Шизофрения по латыни

Шизофрения на латыни

Шизофрения на латыни

Нооклерин
Латинское на звание:
Nooclerinum
Фармакологические группы: Ноотропы (нейрометаболические стимуляторы)
Нозологическая классификация (МКБ-10): F09 Органическое или симптоматическое психическое расстройство неуточненное. F10.2 Синдром алкогольной зависимости. F10.3 Абстинентное состояние. F20 Шизофрения. F32 Депрессивный эпизод. F48.0 Неврастения. I67.9 Цереброваскуляр на я болезнь неуточнен на я. R41.8.0 Расстройства интеллектуально-мнестические. R53 Недомогание и утомляемость. T90.5 Последствия внутричерепной травмы
Фармакологическое действие

Действующее вещество (МНН) Деанола ацеглумат (Deanol aceglumate)
Применение: Астенические и астено-депрессивные расстройства (пограничные состояния, психоорганический синдром, шизофрения. алкоголизм), нейролептический синдром (легкие и средней тяжести проявления), алкогольный абстинентный синдром с преобладанием соматовегетативных и астенических расстройств, интеллектуально-мнестические на рушения, невротические и неврозоподобные расстройства на фоне резидуально-органической неполноценности ЦНС, психосоматические расстройства.
Острый и хронический гепатит, цирроз печени, холестаз, жировая дистрофия печени различного генеза, в т. ч. алкоголь на я; сочетание депрессивных расстройств и болезней печени.

Побочные действия: Возможны аллергические реакции.

Способ применения и дозы: Внутрь, по 1 ч. ложке (5 мл содержат 1 г деанола ацеглумата) 2–3 раза в сутки в дневные часы (последний прием — не позднее 18 ч). Максималь на я разовая доза — 2 г, максималь на я суточ на я доза — 10 г. Курс лечения — 1,5–2 мес.

Деманол
Латинское на звание:
Demanolum
Фармакологические группы: Ноотропы (нейрометаболические стимуляторы)
Нозологическая классификация (МКБ-10): F09 Органическое или симптоматическое психическое расстройство неуточненное. F10.2 Синдром алкогольной зависимости. F10.3 Абстинентное состояние. F20 Шизофрения. F32 Депрессивный эпизод. F48.0 Неврастения. I67.9 Цереброваскуляр на я болезнь неуточнен на я. R41.8.0 Расстройства интеллектуально-мнестические. R53 Недомогание и утомляемость. T90.5 Последствия внутричерепной травмы
Фармакологическое действие

Карбиди на таблетки, покрытые оболочкой, 0,025 г
Латинское на звание:
Tabulettae Carbidini obductae 0,025 g
Фармакологические группы: Нейролептики
Нозологическая классификация (МКБ-10): F10.3 Абстинентное состояние. F10.4 Абстинентное состояние с делирием. F10.5 Психоз алкогольный. F20 Шизофрения
Фармакологическое действие

Действующее вещество (МНН) Дикарбин (Dicarbine)
Применение: Шизофрения, алкогольный психоз.

Противопоказания: Гиперчувствительность, на рушение функции печени и почек, алкоголь на я интоксикация, шок, гипотензия, заболевания крови, беременность.

Ограничения к применению: Кормление грудью, детский возраст (нет сведений о безопасности применения у детей).

Применение при беременности и кормлении грудью: Противопоказано при беременности. На время лечения следует прекратить грудное вскармливание.

Побочные действия: Экстрапирамидные расстройства, слабость, вялость, подавленность, снижение мотивационной деятельности, поражение печени и почек, гипотензия, аритмии, ксеростомия, диспептические явления, фотосенсибилизация, приступ глаукомы, аменорея, галакторея, снижение либидо, агранулоцитоз, лейкопения, гемолитическая анемия, аллергические реакции.

Взаимодействие: Усиливает эффекты гипотензивных и снотворных средств, транквилизаторов, а на льгетиков, алкоголя; ослабляет — противопаркинсонических средств и бромокрипти на. Повышает побочные действия гепато — и нефротоксичных препаратов.

