Шизофрения время года

Почему происходит обострение психических заболеваний в осенне-весенний период?

Человек – это, прежде всего биологическое существо и жизнедеятельность его организма подчиняется циркадным ритмам. Смена дня и ночи, времен года — влияют на протекание внутренних процессов, в том числе и психической деятельности человеческого организма.

Цикличность психических процессов

Цикличность психики человека наблюдается не только в норме , но и проявляет себя в виде обострения различных эндогенных заболеваний. С наступлением холодов и укорочением светового дня в осенний период, увеличивается количество психических пациентов в стационарах. Психические заболевания носят хронический характер течения, с фазами обострения в осеннее-весенний период.

По статистике, с начала октября на четверть увеличивается количество пациентов в психиатрических клиниках. Люди с повышенной эмоциональностью более болезненно воспринимают переход от жаркой погоды к холодам и дождям, сокращением светового дня. Осеннее обострение психических заболеваний обусловлено и тем фактом, что под воздействием солнечных лучей у людей вырабатывается серотонин (гормон удовольствия), а при наступлении пасмурных дней количество серотонина уменьшается. У многих людей появляется раздражительность, эмоциональная неустойчивость. Яркие краски лета сменяются серыми оттенками, «давит» тяжелое пасмурное небо, изменение атмосферного давления и каждодневные дожди приводят к тому, что у человека возникает чувство безысходности, возникает тоска, тревога за свое будущее.

Осень является сезоном обострения не только психических заболеваний, но и сердечнососудистых и заболеваний желудочно-кишечного тракта. Колебания атмосферного давления влияют на сосудистую систему человека и на нейровегетативную регуляцию внутренних органов и систем. Осенью обостряют такие заболевания как депрессия, шизофрения, аффективные психозы, эпилепсия.

Клиника сезонных рецидивов

В осенний период увеличивается не только количество госпитализаций больных с эндогенными заболеваниями, но и врачи амбулаторной службы отмечают увеличение потока пациентов. Некоторые заболевания, которые протекали в скрытой (латентной) форме, осенью расстройства психика проявляют себя в полной мере. Экономический кризис, прогнозы аналитиков по поводу ухудшения жизни людей к концу года, и риск потери работы и личных сбережений вызывает волну психических расстройств. Пациенты с неврозами и паническими атаками чувствуют ухудшение своего состояния, учащаются приступы у эпилептиков. Осенняя «хандра» бывает у всех людей в норме, у психических больных депрессивное состояние может закончиться суицидом.

Больные депрессией и различными видами психозов могут быть опасны в осенний период обострений не только для себя, но и для окружающих. У некоторых больных возникают идеи, что большая опасность грозит всей семье или всему обществу в целом. В психиатрии были случаи, что психически больные матери могли нанести вред своему ребенку.

Осеннее обострение шизофрении чаще происходит у мужчин. У них усиливается продуктивная симптоматика — бред и галлюцинации. Учитывая, что мужчины чаще и в больших дозах употребляют алкоголь, обострение психических заболеваний у них протекает ярче. По своей биологической природе мужчины более агрессивны и поэтому обострение шизофрении осенью сопряжено с совершением противоправных поступков, увеличением количества черепно-мозговых травм.

Некоторые больные шизофренией именно в осенний период жалуются врачам, что их атаковали чужие голоса. Сотрудники полиции отмечают учащение обращения граждан с жалобами на «высадку НЛО во дворе дома» или «вербальный контакт с инопланетянами». Именно психически больные мужчины становятся активными участниками различных демонстраций, революции и переворотов в стране.

Профилактика рецидивов

Большую роль в профилактике осенних обострений играет участие близких и родственников в жизни больного человека. Люди с психическими заболеваниями не могут адекватно оценивать свое состояние, некоторые больные прекращают принимать лекарства, а мужчины больные шизофренией склонны к алкоголизации, что ухудшает течение эндогенного заболевания. Родственники больного должны направить его на стационарное или амбулаторное лечение при выявлении первых признаков ухудшения хронического психического заболевания.

Пациенты с депрессиями, психозами, неврозами очень часто бояться обращаться к психиатру, стараются самостоятельно справиться с симптомами и признаками заболевания. Многие больные занимаются самолечением, пьют различные лекарственные препараты, которые им рекомендовали знакомые или они прочитали информацию в интернете. Самое главное — это своевременно обратиться к специалисту. Некоторым больным требуется не столько медикаментозная помощь, сколько психотерапевтическая.

Для предупреждения сезонных обострений депрессий и психозов человеку необходимо соблюдение режима сна и отдыха, рациональное питание и прием поливитаминов. Рекомендуются умеренные физические нагрузки (бег, плавание) и физиопроцедуры (расслабляющие ванны, душ Шарко). Следует воздержаться от психостимулирующих напитков – чай и кофе. Психотерапевт должен убедить пациента, что подавленное состояние — это просто результат воздействия природных факторов на организм человека.

В осенний период рекомендуется больше бывать на свежем воздухе, гулять (если позволяет погода), сменить обстановку, чаще выходить из дома, не замыкаться на себе и на своих мыслях, сходить в гости или в театр. Общение с друзьями и знакомыми поможет отвлечься от негативных мыслей. Некоторые люди убегают от осенних депрессивных городов и покупают недельную поездку в теплые страны.

Врач — психотерапевт должен помочь пациенту найти способ расслабиться, переключиться на позитивные мысли и активную деятельность в осенний период.

odepressii.ru

История шизофрении: гениальность или болезнь

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ШИЗОФРЕНИИ

Шизофрения — самое известное в истории психическое заболевание. Ей страдает 1% взрослого населения. Причем, среди известных людей этот процент гораздо выше – те или иные признаки есть у 9% современных лидеров в области политики, науки и искусства.

Одновременно это одна из самых первых болезней, выделенными лекарями древности. Впервые ее симптомы описали еще древние египтяне в «папирусе Эберса» — своеобразной медицинской энциклопедии. Вавилонские врачи лечили психические расстройства, которым приписывалось демоническое происхождение, магически-религиозными методами и травяными таблетками. В Древней Греции и Риме так же описывали симптомы шизофрении, но не выделяли ее как отдельную болезнь. И прописывали умеренную физическую нагрузку, а так же кровопускания и слабительные средства.

Арабский врач Авиценна одним из первых описал бред и, по сути дела, предложил психотерапевтический метод его лечения. Болезнь называли «тяжелым безумием», и под это определение подходили все психические расстройства.

