Шизофрения по хеллингеру

Краткосрочная системно-семейная психотерапия и феноменологический подход Берта Хеллингера

Опыт показывает, что определенные события, например, раннее расставание с матерью или несчастный случай с угрозой для жизни, произошедший в раннем возрасте позднее сказывается не только на душе, но и на состоянии физического тела человека. В этом случае, работая с симптомом в контексте семейной системы, можно обнаружить скрытый источник проблемы, который связан с какой-то душевной болью и оказавший свое воздействие на тело человека. Такая работа даёт возможность, внимательно посмотреть на эти события, примириться с произошедшим, таким, как оно было, примириться с судьбой, получить облегчение или исцеление от имеющихся симптомов. Тяжелые, хронические, наследственные, частые или трудноизлечимые заболевания, такие как: рак, зоб, миомы, фибромы, астма, псориаз, экзема, болезни крови, диабет, депрессия, диабет, булимия, гипертония, аутизм, психозы, шизофрения и целый ряд других заболеваний, при исследовании в расстановках по Хеллингеру, нередко оказываются следствием системных переплетений, семейной/родовой тайны или особой роли заболевшего внутри его собственной семьи или рода. Например: мигрени и головные боли могут быть связаны с неосознаваемой тоской по «опоре»; за динамикой, связанной с пищевой аллергией, как правило, стоит «НЕТ!» в адрес матери; гипертония может возникать в случае «когда не течёт любовь»; причиной шизофрении как правило является множественная идентификация чаще проявляющаяся в семьях где в одном из поколений имело место убийство.

Многие проблемы со здоровьем начинаются у людей обычно в возрасте 14-17 лет. Это возраст, в котором подросток начинает ориентироваться во вне и если в этот период времени имеют место проблемы в родительской семье, тогда и у подростка нет ориентированности наружу. В этом случае сдерживаемая любовь может проявляться в виде какого-нибудь симптома.

Достаточно часто люди увлекаются «причинами», привязываясь таким образом к скрытым от глаз переплетениям. Они как будто топчутся на одном месте, не оставляя сил, для того, чтобы Жить! В связи с этим, важно отметить, что любая работа в рамках семейных расстановок и работа с симптомами в частности, нацелена, прежде всего, на решение, а причина заболевания рассматривается всего лишь в качестве фона. Также важно подчеркнуть, что за тяжёлыми и опасными для жизни заболеваниями стоит Большая любовь и то, что опасные для жизни заболевания, как правило имеют три основные динамики: 1) Следование за кем-то в смерть и это звучит, как: «Я это сделаю вместо тебя»; 2) Уход вместо кого-то «Лучше я чем ты»; 3) или же, искупление чьей-то вины (личной, родительской, других предков). Какое именно выбирается заболевание, приводящее к смерти, зависит от конкретной динамики. Одинаковой здесь является только движущая сила — это слепая, глубокая любовь. Нужно отметить, что эта любовь всегда нарцистична. И она не находиться в контакте с теми, за кого человек готов умереть. Если бы он был готов и способен посмотреть в глаза тому, за кого он хочет уйти (умереть), то он не смог бы держаться за свою болезнь. Посмотрев в глаза, он смог бы увидеть, что тот человек его тоже любит.

Хочется также отметить одну значительную деталь, которую я услышал от Штефана Хаузнера, одного из ведущих специалистов по работе с симптомами заболеваний. Он говорил о важности системного подхода в медицине и о том, что целостной медициной невозможно заниматься без расстановочной работы. Сейчас, имея уже и свой личный опыт в расстановочной работе и с симптомами и с семейными историями, я в этом нисколько не сомневаюсь. И вижу только плюсы в сотрудничестве с врачами, педагогами, воспитателями нисколько не умаляя значимости того, что они делают на своём, извините за высокопарное слово, — Посту, и чего многие опасаются — не отбирая при этом «их кусок хлеба». Хочу также сказать, что занимаясь расстановочной работой, я рассматриваю себя, как человека находящегося на службе у Души пациента, врача или другого специалиста и еще чего-то Большего.

psychology.net.ru

Шизофрения по хеллингеру

Пишу сюда первый раз, и на русском пишу редко, так что если что не так, прошу о понимании.

