Шизофрения инфантильность

Шизофрения инфантильность

Данный синдром характеризуется холодной жестокостью, нарушениями влечений, иногда склонностью к тяжелому пьянству, а также сочетанием чрезмерного внимания к своему здоровью с подозрительностью ко всяким лечебным процедурам.

Жестокость бывает совершенно не связана с аффектом, но тем не менее изуверской. Причины жестоких поступков либо вообще не объясняются, либо приводятся совершенно невразумительные доводы. Например, 14-летний подросток нанес кухонным ножом тяжелое ранение своей матери, потому что она «гремела на кухне кастрюлями и мешала ему спать». Аффективность либо вообще не свойственна, либо острые аффективные реакции возникают по малозначительным поводам и, главное, могут быстро и даже внезапно обрываться [Гурьева В. А. и др., 1980]. После крайне агрессивных или аутоагрессивных действий больные ведут себя, как ни в чем не бывало.

Нарушения влечений чаще всего касаются сексуального инстинкта. Объектом влечения могут стать члены семьи (у мальчиков особенно часто — мать), даже малолетние дети, а способы удовлетворения отличаются либо инфантильностью (например, страсть раздевать донага маленьких детей), либо склонностью к фетишизму (желание стирать белье матери), но особенно часто проявляется садизм. Сексуальное удовлетворение могут получать, зверски мучая животных, например забивая бродячих кошек или потроша птицу и рыбу. Иногда любят разглядывать мертвецов и даже собирать и копить тушки мелких животных и птиц.

Нарушения влечений могут также распространяться на пищевой инстинкт, что проявляется как вычурными диетами, так и поеданием несъедобного.

Алкоголизация, если возникает, то становится тяжелой и длительной. Изначально толерантность к алкоголю высока, обычно отсутствует рвотный рефлекс. В опьянении злобны и агрессивны. Пьянство может приобретать характер так называемых псевдозапоев. Однако неожиданно без всякого противоалкогольного лечения, которое само по себе неэффективно [Беляев Б. С., 1977], могут прервать продолжительную и интенсивную алкоголизацию без каких-либо выраженных явлений абстиненции. По мнению Б. С. Беляева (1986), развитие алкоголизма здесь как бы задерживается на I стадии.

Если начинают употреблять другие дурманящие средства, то охотно доводят себя до полубессознательных состояний. В случае использования наркотиков физические явления абстиненции также бывают умеренно выражены.

Учеба и труд чаще забрасываются. Иногда при невысоких требованиях на несложной стереотипной работе могут довольно долго удерживаться.

Считается, что при вялотекущей шизофрении с аффективными расстройствами и нарушениями влечений наиболее высок риск общественно опасных действий [Озерецковский Д. С., 1973]. По нашим данным [Личко А. Е., 1986], частота судебно-психиатрических экспертиз при эпилептоидном синдроме (12 %) значительно уступает их частоте при синдроме неустойчивого поведения (29 %), хотя особо опасные действия (нанесение тяжких повреждений, изнасилования и т. п.) совершаются именно при эпилептоидном синдроме.

Патологическое фантазирование встречается довольно редко, но тогда приобретает зловещий и садистский характер, что иногда проявляется в рисунках жестоких сцен. Без видимых провоцирующих причин могут возникать идеи отношения, однако обычно они нестойкие.

Поражает удивительное сочетание внешней опрятности костюма и прически с нечистоплотностью и отсутствием брезгливости. Например, 14-летний подросток копил в чемодане под своей постелью тушки задушенных им голубей; другой укладывался спать на простыню в начищенных до блеска ботинках.

Патологические увлечения наблюдаются не всегда, но если появляются, то так же, как при синдроме нарастающей шизоидизации, бывают совершенно непродуктивными.

Дифференциальный диагноз необходим с формированием эпилептоидной психопатии или патохарактерологической реакцией на фоне акцентуации этого типа (табл. 4), а также с эпилептоидным синдромом в дебюте прогредиентной шизофрении.