В Средние века врачи перестали видеть в психических расстройствах естественные причины, а стали видеть лишь религиозные. Поэтому часто душевнобольных объявляли слугами дьявола, ведьмами и колдунами. В качестве лечения использовали трепанацию черепа, окунание в холодную воду, публичные избиения. В Лондонском Бедламе больных «лечили» цепями, клизмами и безовощной диетой. Деньги, выделяемые больнице, часто расхищались, а окрестные жители приходили в больницу справить нужду.

Лишь в восемнадцатом веке в Испании с больных сняли цепи. Веком позже в душевных заболеваниях стали искать в первую очередь физические причины – в больном желудке и кишечнике.

В первой половине и в меньшей степени во второй половине ХIХ столетия психические расстройства пытались лечить с помощью гомеопатических средств. Так же использовали опиум, дигиталис, хлороформ, белладонну, рвотные и слабительные препараты.

Современная концепция этой болезни была выведена лишь на грани двадцатого века, психологом Эмилем Крепелиным. Он отделил шизофрению от других психических расстройств подобного характера. Швейцарский врач Эйген Блейлер выделил некоторые критерии шизофрении, которые носят название «четыре A» а именно: аффективность; аутизм; нарушение ассоциативного ряда человека; амбивалентность. Он же и придумал название для болезни – в буквальном переводе слово означает «раскалывающий рассудок». Кроме того, благодаря работам Блейлера, шизоподобные болезни связывают с наличием определенного «нарушения единства» психики больного.

В 1921 году доктор Якоб Клейси, директор клиники в Цюрихе, предложил лечить шизофрению сном – при помощи барбитуратов. Впрочем, это привело к большому количеству смертей от передозировки лекарств – около 5% пациентов умерло. Препараты стали заменять на более безопасные, но сама терапия барбитуратами применялась еще около полувека.

К середине прошлого столетия популярность приобрело шоковая терапия шизофрении. Манфред Сакель предложил использовать инсулиновый шок. Шизофреники получали такую дозу инсулина, что они на несколько дней впадали в диабетическую кому.

Владислав фон Медуна предложил другой метод для лечения шизофрении — вызывание судорог посредством инъекций камфоры, которую в дальнейшем заменили на пентиленэтразол или кордиазол. Иногда судороги были такими сильными, что хрустели кости. Лусио Бини предложил для использования судорог использовать электричество. Сотни тысяч больных шизофренией были стерилизованы, а немецкие нацисты вовсе уничтожали таких больных.

Существует информация, что в 1940-х и 50-х годах популярна была процедура лоботомии – в мозг пациентов помещали кусочки льда. К 1952 году в США провели более 20000 процедур лоботомии.

Лишь в 1952 году для лечения этого заболевания стали применять нейролептики. Наиболее популярен был препарат хлорпромазин (аминазин). Ранее его использовали как транквилизатор для лошадей, а потом догадались использовать и для людей. Механизм действия нейролептиков позволял блокировать дофаминовые рецепторы и уменьшать выраженность галлюцинаторно-бредовой симптоматики. Сейчас нейролептики остаются наиболее распространенным методом лечения недуга.

ДИАГНОЗ ШИЗОФРЕНИЯ: ПРИЗНАКИ, ФОРМЫ, СИМПТОМЫ

Основные признаки и симптомы шизофрении и ей подобных заболеваний включают в себя:

— галлюцинации, а также прочую продуктивную симптоматику психических отклонений;

— снижение энергетического потенциала,

— общее снижение жизненного тонуса,

— снижение интереса к жизни, во всех её социальных и реальных проявлениях;

— полное или частичное разрушение когнитивной сферы индивидуума, включающие в себя расстройства внимания, мышления и прочие когнитивные расстройства.

Главная особенность шизофрении — её способность развиться и проявиться в абсолютно любом возрасте, начиная от младенчества и заканчивая глубокой старостью. Это справедливо как для мужчин, так и для женщин. Однако у женщин вероятность полного или частичного выздоровления выше, чем у мужчин. Так же у пациентов, заболевших во взрослом возрасте, лучше купируются симптомы. Часто болезнь поражает творческих людей: 25 % известных поэтов и 30 % выдающихся художников имеют галлюцинации, 30% великих композиторов имеют звуковые галлюцинации.

Разновидностей шизофрении очень много. Наиболее часто встречаются:

Параноидная шизофрения – в ней доминируют подозрительность, галлюцинации и бред. При этом может сохраняться интеллект.

Кататоническая шизофрения – преобладают психомоторные расстройства в виде чередования кататонического ступора и периода возбуждения. Во время ступора наблюдается «восковая гибкость» или симптом «воздушной подушки» — если насильно поднять голову пациента над подушкой, она останется именно в таком положении долгое время.

Дезорганизованная или гебефреническая шизофрения – наблюдаются расстройства мышления и дурашливость. Пациент возвращается на уровень пятилетнего ребенка.

Простая шизофрения («детский тип») – постепенно проявляются утрата нормальных черт характера, эмоциональная тупость, бедность лексикона и потеря возможности получать удовольствие. Эта разновидность характерна для подросткового и юношеского возраста с нередким последующим переходом в другие типы.

В зависимости от характера проявления и течения симптомов, шизофрению разделяют на несколько видов: непрерывнотекущую, злокачественную, среднепроградиентную, вялотекущую, периодическую, приступообразную (шубообразную).

ГЕНИАЛЬНЫЕ БОЛЬНЫЕ ШИЗОФРЕНИЕЙ

Исаак Ньютон

Недуг Исаака Ньютона имел, по всей видимости, наследственные причины. Его отца описывали как «слабого, странного, диковатого человека». Родился сам физик недоношенным и был «таким маленьким, что, как говорят, мог поместиться в банке емкостью в одну кварту», в связи с чем он долгое время вынужден был ходить в корсете, чтобы поддерживать большую и тяжелую голову. С двух лет он проявлял странности в поведении: болезненную ранимость, страсть к механике, боязнь критики и полную невосприимчивость к ней, подозрительность, привычку сжигать свои и чужие письма и бумаги, отвращение к женскому обществу. Единственным его увлечением была работа. С 1691 года ему стало казаться, что его хотят убить, хотят разграбить его лабораторию, украсть его труды. Друзья заперли его дома и лечили, пока он не начала понимать свои же «Начала».

На следующий год он впал в апатию, решил покончить с философией и заняться производством сидра. Периоды апатии у него перемежались с бурной перепиской на религиозные темы. Он проявлял: бессвязность мыслей, неестественную подозрительность, необычайную хандру и враждебность к людям, ничего дурного ему не сделавшим. После 50-летнего возраста у ученого развивается психоз с бессвязностью речи, депрессией, параноидными чертами и идеями преследования. Исследователи предполагают, что у Ньютона было шизоаффективное расстройство. Однако есть предположения, что расстройства ученого – плод интоксикации. Не так давно была исследована прядь волос Ньютона, и анализ подтвердил наличие в волосах. высокой концентрации свинца, сурьмы, мышьяка, ртути.