Тема указанная в заголовке как мне показалось из комментариев к этой статье вызывает определённый интерес, и я решил поделиться своим небольшим опытом в надежде, что он поможет кому-то преодолеть жизненные трудности.

Не буду вдаваться в детали биографии слишком глубоко. Скажу что недавно мне был поставлен диагноз: шизофрения. Это было сделано профессионалом в клинике, но впервые я сам заподозрил данный диагноз. Во-первых в семье был по крайней мере один случай, во-вторых, всё, что я читал в сети, наталкивало именно на эту мысль. Изначально я думал что это сильный невроз, обсессивно-компульсивное расстройство. После того как я понял с чем имею дело, всё встало на свои места. И стало действительно проще.

Что Такое Шизофрения

Буду очень краток. Шизофрения: психическое расстройство или группа расстройств, обусловленное распадом процесса мышления, паранойей, галлюцинациями. Науке ещё неизвестно достоверно, что вызывает данную болезнь. Известно, что некоторую роль играет генетика, а дополнять могут сторонние факторы. Выявлены некоторые участки мозга и химические процессы, которые могут быть причастны к заболеванию. Например, считается в районе базальных ядер происходит распознавание ошибок. В результате некорректной работы этого региона мозга ошибочной может показаться очень безобидная ситуация. Например, можно сказать что-нибудь, после чего выбор слов покажется неправильным. Начинаешь размышлять об этом, что может дать лазейку для других навязчивых или неприятных мыслей. Также с расстройством скорее всего связан нейромедиатор дофамин, являющийся частью системы вознаграждения мозга. Позитивные симптомы шизофрении (те что добавляют чего-то к восприятию, например голоса или галлюцинации) могут быть вызваны избытком этого вещества либо избыточной реакцией на него некоторых регионов мозга. В общем, есть теории, но на данный момент нет научного консенсуса о том, что именно вызывает шизофрению, и поэтому нет универсального метода лечения.

Личный Опыт: С Чего Началось

Скорее всего ранние проявления были ещё в раннем возрасте. Помню небольшие ритуалы, повторения некоторых действий (например перешагивание щелей в асфальтных плитах сначала левой, затем правой ногой). Некоторая навязчивость и ощущение тревоги при невыполнении этих действий. Чрезмерный перфекционизм в некоторых вопросах. С возрастом небольшое усилие воли решало все эти проблемы довольно эффективно. Никогда не придавал этому большого значения, хотя в семье периодически замечали эти небольшие странности.

Реальные проблемы начались внезапно, в возрасте около двадцати-пяти лет. В основном это было именно чрезмерно усиленное чувство ошибки в той или иной ситуации. Спровоцировать могло почти что угодно. Вначале это были в основном слова. Либо услышав неправильное в своём понимании слово, либо оказавшись в какой-то ситуации где сознание сигналило об ошибке, я повторял слова начинающиеся с той же буквы, одновременно стараясь сознательно выкинуть неприятную ситуацию из головы. Становилось легче, хотя логического смысла не было. Появились отрывки голоса в голове (кажется что твой собственный) говорящего какие-нибудь неприятные вещи. Ощущение что это твои собственные мысли, отчего появляется чувство вины. Небольшие ритуалы вроде фокуса со словами давали вспышку некоего радостного чувства, просветления: я предполагаю, что здесь роль играл дофамин, выделяющийся при мнимом исправлении ошибочной ситуации. Но через какое-то время всё повторялось. Депрессия из-за выше перечисленного, раздражительность. В какой-то момент мне стало сложно смотреть на людей вообще, физиологические реакции неприятного характера на голоса или лица мешали сосредоточиться.