Способ применения и дозы: Для взрослых: на чаль на я доза 12,5 мг постепенно увеличивается (при хорошей переносимости) до 50–75 мг, в некоторых случаях до 400–600 мг/сут в 3 приема. При алкогольном психозе 50 мг в/м 3–4 раза в сутки с интервалами 2 ч.

    Карбидина таблетки, покрытые оболочкой, 0,025 г (Tabulettae Carbidini obductae 0,025 g)

Мезокарб
Латинское на звание:
Mezocarb
Фармакологические группы: Психостимуляторы
Нозологическая классификация (МКБ-10): F20 Шизофрения. F48 Другие невротические расстройства. R46.4 Заторможенность и замедлен на я реакция. R53 Недомогание и утомляемость. T90.5 Последствия внутричерепной травмы
Фармакологическое действие

Применение при беременности и кормлении грудью: Не рекомендуется. На время лечения следует прекратить грудное вскармливание.

Меры предосторожности: Не следует принимать в вечерние часы (возможно на рушение с на ). Не рекомендуется длительное непрерывное применение. При отсутствии лечебного эффекта в течение 3–4 суток дальнейшее применение нецелесообразно.

Сиднокарба таблетки
Латинское на звание:
Tabulettae Sydnocarbi
Фармакологические группы: Психостимуляторы
Нозологическая классификация (МКБ-10): F20 Шизофрения. F48 Другие невротические расстройства. R46.4 Заторможенность и замедлен на я реакция. R53 Недомогание и утомляемость. T90.5 Последствия внутричерепной травмы
Фармакологическое действие

Действующее вещество (МНН) Мезокарб (Mesocarb)
Применение: Астенические состояния, сопровождающиеся заторможенностью, вялостью, апатией, снижением работоспособности, повышенной сонливостью; ступорозные, субступорозные и апатоабулические состояния; астеноневротические расстройства после перенесенных интоксикаций, инфекций, черепно-мозговых травм, физическом и психическом переутомлении, невротические расстройства с заторможенностью, вялотекущая шизофрения с астеническими и апатоабулическими расстройствами (при отсутствии продуктивной симптоматики); коррекция побочных эффектов нейролептиков (астенические явления) и транквилизаторов бензодиазепинового ряда (сонливость, миорелаксация); алкоголизм, алкоголь на я ади на мическая депрессия, абстинентный синдром.
У детей: задержка умственного развития, ади на мия, органическое заболевание ЦНС с преобладанием вялости, заторможенности, астении; энурез.

Противопоказания: Гиперчувствительность, психомоторное возбуждение, атеросклероз, артериаль на я гипертензия.

Ограничения к применению: Беременность, кормление грудью.

Побочные действия: Голов на я боль, раздражительность, беспокойство, инсомния, снижение аппетита, анорексия, повышение АД, аллергические реакции; у пациентов с имевшейся ранее продуктивной психопатологической симптоматикой — обострение бреда и галлюци на ций.

Способ применения и дозы: Внутрь, до еды, 1–2 раза в сутки в первой половине дня. Взрослым: на чаль на я доза 0,005 г/сут; при необходимости — до 0,015–0,05 г/сут; поддерживающая доза — 0,005–0,01 г/сут, высшая разовая доза — 0,075 г, суточ на я — 0,15 г.
Детям, ослабленным пациентам и людям пожилого возраста — 0,0025–0,005 г/сут в 2 приема.

Сиднокарба таблетки (Tabulettae Sydnocarbi)

Труксал
Латинское на звание:
Truxal
Фармакологические группы: Нейролептики
Нозологическая классификация (МКБ-10): F20 Шизофрения. F29 Неорганический психоз неуточненный. F41 Другие тревожные расстройства. F91 Расстройства поведения. G47.0 Нарушения засыпания и поддержания с на [бессонница]. L20 Атопический дерматит. L29 Зуд. N95.1 Менопаузное и климактерическое состояние у женщин. R45.1 Беспокойство и возбуждение. R45.6 Физическая агрессивность. R45.7 Состояние эмоцио на льного шока и стресса неуточненное. T90.5 Последствия внутричерепной травмы
Фармакологическое действие

Противопоказания: Гиперчувствительность, отравление средствами, угнетающими ЦНС (включая алкоголь), ортостатический коллапс, феохромоцитома, эпилепсия, паркинсонизм, склонность к коллапсам, выраженные на рушения функции почек, печени, сердца и дыхания, закрытоуголь на я глаукома, миастения gravis, беременность, кормление грудью (следует отказаться от грудного вскармливания), пожилой и детский (до 6 лет) возраст.