Жан-Жак Руссо

По мнению исследователей, Руссо страдал параноидальной шизофренией. Подозрительный он был с детства, но конфликт с государством и церковью, возникший после публикации книги «Эмиль, или о воспитании», только усилила эту подозрительность. Он везде подозревал заговоры, стал вести жизнь скитальца, стараясь нигде не задерживаться надолго. Ведь по его представлениям все его друзья и знакомые что-то против него замышляли.

«Он начал воображать, что Пруссия, Англия, Франция, короли, духовенство, женщины, вообще весь род людской, оскорбленный некоторыми местами его сочинений, объявил ему ожесточенную войну, последствиями которой и объясняются испытываемые им душевные страдания. Самое большое проявление злобы этих коварных мучителей Руссо видит в том, что они осыпают его похвалами и благодеяниями. По его мнению, «им удалось подкупить даже продавцов зелени, чтобы они отдавали ему свой товар дешевле и лучшего качества, — наверное, враги сделали это с целью показать его низость и свою доброту» — описывали его состояние друзья.

Иногда он сбегал, бросив все вещи, для того чтобы скрыться от преследователей. А так же считал, что его считают отравителем. «Если я читаю газету, то говорят, что я замышляю заговор, если понюхаю розу, подозревают, что я занимаюсь исследованием ядов с целью отравить моих преследователей. ». Однажды, в замке, в котором гостил Руссо, умер слуга и Жан-Жак потребовал его вскрытия, так как полагал, что в нем все видят отравителя.

Винсент Ван Гог

Ван Гог предположительно страдал от приступообразной шизофрении. Во время приступов он творил сутки напролет, и многие полагают, что все шедевры он создавал как раз во время приступов. С бритвой он набрасывался на Гогена, а потом той же бритвой он отрезал себе ухо, чтобы послать его бывшей возлюбленной.

В последние годы жизни приступы случались с ним все чаще, и он оказался в больнице в Арле, откуда его перевели в клинику для душевнобольных в Сан-Реми, а оттуда в Овер-сюр-Уаз. Врачи констатировали «острую манию со зрительными и слуховыми галлюцинациями». В больнице он непрерывно работал, пока не совершил самоубийство, выстрелив себе в живот. Предположительно, до самоубийства его довел непрекращающийся звон в ушах.

Фридрих Ницше

Фридрих Ницше был болен ядерной мозаичной шизофренией. Это редкое расстройство, симптомы которого: мания величия, помутнение рассудка, сильные головные боли. Странности в его поведении начали замечать еще в детстве – к примеру, он не побежал от дождя, как все дети, потому «в школьных правилах записано, что мальчики, покидая школу, должны спокойно, как подобает воспитанным детям, разойтись по домам». Так же он признавался, что имел сексуальную связь с собственной сестрой Элизабет, но «она отказалась выйти за него замуж». Чтобы отвадить одну из молодых поклонниц, он подарил ей жабу, завернутую в окровавленный платок. Проститутки заразили его сифилисом, а любовь к Лу Андреас-Саломе, юной девушке, вступившей в кружок по изучению философских идей Ницше, так и осталась неразделенной.

В последние 20 лет жизни Ницше все время страдал психическими расстройствами – он считал свою квартиру храмом, обнимался с лошадью на улице. Дома о нем заботилась мать, а последние 11 лет он провел в клиниках. Оттуда он рассылал записки с текстом: «Через два месяца я стану первым человеком на земле». В медицинской карте Ницше, отмечено, что он пил из сапога свою мочу, испускал нечленораздельные крики, принимал больничного сторожа за Бисмарка, пытался забаррикадировать дверь осколками разбитого стакана, спал на полу у постели, голым прыгал по-козлиному, считая себя Дионисом, гримасничал и выпячивал левое плечо.

Николай Гоголь

Исследователи полагают, что Гоголь страдал шизофренией вперемешку с периодическими приступами психоза. Гоголя посещали звуковые и зрительные галлюцинации, периоды апатии и крайней заторможенности (вплоть до отсутствия реакции на внешние раздражители) сменялись приступами крайней активности и возбуждения, а так же клаустрофобии. В последний год жизни писатель жаловался на страх смерти, отказался от еды, жалуясь на недомогания и слабость. Он считал, что он смертельно болен и что органы в его теле смещены и расположены «верх дном».

Врачи не находили у него ничего, кроме легкого кишечного расстройства. Ему ставили пиявки в ноздри, обертывали холодными простынями и окунали голову в ледяную воду. Сам писатель погрузился в постоянные молитвы и сжег все рукописи, объяснив это затем происками нечистой силы. Через 10 дней он умер, по всей видимости, доведя себя до полного физического и психического истощения.

Александр Скрябин

Александр Николаевич был человеком мнительным и крайне религиозным, с резкими сменами настроения. Он считал себя мессией в музыке и «общался с богом напрямую». Именно он создал цветомузыку. По мнению исследователей, он страдал раздвоение личности и параноидальной шизофренией.

Михаил Булгаков

Относительно того, был ли Булгаков шизофреником или это дезинформация, распространенная НКВД, до сих пор нет единой версии. Впрочем, он достоверно был наркоманом. Морфий ему прописали в военном госпитале, где он работал во время Первой мировой войны. Прописали в связи с поставленным диагнозом «гипертонический нефросклероз», развившимся в результате перенесенной дифтерии. По свидетельству близких, иногда он вскакивал с постели и гонялся за призраками.

Филип К. Дик

Именно легкой форме шизофрении приписывается своеобразие романов Филипа К. Дика: «Мечтают ли андроиды об электроовцах» (по книге сняли фильм «Бегущий по лезвию бритвы»), и «Воспоминания оптом и в розницу», (экранизирован как «Вспомнить все»). В романе «Сдвиг времени по-марсиански», включенном критиками в сотню лучших научно-фанастических книг, двое из десятка главных действующих лиц больны шизофренией, а один из них, благодаря своему заболеванию, может видеть будущее и управлять временем, перемещаясь в прошлое. Именно в период написания этого романа писатель испытывал симптомы заболевания и таким образом поделился с читателями собственными ощущениями.