Стало сложно подбирать слова, концентрироваться. Появился новый ритуал: было необходимо в голове пройтись наоборот по цепочке неправильных событий, как бы выкидывая их, после чего становилось легче (вспышка радости). Но если что-то мешает или прерывает в этот момент, приходится начать заново, следуя уже удлинённой цепочке событий. Ощущения просветления стали привычными, после них я часто решал для себя что всё, с этого момента я избавлюсь от всех своих проблем, было чувство эмоциональной возвышенности и триумфа. Тем не менее в какой-то момент всё повторялось. Иногда ощущения просветления были чрезвычайно коротки, и стоило случиться малейшей мелочи (уронил отвертку, хрустнула кость) как опять приходило ощущение ошибки. В самых тяжёлых случаях я либо ходил по комнате, либо лежал в кровати часами пытаясь завершить свой ритуал с путешествием по всё растущей цепочке событий. В семье начали замечать проблему, хотя и вряд ли видели всю её глубину. В результате кончилось это вызовом социального работника во время одного из моих хождений, после чего и пришлось изложить суть проблемы: тогда казалось что это невроз.

Сначала была страшная депрессия из-за прерванного ритуала, после этого было некоторое ощущение спокойствия. Съездили в клинику за рецептом снотворного, стараясь объяснить причину необходимости. Ничего дельного не посоветовали и ничего не выписали (дело происходило в США), хотя это и логично так как ситуация непонятная. Визит в госпиталь тоже не дал ощутимых результатов. К тому времени опять стало хуже, появилась чувствительность к звукам и образам. Мешали шумы и проезжающие машины. Если неправильно посмотреть на машину, появлялось чувство того что что-то не так, и необходимость смотреть заново, отрывая взгляд правильным образом, после чего наступало вышеупомянутое просветление. При этом был страх того что машина уедет до того как я успею завершить ритуал. Я бегал за свернувшими за угол машинами чтобы его закончить. В госпитале я к удивлению персонала сидел зажимая уши руками, иногда усилием воли отрываясь от неприятных мыслей чтобы говорить с сотрудниками госпиталя. Было настолько плохо что очень надеялся на помощь психолога прямо там, но оказалось что его у них нет, есть только некоторый аналог социального работника который не смог ничего посоветовать. Мне дали какую-то таблетку (насколько я понял успокоительное), на этом визит закончился.

Положительный момент в том что дали направление к психотерапевту, после чего я оказался у специалиста университета, в котором на тот момент учился на Магистра. Сильно легче не становилось, и визиты давались с трудом. Всё ещё беспокоили звуки, в какой-то момент я стал носить наушники с активным шумоподавлением, что немного помогло. Тем не менее в некоторые визиты я не мог даже смотреть на психотерапевта, говорил с закрытыми глазами и большими перерывами. Сначала мне прописали флуоксетин, обычное средство против депрессии. Вроде было немного легче, но ненадолго. Я пробовал отказаться от ритуалов вообще. При этом в какой-то момент меня трясло: я думал что это реакция на отсутствие привычного уже мозгу дофамина, хотя это только моя теория. Прописали сероквел (5 мг), психотропный аппарат который в больших дозах принимают при шизофрении. Возможно она подозревала что у меня может быть именно это, хотя прямо не говорила. Было очень плохо, так что любая медикаментозная помощь была кстати. Сероквел дал несколько эффектов. На физиологическом уровне, ощущалась сухость во рту, пальцы рук распухли. Всё стало как-бы глуше, звуки удалились. Пропало желание чего-либо делать. Казалось что ничего не хочется. Под вечер эффект от сероквела ослабевал. Неприятное чувство, но те несколько дней когда я его принимал вроде позволили успокоиться. В результате мне стало немного легче, и я решил отказаться от лекарства, так как отсутствие воли начало наоборот мешать бороться с моими состояниями. После этого последовало довольно продолжительное улучшение, и я на время забыл о лекарствах кроме флуоксетина. Через несколько месяцев опять стало хуже: я по 20 с лишним часов ходил по комнате, при этом не ел и не пил, борясь со своими проблемами. Это неприятный голос и неприятные мысли, неприятные образы, необходимость без конца вспоминать о чём только что думал. К сожалению не могу описать всё более подробно, но учитывая индивидуальность каждого случая, думаю в этом нет необходимости.