Побочные действия: Психомоторное торможение, экстрапирамидные расстройства, повышен на я утомляемость, голов на я боль, сухость во рту, на рушения аккомодации и зрения, ортостатическая гипотензия, тахикардия, запор, расстройство мочеиспускания, желтуха, аменорея, галакторея, гинекомастия, снижение либидо, изменения углеводного обме на. повышение аппетита, увеличение массы тела, агранулоцитоз, лейкопения, фотосенсибилизация, фотодерматит, синдром «отмены».

Способ применения и дозы: Внутрь: взрослым — по 25–400 мг в сутки. Большую часть дозы, как правило, на з на чают на ночь.

Хлорпротиксен 50 Лечива
Латинское на звание:
Chlorprothixen 50 Leciva
Фармакологические группы: Нейролептики
Нозологическая классификация (МКБ-10): F20 Шизофрения. F29 Неорганический психоз неуточненный. F41 Другие тревожные расстройства. F91 Расстройства поведения. G47.0 Нарушения засыпания и поддержания с на [бессонница]. L20 Атопический дерматит. L29 Зуд. N95.1 Менопаузное и климактерическое состояние у женщин. R45.1 Беспокойство и возбуждение. R45.6 Физическая агрессивность. R45.7 Состояние эмоцио на льного шока и стресса неуточненное. T90.5 Последствия внутричерепной травмы
Фармакологическое действие

Действующее вещество (МНН) Хлорпротиксен (Chlorprothixene)
Применение: Психозы, в т. ч. шизофрения. депрессивные состояния в период климакса, пароксизмы возбуждения, связанные со страхом и на пряжением, дисциркулятор на я энцефалопатия, черепно-мозговые травмы, алкогольный делирий, на рушения с на при тревоге, психосоматические, невротические расстройства у детей, премедикация, послеоперационный период, ожоги, дерматозы с упорным зудом.

Взаимодействие: Усиливает эффекты общих анестетиков, на ркотических а на льгетиков, седативных и снотворных средств, др. нейролептиков, этанола и этанолсодержащих препаратов.

Меры предосторожности: Прекращать лечение рекомендуется, постепенно снижая дозировки. Во время терапии следует избегать приема алкоголя, воздействия экстремальных температур, инсоляции, потенциально опасных видов деятельности, требующих повышенного внимания и быстроты психомоторных реакций.

Хлорпротиксен 50 Лечива (Chlorprothixen 50 Leciva)

Хлорпротиксен 15 Лечива
Латинское на звание:
Chlorprothixen 15 Lechiva
Фармакологические группы: Нейролептики
Нозологическая классификация (МКБ-10): F20 Шизофрения. F29 Неорганический психоз неуточненный. F41 Другие тревожные расстройства. F91 Расстройства поведения. G47.0 Нарушения засыпания и поддержания с на [бессонница]. L20 Атопический дерматит. L29 Зуд. N95.1 Менопаузное и климактерическое состояние у женщин. R45.1 Беспокойство и возбуждение. R45.6 Физическая агрессивность. R45.7 Состояние эмоцио на льного шока и стресса неуточненное. T90.5 Последствия внутричерепной травмы
Фармакологическое действие

Хлорпротиксен 15 Лечива (Chlorprothixen 15 Lechiva)

Солиан
Латинское на звание:
Solian
Фармакологические группы: Нейролептики
Нозологическая классификация (МКБ-10): F20 Шизофрения. F20.0 Параноид на я шизофрения. F23 Острые и преходящие психотические расстройства. R45.3 Деморализация и апатия. R46.4 Заторможенность и замедлен на я реакция
Фармакологическое действие

Действующее вещество (МНН) Амисульприд (Amisulpride)
Применение: Острые и хронические шизофренические на рушения, сопровождающиеся выраженными позитивными (бред, галлюци на ции, расстройства мышления и др.) и/или негативными (аффектив на я тупость, отсутствие эмоцио на льности и уход от общения и др.) симптомами, в т. ч. для пациентов с преобладанием негативной симптоматики.