Джон Нэш

Джон Форбс Нэш-младший – один из самых известных гениальных шизофреников нашего времени благодаря фильму «Игры разума». Этот известный американский математик, который работал в области теории игр, а также дифференциальной геометрии, ставший лауреатом Нобелевской премии по экономике 1994 года, страдал от галлюцинаций и бреда. Первые симптомы шизофрении у Нэша, начались к 30-м годам прошлого века. Он считался восходящей звездой математики, но был отправлен на принудительное лечение. Из клиники он выбрался менее чем через два месяца благодаря усилиям адвоката, и после этого искал политического убежища. Власти США были против его эмиграции и сумели заставить его остаться. К этому моменту болезнь была крайне запущена – он говорил о себе в третьем лице, а также вслух размышлял о нумерологии и политике.

Однако Нэш научился «не обращать внимания» на свою болезнь, и творить, игнорируя галлюцинации. Сын Нэша унаследовал его болезнь.

hroniki.org

Шизофрению объявили заболеванием иммунной системы

На этом основании планируется разработать новые методы ее лечения

08.11.2017 в 13:11, просмотров: 8067

Исследователи, представляющие Лондонский медицинский институт Оливера Ховса, выступили в пользу довольно необычной теории, согласно которой шизофрения является следствием поражения иммунной системы мозга. По мнению специалистов, понимание природы данного заболевания позволит значительно более эффективно помогать людям, от него страдающим.

На первый взгляд, трудно предположить, что психическое заболевание, которым является шизофрения, может быть непосредственным образом связано с иммунитетом человека. Тем не менее, авторы нового исследования склонны считать, что расстройства мышления и восприятия являются лишь довольно «косвенными» симптомами заболевания, в то время как настоящей его причиной является поражение иммунной системы мозга человека.

Исследователи отмечают, что свидетельства в пользу их предположения обнаруживаются уже довольно давно — замечено, что на ранних этапах её развития в мозге наблюдается рост числа клеток иммунной системы, а также повышается их активность. Тем не менее для лечения этого заболевания в целом применяются те же методы, что и много лет и даже десятилетий назад.

Специалисты планируют провести исследование с участием тридцати человек, которые будут на протяжении двух лет ежемесячно получать лекарства, обычно используемые при борьбе с рассеянным склерозом — хроническое аутоиммунное заболевание, при котором поражается миелиновая оболочка нервных волокон головного и спинного мозга. Стоит отметить, что название «рассеянный склероз» не имеет отношения ни к старческому «склерозу» (такой болезни в действительности не существует), ни к рассеянности внимания. «Склероз» в данном случае означает «рубец», а «рассеянный» — «множественный». Нейропсихологические изменения являются далеко не единственными и часто не «основными» проявлениями этого заболевания.

Если средства, предназначенные для борьбы с аутоиммунным заболеванием, помогут при шизофрении, это, по мнению исследователей, поможет выработать принципиально новые методы её лечения. Также подобные результаты, с точки зрения специалистов, в очередной раз продемонстрирую, что зачастую даже профессионалы излишне разграничивают «физическое» и «психическое» здоровье человека, в то время как зачастую связь между этими понятиями значительно сильнее, чем может показаться.

www.mk.ru

Рекуррентная шизофрения. Особые виды шизофрении

Рекуррентная или периодическая шизофрения

Проявляется психотическими приступами разной длительности (от нескольких дней до ряда лет), с различными нарушениями (аффективными, бредовыми, онейроидными, кататоническими) и ремиссиями достаточно высокого качества, т. е. интермиссиями. Число приступов может достигать 3–4 и более, у трети больных бывает по одному приступу в течение всей жизни. Встречаются пациенты, у которых приступы однотипны, т. е. протекают по типу клише, у других больных приступы разнообразны, возникая с тенденцией к их редуцированию. Приступы могут возникать с определенной регулярностью (например, в критические периоды жизни, в одно и то же время года) или без таковой, особенно если их появление провоцируется разного рода обстоятельствами (роды, стрессы, травмы и др.). По-видимому, чаще заболевают индивиды с тимопатическим складом характера, нежели с шизоидным.

В инициальном периоде болезни наблюдаются вегетосоматические расстройства, аффективные колебания, нарушения сна и сновидений, эпизодические нарушения самовосприятия (например, чувство сумасшествия). Аффективные колебания могут приобретать столь выраженный характер, что их можно расценивать как признак начала активной стадии болезни. Инициальный период длится от нескольких недель до ряда месяцев.

Активная стадия болезни представлена острыми психотическими приступами. Приступы развиваются поэтапно, их развитие может остановиться на любой стадии, и соответствующие нарушения определяют характер или тип приступа. Развернутый приступ характеризуется проявлениями кататонии и онейроида — это приступ онейроидной кататонии. Часто именно с таких приступов начинается активный период болезни, это происходит в возрасте от 17 до 25 лет. Кататонические нарушения представлены ступором (обычно субступором) и возбуждением, во время которого пациенты совершают не понятные наблюдателю, странные действия.

Онейроид представлен в диапазоне от иллюзорно-фантастического до фрагментарного (последний наблюдается относительно редко). Развитие приступа может остановиться на этапе с явлениями парафрении — это приступ острой парафрении. Нередко развитие приступа прекращается с появлением чувственного бреда, когда на первый план выступают бред инсценировки, антагонистический бред, бред положительного или отрицательного двойника. Нередко им сопутствуют явления психического автоматизма — это аффективно-бредовый приступ. В ряде случаев симптоматика приступа бывает ограничена депрессией с персекуторным бредом — депрессивно-параноидный приступ.

Именно такие приступы отличаются тенденцией к длительному течению. Наконец, достаточно часто приступы характеризуются в основном аффективными нарушениями — манией и депрессией. В аффективных нарушениях обычно отсутствует классическая триада признаков: встречаются смешанные состояния, бывают сдвоенные фазы или последних может быть больше — это аффективный приступ. Положительная динамика активного периода представлена указанной последовательностью чередования приступов, негативная динамика — напротив, усложнением повторных приступов.

В резидуальном периоде болезни может не быть никаких остаточных нарушений и изменений личности. В ряде случаев, однако, происходит постепенное накопление дефицитарной симптоматики. У таких пациентов выявляются некоторое снижение активности, ограничение контактов с окружающими, признаки нажитого психического инфантилизма либо чрезмерная озабоченность состоянием психического здоровья, дисгармония личности редко достигает той степени, при которой возникает опасность постпроцессуального патологического развития личности.

Рекуррентная шизофрения по МКБ-10 кодируется шифром G20.х3. Что касается кодирования отдельных приступов болезни, то ситуация здесь сходна с той, о которой упоминалось в описании шубообразной шизофрении.