Диагноз поставил себе сперва сам, начитавшись в интернете о симптомах шизофрении. Очень похожие признаки, голос, дергающиеся мышцы лица, и.т.д. Так как на тот момент не учился в университете, пошёл к частному психотерапевту. Не очень понравился, взаимопонимания не было. Он мне так и не сказал прямо согласен ли он с моим диагнозом или нет. Тем не менее лекарство он мне выписал: это был арипропазол, более-менее новый препарат который ингибирует некоторые дофаминные рецепторы и стимулирует другие, по идее налаживая тем самым баланс в организме. Честно скажу, эффектов не ощутил вообще кроме возможно чрезмерной сонливости, хотя доза с начала была очень мала (1 мг). Со временем доза была увеличена, в конечном итоге то 10 мг, а через какое-то время (несколько недель) в принципе стало лучше. Но до конца не отпускало, в связи с чем было принято решение посетить клинику специализирующуюся на лечении нервных расстройств, и ввиду ряда обстоятельств выбор пал на Швейцарию, так как в США подобных заведений с действительно хорошей репутацией найдено не было.

В Швейцарии психотерапевт внимательно выслушал, задавал множество вопросов, попросил написать короткую историю жизни. Проводили всевозможные тесты, от ЭКГ и МРТ до тестов на внимание. Диагноз не был сюрпризом: шизофрения. Основным фактором был голос, так как в местной медицине считалось что это симптом именно шизофрении а не просто обсессивно-компульсивного расстройства. Подход к лечению был комплексным. Во первых увеличили дозу арипропазола до максимальных 30-ти мг в течение нескольких недель (опять без ощутимого эффекта), во вторых были разного рода терапии, от занятия спортом до рисования. Не скажу что последнее мне чем-то помогло, но из-за природной скромности и отсутствия чрезмерной неприязни к данному занятию я от него не отказался.

В принципе мне очень старались помочь. Но я должен отметить что в основном помощь сводилась к медикаментам и налаживанию режима. То есть ничего сильно нового я не узнал даже от этих профессионалов, к сожалению. Совета как мне на психологическом уровне избавиться от голоса либо от хождения, я не получил. То есть вряд-ли найдётся волшебное средство которое за раз вылечит, и никто другой не сможет залезть в вашу голову чтобы помочь. Надо набраться терпения и понимать, что очень многое зависит именно от вас.

Сейчас намного легче. Принимаю 15 мг арипропазола и 20 мг флуоксетина. Ещё не полностью восстановил способность концентрироваться на работе, но подвижки есть. Занимаюсь электроникой и робототехникой, что требует определённого умственного напряжения, то есть интеллектуальный потенциал остался. Отдельное спасибо семье, отнёсшейся с большим пониманием и давшей мне возможность планомерно решить мою проблему.

Что делать?

В первую очередь, не отчаиваться. Никогда. Главное понять в чём проблема, после чего её решение становится более очевидным. Для меня переломным стал момент, когда я поставил себе диагноз. После этого мне стало намного легче бороться на эмоциональном уровне. Во первых надо понять, что никакой вины нет и подавно. Депрессия и подавленное состояние тоже создаются искусственно, на уровне химических процессов мозга. Старайтесь думать положительно, даже если кажется что нет надежды. Она есть.

Голоса, неприятные мысли и образы лучше всего игнорировать. Обратитесь к логике. Если мысли, слова и образы вам неприятны, это говорит о том что они противоречат вашим моральным ценностям. Это хорошо. Значит не надо ощущать чувства вины.