Противопоказания: Гиперчувствительность, феохромоцитома, пролактинзависимые опухоли (в т. ч. пролактинома гипофиза), рак молочной железы, детский и подростковый возраст (до 15 лет).

Применение при беременности и кормлении грудью: Применение при беременности не рекомендуется, за исключением тех случаев, когда ожидаемый эффект терапии превышает потенциальный риск для плода (адекватных и строго контролируемых исследований у беременных женщин не проводили). Противопоказано при грудном вскармливании (неизвестно, проникает ли амисульприд в грудное молоко).

Побочные действия:Со стороны нервной системы и органов чувств: бессонница, тревожность, возбуждение, сонливость, экстрапирамидные расстройства, поздняя дискинезия, судорожные припадки, злокачественный нейролептический синдром.
Со стороны органов ЖКТ: запор, тошнота, рвота, сухость во рту.
Прочие: гиперпролактинемия (в т. ч. боль в молочных железах, аменорея, галакторея, гинекомастия, сексуаль на я дисфункция, импотенция), увеличение массы тела, гипотензия, брадикардия, удлинение интервала QТ на ЭКГ, повышение уровня печеночных трансами на з, аллергические реакции.

Взаимодействие: Является антагонистом леводопы. При сочетании с гипотензивными, некоторыми антигистаминными и депримирующими средствами (а на льгетики, общие анестетики, транквилизаторы, алкоголь и др.) требуется осторожность.

Способ применения и дозы: Внутрь. При продуктивных состояниях (включая острый психотический эпизод) — 400–800 мг/сут (максималь на я суточ на я доза 1200 мг), при негативных симптомах — 50–300 мг/сут. Длительность лечения и поддерживающие дозы уста на вливают индивидуально. В дозах, превышающих 400 мг/сут, амисульприд следует на з на чать в 2 приема.

Меры предосторожности: С особой осторожностью на з на чают при почечной недостаточности, эпилепсии, паркинсонизме, пациентам пожилого возраста; во время работы водителям транспортных средств и людям, профессия которых связа на с повышенной концентрацией внимания. На все время лечения исключается прием алкоголя.

Тиоридазин
Латинское на звание:
Thioridazine
Фармакологические группы: Нейролептики
Нозологическая классификация (МКБ-10): F10.2 Синдром алкогольной зависимости. F10.3 Абстинентное состояние. F20 Шизофрения. F29 Неорганический психоз неуточненный. F32 Депрессивный эпизод. F40 Фобические тревожные расстройства. F41.2 Смешанное тревожное и депрессивное расстройство. F42 Обсессивно-компульсивное расстройство. F48 Другие невротические расстройства. F95 Тики. L29 Зуд. R45.1 Беспокойство и возбуждение. R45.7 Состояние эмоцио на льного шока и стресса неуточненное
Фармакологическое действие

Действующее вещество (МНН) Тиоридазин (Thioridazine)
Применение: Острые шизофренические синдромы, хроническая шизофрения. на вязчивые состояния, эндогенные депрессии, состояния психомоторного возбуждения различного генеза; неврозы, сопровождающиеся на пряжением, возбуждением, на вязчивыми состояниями и чувством страха, тики, абстинентный синдром при токсикоманиях и хроническом алкоголизме.

Противопоказания: Гиперчувствительность, острые депрессии, коматозные состояния, тяжелые заболевания печени, ЦНС и сердечно-сосудистой системы, беременность, кормление грудью ( на время лечения следует отказаться), детский возраст (до 4 лет).

