Шизофрения параноидная форма непрерывное течение

Непрерывный тип течения параноидной шизофрении

Потому что его канал открыт для доступа всех желающих. Вот некоторые пробираются и давай ему внушать всякие агрессивные мысли. Недавно он поругался с домашними, и всё вышло из-под контроля. Они вызвали скорую, но больной сдался без боя. Человек он интеллигентный, физик, а не лирик какой-нибудь. Поэтому он здраво рассудил, что пока защищённых каналов ещё не сделали, а в голове орудуют всякие радиохулиганы, период лихолетья лучше переждать в муниципальной клинической психиатрической больнице. Очень умный человек…

Дифференциальный диагноз шизофрении параноидной формы

Обычно такие больные имеют неустойчивую сюжетную линию бреда, различные идеи перемешивается. Кроме «радиохулиганов» в голове может быть ещё и бред преследования или ущерба. Преследовать могут сотрудники полиция, а родители ставить над кроватью тазики, а в них собирать такое, что лучше не упоминать. Вдруг кто-то из читателей пьёт чай с кушает плюшки? Тогда ему совсем неприятно станет.

Отсутствие критики к своему состоянию

С учителем физики всё гораздо сложнее. Он работал в школе с 23 лет. Если он считает, что у него есть сестра, которую родили непорочным зачатием, но спрятали от него родители, то это ну вот такое мнение, что даже обосновывать не нужно. Раз он слышит, видит и говорит, то это так и есть. Он уже сформирован полностью. Поэтому говорить такому больному что-то про галлюцинации, а особенно в момент активного манифестирования, не следует. Можно, но не рекомендуется. Да не впадёт он от таких заверений в агрессию и биться в пене не станет. Всё кончится только тем, что он замкнётся, а контакт потом будет установить очень сложно.

Больные могут быть очень обидчивыми. Даже подведение к мысли о том, что это галлюцинации воспринимают с обидой. Существует небольшой процент идеальных пациентов, и это именно люди с параноидной шизофренией непрерывного типа течения.

Эти атипичные больные сами говорят о том, что в сознании поселились галлюцинации, и это их пугает, терзает, убивает. Просят о помощи. Есть такие, даже не так уж и мало, хотя психиатры сейчас пожмут плечами и удивятся. Подумают, что автор дилетант. Всё дело в том, что больные, которые понимают суть и смысл происходящего, в загребущие ручки психиатров чаще всего не попадают. Они направляют стопы в церкви, к психотерапевтам-консультантам или пытаются как-то выкручиваться сами.

Вернёмся к рассмотрению того, что такое шизофрения параноидная непрерывного типа течения. Как мы поняли непрерывность относится более к прогредиентности. Не имеется в виду, что больной живёт не приходя в сознание по формуле «24 часа в сутки, 7 дней в неделю». Теоретически такое возможно, но, к счастью, это очень редкие случаи.

Так же подгонка под ответ в историях болезни встречается и при описании особенностей мышления. Автор этих строк видел такой перл психиатрических изысканий «амбивалентность в политических суждениях». Очень важный признак. А кто у нас имеет чёткие политические суждения в этом сложном и запутанном мире? Но всё это из разряда шуток и прибауток, конечно.

Основное, что показывает дневник наблюдения за больным — это стандартное отсутствие критики к своему состоянию. И это визитная карточка всех психозов, шизофрения параноидная, непрерывного или какого-то ещё типа течения, просто не является исключением.

Все рецидивы, которые встречаются на славном боевом пути развития, связаны со стационарным… Давайте будем назвать вещи своими именами и разок попробуем обойтись без терминов «лечения», «адекватная терапия». Это стационарное наблюдение и купирование симптомов в условиях стационара.

Лечение шизофрении параноидной формы непрерывного типа течения

Чтобы это могло быть?

  • Для устранения побочных эффектов этого препарата Tab. «Cyclodoli» 0,002 — по одной таблетке 2-а раза в день.
  • Если же у больного наблюдается ещё и психомоторное возбуждение, то Dragee Aminazini 0,025, по одной драже 3-и раза в день, после еды.
  • Основным «игроком» в такой схеме выступает, конечно же, галоперидол, а всё остальное вокруг и около. С таким же успехом могли бы быть назначены ещё и антидепрессанты, если бы была такая необходимость.

    Однако медицинских мероприятий может больше, не только таблетки и уколы. Если прослеживается резистентность к медикаментозной терапии, то могут назначить электросудорожную терапию. Другой формой физиотерапии может стать гипербарическая оксигенация после редукции аффективных расстройств.

    Что ещё попадёт в историю болезни при диагнозе «шизофрения параноидная, непрерывное течение»?

