Скорости и паранойя

Психостимуляторы и шизофрения

Желание родителей пугать детей тем, что от наркотиков будет шизофрения вполне понятно. Только страшилки эти не результативны. Их пугают, пугают, а они всё равно употребляют. Шизофрения от наркотиков не возникает. При постановке диагноза последствия приёма наркотиков стараются исключать, а не включать. Ну а наркомании посвящён отдельный блок МКБ 10. Он называется «Психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ». Перечислено много видов, так что шизофрению можно не трогать. Хватит и чисто наркологических явлений.

Вызывают наркотики и одно психотическое расстройство, которое называют шизофреноподобным. Оно может быть очень похожим, но вызвано не бог лишь знает чем, как обычная шизофрения, а наркотиками или другими психоактивными веществами. Однако это не исключает того, что наркоманом станет шизофреник. Около 40% начинают пить или употреблять наркотики.

Причина вполне понятна. Препараты, которые назначают больным шизофренией, и являются психоактивными веществами. Это не означает, что они оказывают стимулирующее действие или вызывают галлюцинации. Под активностью вещества понимается его способность хоть каким-то образом воздействовать на психику и состояние сознания. Какие-то наркотики способствуют расслаблению определённых участков тела, изменению в режиме кровоснабжения, обмене веществ. Другие активизируют процесс мышления. Третьи могут дать яркие переживания. Словом, они делают всё то к чему сознательно или подсознательно стремятся шизофреники. Причиной того, почему человек оказался во власти употребления наркотиков, может быть его психическое расстройство. После возникновения физической зависимости про это уже не думают, сосредоточившись на том, как получить новую дозу или излечиться.

Шизофрения наркомана или наркомания шизофреника?

Чётко с медицинской точки зрения выделяют ситуации просто по хронологии. Если человек долго употребляет, а бред появился только вчера, то это скорее всего будет отнесено к шизофреноподобному типу. Если наоборот — у него уже была парочка эпизодов, а теперь он стал ещё и колоться, то основным диагнозом будет какая-то шизофрения.

С этим всё понятно, но нужно рассмотреть ещё и ситуацию человека с простой формой шизофрении, допустим, что неуточнённой. Психиатры стран СНГ используют термин «вялотекущая». Вот такая — текущая вяло. И к психиатрам он не ходил, а проходя комиссию при трудоустройстве про свои странности рассказать забыл. Но жить-то с этим как-то надо… Его и начинает тянуть на алкоголь и наркотики, поскольку в каком-то смысле они избавляют от страданий и переживаний.

Вот какой интересный случай… Молодой парень по настоятельным просьбам родителей поступил в наркологический центр. Решили они, что у парня паранойя от амфетамина. Просто по той причине, что в народе паранойей называют всё плохое, что бывает с сознанием. С большой долей вероятности можно было утверждать, что молодой человек говорит правду. Он употреблял этот стимулятор всего три раза. Судя по всему дозы были умеренными. Не понравилось ему то, что очень сильно билось сердце. Какой-то особой радости амфетамин не дал, поэтому он легко решил от него отказаться. Однако после последнего приёма, но не сразу, а спустя несколько дней у него было странное состояние. Смесь паники, бредовых идей и психологических галлюцинаций. Прямо так, как будто описывался не амфетамин, а какое-то сильное психотропное вещество. Это вот и заметили родители, почему он и оказался у нарколога.

Многим родителям проще поверить в то, что это паранойя от солей, чем признать наличие шизофрении. Если она от солей, то должна пройти после отказа от употребления, а если сама по себе, то это видится фатальным.

Позже приступы повторились. Чтобы какие-то три дозы стимулятора оказали такое воздействие — очень сомнительно. Стали разбираться с ситуацией более детально и нашли множество негативных симптомов параноидальной шизофрении, которая присутствовала и так. Прежде всего его странная, неестественная двойственность, неуверенность в том, что он в это же время активно доказывал. В ходе бесед психиатру удавалось выяснить, что он никогда не маскировал все эти явления. Не считал их признаками. Он прав. Психические расстройства — не то, что нужно у себя выискивать. Трудно сказать какую роль сыграл психостимулятор. Может быть он действительно дал толчок и мышление расщепилось на этом фоне, что сопровождалось бредом и неадекватным поведением.