Если у вас есть ритуал, который вам помогает, старайтесь его оптимизировать так, чтобы он занимал меньше времени и давал вам возможность отдохнуть. После 20-40 часов ходьбы без еды, питья и сна я был совершенно измотан. Наверняка начинаются необратимые химические процессы мозга, что плохо. Было сильное давление в голове, даже голос казалось был измотан и утихал в какой-то момент, менее навязчиво лезли неприятные мысли и образы. Постарайтесь понять в первую очередь, что ничего страшного с вами не произойдёт, и сделайте перерыв если вдруг окажетесь в похожей ситуации. Обязательно пейте воду, можно попробовать выспаться. Делайте в ритуале небольшие изменения. Например я в какой-то момент изменил ритуал: вместо того чтобы каждый раз проходить всю цепочку неправильных событий, я фактически делаю контрольные пункты: останавливаюсь на каком-нибудь событии и даже в случае прерывания начинаю оттуда же. Таким образом я начал тратить на ритуал намного меньше времени. Если чувствуете при изменении ритуала чувство страха и тревоги, постарайтесь просто его игнорировать. Ничего плохого не случится, помните об этом.

Не отказывайтесь от помощи. В такой тяжёлой ситуации любая поддержка играет большую роль. В этом нет абсолютно ничего зазорного, и это не проявление слабости. Надо задействовать все ресурсы на скорейшее поправление здоровья, это главное. И обязательно помните: станет лучше. Может быть не сегодня и не завтра, но если не сдаваться и стараться сохранять бодрость, обязательно наступит светлая полоса. Я вспоминаю о том насколько иногда было плохо, и понимаю как хорошо что я не отчаялся. Если у меня получилось перебороть болезнь, то это под силу и вам.

Сегодня я хожу максимум по часу в день, и мне даже кажется что я нашёл в себе силу воли вовсе отказаться от этого ритуала. Искренне надеюсь, что моя история может помочь кому-нибудь в трудной ситуации. Доброго дня.

m.habr.com

hellinger_ru

Открытое сообщество по системным расстановкам

Nobody is Excluded. Никто не исключен. Берт Хеллингер.

спросите что-нибудь полегче 🙂
а) механизм работы расстановок вообще не сказать чтобы известен:), не то что в отношении шизофрении
или, говоря более корректно: лично мне не удалось найти никакой информации о механизме или о тех, кто имел бы о нем представление 🙂

б) я пока не слышала, чтобы кто-то рассказал случай явной помощи расстановок при шизофрении.
этот вопрос задавался при мне трем расстановщикам с солидным опытом: Марине Бебчук, Штефану Хаузнеру и Гунхарду Веберу. Все трое ответили, что явных бесспорных случаев не знают. Было рассказано два случая (один Мариной, один Штефаном) из разряда «вроде полегчало».

коротко ответить на этот вопрос трудно. Но известно, что шизофрения не корь и возникает в шизогенных семьях. В каком-то смысле в такой семье все «немного шизофреники» , а только один из членов семье проявляет это явно. Обычно обнаруживается, что и в предыдущих поколениях был такой один (а иногда и не один), практически в каждом поколении.

Сам термин шизофрении отсылает нас к «расщеплению». То есть в семье имеется некое расщепление, не решенный семейный конфликт, часто вытесненный. Вот в преобразовании энергии этого конфликта и заключается помощь такой семье.

Может быть кое-что понять позволит вам описание расстановки по поводу психотического обострения в моем журнале от 2 апреля нынешнего года http://psimedia.livejournal.com/51955.html

наверно, добавить надо. возникает резонный вопрос «и чего ж вы тогда ставите, если известно не помогает» 🙂 Хеллингер много ставит.
ставят не по запросу «уберите мне шизофрению». Хеллингер так вообще запросом не особенно задается 🙂 А те, кто задаются, ставят по темам адаптации, улучшения контакта с близкими и т.п. И тут помогает.
Марина говорит, что хорошо, когда работа происходит в присутствии близких больного, это гармонизирует семью в целом.

и Хеллингер, и Хаузнер обращают внимание на то, что при шизофрении частенько имеется тема убийства в прошлых поколениях, при этом и убийца и жертва принадлежат к одной семье. Вебер, насколько я слышала, эту идею не особо разделяет. Есть ряд расстановщиков, которые не разделяют активно.

hellinger-ru.livejournal.com

Системные семейные расстановки по методу Берта Хеллингера

*** О ближайших семинарах Семейных и Системных расстановок по методу Берта Хеллингера смотрите здесь.

Современный человек, несмотря на все достижения цивилизации, по своей физиологии мало чем отличается от своего первобытно-общинного предка.