    В плане экспертизы пациент будет назван не подлежащим уголовной ответственности, а в плане воинской службы — к ней негодным. Про трудоспособность и способность к саможизнеобеспечению будет написано, что они сомнительные. А вот прогноз выздоровления — строго неблагоприятный. И это не смотря даже на возможный умеренно выраженный параноидный тип дефекта. Много госпитализаций — это всё влечёт за собой II группу инвалидности.

    Разделение течения шизофрении на эпизодическую и непрерывную формы держится на столь зыбких критериях, что не совсем ясно, почему до сих пор сохраняется актуальность этих понятий. На практике любое течение параноидной шизофрении является одновременно и эпизодическим и постоянным. Что понимается под постоянной прогредиентностью? В 2000 году у больного был эпизод. Он лечился в условиях стационара. В 2003 новый эпизод, опять госпитализация. В 2008 году ещё одна. И вот наступил уже 2017 год, а он сидит на стуле напротив психиатра и рассказывает о том, что необходимо наконец-то положить предел безобразию и изобрести новые защищённые каналы для коммуникаций между людьми. Почему?

    Нет! Не все 17 лет в больнице…

    Только, что же было с его патогенезом в период с 2001 по 2003 год? Что было в период с 2003 по 2008 год? Ничего… Работал по специальности, в школе, учителем физики. И не надо делать вот такие глаза… И права на вождение автотранспортного средства тоже никто не отобрал. Правда, в 2008 году, когда он получил бессрочную инвалидность, он сам от автомобиля отказался — продал его. Да, это очень культурный человек, а дети в школе про его голоса и уязвимость коммуникационного канала ничего не знали, как и их родители.

    Только диагноз его «параноидная шизофрения, непрерывно-прогредиентный тип течения». Это вовсе не означает, что состояние не менялось с 2000 по 2017 год. А тем более того, что все 17 лет больной бился в связках под наблюдением опытных санитаров. Под непрерывностью имеется в виду то, что сама потенциальная возможность обострения сохранялась в течение всего срока ремиссии, и про здоровую психику речь вести невозможно. С большой долей вероятности можно утверждать, что рано или поздно ухудшение будет. Но не нужно понимать под этим агрессивное поведение в обязательном порядке. Это ухудшение возможно в виде возникновения апато-абулического дефекта психики. Оно же выразится в уплощении аффекта, снижении продуктивных симптомов и развитии негативных. К примеру, разовьётся хронический аутизм.

    Дифференциальная диагностика параноидной шизофрении в таком случае проводится для того, чтобы обрисовать индивидуальные границы симптомокомплекса и исключить то, что нужно исключить. Чаще всего это делается для проформы. К примеру, в истории болезни появится запись о том, что всю эту «красоту» нужно отличать от «реактивного параноида», которому предшествует чувство тревоги, а само расстройство является результатом возникновения травмирующей психику ситуации. При этом наш больной на деле мог испытывать тревогу до эпизода, и скандал с родителями у него был, но это не комментируется. Вполне справедливо, поскольку ранее было несколько госпитализаций, а диагноз «шизофрения параноидная непрерывно-прогредиентный тип течения» уже ставился.

    Самое слабое место таких больных — это их авторитет и привычка к авторитетности своего мнения. Так-то в этом нет ничего плохого. Но в момент эпизода играет плохую роль. В одной из своих статей автор рассказывал про девушку, которая сама пришла в больницу, её попросили подождать, пока освободиться психиатр. Она постояла, постояла в коридоре приёмного покоя и подумала о том, что её уносит в водоворот сна. Но она сможет проснуться. Она стала фокусировать внимание на различных внешних объектах и давала себе установку на необходимость «проснуться». Она не имела в виду сон в прямом смысле, но сравнивала галлюцинаторно-параноидный синдром со сном. Это образное обозначение. Так вот она поняла, что что-то тут не то. Не умеют тумбочки говорить, но может пол сдвигаться, не могут за окнами на 10-ом этажа висеть люди. Возможно такое только во сне. И она целый месяц так и относилась к галлюцинациям «сон прорвался в явь». Она была студенткой и ещё не успела приучить себя к тому, что является большой важностью в этом мире. Поэтому она могла допустить, что увиденное или услышанное — всё это не серьёзно, «это сон какой-то».

    Параноидная шизофрения, непрерывный тип течения: история болезни

    При первом эпизоде такой диагноз практически никогда не ставится. Просто так и пишут в истории болезни, что это первый эпизод. В больших клинических психиатрических больницах для людей с первым эпизодом делают даже свои отделения. Исключение могут составлять только случаи, когда врач получил информацию о том, что страдает человек уже очень давно. Только раньше про голоса или что-то подобное из продуктивных симптомов знал ограниченный круг лиц. Но, повторимся, это маловероятные ситуации.