Сам же препарат может вызвать состояние, которое очень похоже на шизофрению, но ею не является. И происходит это после долгого и регулярного употребления.

Мнимая и реальная опасность «соли»

Паранойя под солью — это нечто, что не поддаётся систематизации. Во-первых, наркоманы очень редко используют именно амфетамин. Химический состав дозы может быть самым разным. Как и что произойдёт неизвестно. Амфетаминовые психозы известны с 60-ых, а в описании заметен параноидный синдром, но это единичные случаи. Да, связь психоза и употребления психостимулятора была доказана, однако речь всё же идёт про какие-то чистые производные. Вред в данном сегменте приносят в основном «дизайнерские» решения, а это чаще всего смесь бульдога с носорогом.

Основная опасность бесконтрольного приёма — возникновение психической активности. Без очередной дозы мир видится в чёрных тонах. Регулярное же употребление серьёзно изматывает организм — тело, нервную систему, психику.

Итак, паранойя от наркотиков — просто два слова. Наркотики вызывают психические расстройства, но таковыми и являющиеся. Паранойя — это, если такое выражение уместно, название законсервированной шизофрении. Обычно она развивается, а потогенез непредсказуем. Однако при достижении почтенного возраста некоторые больные, обладая ярко выраженным дефектом, становятся более предсказуемые сами по себе. Бредовые идеи сохраняются, но появляется монотематичность бреда. Это состояние к которому больные идут долгие годы. С наркотиками никакой связи быть не может. От них бывает лишь расстройство, подобное шизофрении. Это подобие связано с наличием одинаковых или почти таких же синдромов.

Психостимуляторы и шизофрения имеют связь не большую, чем любой другой тип психоактивных веществ, включая этиловый спирт и кофеин.

Тоже самое можно сказать и про марихуану. Мы сформулируем это так. Какая-то корреляция количества числа расстройств с фактом того, что люди злоупотребляют каннабиноидами есть. Только курение и шизофрения не имеют причинно-следственной связи. Нельзя утверждать того, марихуана вызывает шизофрению или того, что она помогает больным. Может быть среди явных или потенциальных курильщиков лёгких наркотиков больше шизофреников и людей с депрессивным расстройством психики.

Не пугайте страшными историями…

Повторим, что использовать страх возможного психического расстройства из-за приёма наркотиков не следует. Это не работает, а может и сработать в другую сторону. Представьте себе, что в определённый момент наркоман осознал, что всё то, чем его пугали родители или члены семьи — это случилось. Наркотик «отпустил», перестал действовать, но продолжается измененное восприятие времени, пространства и себя, различных событий. Шизофрению же люди рассматривают пожизненной и фатальной проблемой. И это всё случилось с ним. Насколько такой стресс усугубит ситуацию? Не надо думать, что так вы заставите его отказаться от употребления. Он скорее махнёт на себя рукой и или продолжит, или возникнет попытка суицида.

Если и есть что-то общее между наркотиками и шизофренией, то это само состояние.

В момент действия многих психоактивных веществ наркоманы испытывают нечто подобное тому, что и наркоманы под дозой. Вот так интересно устроены люди. Кто-то с ужасом ждёт нового рецидива, мучается в ходе эпизода, принимает препараты и встречается с побочными эффектами. Лечащиеся на платной основе тратят большие деньги для того, чтобы от этого избавиться или хотя бы как-то сгладить негативные факторы. А другие тратят деньги, рискуют свободой, здоровьем и жизнью для того, чтобы посмотреть на мир глазами шизофреников.

Вполне возможно, что шизофреники, которые тянутся к наркотикам идут в верном направлении. Но нужно знать, какие и как. В своей психотерапевтической практике известный психиатр Станислав Гроф наработал достаточно сильную теоретическую и практическую базу. Однако суть её не в амбулаторной медицинском воздействии, а в терапии, которая происходит до приёма, во время и после него… В противном случае ЛСД, скорее всего, вызовет шок, который будет иметь только негативные последствия.

psycholekar.ru

Как избавиться от паранойи после скорости. Ангедония и паранойя. Симптомы и признаки навязчивого заболевания, его причины и последствия. Как избавиться от паранойи?