Лечение заболевания сводится в основном к купированию его приступов. При этом предпочтение отдается препаратам с выраженным седативным действием (тизерцин, аминазин, хлорпротиксен, азалептин, феназепам). Антипсихотики (галоперидол, стелазин, рисполепт и др.) назначаются большей частью в тех нередких случаях, когда расстройство «застывает» на этапах острого параноида или острого фантастического бреда; если на первый план выступают аффективные расстройства, что обычно бывает на этапе выхода из острого психотического состояния, назначаются антидепрессанты, антиманиакальные препараты, нормотимики. Широко используются «стрессовые» методы терапии, в первую очередь ЭСТ. С целью профилактики приступов рекомендуют прием превентивных средств, из которых более эффективными считаются карбамазепин и верапамил. Очень важны психокоррекция, психотерапия, помощь социального работника — это существенно расширяет возможности пациентов сохранить трудовые, семейные и дружеские отношения.

Особые формы шизофрении

В отечественной классификации фигурируют и такие формы шизофрении, как вялотекущая, атипичный затяжной пубертатный приступ, паранойяльная и фебрильная.

1. Вялотекущая шизофрения. Протекает непрерывно и с периодическими обострениями симптоматики или в виде приступов разной, нередко большой длительности. Активному периоду болезни предшествует длительный инициальный период, во время которого симптоматика носит как бы общий, малодифференцированный характер (нарушения сна, вегетативной регуляции, астения, эмоциональная нестабильность, раздражительность и т. п.). В активном периоде болезни симптоматика приобретает очертания, более предпочтительные для эндогенного заболевания. При этом весь активный период как бы пронизан «осевыми» симптомами, такими как навязчивости, нарушения самовосприятия, диссоциативно-конверсионные нарушения, сверхценные образования, аффективные расстройства. На этот стержень как бы нанизывается множество других нарушений, подчеркивающих именно эндогенный характер болезни (обрывы мысли, наплывы мыслей, аутизация, вычурные сенестопатии, аномальные и весьма необычные сновидения, странности в занятиях и увлечениях, резонерство, фантазирование, склонность к мистике, отрывочные обманы восприятия, чувство постороннего присутствия и мн. др.). Одновременно с этим наблюдается накопление дефицитарной симптоматики, которая преобладает на поздних этапах болезни и в резидуальном периоде.

В зависимости от того, какие из «осевых» нарушений преобладают, различают четыре варианта болезни.

Вялотекущая шизофрения с обсессивно-фобическими расстройствами. Активный период болезни начинается с того момента, когда на фоне тревожной субдепрессии возникают панические атаки разного типа, при этом их частота и длительность быстро увеличиваются, вскоре присоединяется комплекс страхов, который определяется термином «агорафобия». Далее проявляются другие страхи, сомнения, которые быстро обрастают защитными ритуалами, возникают контрастные навязчивости, навязчивое мудрствование. По мере развития болезни, с годами, навязчивости теряют прежнюю эмоциональную остроту, становятся все более нелепыми, абсурдными. Возникают, например, компульсии с тенденцией к самоповреждению или членовредительству. Пациенты не взывают о помощи, не осознают болезненность навязчивостей, они внутренне как бы срастаются с ними, поглощают их в свое сознательное Я. В этот период на первый план в клинической структуре выступают дефицитарные и психопатоподобные проявления ананкастического круга.

Вялотекущая шизофрения с явлениями деперсонализации. Наиболее драматичное проявление этого варианта болезни — разнообразные нарушения самоосознавания. Главным образом это инактивация самовосприятия и собственно деперсонализация. При инактивации самовосприятия утрачивается способность осознавать собственные эмоции, чувства, побуждения, потребности, ощущения тела, факт своего существования и т. д. При деперсонализации переживается отчуждение разных сторон своего Я и даже собственное Я воспринимается как нечто постороннее, принадлежащее кому-то другому, нередко наблюдаются и признаки апперсонализации, когда в структуру Я включаются явления, находящиеся за пределами Я. С указанными нарушениями самовосприятия связан целый ряд других симптомов: нарушение восприятия времени, переживание расщепления Я, феномены «уже» и «никогда не» виденное, пережитое, криптомнезии и др. При вялотекущей шизофрении дело заканчивается т. н. дефектной деперсонализацией или переживанием неполноты, обеднения, огрубения своего Я. При этом пациенты как бы демонстрируют свою несостоятельность и добиваются лечения, которое могло бы восстановить «деятельность мозга».

Вялотекущая шизофрения с истерическими проявлениями. При этом заболевании на фоне разных расстройств (фобии, компульсии и другие навязчивости, сенестопатии, ипохондрические симптомы) явно выделяются явления истерической диссоциации и конверсии. Ряд конверсионных нарушений составляют функциональные парезы, параличи, выпадения чувствительности, афония, астазия-абазия, сурдомутизм и др. Среди диссоциативных нарушений доминируют истерические психозы с измененным в их начале сознанием и галлюцинациями воображения с «неземным» содержанием. Могут быть состояния ступора или возбуждения, истерические припадки и др. расстройства. В целом проявления истерии носят достаточно грубый, «махровый» характер, а психологические версии природы нарушений лишены убедительности и являются не более чем гипотезами. На заключительных этапах болезни все отчетливее проступают психопатоподобные нарушения и дефицитарные симптомы, свойственные шизофрении. В финале болезни пациенты приобретают облик одиноких чудаков, опустившихся и утративших связи с людьми и обществом.

Вялотекущая простая шизофрения. В начальном периоде болезни преобладает нарастающая дефицитарная симптоматика, свойственная шизофрении. В активном периоде болезни наблюдается своеобразная астения, которая скорее является нарушением самовосприятия; при этом выявляются также признаки анергической депрессии (с апатией, адинамией). Фазовые депрессии представлены мрачным настроением с ангедонией и явлениями отчуждения от объектов привязанности, а также сенестезиями и локальными сенестопатиями. Пациенты жалуются на неспособность к умственному напряжению, на рассеянность, наплывы, путаницу и обрывы мыслей, в итоге болезни формируются стойкий астенический дефект, эмоциональное обеднение, сужение круга интересов и побуждений. Тем не менее поведение пациентов остается в целом вполне адекватным, они сохраняют необходимые навыки в быту и несложные профессиональные навыки.

В диагностике вялотекущей шизофрении, принимая во внимание всю важность продуктивной симптоматики, решающее значение имеет выявление типичной для шизофрении дефицитарной симптоматики (аутизация, эмоциональное оскудение, обеднение чувств, снижение активности, признаки психической диссоциации, нарушения мышления и интеллекта). Странности в поведении, эксцентричность, чудаковатость, манерность, неряшливость и крикливость во внешнем облике, избегание контакта глаз, неадекватность выразительных актов существенным образом дополняют клиническую картину или структуру нарушений, которые характеризуют шизофрению. В МКБ-10 кодируется шифром G21.