Наша психическая организация предназначена для жизни внутри семьи и рода. А роли членов рода распределяются по вполне четким законам сохранения рода, причем глубоко бессознательно. Подобные, только очень примитивные законы действуют, например, в муравейнике или пчелином улье.

Современному человеку эти законы не всегда оказываются полезными. Вы задумывались о том, почему в одних семьях все успешны и счастливы, а в других — бесконечные болезни и проблемы? Почему болезни, несчастья, разводы и одиночество так часто переходят от родителей к детям? Почему многие мужчины и женщины, умные, добрые, талантливые, не счастливы? Известный психотерапевт Берт Хеллингер исследовал закономерности внутриродовых отношений человека, в результате чего и появился его гениальный метод системной семейной терапии. Расстановки по Хеллингеру, пожалуй, единственный метод, позволяющий столь быстро обнаружить и распутать клубки проблем, охватывающие многие поколения.

Метод Берта Хеллингера — когда нет времени на долгую психотерапию
Расстановки по Хеллингеру — эффективный метод краткосрочной семейной психотерапии. Сама процедура расстановки занимает обычно от 40 минут до 2-х часов. Часто проблема разрешается за одну расстановку.

Лечение болезней и расстановки по Хеллингеру
Тяжелые, частые или неизлечимые болезни при исследовании в расстановке по Хеллингеру, нередко оказываются следствием особой роли заболевшего внутри его семьи.
В других случаях речь может идти, например, о повторении тяжелой судьбы умершего родственника, о неосознаваемом искуплении чьей-то вины и др.

Отношения мужчины и женщины и расстановки по Хеллингеру
Одиночество или другие проблемы женско-мужских отношений часто зарождаются в семьях родителей мужчины и/или женщины.
Особого внимания заслуживает так называемый «Венец безбрачия», или, говоря языком психотерапии, традиция семьи «Все женщины воспитывают детей одни». В этом случае из поколения в поколение у одиноких матерей рождаются, в основном, девочки, повторяющие затем судьбу матери, бабушки и т.д. Системные семейные расстановки по Хеллингеру позволяют остановить этот снежный ком.

Конфликты в семье и расстановки по Хеллингеру
Конфликты могут возникнуть, например, если у жены не сложились отношения с отцом, и она ищет в муже отца, если отношения мужа с его матерью неправильно простроены, если муж переносит на жену роль матери. В уже сложившихся семьях критической массой может стать ребенок (родился ребенок — все чувства ему). Расстановки по Хеллингеру наглядно раскрывают и успешно развязывают запутанные клубки отношений между мужем, женой их детьми и родителями.

Трудный ребенок и расстановки по Хеллингеру
Трудный, проблемный, часто болеющий, подверженный травмам ребенок часто достается «в награду» родителям, в семьях которых существует не принимаемое, не осознаваемое отягощение. Например, подавленное чувство вины матери по отношению к абортированным ранее детям. Аналогичные проблемы можно встретить у потомков участвовавших или пострадавших в войне или репрессиях. Незаконченные отношения родителей ребенка с другими партнерами до их брака нередко приводят к «перекосам» в воспитании. Мать идентифицирует сына с прежним возлюбленным и нежно любит его, но холодна к дочери. Отец идентифицирует дочь с прежней возлюбленной и любит ее (папенькина дочка), но третирует сына. Дети вырастают весьма проблемными, с трудом адаптируются в социуме, плохо уживаются с супругами. Расстановка по Хеллингеру — самый простой и доступный способ разрешения этого комплекса проблем.

Бесплодие, невынашивание беременности и расстановки по Хеллингеру
В расстановках по поводу бесплодия и невынашивания беременности обычно выявляются произошедшие в роду тяжелые события: повторяющаяся потеря детей матерью, бабушкой, прабабушкой, смерть или тяжелые болезни женщин после родов. При этом в ходе расстановки выясняется, что бесплодие или невынашивание беременности — следствие страха и неосознаваемой защиты женщины от ситуации, угрожающей ее жизни и здоровью. Освобождающее действие расстановки нейтрализует и сам страх, и причину повторяющихся в роду трагедий.