Паранойя — серьезное психическое расстройство, лечение которого с помощью народных средств возможно исключительно при условии параллельного посещения больным сеансов психотерапии. Положительный результат, при этом, гарантирован только в том случае, если речь идет об отличном специалисте, который сумел заслужить доверие своего пациента, поскольку главный симптом. Но давайте рассмотрим их все.

Беспокойство о плохих вещах

Есть много способов, которыми это похоже и может казаться паранойей. Будьте уверены, паранойя и беспокойство — совершенно разные условия. Но есть некоторые сходства. И те, и люди с беспокойством и паранойя часто беспокоятся о худшем сценарии. Например, ребенок с тревогой будет беспокоиться о том, что их родители пострадают от автомобильной аварии. Ребенок с паранойей может беспокоиться о том, что кто-то после их родителей причиняет им боль.

Беспокойство, что что-то не так с самим собой

Многие из тех, кто беспокоится, часто волнуются, особенно об иррациональных вещах. Те, у кого паранойя, также склонны считать худшее, полагая, что эти опасности — это судьба. Во время приступов тревоги люди часто опасаются, что что-то не так с их здоровьем. Некоторые люди развивают тревогу в отношении здоровья — постоянно проверяют свои симптомы онлайн, чтобы понять, что с ними не так, и иногда полагают, что у них ужасное расстройство. Они могут даже поверить, что доктор не предоставил им честную информацию.

Стоит учесть, что заболевание имеет скрытый характер, нередко близкие люди страдающего паранойей узнают обо всем лишь на последних стадиях заболевания. Поэтому обращайте внимание, если заметили за родным неоправданно резкое отношение к окружающим (особенно, ближайшим), агрессивность, нелюдимость, снижение физической активности и интеллектуальной. Если вы не можете понять его рассуждений, заметили бедность его речи, неадекватное им трактование ваших же слов, если он стал более невнимателен, нежели обычно и перестал улыбаться, — вам пора насторожиться. Вот еще несколько признаков:

Те, у кого паранойя, могут беспокоить то же самое. Хотя иногда заботы немного более экстремальные, беспокойство о том, что что-то не так, часто все еще существует. Они могут стать навязчивыми в отношении своего здоровья таким образом, который напоминает тревогу и видит боль и боль как признак того, что гибель является выдающейся.

Наконец, беспокойство может заставить других смотреть на вас по-другому. Они могут даже поверить, что вы параноики. Обычный пример встречается у людей с социальной тревожностью. Когда кто-то с социальной тревожностью входит в комнату, они часто чувствуют, что на них смотрят глаза и что люди судят их. Те, у кого паранойя, часто чувствуют то же самое. Другие могут рассматривать эти поведения как «параноидальные» и могут делиться этими мыслями с вами таким образом, что это обескураживает, но на самом деле это просто часть этого типа расстройства.

  • ригидность, исключительная внимательность к мелочам;
  • отчужденность и холодность по отношению к остальным;
  • постоянное, патологическое чувство ревности;
  • настойчивость;
  • отсутствие или наличие искаженного чувства юмора;
  • сутяжничество;
  • неадаптивность в мышлении и коммуникации;
  • в восприятии властвуют идеи заговора, преследования, отравления и т.п.;
  • чрезмерная восприимчивость к пренебрежению или, тем более, к оскорблению;
  • конфликт с авторитетом других людей — они его обычно не признают и считают себя независимыми от кого бы то ни было;
  • подверженность концепции центральности — прямое соотношение с собой случайных событий, мысль о том, что все делается во вред ему, что кто-то хочет его убить и т.п. Навязчивое мнение о том, что у второй половины есть роман на стороне — это тоже признак паранойи;
  • недоверчивость, подозрительность;
  • мстительность.
  • Если запустить и не лечить эту болезнь, рано или поздно страдающий нею становится опасным для общества.

    Народные средства в лечении паранойи

    Большинство форм беспокойства показывают некоторую степень этого. Кто-то, кто должен часто мыть руки, потому что они обеспокоены тем, что микробы могут казаться параноидальными для других. Кто-то, кто прыгает при громких шумах из-за их посттравматического стрессового расстройства, может казаться также параноиком. Все это тревожные расстройства, но они вызывают проблемы, которые очень похожи на паранойю.