При лечении вялотекущей шизофрении с навязчивыми явлениями наиболее эффективными препаратами являются кломипрамин, амитриптилин, а также флуоксетин, флувоксамин и сертралин. Стелазин, флуанксол, галоперидол, триседил, рисполепт, зипрекс более показаны в случаях сочетания обсессивно-фобических и негативных нарушений. Преобладание соматовегетативных расстройств над навязчивостями является основанием для того, чтобы сместить акценты в терапии на транквилизаторы. Для купирования панических атак используют клопиксол, рисполепт, альпразолам (ксанакс) и клоназепам (антелепсин). Более показаны транквилизаторы и при лечении на стадии резидуальных расстройств. В случаях, резистентных к психофармакотерапии, прибегают к ЭСТ.

В лечении пациентов с истериформными проявлениями шизофрении необходима терапия нейролептиками (азалептин, флуоксетин, рисполепт, терален, хлорпротиксен, галоперидол), включая препараты пролонгированного действия, в сочетании с транквилизаторами (феназепам, седуксен, элениум), а также антидепрессантами (амитриптилин, анафранил, паксил, пиразидол и др.). При стойких истериформных психопатоподобных проявлениях могут быть рекомендованы неулептил, рисполепт, азалептин, хлорпротиксен, стелазин в дозах, достаточных для коррекции поведения.

Вялотекущая простая шизофрения более чувствительна к нейролептикам с активизирующим действием, а также к препаратам, смягчающим дефицитарную симптоматику (рисполепт, зипрекс, стелазин, модитен-депо, флуанксол). Едва ли не труднее других поддается терапии вялотекущая шизофрения с нарушениями самоосознавания. Здесь могут быть использованы нейролептики (рисполепт, флуанксол, зипрекс), антидепрессанты широкого спектра действия (анафранил, амитриптилин), транквилизаторы (альпразолам, лоразепам, лексотан). На стадии дефектной деперсонализации чаще рекомендуют такие нейролептики, как терален, эглонил, флуанксол, стелазин; антидепрессанты типа флуоксетин, сертралин, а также ингибиторы МАО-А (моклобемид аурорикс).

В комплекс лечения вялотекущей шизофрении непременно включаются ноотропы (ноотропил, пирацетам, энцефабол, церебролизин, танакан, фезам, мексидол и др.), психотерапия, психокоррекция и социальная помощь.

Шизофрения в виде атипичного затяжного пубертатного криза. Имеется в виду одноприступный и относительно благоприятный в прогностическом плане вариант шизофрении, протекающий с характерными для юношеского возраста нарушениями, такими как синдром особых сверхценных образований, гебоидный синдром, синдром метафизической интоксикации и дисморфофобический синдром с психастеноподобными расстройствами.

Период инициальных проявлений болезни начинается в возрасте 12–15 лет. Характеризуется атипичными биполярными расстройствами настроения. Депрессия протекает с налетом дисфории, мания — с взбудораженностью и отсутствием стремления к контактам с окружающими. Могут возникать идеи физического недостатка, интересы смещаются в область отвлеченных проблем и обостренной рефлексии. Пациенты упрямы, конфликтны. Падает школьная успеваемость.

Активная стадия болезни приурочена к возрасту 16–20 лет. В этой стадии доминируют вышеупомянутые нарушения, возникающие в обрамлении нарушений сна, отрывочных обманов восприятия, обрывов мысли, явлений ментизма, рудиментов бреда отношения, воздействия, открытости и др. В последующие пять лет наблюдается постепенное редуцирование психических нарушений. На стадии резидуальных расстройств выявляется неглубокая степень негативных изменений. Различают следующие варианты приступов.

Гебоидный приступ. Первые признаки гебоидофрении появляются уже в инициальном периоде болезни. Добрые, открытые и прилежные до этого пациенты становятся грубыми, агрессивными, забрасывают важные дела, рвут связи с прежними друзьями, родителями и тянутся к теневым сторонам жизни. В активном периоде болезни поведение пациентов носит явно антисоциальный характер и выходит далеко за рамки физиологического негативизма. Больными как бы овладевает культ всего, что воплощает в себе самое низменное, грубое, жестокое и таит в себе разрушительное, как бы сатанинское начало. Светлая сторона жизни встречает у больных яростное противодействие. Они бросают дом, включаются в очень сомнительные компании, совершают правонарушения, начинают пить, курить, употреблять наркотики, предаваться грубым чувственным наслаждениям, половым извращениям, не зная ни жалости, ни сочувствия, ни угрызений совести. Пациенты лживы, расторможены, импульсивны, лишены самоконтроля и очень закрыты, с ними трудно наладить контакт или найти общий язык. Когда это удается сделать, то под внешней крайне неприглядной маской обнаруживается множество расстройств, таких как аффективные нарушения, патология сна и сновидений, обманы восприятия, бредовые идеи, сенестопатии и т. д.

Пациенты могут осознавать болезненный характер этих расстройств, но убедить их в необходимости лечения удается далеко не сразу. Некоторые пациенты говорят даже, что им нравится быть такими, они ничего в себе не желают менять, психическое здоровье в их глазах выглядит как некая ущербность. Такое состояние длится несколько лет, после чего появляются короткие ремиссии, в которых и поведение, и самочувствие возвращаются или приближаются к норме. Такие ремиссии знаменуют начало периода редукции психических нарушений, по завершении которого, а это происходит в течение 1–2 лет, наступает резидуальный период. Остаточные нарушения обычно сводятся к симптоматике ювенилизма с шизотимными проявлениями или к выраженной шизоидизации личности с чертами аутизма и чудаковатости.

Приступ с явлениями «метафизической интоксикации». Характеризуется сверхценными образованиями особого рода, которые не сводятся к одной только одержимости философией. Столь же однобоким и обычно малопродуктивным может быть увлечение психологией, причем пациентов особенно тянет к психоанализу Фрейда и юнгианству; религией, в первую очередь почему-то восточной, и псевдорелигиозными системами разных сект; изобретательством и решением сверхсложных физических и математических проблем; самосовершенствованием, закаливанием и другими подобными вещами, которые привлекают пациентов куда сильнее, чем реальные ценности здоровой жизни.

