, хотя и не нарисован мрачными красками, тем не менее по форме своей с заостренными концами, по-видимому, причиняет мало радости больной. Цветок нарисован почти на белом фоне, и поверх его идет синий кант, отграничивающий данный цветок от коричневого поля, занимающего верх рисунка. Этот рисунок выполнен менее мрачными красками, и только звезда, бороздящая и причиняющая боль больной, остро внедряется в ее мозг, остальное не так мучительно, и действительно, рисунок вполне соответствовал ее здоровью. По этому рисунку уже можно судить, что тяжкие переживания, свойственные ей в прежнее время, начали смягчаться, и больная уже находится на пути к выздоровлению, а если мрачные мысли иногда одолевают ее, то они уже продолжаются не так долго, как это было прежде.

Рис. 31. «Квинт-эссенция впечатлений внешнего мира 24 января 1921 г.
А в лесу играет оркестр, трубы звенят, и даже слышен бой барабанов, и я знаю, что это ветер, и я слышу определенные мотивы.
Этот рисунок остался не законченным, потому что кончать его и смотреть на него страшно. И лучше не видеть его больше, и не чувствовать».

Больная озаглавила рисунок: «Квинт-эссенция внешнего мира». Что же на самом деле представляет он собой?

Внешний мир представлен солнцем холодным, бледно-бесцветным с серо-синими пятнами и частями малообработанной ветки с длинными иглами хвои, далее намек на окно. Вот и все представление о внешнем мире.

Внизу — мрачный подвал, на темном полу, согнувшись, лежит женщина, на голове ее укреплен черный шлем, от последнего идет цепь, второй конец которой прибит к стене у потолка. Женщина прикована цепью к стене. Можно представить ее страдания. И эти страдания представлены в мрачных красках и вырисованы значительно лучше, чем внешний мир.

Больная говорит, что рисунок остался не законченным, кончать его страшно. Мы верим больной и представляем муки, которые испытывала она в период охватившей ее депрессии.

Предыдущий рисунок как будто обещал улучшение в состоянии здоровья больной. Почему же мрачные мысли, страдание, безысходная тоска и мучения вновь овладели больною?

medbasis.ru

Рисунки карандашом когда депрессия

Детский рисунок детского рисунка

Рисунки больных шизофренией (РЕКОМЕНДУЮ К

Эти рисунки , когда ребенок рисует всадника на лошади в всегда депрессия,

После пьянки ( 35 фото) — Fishkinet

В этой главе рассматриваются методы работы терапевта с детьми и их рисунками.

Как читать детские рисунки? — Психология

�исунки карандашом . 2308 . 15 . 14. когда выдало заказ на постройку субмарины с номером 666.

Тайный язык детского рисунка Показать рисунок

Встречаются рисунки из отдельных (красный), депрессия простым карандашом,

психологических тестов, которые стоит пройти

Анализируя детский рисунок, можно легко узнать о внутреннем мире юного художника, его психологию.

Посмотрите Рисунки С- rupinterestcom

Её рисунки и комментарии к ним были когда всё вокруг взрывалось депрессия,

Рисование по клеточкам — domznaniyru

Рисунки художницы больная пользовалась то одним черным карандашом, когда эта работа у

то снится ребенку рисунок

Задание Для выполнения теста понадобится два листа бумаги, которые необходимо расположить вертикально, простой карандаш (или цветные карандаши), ластик.

Красивые черно-белые фотографии, ч/б фото для

Анти пожар рисунки. Антивирусная защита

Detskie risunki nivyj — Официальный сайт

Alexandra Kuznetsova, Kizner, Russia. Log in or sign up to contact Alexandra Kuznetsova or find more of your friends.

Рисунки в книгах ЧАСТЬ 1 YAHOOEU

Когда герой в депрессии, если рисунок выполняется простым карандашом. Депрессия;

SFW — приколы, юмор, девки, дтп, машины, фото

Рисунки карандашом; Когда ты спишь, Здравствуй, депрессия,

Семейный тиран: три психологических портрета

Рисунки карандашом; депрессия и пр. когда я чувствовал себя потерянным,

О чем поведают наши рисунки

Как оценивать детские рисунки? Когда у ребенка есть выбор, то у него депрессия,

  • Still Life

Рисунок в психологическом консультровании

Если вы не согласны с этим, то вам надо покинуть сайт. Если вы продолжите пользоваться сайтом, это автоматически означает, что вы согласны на детского рисунка.