Таблица 4 Дифференциально-диагностические критерии между эпилептоидным психопатоподобным синдромом и эпилептоидной психопатией и акцентуацией характера

Эпилептоидный психопатоподобный синдром

Эпилептоидная психопатия и акцентуация

Могут отсутствовать. Если возникают, то обычно внезапно и бывают маломотивированными, также внезапно прерываются

Постепенно назревают, носят взрывной характер, долго не наступает успокоения. Учащаются при дисфориях

Типичные отсутствуют. Иногда больные отмечают периоды мрачно-тоскливого настроения, но внешне их поведение при том мало меняется

Часто встречаются, ярко внешне проявляются мрачной угрюмостью, озлобленностью, поисками предмета, чтобы «сорвать зло»

Холодная, нелепая, изуверская. Жестокие поступки не объясняют или приводят невразумительные доводы

Обычно на высоте аффекта или дисфории. Иногда — следствие сексуального садизма, тогда сопровождается выраженными эмоциями

Часто обращена на членов семьи (у мальчиков — на мать) или на маленьких детей. Изощренные садистские перверзии

Рано и сильно проявляется, беспричинная ревность, усиливающаяся при дисфориях. Склонность к садизму и мазохизму. Гомосексуализм в активной форме при недоступности гетеросексуальных контактов

Характерных особенностей может не быть

Медлительность и тяжеловесность движений

Опрятность и аккуратность

Могут полностью исчезать или противоречиво сочетаются внешняя аккуратность с нечистоплотностью и отсутствием брезгливости

Всегда сохранены. Обычно очень чистоплотны

При склонности к тяжелым опьянениям и запоям длительная алкоголизация может прерываться без выраженных явлений абстиненции. Палимпсесты не характерны

При пьянстве быстро развивается физическая зависимость от алкоголя с выраженной абстиненцией. Встречаются ранние палимпсесты

Употребление наркотиков и дурманящих средств

Если начинают употреблять, то предпочитают средства, быстро доводящие до полубессознательного состояния. Выраженной психической зависимости не возникает

Избегают употреблять наркотики, боясь повредить здоровью, иногда используют летучие дурманящие средства

Носят зловещий или садистский характер, иногда проявляются в рисунках

Возникают без видимых причин, но бывают нестойкими

Отсутствуют, несмотря на подозрительность и недоверчивость

Проявляется деспотическим отношением к близким, особенно к матери

Направлена на родных и близких, от которых требует не только «свободы», но и «своей» доли материальных благ

Реакция группирования со сверстниками

Обычно стойкие контакты со сверстниками отсутствуют

Стремление к безраздельному властвованию в подростковой группе, подчиняют себе безвольных и слабых

Встречаются не всегда, но если возникают, то так же непродуктивны, как при синдроме нарастающей шизоидизации

Любят азартные игры, кол- лекции ценных вещей, спорт, требующий грубой силы (тяжелая атлетика и т. п.). Иногда — ручные поделки со скрупулезной тщательностью выполнения

Возможны серьезные, даже брутальные, опасные для жизни действия без объяснений или основанные на невразумительных доводах

Склонны к демонстративному поведению, чаще с целью напугать или «отомстить» обидчику, — реже с целью избежать наказаний

Могут постоянно наносить себе мелкие повреждения порезами, уколами, укусами

Чаще встречается на высоте аффекта или во время дисфории, чтобы «разрядиться», реже как проявление мазохизма (ожоги от горящих сигарет и т. п.)

Не характерны. Иногда видны следы вытравленных бывших татуировок

Нередко обильные и разнообразные на многих частях тела. По содержанию — как украшающие, так и отражающие криминальную символику

Встречаются редко, но тогда приобретают свойства истинных дромоманий

Правонарушения и общественно опасные действия

Чаще всего маломотивированное нанесение тяжких повреждений или сексуальное насилие

Тяжкие повреждения наносят во время аффекта или дисфории. Сексуальные насилия, в том числе лидерство в групповых. Присвоение материальных ценностей, не исключающее физическое столкновение с жертвой (разбой, грабеж)

Механизмы психологической защиты

Игнорирование психотравмирующей ситуации

Стремление к точному выполнению привычных обычаев и обрядов. Во время дисфории — избегание контактов, занятие наедине работой, требующей мелочной аккуратности

Риск перехода эпилептоидного психопатоподобного синдрома в параноидную или простую форму шизофрении довольно высок,— по нашим данным,—42 %. Дифференциально-диагностические критерии излагаются в разделе о вялотекущей психопатоподобной шизофрении.