Побочные действия: Сонливость, паркинсонизм и др. экстрапирамид на я симптоматика, летаргия, беспокойство, психомоторное возбуждение, психотические реакции, голов на я боль, изменения ЭКГ, на рушение зрения, сухость слизистой оболочки рта, тошнота, рвота, запор, диарея, бледность, галакторея, на грубание молочных желез, аменорея, задержка эякуляции, периферические отеки, светобоязнь, опухание околоушных желез, кожно-аллергические проявления типа крапивницы.

Взаимодействие: Несовместим с адре на лином и анестезирующими средствами, гуанетидином, резерпином. Усиливает эффект снотворных, а на льгезирующих, на ркотических средств и алкоголя, ослабляет — леводопы и амфетами на. Амитриптилин и антигистаминные препараты повышают антихолинергическую активность, противодиабетические средства увеличивают вероятность повреждения печени.

Способ применения и дозы: Внутрь. Взрослым при амбулаторном лечении в легких случаях — по 10–25 мг 2–4 раза в сутки, при стацио на рном и в более тяжелых случаях — 300–600 мг/сут в несколько приемов. Детям 4–7 лет — 10–20 мг/сут, разделив дозу на 2–3 приема, 8–14 лет — 20–30, 15–18 лет — 30–50 мг/сут. Лечение заканчивается постепенным снижением дозировки.

Меры предосторожности: Целесообразно периодически контролировать морфологический состав периферической крови. С осторожностью на з на чают пожилым больным из-за риска развития парадоксальных реакций. В период приема не рекомендуется управлять транспортными средствами и работать со сложными механизмами. Исключается употребление алкоголя.

hyperthermia.in.ua

Шизофрения по латыни

Июль 17, 2009

«На последнем Международном Конгрессе по Шизофрении психиатры большинством голосов (62/61) проголосовали за исключение термина «шизофрения» из следующего выпуска их справочника DSM-5 (американский каталог психиатрических диагнозов).
The audience had a few suggestions of their own as to possible name changes, including Kraepelin-Bleuler syndrome, hypolateralization syndrome, and Psychosis Purposefully Not Specified. Most comments from the floor centered around the question of whether simply dropping the term schizophrenia would be useful in reducing stigma and public misconceptions about what schizophrenia is. Chairman Shon Lewis’s summary suggested there are really three options: to keep both the construct and the term schizophrenia, to keep the construct but jettison the name, or to lose both the construct and the name. The final audience vote suggested opinions are closely tied on the matter: 62 in favor of the motion that DSM-V should be schizophrenia-free, and 61 against.
schizophreniaforum.org/new/detail.asp?id=1 333

Присутствовавшие товарищи высказали несколько собственных предложений, например возможность изменения названий, включая синдром Крепелина-Блейлера, hypolateralization syndrome и Psychosis Purposefully Not Specified. Большинство комментариев из зала сосредоточилось вокруг вопроса — будет ли полезно убрать термин шизофрения для снижения стигматизации пациентов и снижения заблуждений в обществе о том, чем является шизофрения. Подытоживая, председатель Shon Lewis предложил три варианта: сохранить и убежденность в шизофрении, и ее название, сохранить верования в шизофрению, но выбросить название, или стереть все, как будто и не было никогда такого диагноза. Окончательное голосование аудитории предложило мнение, тесно связаное с данным вопросом: 62 проголосовало выкинуть название шизофрения из ДСМ-5, 61 против».

Является ли диагноз «шизофрения» конвенциональным, т. е. существующим на основе условной договоренности? Лагун, автор известной и впечатляющей книги, в которой обобщаются различные гипотезы природы шизофрении и делается вывод, что единого нейрофизиологического и генетического субстрата не существует, утверждает, что все-таки нет:

«Такой же примитивностью отдает еще одно широко известное представление о сути шизофренического заболевания. Речь идет о т.н. «конвенциональности» шизофренических расстройств, то есть, попросту, о некой договоренности (чуть ли не «сговоре») психиатров о том, что именно считать полумифической химерой под названием «шизофрения».

Данный подход отражает «антипсихиатрические» взгляды, догматичную веру в предстоящие «субстратные» открытия и просто эклектичность теоретических установок в психопатологии.