    Обычно общая картина выглядит так… После первого эпизода наблюдается облегчение, которое можно назвать «на 90% здоров». Голоса исчезают, тени и глаза в потолке тоже. Сохраняются какие-то признаки негативных симптомов, а бредовые идеи могут снизить уровень своей актуальности для больного. Раньше он был уверен, что его прослушивали, теперь и сам не знают. Может и прослушивают голову спецслужбы, а может и нет. Просто тогда были более чёткие физические ощущения.

    Всё это становится основанием для того, чтобы про психиатрию забыть и ничего не принимать. Потом второй эпизод. Может всего через пару месяцев, в может через 5-8 лет. Но суть его не меняется. Это многосюжетный бред, опять голоса и другие продуктивные симптомы. Второй эпизод показывает, что ничего не изменилось. А значит и здоровым человек всё это время не был. Просто была достаточно качественная ремиссия. Второй эпизод может пройти на фоне стресса, выпивки. Но всё равно в истории болезни в разделе про дифференциальную диагностику шизофрении параноидной формы напишут, что тут у нас всё эндогенное, т. е. строго психотическое. И это вполне оправданно. Так получилось, что стресс был. Но стресс может вызвать и любой пустяк. Вплоть до того, что вон тот прохожий как-то сурово посмотрел. И пошёл опять бред преследования.

    Однако чтение историй болезни шизофрении параноидной формы с непрерывным течением занятие поучительное. Подгоняют задачку под ответ психиатры сплошь и рядом. Обычно достаточно чётко указываются основные симптомы. Про дифференцирование — в силу кругозора. Кто-то разделяет с преходящим психозом, кто-то с эпилепсией. Другие с устаревшим диагнозом «маниакально-депрессивный психоз», но и про него тоже пишут что-то не совсем адекватное. Бывает и такое… Отмечают, что МДП якобы вызывается внешними факторами — соматическими болезнями, вирусными инфекциями или травмирующими психику ситуациями. С чего это вдруг? Не поясняют…

    1. С целью купирования галлюцинаций, бредового состояния доктор может назначить внутримышечное введение Sol. Haloperidoli 0,5% — 1ml 2-а раза в день.
    2. Ну и в плане общеукрепляющей терапии Sol. Thiamini bromidi 3% — 1 ml, Sol. Pyridoxini hydrochloridi 2,5% — 1 ml и «Fezam» для стимуляции обменных процессов мозга.

    В период же ремиссии психиатр щедро рекомендует трудотерапию, аутотренинг и постоянный приём препаратов. Не обязательно галоперидола в таблетках. Это может быть азалептин в таблетках по 100 мг. Так называется атипичный антипсихотик клозапин.

    Экспертиза и прогноз

    psycholekar.ru

    Непрерывный тип течения

    Непрерывно текущая шизофрения многими авторами признается основной и наиболее полно отражающей особенности этой болезни, как о прогредиентном процессе (Наджаров Р.А., 1972).

    Непрерывное течение шизофрении характеризуется медленным, инертным многолетним развитием с постепенным развертыванием продуктивных симптомов и когнитивных нарушений. На всем протяжении болезни постепенно нарастают заметные еще в продромальной фазе заболевания негативные симптомы шизофрении.

    Для этого типа течения не характерны ремиссии, выраженные аффективные расстройства и онейродные состояния.

    Степень прогредиентности процесса при непрерывном течении шизофрении может быть различной: от вялого с нерезкими изменениями личности до грубо прогредиентных форм злокачественной шизофрении.

    На особенностях течения непрерывной шизофрении заметно сказывается возраст начала заболевания.

    Вяло протекающая шизофрения отечественными авторами 70-х годов ХХ столетия описывалась как сравнительно неглубокое расстройство деятельности мозга, проявляющееся медленным развертыванием полиморфной, нередко рудиментарно представленной негативной (часть случаев простой формы) неврозоподобной симптоматикой (навязчивые, ипохондрические, истероподобные) или паранойяльным бредом. Психопатоподобные, аффективные, состояния, симптомы деперсонализации хотя и имеют место при этом типе течения шизофрении, здесь сравнительно слабо выражены.

    Личностные преморбидные особенности личности на первых этапах течения болезни как бы заострялись, затем по мере нарастания негативной симптоматики стирались и искажались. «Сужение личности» доминирует над «падением энергетического потенциала».

    Среднепрогредиентная или параноидная шизофрения обычно в возрасте старше 25 лет. На первом этапе течение болезни носит медленный характер, причем продолжительность ее начального периода может быть разной — от 5 до 20 лет.

    В дебюте отмечаются кратковременные эпизоды тревоги, навязчивые состояния, нестойкие идеи отношения. Постепенно усиливается подозрительность, замкнутость, ригидность, аффективная уплощенность.