Аборт, чувство вины несостоявшейся матери и расстановки по Хеллингеру
Метод Берта Хеллингера уделяет большое внимание перенесенным абортам. Действительно, в ходе расстановки часто вскрывается масса проблем, связанных именно с прерванной в прошлом беременностью. Эти проблемы могут касаться самой несостоявшейся матери или детей, зачатых после абортов.

Типичная проблема женщины после перенесенных абортов — это неосознаваемое стремление к воссоединению с абортированными детьми (т.е. — к собственной смерти), отсюда тяжелые и опасные для жизни заболевания, такие как миомы и рак матки, рак молочных желез, алкоголизм, травмы. Кроме того, одновременно с абортом в классическом его понимании, нередко происходит и «аборт отношений» между партнерами.

Не менее тяжелые проблемы свойственны детям, зачатым после абортов. У этих детей ослаблена связь с матерью, подавлено чувство близости к ней. Но самое страшное — неосознаваемое ощущение ребенком своей виновности перед не родившимися братьями и с сестрами («я живу вместо вас»). Такой ребенок не может найти правильного места в жизни, пытается жить «не своей» жизнью, отсюда не редко гомосексуализм, неудачи в личной жизни, наркомания, алкоголизм, опасные для жизни увлечения, болезни, уход из дома. Стоит особо сказать, что польза расстановки на тему абортированных детей обычно настолько очевидна, что впечатляет даже опытных психотерапевтов.

Приемный ребенок и расстановки по Хеллингеру
Тайна усыновления (удочерения) может оставаться тайной лишь для сознания человека. Бессознательное ощущение тревоги, связанной с отрывом от биологических родителей, может преследовать ребенка и взрослого уже человека всю его жизнь. Эта тревога оказывает влияние на всю жизнь человека: его поведение, влечения, привычки, болезни, семью. Нелегко приходится и приемным родителям, причем груз тайны усыновления (вины, ответственности), становится со временем тяжелее. Помимо проблем в отношениях приемных родителей и детей («вы не те отец и мать которые мне нужны»), тайна усыновления способствует неосознаваемому поиску родителей (уход из дома, внезапный переезд в другую местность, тюрьма, наркомания, алкоголизм).

Если Ваши предки были убиты, лишены свободы, покончили жизнь самоубийством.
Тяжелые судьбы предков нередко отражаются на судьбе потомков. Так, например, потомки могут неосознанно повторять в той или иной мере тяжелую судьбу предков или наоборот, жить «не своей жизнью», испытывая неосознаваемый страх перед подобной судьбой.

В расстановках по Хеллингеру по поводу шизофрении, нередко обнаруживается сочетание в одном человеке идентификации одновременно с личностями убитого и убийцы.

Исключенные, даже в далеком прошлом, члены семьи, умалчивание о предках с тяжелой судьбой, часто служат причиной того, что для равновесия кто-то из потомков исключает себя из семьи и рода (уезжает, живет в тяжелых условиях, довольствуется малым, лишается свободы, стремится к смерти).

Расстановки по Хеллингеру — единственный на сегодня цивилизованный путь разрешения подобных проблем.

Синдром годовщины.
Синдром годовщины — это тяжелые события (смерть, болезни, потери, конфликты и др.), повторяющиеся в роду с определенной временной закономерностью. Например, раз в год или несколько лет, по определенным датам и т.п. В расстановках по Хеллингеру в подобных случаях выявляется не принятое членами рода в прошлом событие, например, рождение ребенка, смерть, женитьба, развод. Разрешение проблемы в ходе расстановки позволяет остановить синдром годовщины.

vsedorogi.org

«Любая проблема всегда имеет системный характер, потому для быстрого и успешного её решения требуется системный подход».

Глубокий духовный кризис — это затянувшийся декомпенсированный кризис, самая нижняя точка духовного кризиса. Это очень сложный и очень ответственный период в жизни индивидуума, представляющий собой духовный поиск, «поиск себя», который в случае неудачи ведёт к духовному краху, к безумию.