Начало болезни относится к возрасту 12–14 лет. Заболевают чаще подростки мужского пола. В этой фазе пациенты как бы ведут поиск объекта сверхценной увлеченности, перебирая одно занятие за другим: компьютер, спорт, поэзия, музыка и т. д. Часто выявляется при этом подавленность настроения. В активной стадии болезни пациенты уже целиком сосредоточиваются на одном каком-то занятии или увлечении, как правило, в ущерб учебе, обязанностям по дому, привязанностям к близким людям. Пациент, например, по 20 часов в сутки сидит за компьютером, почти не ест, недосыпает, не следит за собой и порядком в своей комнате, прекращает всякие контакты, не ходит на занятия в университет, не понимая при этом, что его увлечение граничит с фанатизмом или одержимостью и что существует многое гораздо важнее его, в общем-то, бесплодных занятий с компьютером.

Активная фаза длится до окончания пубертатного периода. Детальное обследование обычно выявляет у пациентов разнообразную патологию, о чем уже упоминалось. В возрасте 22–25 лет наступает период постепенного угасания сверхценной активности и редуцирования другой симптоматики. В резидуальной стадии болезни выявляются такие остаточные нарушения, как аутизация, склонность к чрезмерной регламентации распорядка жизни, резонерство, снижение уровня критического мышления, признаки психического, а иногда и физического ювенилизма. Сверхценная увлеченность иногда трансформируется в умеренную, вполне разумную и достаточно часто становится содержанием профессиональной деятельности пациентов.

Приступ с дисморфофобическими и психастеноподобными нарушениями. Данное заболевание берет начало в возрасте 11–13 лет. Начало болезни характеризуется появлением шизоидных и ананкастных черт, стертых биполярных аффективных расстройств и другой психопатологии. Обеспокоенность своим внешним видом еще не приобретает явно болезненного характера. Активная стадия болезни развивается к возрасту 15–18 лет. Она проявляется концентрацией внимания и переживаний пациентов в основном или исключительно на сильно преувеличенных и мнимых физических недостатках разного рода. Вся активность направлена на то, чтобы скрыть и устранить дефекты внешности. Преобладает подавленное настроение, могут быть суицидные тенденции, если пациенты приходят в отчаяние от бессилия справиться с бедой, которая представляется им ужасной и непоправимой.

Дисморфофобия часто превращается в дисморфоманию, а к последней присоединяются еще ипохондрические идеи, сенситивные идеи отношения, а иногда и истинный бред отношения с вербальными иллюзиями и галлюцинациями. Нередко возникают симптомы деперсонализации. К 22–23 годам относится появление первых признаков редукции болезненных явлений, а где-то на 25-м году устанавливается резидуальное состояние. Среди остаточных нарушений нередко выявляются субдепрессивные фазы, склонность к депрессивным реакциям, тревожность, мнительность, несколько преувеличенная забота о своем внешнем виде. Наблюдаются также признаки ювенилизма, аутизации, эгоцентризма, недостаточного самообладания. Обычно пациенты неплохо социализируются, но им часто не хватает инициативы и креативности.

По МКБ-10 заболевание в целом кодируется шифром G21.4 как психопатоподобный вариант вялотекущей шизофрении. Соответственно этому гебоидный приступ кодируется шифром G21.4, G60.2, вариант с метафизической интоксикацией — G21.4, G60.0, дисморфофобический вариант — G21.4, G60.6.

При лечении пациентов в активной фазе болезни из числа нейролептиков могут быть рекомендованы рисполепт, азалептин, клопиксол, зипрекс, а также галоперидол-деканоат, модитен-депо, клопиксол-депо. Из антидепрессантов могут оказаться более эффективными лудиомил, пиразидол, флуоксетил, флувоксамин, сертралин. С целью коррекции поведения полезно назначение неулептила. Для профилактики рецидивов в период медикаментозных ремиссий назначают финлепсин, препараты лития, депакин, верапамил. В течение всего активного периода необходимы назначение ноотропов (ноотропил, пирацетам, танакан, энцефабол, мемантин), а также психокоррекция, психотерапия, в том числе семейная.

3. Паранойяльная шизофрения. Это бредовый психоз с медленно развивающимся и существующим длительное время интерпретативным бредом персекуторного содержания, не перерастающим в психоз с галлюцинаторно-параноидными нарушениями. Заболевание возникает у индивидов с преобладанием параноидных черт характера, начинается в возрасте от 25 до 40 лет или остро, через «озарение» ложной идеей, а иногда с внезапным появлением галлюцинации памяти, либо постепенно, когда бред формируется на основе сверхценной идеи. В последующие годы идет интенсивная бредовая «работа»: все текущие впечатления и воспоминания переосмысливаются в контексте бреда преследования. В конце концов создается бредовая структура, с позиций которой пациент воспринимает свое прошлое, настоящее, а быть может, и будущее.

Спустя разные, порой очень длительные сроки (десятки лет) бредовая «работа» приостанавливается. Постепенно начинают угасать эмоциональная заряженность пациентов, снижаться бредовая активность в борьбе с мнимыми преследователями. Полностью бред в данном варианте болезни не исчезает. Бредовая личность лишь уходит со сцены. Здоровая личность в это время как бы оживает, постепенно восстанавливается, хотя и в неполном объеме — слишком много времени было упущено для ее нормального развития. Теперь она начинает контролировать поведение ситуации, обучаясь терпимому отношению к своему больному двойнику и обычно отчасти разделяя его бредовые установки.

Несколько иначе представляется хронический паранойяльный психоз с явлениями сверхценного бреда. Начало болезни относится, по-видимому, к пубертатному возрасту. Точно определить это бывает достаточно сложно, поскольку первые ее признаки нередко сливаются с паттерном аномальной личности и проявлениями болезненного развития. Итогом последнего становится формирование псевдопсихопатии с преобладанием параноидных качеств и склонности к продуцированию сверхценных идей, когда, например, увлеченность чем-то легко переходит в одержимость. Инициальный период болезни сменяется ее активной фазой в возрасте около 30 лет.

Некоторые из сверхценных идей, а их может быть две и более, перерастают в сверхценный бред. Содержание последнего может быть разным: это идеи ревности, болезни, особого происхождения и др. Как правило, поначалу это одна какая-то идея, в психологическом плане вроде бы понятная, имеющая некоторые основания. При ближайшем рассмотрении выясняется, однако, что основания эти довольно призрачны, но для патологического мышления пациента вполне достаточны. Важно, что механизм бредообразования запущен и исправно функционирует. Сверхценный бред постепенно расширяется, систематизируется, а его центральная идея обрастает другими бредовыми идеями, вполне вроде бы логичными. В результате монотематический бред сменяется сложной и политематической бредовой структурой. Схематически эта динамика развития бреда может выглядеть так.