В несостоятельности конвенционального подхода достаточно легко убедиться, апеллируя к известному клиническому явлению. Речь идет о хорошо известном феномене, на сей раз патопсихологическом, — о т.н. «praecox feeling». Дословный перевод выражения — «раннее ощущение» — не передает всех смысловых нюансов, возникающих из соединения этих двух, латинского и английского, слов. Однако данное словосочетание довольно точно отражает чувство, известное каждому практикующему психиатру. Оно связано с прежним названием болезни по Морелю-Крепелину — «dementia praecox» — и почти всегда возникает в процессе общения с пациентами-шизофрениками, ассоциируясь с их шизотипическими характеристиками, прежде всего с невозможностью вызвать у них аффективный резонанс. Разумеется, такого рода чувство никогда не смогло бы возникнуть, если бы психиатры имели дело с различными болезнями, объединенными только искусственной «договоренностью».

Итак, шизофрения — это бесспорная клинико-нозологическая реальность, единство и существование которой базируется на субъективном феноменологическом симптомокомплексе. Объективно, то есть субстратно, он не подтвержден и, по-видимому, подтвержден быть не может.

Тем не менее, научно-теоретическая сторона проблемы по-прежнему и традиционно замкнута на поиске нейрофизиологических и т.п. материальных основ болезни. Якобы лишь они, вкупе с возможностями биологической коррекции субстрата заболевания, могут претендовать на научное знание причинности болезни, хотя бы в гипотетическом варианте. Между тем вся «научная» база понимания сути эндогенного процесса в «биологическом ключе» обычно зиждется на обывательской убежденности, что у больных шизофренией непременно «что-то с головой». Наверняка многие психопатологи не задумываются над тем, что их аргументация об «органической» и прочей «вещественной» природе процессуального заболевания сродни характерному верчению пальцем у виска, т.е. не имеет никаких мало-мальски серьезных на то оснований. В тоне менторства и откровенного снобизма звучит, например, такая сентенция: «Фактически тех психиатров, которые не признают шизофрению заболеванием головного мозга, следует считать некомпетентными до тех пор, пока они не сумеют доказать обратное» (Э.Фуллер Торри). (Видимо, доказательства существования субстрата шизофренической болезни обязательными не считаются, в том числе для известного и уважаемого автора.)

При этом возможным социально-психологическим причинам эндогенной патологии «научная» психиатрия отводит (и не без оснований) незавидную роль заблуждений, спекуляций, недоказуемой умозрительности, и т.д., и т.п.

На том, господа, стоим. »

««Лобовая атака» в поисках шизофрении

Исследователи были вынуждены провести «лобовую атаку» (Kreitman, 1961), чтобы выяснить, почему спустя пятьдесят лет после «обнаружения» шизофрении специалисты всё ещё не могут прийти к единому мнению относительно того, у кого это заболевание присутствует. Типичным является вывод специалистов-диагностов из Филадельфии (Ward и др., 1962). Добившись 53% совпадения мнений клинических специалистов в отношении шизофрении, они заявили, что эта несколько более высокая степень надежности была достигнута путем минимизации «факторов, которые могли бы искусственно занизить надежность результатов» (Beck и др., 1962). На деле же они создали достаточно нереальные условия, что было явно создано с целью искусственно повысить процент совпадения мнений специалистов. Есть несколько путей установления предвзятости их и прочих исследований, целью которых было доказать факт существования «шизофрении»:

1. Не-независимое наблюдение. Во многих исследованиях два специалиста-диагноста использовали ту же самую информацию. Любые два диагноза в реальном мире ставятся на основании разных вопросов, заданных в разное время, в разной обстановке, и, в результате, значительно различающейся информации.
2. Недостаточно категорий. В реальном мире клинические специалисты перебирают сотни возможных диагнозов, прежде чем останавливаются на одном. Во многих же исследованиях это количество было ограничено шестью или тремя.
3. Предварительная подготовка участников. В реальном мире психиатры не встречаются заранее, чтобы договориться относительно формулировки диагноза с другими психиатрами, прежде чем ставить диагноз.
4. Явная статистическая предвзятость. Если два клинических специалиста используют определенную категорию в 60% случаев, то процент совпадения у них будет равен 36% (0,6 х 0,6). Например, если бы они использовали соответствующую статистическую постоянную для устранения данной «погрешности», каппа /k/ (kappa), то достоверность в отношении шизофрении, выведенная Беком и его коллегами (Beck и др., 1962), была бы равна 0,42, а не 0,53 (Spitzer и Fleiss, 1974).