В качестве примера использования упомянутой дифференциально-диагностической таблицы приводятся следующие клинические иллюстрации.

Дмитрий С., 16 лет. Сведений о наследственной отягощенности нет. Вырос без отца. В детстве страдал невропатией. На помещение в детский сад реагировал упорными рвотами. Первые классы школы вследствие длительной болезни матери провел в интернате, где подвергался преследованиям со стороны соучеников из-за маленького роста и физической слабости. Впоследствии хорошо учился в обычной школе, окончил 8 классов и поступил в техникум. С этого года постепенно изменился. Стал хмурым, злобным в отношении матери, разрезал ее праздничное платье, издевался над ней, однажды цинично предложил ей сексуальный контакт. Дома ломал и портил вещи. В техникуме с учебой не справлялся, занятия запустил, ни с кем не сдружился, держался в стороне от сверстников. На просьбы матери чем-либо помочь дома озлоблялся, ругал ее, называл нищей. Однажды назло ей, после того, как она убрала комнату, разложил на полу костер. Перед ее лицом махал ножом и спрашивал, куда ее ударить. Придумал себе «систему жизни»: требовал от матери особое питание, назначал ей, чем она должна его накормить на следующий день. Устраивал себе разгрузочные дни. Раз в неделю, чтобы скорее расти, делал перерыв в курении. В эти дни был особенно злобен. Иногда вечерами уходил в дискотеку, где держался особняком, ни с кем не общаясь.

В психиатрической больнице сидел в углу палаты, со сверстниками не разговаривал. На свидании с матерью проявлял к ней враждебность — отбирал передачу, отталкивал и уходил.

В беседе с врачом обнаружил склонность к резонерству. Не стесняясь, говорил о том, как выламывал матери руки. Признался, что в техникуме никак не мог привыкнуть к «новой обстановке», поэтому не смог начать заниматься. Настроение характеризовал как обычное, колебаний его не замечал.

После лечения галоперидолом стал спокойнее и мягче относиться к матери. Будучи в домашнем отпуске, помогал ей.

При патопсихологическом обследовании, кроме резонерства, выявлен симптом актуализации несущественных признаков в процессе обобщения. При пато-характерологическом обследовании определен лабильно-истероидный тип (не соответствующий данным анамнеза и наблюдению за поведением). Признака дискордантности характера не выявлено.

Физическое развитие с чертами инфантилизма. При неврологическом осмотре: асимметрия иннервации лицевых мышц. На ЭЭГ — выраженные диффузные изменения без судорожной активности.

Дифференциально-диагностические критерии, соответствующие эпилептоид-ному синдрому при психопатоподобной шизофрении (см. табл. 4): дисфории (отсутствуют), жестокость (холодная, изуверская), сексуальность (обращена на мать), моторика (нет медлительности и тяжеловесности), реакция эмансипации (деспотическое отношение к матери), реакция группирования (отсутствие контактов со сверстниками). Критерии, соответствующие эпилептоидной психопатии, отсутствуют.

Диагноз. Вялотекущая психопатоподобная шизофрения. Эпилептоидный синдром.

Катамнез через 5 лет. После выписки стал работать на неквалифицированной работе в одном цехе вместе с матерью. В последующие годы дважды был госпитализирован в психиатрическую больницу, когда прерывал поддерживающую терапию (галоперидол или неулептил). В эти периоды снова делался злобным, избивал мать, понуждал ее к сожительству, выкручивал ей уши. В периоды неполных ремиссий выступала эмоциональная холодность, апатичность, вялость, работал при понуждении. Никакой продуктивной симптоматики не возникало.

Евгений С., 14 лет. Отец страдает алкоголизмом, оставил семью, когда сыну было 2 года, отличается жестокостью, осужден за изнасилование. У матери тугоухость и легкая дебильность, окончила вспомогательную школу.