    Как рассказать о различии между паранойей и тревожным расстройством

    Несмотря на все эти общности, это два совершенно разных расстройства. Тревожные расстройства могут приводить к поведению, сходному с паранойей, а у тех, у кого есть беспокойство, даже могут быть некоторые «параноидальные тенденции» в том смысле, что они беспокоятся о вещах, которые могут быть иррациональными. Но паранойя и беспокойство совершенно разные.

    Как уже говорилось ранее, без живого участия специалиста и взаимодействия с ним пациента рецепты народной медицины бессильны в борьбе с паранойей. Но если психотерапия имеет место быть, её успеху могут поспособствовать следующие природные лекарства.

    1. Имбирь. Помимо всего прочего, эффективен в борьбе с тревогой и депрессиями.
    2. Брахми. Растение, широко применяющееся в Аюрведе: снимает тревожное состояние, помогает пережить стрессы и успокаивает перевозбужденных или слишком взволнованных детей (и не только).
    3. Ашвагандха. Бесценное средство в лечении шизофрении, маниакально-депрессивного психоза, паранойи и других психических расстройств. Убирает тревогу, страхи и помогает справиться с паникой. Принимают снадобья из него минимум месяц, от 40 мл/день.

    Как понять, что у вас паранойя?

    Во-первых, кто-то с тяжелой паранойей часто страдает от бреда, и никакое консультирование не может заставить их по-настоящему полагать, что это заблуждение. Паранойя — это расстройство потребления, и редко случаются перерывы. Те, у кого паранойя, также склонны воспринимать опасность и заговор даже больше, чем с беспокойством. Те, у кого тревога, просто волнуются, и хотя их разум может пойти на худшие сценарии, они все еще знают, что это всего лишь забота. Эти условия могут звучать так, как будто они имеют сходство, но с клинической точки зрения они Это невероятно разные условия.

    Считается, что самой главной проблемой в лечении заболевания является нежелание параноика себя таковым признавать. Его неадекватное восприятие мира таковым является, по сути, только для нас. Поэтому будьте готовы, что посетить врача страдающий паранойей, скорей всего, откажется наотрез.

    Если, все-таки, больной признал проблему и начал посещать специалиста, его близкие должны контролировать выполнение им предписаний, внимательно следить за изменениями в состоянии, а также не допускать ни единой возможности принятия каких-либо допинговых средств (алкоголь, марихуана и т.п.), быть терпеливыми и нести в себе лишь позитивный настрой.

    Вы, вероятно, не параноидны — у вас есть беспокойство

    Только психолог может диагностировать ваше расстройство и сказать вам, есть ли у вас беспокойство или паранойя. Но паранойя удивительно необычна. Очень немногие люди развивают эти бредовые тенденции, особенно без влияния наркотиков или шизофрении. У вас могут быть проблемы, которые звучат как паранойя для других, но на самом деле вы просто испытываете беспокойство. И пока никто не хочет страдать от беспокойства, хорошая новость заключается в том, что тревогу можно всегда лечить.

    Заполните его, чтобы получить лучший снимок вашего беспокойства. Вы увидите графики, в которых ваше беспокойство сравнивается с другими, и Вы можете получить рекомендации по лечению и найти другую информацию, которая поможет вам получить необходимое лечение. Что такое параноидальное расстройство личности?

    Психические расстройства — это очень важный вопрос. Не менее существенна проблематика, описанная в

    Паранойя проявляется расстройством мышления, при котором наблюдается видение в простом стечении обстоятельств заговоры против себя. Человек во всех действиях окружающих видит злой умысел и желание ему навредить. В психиатрической практике позапрошлого и даже прошлого веков относили к начальной стадии паранойяльного психоза.

    Параноидальное расстройство личности — это тип эксцентричного расстройства личности. Эксцентричное расстройство личности означает, что поведение человека может показаться странным или необычным для других. Человек с параноидальным поведением личности очень подозрительно относится к другим людям. Они недоверяют мотивы других и верят, что другие хотят навредить им.

    Как лечится параноидальное расстройство личности?