Из-за данной предвзятости данные о достоверности даже близко не дошли до уровня, внушающего какое-либо доверие. Однако вскоре было заявлено, что средний уровень надежности результатов, полученный при правильной обработке статистических результатов, был всё же равен всего лишь 0,57. Было признано, что «со временем в диагностической надежности не было обнаружено значительных изменений», что «нет диагностических категорий, в рамках которых надежность была бы одинаково высокой» и, неудивительно, было также признано, что «надежность, полученная в обычных клинических условиях, еще ниже», нежели та, что была получена в специальных исследованиях (Spitzer и Fleiss, 1974: 344).

Недавно проведенное исследование не выявило статистически значимую зависимость между клиническими диагнозами шизофрении и диагнозами, основанными на одном из двух диагностических способ, использованных исследователями (k = 0,11 и 0,13 соответственно) (Whaley, 2001). Результаты, полученные в разных странах, имели сильные расхождения. Когда 134 американских и 194 британских психиатра получили описание пациента, то 69% психиатров из США поставили ему диагноз шизофрении, в то время как среди британских специалистов этот диагноз поставили лишь 2% (Copeland и др., 1971)».

И вот еще наводящая на размышления цитата (из ЖЖ психиатра):

«Всё больше замечаю, что психиатрический раздел (F) МКБ-10 совершенно не соответствует реальности.

Конечно, он соответствует клинической реальности каждого конкретного психиатра, но может никак не соответствовать клинической реальности другого. А общего знаменателя нет: ведь само понятие «объективная реальность» — фикция. Объективной для всех реальность быть не может, она всегда субъективна и существует в действительности каждого конкретного наблюдателя. Никто не может сказать, какова объективная реальность на самом деле.

Особенно ярко это заметно на примерах разных психиатрических школ. Помню, как, проходя повышение квалификации по психиатрии у специалистов одной из старейших немецких психиатрических клиник — Hohe Mark, мы столкнулись с тем, что вообше не понимаем друг друга, взаимно обвиняем в дефектах наблюдения, необъективности, приписывая непредвзятость и научность только себе. Мы столкнулись с антагонизмом позиций, оценочных суждений, неприятии позиций и/или дефиниций.

Ангажированность разных психиатрических школ? Безусловно. Ведь любое знание наследуется экзогенетически, передаваясь через Школу (немецкую, русскую и т.п), через историко-культуральные особенности народа. Зачем далеко ходить — даже биологические явления, например, половое поведение не являются врожденными. Что уж тогда говорить о знаниях. Но тогда само понятие симптома как факта психрасстройства для оценочной категории психиатрии обесценивается. Для одного доктора даже в рамках одной культуральной среды фактом бредовой конструкции пациента станет суждение последнего об управление погодой, но для другого это окажется нормой (вызывают же шаманы дождь!) — и суждение первого доктора в сознании второго переместится в систему артефактов. А где тогда истина? И особенно ярко это прослеживается, когда речь идет о второй ступени искажений — языковой: при пересмотре психиатрических диагнозов иностранными экспертами.

И вот здесь начинается странное: если психиатрия как и развитие человека историко-культуральны, привязаны к среде и территории, т.е. имеют субстрат, можно ли говорить о мировой психиатрии как науке вообще? Может, сегодняшняя психиатрия — это всего лишь форма донаучного знания, в которой мы даже еще не определились к понятием клинического метода? Ведь если бы определились, то вопрос о разности клинических реальностей отпал бы сам собой.

sam-anti.livejournal.com