В раннем детстве две черепно-мозговые травмы. В 4 мес, когда плакал, отец швырнул в него металлический портсигар, попал в висок. После этого двое суток не брал груди. В 2. года упал с ледяной горки, терял сознание. В дошкольные годы косноязычие и при волнении — заикание. С 1-го класса учился плохо. С 10 лет прогуливал уроки, время проводил в уличных компаниях, начал выпивать и курить, отнимал у первоклассников мелкие деньги, покупал папиросы и сладкое вино. В 13 лет — бурное половое созревание; в 14 лет выглядит 16—17-летним. Стал возбудимым, вспыльчивым, избивал малышей и слабых, постоянно лез в драки. Воровал мелкие деньги, из дома уносил вещи. После выпивок (до бутылки вина в один прием) отдельные периоды выпадали из памяти («Как сам пришел домой — не помню»). Обидчив и злопамятен. У матери начал силком отнимать деньги. При угрозе, что его направят в специальный интернат, сбежал из дома. Два месяца жил у какого-то одинокого молодого человека за его счет. О знакомстве с ним ничего не рассказывает. Затем сам явился в психоневрологический диспансер с просьбой лечить его от алкоголизма. Заявил, что у него бывает такое настроение, что он может кого-нибудь убить. Вином старался заглушить периоды мрачной тоски. Стал пить водку «до отключения». При меньших степенях опьянения злоба усиливалась, иногда возникали суицидные мысли («Хотелось что-то сделать с собой, но чтобы и всем досталось тоже»). В таком состоянии однажды лег на рельсы, не давая двигаться трамваю. В другой раз в людном месте бросился в канал и плавал, пока его не вытащили. Рассказал, что влюбился в девочку, которая не ответила взаимностью. Терроризировал ее телефонными звонками с угрозами убить, обезобразить лицо. Наркотиками и дурманящими средствами «не увлекался». Однажды попробовал димедрол, но возникшее состояние показалось неприятным. Другие средства избегал, чтобы «не стать наркоманом».

В подростковом отделении психиатрической больницы был угрюм, хмур, злобен. Исподтишка издевался над более слабыми. Перед врачами был слащав и угодлив, с персоналом — нагл и груб. Признался, что периодами на него «находит», испытывает сразу и тоску, и злобу на всех, ищет, на чем бы сорвать зло. Очень аккуратен, тщательно следит за одеждой и прической.

Крепкого сложения. На руках и на теле несколько татуировок криминального значения или в виде примитивных украшений. Физическое развитие с выраженной акселерацией — половой метаморфоз практически завершен, регулярно бреется. При неврологическом осмотре — без отклонений. На ЭЭГ — умеренные диффузные изменения.

При патопсихологическом обследовании признаков искажения процесса обобщения не выявлено. При патохарактерологическом обследовании выявлен смешанный эпилептоидно-истероидный тип с резко выраженной склонностью к делинквентности и алкоголизации. Кроме того, сильная реакция эмансипации и нонконформизм при эпилептоидном типе свидетельствуют о высоком риске формирования психопатии.

Дифференциально-диагностические критерии соответствия эпилептоидной психопатии (см. табл. 4): дисфории (мрачная тоска, поиски, на чем сорвать зло), сексуальность (ревность, преследование объекта влюбленности), опрятность и аккуратность (тщательность одежды и прически), алкоголизация (ранние палимпсесты), 1 употребление наркотических и других дурманящих средств (избегание), патологические фантазии, идеи отношения (отсутствие), реакция группирования (подчинение безвольных и слабых), суицидное поведение (демонстративное, с целью, чтобы и «другим досталось»), татуировки на теле (обильные, как украшающие, так и отражающие криминальную символику), правонарушения (мелкий грабеж — отнимание денег у малышей).

Критерии соответствия эпилептоидному синдрому при психопатоподобной шизофрении: нет характерных для эпилептоидов особенностей моторики.

Диагноз. Эпилептоидная психопатия, осложненная алкоголизмом Г стадии. Катамнез. После выписки продолжал уклоняться от учебы. Несколько раз угонял автомашины, чтобы покататься. Был отправлен в специальное ПТУ. Там стал неформальным лидером в группе, заставлял себе прислуживать более слабых, 4 раза организовывал групповые побеги. В 18 лет вернулся домой. Был устроен слесарем на завод. Снова стал пьянствовать и прогуливать. Был осужден за нанесение тяжких повреждений в драке.

www.psychiatry.ru

Инфантильность: это плохо или хорошо?