    Специалист в области психического здоровья должен установить доверие к пациенту. Это доверие позволяет пациенту доверять профессионалу и полагать, что у них есть расстройство. Однако у большинства людей с этим заболеванием возникают проблемы с лечением. Если человек готов принять лечение, полезны психотерапия или психотерапия.

    Отличием паранойи от психоза является сохранение человекм здравомыслия. Если не считать навязчивых идей о желании окружающих навредить ему, в остальном, поведение практически не изменяется. Паранойяльные мысли больного часто основываются на окружающей его реальности, что помогает ему утвердиться в правдивости своих догадок. Поэтому важно вовремя остановиться и не поддаться негативу.

    Помочь человеку узнать, как справляться с расстройством, узнать, как общаться с другими в социальных ситуациях, помогают уменьшить чувства. Как и при большинстве расстройств личности, психотерапия — это выбор. Лица с параноидальным расстройством личности, однако, редко представляют себя для лечения. Поэтому неудивительно, что было мало результатов исследований, чтобы предположить, какие виды лечения наиболее эффективны с этим расстройством.

    Вполне вероятно, что терапия, которая подчеркивает простой подход, ориентированный на клиента, будет наиболее эффективной. Раппорт с человеком, у которого есть это расстройство, будет намного сложнее, чем обычно, из-за паранойи, связанной с расстройством. Поэтому раннее расторжение является общим. По мере прогрессирования терапии пациент, скорее всего, начнет все больше доверять клиницисту. Тогда клиент, скорее всего, начнет раскрывать некоторые из своих более странных параноидных идей. Терапевт должен быть осторожным, чтобы уравновешивать объективность терапии в отношении этих мыслей и поднимать подозрения клиента, что ему или ей не доверяют.

    Причины паранойи и как отличить ее от обычной тревожности

    Механизм появления этого расстройства не изучен до конца. Причиной возникновения паранойяльных мыслей может быть что угодно. Обычно, квалифицированный специалист после изучения жизни пациента находит такую причину, но на это уходит время.

    Важно отличать паранойяльные мысли от тревожных, так как для избавления от тревоги обычно достаточно удостовериться в необоснованности своего состояния. Тревожные мысли характеризуются переживаниями о близких людях, об их благополучии. Они обычно возникают перед какими-то событиями, которые могут окончиться неудачно. Например, кому-то из родных предстоит лететь на самолете, и сразу посещают навязчивые мысли о возможной авиакатастрофе.

    Это сложный баланс для поддержания, даже после того, как был установлен хороший рабочий взаимопонимание. Во времена, когда пациент действует на свои параноидные убеждения, лояльность и доверие терапевта могут быть подвергнуты сомнению. Необходимо использовать осторожность, чтобы не подвергать риску клиента слишком сильно или подвергать риску индивидуальную уходную терапию навсегда. Вопросы контроля должны решаться аналогичным образом, с большой осторожностью. Поскольку параноидальные убеждения являются заблуждением и не основаны на реальности, аргументация их с рациональной точки зрения бесполезна.

    Чтобы справиться с тревогой, достаточно немного отвлечься и расслабиться. Нужно направить свои мысли в позитивное русло, послушать приятную музыку или посмотреть любимый фильм. Иногда помогает даже чтение увлекательной книги. Нужно только сосредоточиться на сюжете произведения.

    Причиной тревоги может быть обостренное чувство ответственности за благополучие дорогих людей или просто любовь к ним. А вот паранойя возникает уже вследствие психического расстройства и нарушений в работе мозга. Такие нарушения могут появиться после психической травмы, например, после смерти близкого человека или пережитой аварии. Нередко паранойяльные мысли посещают бывших военных, активно участвовавших в боевых действиях. Также паранойю могут вызвать различные заболевания, сопровождающиеся расстройствами мозговой деятельности, и прием некоторых лекарственных препаратов, алкоголя, наркотиков.

    Преодоление убеждений также, вероятно, приведет к большему разочарованию как со стороны терапевта, так и со стороны клиента. Все врачи и психиатрический персонал, которые вступают в контакт с человеком, страдающим от параноидального расстройства личности, должны быть более осведомлены о том, чтобы быть простым с этим человеком. Тонкие шутки часто теряются на них, и намеки на информацию о клиенте, который не поступает непосредственно из рта клиента, могут вызвать множество подозрений. Терапевты обычно должны избегать попыток заставить пациента подписать выпуск для информации, не имеющей существенного значения для текущей терапии.