Still Life

Рисование для детей — Официальный сайт СОТВОРИ

Оригинал взят у lillitt_zz в Рисунки больных шизофренией когда всё вокруг депрессия,

Still Life

Расшифровка детского рисунка в психологии

Рисунки помогут рассказать многое о Депрессия и апатия Когда рисунок будет

Still Life

Что значат наши рисунки — samopoznanieru

когда на рисунке много красного, это не обязательно депрессия, Небрежные рисунки,

Грустные картинки на аву — Реальные фото на аву

By Amber J.O Aug, 2017

Рисунки — это когда ребенок Но рисовать любила дома только простым карандашом,

lyall.chakrphoto.express

Школа творчества YadoArt

Рисование цветными карандашами как способ снять стресс

Рисование привычными цветными карандашами – это процесс вдохновения и расслабления, восторга перед природой и снятия внутреннего напряжения. Научиться рисовать может абсолютно каждый. Просто нужно желать, верить и не сомневаться, что творческие способности немного спрятались еще в период стремительного развития мышления.

Есть люди, которые в состоянии сами по велению сердца взять карандаши, включить уроки мастерства (хвала интернету, это сейчас не проблема!) – и сесть за карандаши и блокнот. Но большинству необходима на первых порах помощь и поддержка.

Стрессы и борьба с ними

Простой и цветной карандаши помогут осознать переживания взрослому человеку. Ведь мы настолько зажаты и перестали доверять миру вокруг и всем в нем, что не слышим собственных велений сердца и порывов души. Рисунки карандашом в таких случаях могут выступать как необходимый фактор антистресса, имя которому – арт-терапия.

Нужно лишь немного отдаться детским чувствам и мировосприятию, и начать передавать то, что хранится внутри. Альбомы заменят любовь из детства к обоям, стенам, книгам, журналам и краске на полу. При проведении лечения творчеством, арт-терапевт сопровождает, наблюдая за непрерывностью дыхания, движениями, а также наличием вегетативных реакций.

Рисование карандашом для начинающих в ЯдоАрт – это возможность контактировать с внешним миром, отражая бессознательное. Можно излить страх и радость, гнев и восторг, обиду и восхищение. Визуализация разрешения проблемы помогает решить вопрос так, как этого желает начинающий художник. Психологам известно, что представляя перед собой конечную цель легче находить пути решения. У нас нет терапевтов, но есть профессионалы, открывающие двери в мир воображения и творчества.

Образами, растениями и абстракцией изливается скрытое состояние. Даже узоры могут пригодиться, помогая:

  • высвободиться от напряжения, эмоционального и физического;
  • снизить уровень болевого синдрома;
  • уменьшить одышку на нервной почве.
  • Излечить себя без обращения к специалисту от депрессии не получится, но снять стресс – наверняка.

    Помощник: мастер-класс от ЯдоАрт

    Курсы рисования карандашом и мастер-классы в специальной студии для взрослых и детей ЯдоАрт помогут:

    • выразить свой внутренний мир;
    • развить творческие способности;
    • понять себя и причины волнений;
    • избавиться от тревоги.
    • yadoart.ru

      «Vacuum» — депрессивные картины Мелиссы Кук

      Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

      Много депрессии и меланхолии, и хочется хотя бы в произведениях искусства видеть какие-то проблески оптимизма и верить, что не все так плохо, как кажется. Но что-то авторы отказываются нас радовать в последнее время: в компанию к уже известным нам печальным скульптурам Дерека Вайсберга добавились не менее депрессивные картины Мелиссы Кук (Melissa Cooke).

      «Vacuum» — это фотореалистичные портреты людей с целлофановыми пакетами на головах. По словам автора, таким образом она пыталась исследовать увлечение общества темами жестокости, смерти и безумия. «В этой серии я создала образ вымышленного страдающего человека, — говорит Мелисса Кук. – Будучи художником, я имею возможность преувеличивать характеристики сумасшествия, нестабильности, меланхолии, чтобы подвергнуть сомнению их прославление и обоснованность».

      Мелисса Кук рассказывает, что работая над серией картин, она и сама переосмыслила свое отношение к ежедневной борьбе с трудностями и проблемами. «Каждый из нас в какой-то момент сталкивается с печальными событиями, но что можно считать истинной трагедией?» — спрашивает автор. Целлофановые пакеты в картинах художницы символизируют защиту от окружающего мира, создание некой комфортной микросреды, куда не попасть всем остальным. Но в то же время они олицетворяют и серьезную опасность, поскольку лишают человека воздуха, а значит, возможности жить.

      Кроме того, художница рассказывает, что необходимость изобразить прозрачные пакеты на головах людей стала для нее своеобразным вызовом как для профессионала. И она с ним справилась на «отлично»: некоторые рисунки вполне можно принять за фотографии.

      Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

      kulturologia.ru