Инфантильность – это особые свойства поведения человека, характеризующие его как незрелую личность, неспособную принимать обдуманные, взвешенные решения. Как правило, подобная детскость и незрелость являются продуктом воспитания, а не сбоя в процессе созревания головного мозга.

Инфантильный человек попросту избегает всяческой ответственности – ему ничего не мешает «взять жизнь за хвост и что-то поменять в ней», но отсутствует само стремление к таким активным действиям.

Тогда как, инфантилизм – это патологическое состояние, подразумевающее под собой задержку психологического становления личности по какой-либо объективной причине. К примеру, кислородное голодание мозга при внутриутробном формировании плода. Несоответствие поведения человека возрастным характеристикам становится особенно заметным к моменту поступления в школу. В дальнейшем оно только прогрессирует.

Истоки инфантильности, по мнению специалистов из разных стран, занимающихся подобной проблемой, следует искать в детских годах человека. Из множества выявленных ими причин, можно указать несколько основных:

  • гиперопека родителей – ребенок не имеет возможности принимать самостоятельные решения и учиться на своих ошибках, у него появляется привычка перекладывать ответственность на других людей;
  • постоянная нехватка внимания и любви со стороны близких родственников – ситуация, когда малыш большую часть времени предоставлен самому себе, своеобразная педагогическая запущенность, во взрослой жизни такие дети стремятся возместить себе упущенное ощущение заботы;
  • тотальный контроль – если детей заставлять отчитываться буквально за каждый сделанный ими шаг, то в противовес они начинают своим инфантильным поведением выражать своеобразный протест, мол, получайте, что хотели, отказываюсь брать на себя ответственность;
  • вынужденное быстрое взросление – если ребенку, в силу жизненных обстоятельств, пришлось чересчур рано столкнуться с необходимостью принимать важные решения, то впоследствии он может стремиться избегать ситуаций, когда требуется делать выбор.

Иногда платформой для инфантильности становятся заболевания внутренних органов, к примеру, истощение нервной системы – когда у клеток мозга просто не хватает энергии для полноценной деятельности. Или же возникающий инфантилизм у женщин в силу недоразвития яичников – дефицит выработки половых гормонов приводит к отставанию созревания высшей нервной деятельности.

Симптоматика

Среди всего разнообразия симптомов, которыми можно описать поведение человека-инфанта, можно выделить следующие наиболее характерные признаки инфантильности:

psi-doctor.ru

Конституциональные особенности в генезе шизофрении

Вариантом биологической модели развития шизофрении является влияние конституциональных особенностей.

Согласно Э. Кретчмеру (E. Kretschmer), так много сделавшему для изучения влияния конституциональных особенностей на развитие шизофрении, обе главные группы конституциональных эндогенных психозов могут служить путеводителями в запутанной области конституциональной индивидуальной психологии.

Циркулярный, маниакально-депрессивный психоз является представителем круга темпераментов — циклотимиков, в то время как шизофренные психозы или «раннее слабоумие» представляют собой доведенный до карикатуры наглядный образ шизотимных темпераментов.

По мнению E. Kretschmer (1923), при многостороннем скрещивании шизофреники обнаруживают смешение признаков строения тела, из которых чаще всего встречаются лептозомный (астенический) и атлетический типы, в отличие от циркулярного психоза, где доминирует пикническая форма строения тела. К ним ученый присоединил многие диспластические особые группы, имеющие отношение к «дисгландулярным формам тела» («высокорослый евнухоид», евнухоидные и полигландулярные формы ожирения, бесчисленные инфантильные и гипопластические формы строения тела.

Ученый отмечал, что окраска кожи у шизофреников часто бледна; первоначальный волосяной покров (голова и брови) отличается густотой, жесткостью, прочностью и остается таким в течение достаточно продолжительного времени. У мужчин-шизофреников в строении тела часто наблюдаются такие евнухоидные признаки, как чрезмерная длина конечностей, увеличенная ширина таза. Имеют место различные проявления феминизма у мужчин, маскулинизмы и гипоплазии половых органов у женщин. Наконец, их отличают гипопластические черты, отсталое развитие всего тела, иногда отдельных частей, особенно лица, которое имеет почти прямую, отвесную, неразвитую линию профиля.