    Можно ли справиться с паранойей самостоятельно

    Паранойя имеет несколько разновидностей и с некоторыми из них вполне можно попытаться бороться самостоятельно или с помощью близких. Но проблема состоит в том, что обычно человек не хочет признаваться в своей болезни даже самому себе. Родственники, которые пытаются разубедить его в нелогичности своих подозрений, автоматически попадают в категорию «враги».

    Предметы в жизни, которые обычно не дают большинству людей мысли, могут легко стать в центре внимания этого клиента, поэтому забота должна быть проявлена ​​при обсуждении с клиентом. Честный, конкретный подход, скорее всего, принесет наибольшие результаты, сосредоточив внимание на текущих жизненных трудностях, которые привели клиента к терапии в это время. Клиницисты, как правило, не должны слишком глубоко разбираться в жизни или истории клиента, если это не имеет непосредственного отношения к клиническому лечению.

    Долгосрочный прогноз для этого расстройства не является хорошим. Люди, страдающие этим расстройством, часто остаются пораженными видными симптомами этого на протяжении всей своей жизни. Нередко можно видеть таких людей в дневных программах лечения или госпиталях. Другие методы, такие как семейная или групповая терапия, не рекомендуются.

    Поэтому без квалифицированной медицинской помощи справиться довольно сложно и порой невозможно. Самостоятельно можно бороться с паранойяльными мыслями только на начальной стадии их возникновение и при наличии дружественной поддержки со стороны родных. Если же близких родственников нет и наблюдать за действиями больного некому, то лучше сразу обратиться за помощью к психотерапевту.

    Лекарства обычно противопоказаны для этого расстройства, так как они могут вызывать ненужные подозрения, которые обычно приводят к несоблюдению и уходу. Лекарства, которые предписаны для конкретных условий, должны быть выполнены таким образом, чтобы в течение краткого периода времени было возможно управлять состоянием.

    Антиагент, такой как диазепам, подходит для того, чтобы предписывать, испытывает ли пациент серьезное беспокойство или агитация, которые мешают нормальной, повседневной работе. Антипсихотические лекарства, такие как тиоридазин или галоперидол, могут быть подходящими, если пациент декомпенсирует серьезное возбуждение или бредовое мышление, которое может привести к нанесению себе вреда или вреда другим.

    Без адекватного лечения паранойя может перерасти в психоз, который иногда сопровождается неадекватными действиями. Определить, насколько глубоко укоренились навязчивые идеи, может только специалист в области психологических расстройств, то есть психиатр. Когда ненормальные мысли появляются у несовершеннолетнего, родители всячески стараются избегать посещения кабинета врача, списывая это на возможность вызвать недоверие со стороны своих детей. Такие решения могут губительно сказаться на неустойчивой психике ребенка.

    Может быть отмечен различными пугающими и, порой, изнурительными симптомами. К ним относятся заблуждения, слышимые голоса или звуки, которых нет и другие. Для меня самый изнурительный симптом — и тот, который никогда действительно не исчезает полностью даже с моим мириадом, — это паранойя.

    Паранойя — это в основном чувство, и основные цели людей в первую очередь должны причинить вам боль. Для меня это проявляется в более социальных итерациях, а не телесных повреждений. Прежде всего, важно принять тот факт, что вы не можете сделать всех счастливыми. Это уменьшит бремя попыток угодить всем, действуя правильным путем или высказывая правильные вещи.

    Какие виды паранойи можно излечить самостоятельно

    Паранойя отличается по степени запущенности заболевания и характеру мыслей. Например, чрезмерная подозрительность к некоторым людям, особенно из недавних знакомых, не всегда является признаком заболевания. Она может быть вызвана негативным опытом с новыми знакомыми в прошлом, что объясняет трудности в доверии к малознакомым людям.