Пациент с ипохондрическим бредом, разочаровавшись в медицине, разрабатывает собственную систему лечения и благодаря ей, «выздоравливает». Далее он может ее тиражировать. Всегда найдутся люди, которым такое лечение «помогает» (увы, даже у абсурдных идей находится немало сторонников). Когда таких людей становится очень много, пациент обретает в их глазах некую харизму и укрепляется в уверенности, что он гений или что-то в этом роде. Все, кто с ним в этом не согласен, для него «завистники», «враги», которые не прочь присвоить авторство мнимого открытия. Такое внимание льстит пациенту и питает его бредовую убежденность. Но когда «враги» слишком уж возбуждаются и начинают «порочить» его, распускать дурные «слухи», чинить всяческие «козни», терпению пациента приходит конец и он переходит в активное наступление, например с боевитостью сутяги затевает один судебный процесс за другим.

Спустя 15 лет и более активный период болезни сменяется фазой «затухания» бреда, длящейся от 3 до 10 лет (Мелехов, 1963). При этом пациенты то частично возвращаются в реальность, то ими вновь и всецело овладевает бред. Резидуальный период болезни проявляется или остаточным бредом («бредовая жизнь» в прошлом воспринимается безо всякой критики), или сверхценными образованиями того же содержания, что и бред активного периода заболевания, некоторые пациенты с головой погружаются в литературное творчество, обильную пищу для которого доставляют болезненные переживания прошлого и настоящего.

Паранойяльная шизофрения по МКБ-10 кодируется шифрами 22.0 (первый ее вариант) и 22.8 (второй вариант).

Пациенты с паранойяльной шизофренией могут представлять очевидную социальную опасность (как, например, ревнивцы) или доставлять окружающим немало проблем (как, к примеру, сутяги либо очень деятельные реформаторы, изобретатели, мистики, новоявленные пророки и мессии, способные индуцировать и увлекать за собой массы оголтелых почитателей). В целом же в ситуациях, не затрагивающих бред, пациенты более или менее адекватны. Кроме того, через много лет от начала болезни они не обнаруживают ярких или классических проявлений шизофрении. Причисление их к больным шизофренией вызывало поэтому и продолжает вызывать сомнения и дискуссии. Далеко не всегда появляются веские формальные основания для принудительной госпитализации и недобровольного лечения, что делает сами эти основания достаточно шаткими — слишком робко они защищают интересы общества и объективно страдающих от пациентов людей. Что касается эффективности лечения таких больных, то можно лишь сожалеть, что использование в терапии современных психотропных средств не приносит сколько-нибудь утешительных результатов.

4. Фебрильная шизофрения. Имеются в виду лишь приступы онейроидной кататонии при рекуррентном и шубообразном течении шизофрении с подъемом температуры и появлениям ряда соматических расстройств. Подъем температуры при кататоническом возбуждении может не превышать 38°С, при кататоническом ступоре и субступоре температура поднимается до 39–40°С. Температурная кривая нетипична для какого-нибудь соматического или инфекционного заболевания.

В отдельные дни температура вечером может быть ниже, чем в утренние часы. Лихорадочный период приступа длится в пределах нескольких, чаще 1–2, недель. Прогноз приступов неблагоприятен, если появляется картина аментивноподобного, некоординированного двигательного возбуждения или возбуждения с хореиформными гиперкинезами. Крайне неблагоприятным признаком А.С.Тиганов считает появление симптома карфологии (обирания), в таких тяжелых случаях к высокой температуре присоединяются множественные кровоподтеки, гипертоксическая картина крови, трофические нарушения, землисто-желтушный цвет кожных покровов, а также появление пузырей с серозным содержимым, чаще в области локтевых сгибов, пяточных костей и крестца. Пузыри приобретают затем вишнево-красный цвет, лопаются, оставляя за собой эрозивную и плохо заживающую поверхность. Наступает декомпенсация имеющейся соматической патологии.

При рекуррентной шизофрении фебрильные приступы являются обычно манифестными, первыми. Возможно повторение приступов. При этом каждый последующий фебрильный приступ протекает легче, чем предыдущий, и в плане психопатологии, и в том, что касается температуры и соматического состояния. При шубообразной шизофрении фебрильными могут быть как манифестные, так и повторные приступы. Если такие приступы повторяются, то их тяжесть не зависит от кратности. Другое отличие от периодической шизофрении состоит в том, что часто обнаруживается диссоциация между уровнем подъема температуры и тяжестью соматического состояния; это касается фебрильных приступов шубообразной шизофрении, протекающих с кататоническим возбуждением и кататоническим субступором. Обычно фебрильные приступы не меняют стереотип последующего течения ни периодической, ни шубообразной шизофрении.

Лечение фебрильных приступов очень важно начинать в первые дни их развития. Из нейролептиков показан только аминазин (до 300–400 мг в сутки) в течение 2–4 месяцев. Обязательно назначение кордиамина, витаминов С и группы В, антигистаминных препаратов (димедрола и др.). Может быть полезным добавление к аминазину седуксена (в/м или в/в до 30 мг в сутки), особенно в лихорадочный период, а при температуре 38°С и выше — амидопирина и прикладывание льда на область сонной артерии, а также в паховую и подмышечную области. Аминозинотерапия может сочетаться с ЭСТ (3–4 сеанса один раз в день); доза аминазина при этом снижается до 150–200 мг в сутки, а после окончания курса ЭСТ повышается до 300–350 мг в сутки. При появлении признаков отека мозга лечебный комплекс расширяется за счет назначения спазмолитиков (но-шпа, эуфиллин), мочегонных средств (фуросемид по 20–60 мг в/в струйно, медленно 1–2 раза в сутки), литической смеси (изотонический раствор хлорида натрия 500 мл, к которому добавляют 50 мл 0,5% новокаина, 2 мл 1% димедрола и 10 мл 5% аскорбиновой кислоты) — А.С.Тиганов, 1982. В случаях неэффективности аминазинотерапии и тем более появления осложнений (коллаптоидные состояния, тахикардия) и ухудшения состояния с резким падением мышечного тонуса, а также развития оглушенности сознания назначается ЭСТ. Она проводится в интенсивном режиме (1–2 сеанса в день), а спустя 2–3 суток, после нормализации температуры — по одному сеансу через день с общим числом от 3 до 12. После окончания ЭСТ переходят на прием транквилизаторов, а также (с осторожностью!) рисполепта по 2–4 мг в день. Одновременно проводятся коррекция кислотно-щелочного равновесия с метаболическим ацидозом, нормализация гемодинамики (введение полиглюкина, реополиглюкина, гемодеза). Там, где это возможно, проводятся гемосорбция, плазмаферез. В некоторых клиниках при лечении фебрильных приступов ограничиваются экстракорпоральной дезинтоксикацией, не прибегая при этом к назначению нейролептиков.

psyclinic-center.ru