E. Kretschmer, определяя шизотимический темперамент, отмечает такие его особенности, как наличие психэстетической пропорции («шизофреник хрупок как стекло и туп как дерево») между гиперестезией (повышенной чувствительностью) и анестезией (холодностью), его как бы прыгающий характер между порывистостью и тягучестью, альтернативный образ мыслей и чувств, частую неадекватность раздражению, задержку, парализованность, «деревянность», подчеркивая при этом, что такой темперамент соответствует лептозомному, атлетическому, диспластическому и смешанному строению тела.

Телосложение или морфологический фенотип являясь одной из фенотипических характеристик организма детерминирует характерную для него реактивность, что обусловливает корреляцию между конституцией и болезнью (Корнетов Н.А., 1991). Отмечено, что при шизофрении преобладают люди лептосомного телосложения (Вайндрух Ф.А., Назаров Н.Н., 1973).

Некоторые полагают, что в основе заболевания могут лежать аномалии в развитии головного мозга и ряд эпигенетических факторов (факторов внешней среды), такие как травмы мозга и психические травмы.

На изменение структуры неба у больных с юношеским слабоумием Т. Kluston обратил внимание еще в начале ХХ столетия.

У многих больных шизофренией находили нерезко выраженные, но все же заметные непропорциональные размеры ног, рук, головы, глаз.

Многими исследователями было показано, что у больных шизофренией в 30% случаев встречается особая аномалия, так называемый вело — кардио — лицевой синдром часто сочетающийся с плохой успеваемостью и заболеванием сердца. Причиной возникновения данного синдрома считают нарушение процесса делеции в хромосоме 22q11. Данный синдром представляет собой относительно общую цитогенетическую аномалию, которая встречается у 1 из 4000 новорожденных. По мнению G. Murphy (2002), вело-кардио- лицевой синдром может часто сочетаться с когнитивными нарушениями и аномалиями строения тела.

Особенности конституции оказываются связанными с генетической составляющей, так как согласно последним данным, вело — кардио — лицевой синдром является следствием делеции небольшого сегмента длинного плеча хромосомы 22 (делеция 22q11.2).

Наличие зависимости характеристик невербального поведения больных шизофренией от конституционального морфофенотипа отметили Н.А. Корнетов и В.А. Строевский (1990).

В настоящее время большинством исследователей признается важная роль генов в этиологии шизофрении. Основным аргументом этой гипотезы является тот факт, что у детей двух родителей, больных шизофренией, риск ее возникновения может превышать даже 50%.

Противоречивость результатов молекулярно-генетических исследований при шизофрении обусловлена широкой вариабельностью аллелей и генотипов в разных популяциях, искажением результатов, связанных с клиническим полиморфизмом и неоднородностью психических заболеваний (Голимбет В.Е., 2003), а также феноменом взаимодействия генов (эпистаз).

Как отмечалось выше, предрасположенность к шизофрении особенно отчетливо проявляет себя при гомозиготном скрещивании.

Исследования близнецов и усыновленных детей показали, что генетические факторы играют важную роль в развитии шизофрении. Однако в настоящее время большинство исследователей считают недостаточным для возникновения шизофрении влияние лишь одного наследственного фактора. Ведь степень соответствия риска развития шизофрении у монозиготных близнецов колеблется в достаточно широком диапазоне — от 40 до 85%, что говорит о полигенной детерминации расстройств шизофренического спектра и допускает важную роль в патогенезе внешних факторов.

Возможно, влияние факторов внешней среды на развитие шизофрении заключается в активации генов, вызывающих манифестацию шизофрении и определяющих ее фенотип (Cancro R., 1979). Иными словами, шизофрения возникает в результате патологического сочетания генетического материала и факторов окружающей среды. На это указывает и тот факт, что шизофрения заметно отличается от тех заболеваний, в основе которых однозначно ведущее значение придается генетическому фактору (болезнь Гентингтона, цистофиброма). По своему этиопатогенезу шизофрения скорее напоминает сахарный диабет, чем классические генетические заболевания.