Особый характер глубокого духовного кризиса состоит в том, что он не является проблемой отдельной личности. Глубокий духовный кризис — это семейная, родовая проблема, обусловленная системным сбоем в родовом мировоззрении.

Причиной глубокого духовного кризиса является глубокий морально-нравственный внутренний бессознательный конфликт, имеющий место в головах всех членов семейства, но качественно вытесняемый из сознания и оставляющий чувство стыда и вины, ущербности и неполноценности.

Впервые о системности психических расстройств начал говорить немецкий психотерапевт Берт Хеллингер. Он разработал метод семейных расстановок и с успехом применял его для «лечения» шизофрении. Берт Хеллингер считал, что фактором, вызвавшим системный сбой в родовом (семейном) мировоззрении, было совершённое в далёком прошлом и тщательно скрываемое убийство (один член семьи убил другого её члена).

В качестве частного случая теория Б.Хеллингера действительно может иметь место. Однако не только убийство может приводить к подсознательным угрызениям совести целого рода. Любой безнравственный поступок, который с одной стороны может осуждаться, а с другой стороны, — вызывать чувство жалости к жертве этого поступка, является амбивалентно-образующим, то есть порождающим амбивалентные чувства, суждения, устремления.

Амбивалентность (от лат. ambo — «оба» и valentia — «сила») — двойственность отношения к чему-либо, в особенности двойственность переживания, выражающаяся в том, что один объект вызывает у человека одновременно два противоположных чувства.

Эйген Блейлер считал амбивалентность основным признаком шизофрении и выделял три типа амбивалентности: эмоциональную — одновременно позитивное и негативное отношение к человеку, предмету, событию; волевую — бесконечные колебания между противоположными решениями, невозможность выбрать между ними, зачастую приводящая к отказу от принятия решения вообще; интеллектуальную — чередование противоречащих друг другу, взаимоисключающих суждений.

Существование родовой амбивалентности (одновременного осуждения и одобрения одного и того же поступка) приводит к наложению отпечатка «осуждения-одобрения» на всё происходящее в семье и в итоге проявляется тем, что на уровне самого справедливого, самого честного, самого порядочного и самого совестливого члена семьи происходит «срыв» (он не выдерживает постоянной «торговли с совестью» и «сходит с ума»). Если в течение 40 дней не устранить причину срыва, острый декомпенсированный духовный кризис, именуемый психиатрами «острый психоз», перейдёт в хроническое состояние (хронический декомпенсированный духовный кризис, глубокий духовный кризис), и у врачей будут все основания для постановки диагноза «шизофрения».

Все остальные члены семейства, в котором имеется шизофреник, несмотря на то, что их поведение, на первый взгляд, не отличается от нормы, склонны к дисгармоничным поступкам, постоянно совершают их и представляют определённую угрозу не только для себя, но и для окружающих, являясь носителями «гена шизофрении». Причём, следует иметь в виду, что декомпенсация психо-эмоциональных резервов может произойти с любым «здоровым» членом семьи в любое время, а это значит, что в семье, в которой есть один шизофреник, в любое время могут появиться новые шизофреники. Потому для профилактики новых случаев шизофрении всем членам семьи, в которой имеется шизофреник, следует постоянно прилагать усилия по борьбе с внутренней дезинтеграцией, к которой приводит эгоизм, а значит, необходимо постоянно культивировать альтруизм и мгновенно присекать любые проявления эгоизма. Аккуратность, пунктуальность, чистота и порядок — главные враги шизофрении.

Наличие в семье шизофреника — свидетельство низкого уровня духовности семьи.

Для помощи лостеру (индивидууму, который оказался в состоянии глубокого духовного кризиса) следует устранить существующую в семье тенденцию одобрять и осуждать одновременно всё происходящее. Целесообразнее реэдукацию начинать не с лостера, а с «носителя вируса амбивалентности», то есть с того, кто в семье является неформальным лидером. Обычно это или отец-деспот, или мать, узурпировавшая семейную власть.

www.shizofreniya.org.ua