    Для манифестной стадии характерен бред преследования, физического воздействия, псевдогаллюцинации и синдром психического автоматизма. В дальнейшем шизофрения течет с преобладанием галлюцинаторно-параноидного феномена, в одних случаях доминирует галлюциноз, в других — бред, в третьих — смешанные состояния. В первом варианте в дебюте заболевания отмечаются неврозоподобные и психопатоподобные расстройства, во втором — паранойяльные. Волнообразность течения, периодические обострения симптоматики наблюдаются при «переходе заболевания из одной синдромальной стадии в другую (Елгазина Л.М., 1958).

    Первыми проявлениями галлюцинаторного варианта среднепрогредиентной шизофрении можно считать вербальные иллюзии с рудиментарно выраженной бредовой интерпретацией. В дальнейшем появляются простые галлюцинации, затем истинные вербальные галлюцинации в виде диалога или монолога, в последнем случае чаще императивного характера. Первым признаком появления псевдогаллюцинаций можно считать комментирующий тип вербальных галлюцинаций («комментирующие мысли и поступки голоса»). Динамика синдрома Кандинского — Клерамбо отличается определенной последовательностью: симптом открытости; идеаторные, сенестопатические, идеомоторные, моторные автоматизмы. В клинической картине заболевания при этом могут встречаться признаки бредовой деперсонализации. На последнем этапе течения наблюдается галлюцинаторная парафрения с фантастическим содержанием бреда, вероятно, галлюцинаторного генеза.

    Для бредового варианта прогредиентной шизофрении на всем протяжении болезни преобладают расстройства бредового круга, причем синдромальная динамика течения проявляет себя последовательной сменой паранойяльного, параноидного и парафренного синдромов.

    В случае развития шизофрении в виде систематизированного паранойяльного бреда течение отличается вялым характером: медленно формируется система бреда, изменения личности характеризуются заострением преморбидных черт. В дальнейшем на фоне «ослабления эмоциональной живости» заметны ригидность, педантизм, эгоцентричность, замкнутость, утрата интереса ко всему, что выходит за рамки бредовой фабулы. На конечном этапе течения болезни расширение системы бреда прекращалось, падала бредовая активность. На фоне общей пассивности выступали резонерство и обстоятельность. Транзиторные обострения проявляли себя напряженным аффектом, негативным отношением к близким.

    Злокачественная шизофрения обычно начинается в детском и юношеском возрасте, в период пубертатных кризов. Она встречается не так часто и составляет не более 5% от общего числа больных шизофренией.

    Большую часть случаев злокачественного течения заболевания, вероятно, следует отнести к «ядерной шизофрении», для которой принято считать характерным быстрое наступление «эмоционального опустошения» с распадом ранее существовавших позитивных симптомов.

    Уже на первом этапе течения болезни происходит как бы «остановка психического развития»: невозможность восприятия новой информации, отчетливые проявления негативной симптоматики («снижение энергетического потенциала», «обеднение эмоциональной сферы»).

    В продромальном периоде течения болезни могут встречаться жалобы на тяжесть в голове, спутанность мыслей, трудность понимания происходящего или прочитанного. «Больной достаточно, хотя медленно и без удовольствия, ест. но если о нем не заботятся он сам редко просит пищу. Спит он очень много, по крайней мере дремлет; если ему советуют пройтись, то он, хотя и неохотно, гуляет. Если их спрашивают о их состоянии, они медленно и тихо отвечают, что у них тяжелая голова, и вообще ограничиваются краткими ответами» (Чиж В.Ф., 1911).

    Обращает на себя внимание заметное изменение отношений в семье. Пассивные вне дома больные в семье отличаются грубостью и черствостью. К отцу пациенты обычно проявляют резко враждебное, к матери — тираническое отношение, нередко сочетающееся с чувством болезненной привязанности.

    Клиническая картина дебюта напоминает пубертатный криз, однако искаженность его течения не вызывает сомнения.

    В дебюте заболевания у больных появляются особые, оторванные от реальности и непродуктивные интересы, возникает ощущение собственной измененности. Попытки понять происходящее сопровождаются симптомами «метафизической интоксикации» («философическая интоксикация»). Больные начинают читать сложные философские книги, выписывая из них большие отрывки, при этом сопровождая последние бессмысленными и нелепыми комментариями. В других случаях появляется сверхценная страсть к коллекционированию никому не нужных вещей, стремлению посещать одни и те же места, конструировать странные приборы.

    Манифестация проявляется «большим психозом» с полиморфной, синдромально незавершенной продуктивной симптоматикой: аффективными колебаниями, слабо систематизированным бредом, отдельными симптомами психического автоматизма, мерцающими гебефренными симптомами, кататонической симптоматикой.

    Быстро, уже через 3-4 года, формируются резистентные конечные состояния, характеризующиеся негативной симптоматикой, регрессом поведения с признаками инфантилизма.

    В литературе встречаются указания на необходимость выделения различных форм течения злокачественной шизофрении: простая, гебефреническая, люцидная кататония, параноидная гебефрения.

    psyclinic-center.ru