По мнению T. Cannon et al. (1994), можно говорить о нескольких наследственных осях нарушений структуры и функций центральной нервной системы, ведущих к различным аномалиям когнитивных функций: дисфункция лобных систем, регулирующих процессы исполнительных функций; височных, связанных с эпизодической памятью, слуховым восприятием и языковыми функциями; кортикальных и субкортикальных систем, обеспечивающих плавные следящие движения глаз и сенсорную фильтрацию.

Важно понять, находится ли дисфункция каждой из этих систем под влиянием особых наборов генов, перекрываются ли они с наборами генов, предрасполагающих к другим психозам, и как гены внутри наборов взаимодействуют между собой.

Анализ работ, посвященных генетике шизофрении, свидетельствует о накоплении большого, но одновременно и противоречивого материала.

Значительная сложность генетических исследований при шизофрении обусловлена несколькими причинами.

Во-первых, по-прежнему неясны границы шизофрении, во-вторых, не существует объективного маркера большинства психических болезней и, в-третьих, непонятна схема наследования.

В этиологии шизофрении заметно участие множества генов, функции которых сегодня остаются до конца неясными, при этом ассоциации разных генов с психопатологической симптоматикой отличаются различной степенью связанности.

С позиций системного подхода кажется неверным искать жесткие параллели между генетическими аномалиями и психопатологической симптоматикой шизофрении.

Представляются перспективными геномные исследования, направленные на выяснение характера взаимосвязи шизофрении с сочетаниями генной патологии, которые позволили бы установить наиболее надежные генетические маркеры шизофрении (Балашов А.М., 2006).

psyclinic-center.ru

Шизофрения

Что такое шизофрения?

Шизофрения – это тяжелое психическое заболевание, которое ведет к слабоумию и оказывает сильное влияние на жизнь больного и его близких.

Развитие шизофрении может иметь множество вариантов течения и проявлений, что затрудняет делать точные прогнозы. Шизофрения развивается линейно, и ухудшение состояния происходит только с течением времени.

Некоторые отличия больного шизофренией можно распознать еще в раннем детстве. Это значит, что чем раньше начато лечение, тем эффективнее оно проходит.

Однако определить развитие заболевания в раннем или подростковом возрасте бывает непросто. Начало болезни проявляется как нарушение общественного поведения и отказ от прежних социальных ролей, эмоциональные изменения, необычные идеи, странное поведение, трудности коммуникации с другими людьми, пренебрежение личной гигиеной, а также снижение интереса, энергии и инициативы.

Тем не менее делать выводы о подозрительных признаках, которые приведут к несостоятельности и шизофрении можно только после появления основных симптомов, поскольку данные признаки являются неспецифичными.

Течение болезни происходит в три этапа:

1. Начало заболевания. Симптомы заболевания могут появиться внезапно, а могут развиваться медленно, в течение нескольких месяцев, это называется вялотекущей шизофренией. После первого инцидента сложно предугадать дальнейшее развитие болезни. В 10-20% случаев происходит спонтанное выздоровление, причем на всю жизнь.

2. Течение болезни, которое продолжается месяцы и годы. В случае когда болезнь протекает периодами и шизофренные эпизоды сменяются нормальным состоянием, то шизофрению называют приступообразной. Приступы чаще всего длятся 5-12 недель. Если эпизоды заболевания сохраняются долгое время, более полугода, то заболевание называют хроническим.

3. Конечное состояние, которое обусловлено степенью нарушений через десятки лет. Состояние может быть разнообразным – от полного излечения до стойкой инвалидизации.

К распространенному виду шизофрении относится параноидальная шизофрения, обусловленная появлением бреда и галлюцинаций, нарушениями речи и двигательных функций.

Параноидная шизофрения может также сопровождаться бредом преследования, чрезвычайной ревностью, религиозностью, идеями о высоком происхождении или важной миссии.

Вялотекущая шизофрения развивается медленно и слабо, она также обусловлена изменениями личности, но несильными. Для вялотекущей шизофрении характерны навязчивые состояния, болезненные страхи и фобические расстройства, нарастание замкнутости и агрессия.

Риск заболеть шизофренией для мужчин и женщин одинаков – около 1%. Во всем мире сегодня этим заболеванием страдают порядка 4 миллионов человек.

psyhologytoday.ru