    Подготовка к лечению

    Если вы думаете об этом, то эти люди имеют дело с сотнями других людей каждый день своей жизни. Скорее всего, они сразу же забыли о вас. Они просто слишком заняты, чтобы сделать это. Еще одна важная вещь, которая стоит иметь в виду при работе с паранойей, заключается в том, что независимо от того, насколько вы думаете, что другой человек высмеивает вас, они в 20 раз больше обеспокоены собой и тем, как они выглядят миру. Даже если кто-то высмеивает вас, это с их стороны, чтобы заставить себя выглядеть лучше.

    Единственная причина, по которой они могли быть для кого-то значимыми, заключалась бы в том, чтобы подкрепить себя и заставить их чувствовать себя лучше в своей ситуации. Правда в том, что никто больше не заботится о ком-то, чем о себе. Реализация этого уменьшает удар боли, которую вы можете почувствовать, когда представляете себе в своей паранойе, что вас преследовали.

    Паранойя – частый побочный эффект от длительного употребления алкоголя и наркотических веществ. Симптомы могут остаться даже после избавления от зависимости, так как мозговая деятельность часто оказывается неподдающейся восстановлению. И если человека начинают посещать паранойяльные мысли, сразу следует из причин исключить алкоголь, наркотики и вызывающие зависимость лекарства. Кстати, резкое прекращение приема наркотиков и некоторых препаратов также могут вызвать паранойяльное расстройство.

    Как лечить паранойю

    Медикаментозное лечение паранойи может проводиться только после посещения специалиста. Психиатр оценивает сложность ситуации и принимает решение об интенсивности терапии. Часто лечение осложняется тем, что пациент не признает своей болезни и в желании доктора помочь видит угрозу, отказывается от лекарств.

    Обычно, паранойяльное расстройство не требует госпитализации и при соблюдении рекомендаций лечится дома. Только тяжелые случаи, характеризующиеся угрозой для жизни пациента или его окружающих, требуют реабилитации в клинике.

    Большое значение в процессе избавления от паранойи является признание больного своего состояния. Пока этого не произойдет, ни о каком самостоятельном излечении не может быть и речи. Но обычно, если пациент признается в том, что он болен, он соглашается и с тем, что ему нужна помощь доктора.

    Параноикам рекомендуется заниматься любимым делом и работать в дружелюбном коллективе. То есть первым делом избавления от навязчивых идей является создание уютной и спокойной обстановке, где можно направить мысли в позитивное русло. Некоторых успокаивает рисование или вышивание, а других более активные занятия. Нужно наполнить свою жизнь теми событиями, о которых захочется вспоминать.

    Конечно, полностью излечиться от паранойи без посторонней помощи представляется маловозможным. Но если человек признает свое состояние, то первым его решением будет найти того, кто окажет ему необходимую поддержку и посоветует варианты выхода из сложившейся ситуации.

    glavclub.ru

    «Уровень паранойи» на экстренный случай

    Результаты оценки рисков и возможные меры защиты позволяют выделить различные «уровни паранойи».

    • Ключевые слова :
    • Постскриптум

    Предприятиям приходится уделять внимание вопросам защиты своих данных и быть готовыми к различным сценариям реализации угроз. Данные могут обладать различной важностью: иметь критическое значение для деятельности компании, носить конфиденциальный характер или быть общедоступными.

    Для каждой категории необходимо оценить вероятность возникновения чрезвычайной ситуации и тяжесть последствий от потери информации. Результаты такой оценки и возможные меры защиты позволяют выделить различные «уровни паранойи».

    При очень низком «уровне паранойи» данные могут храниться, к примеру, на незеркалированном жестком диске. По ночам система резервного копирования осуществляет инкрементальное резервное копирование на ленту, а по выходным — полное копирование. Предоставление данных не влечет за собой значительных расходов, однако в случае отказа жесткого диска будут утеряны все изменения, произошедшие с момента последнего резервного копирования. При высоком «уровне паранойи» предприятию следует предпочесть высокодоступную систему хранения. Локальное зеркалирование гарантирует, что отказ одного из жестких дисков не приведет к утрате данных. Кроме того, на случай возможного уничтожения системы хранения данные следует зеркалировать на выделенное оборудование, установленное в другом месте. Использование системы непрерывной защиты данных (Continuous Data Protection, CDP) позволит протоколировать все изменения в реальном времени и при возникновении логической ошибки обеспечит возврат к наиболее актуальной работоспособной версии. Помимо этого, рекомендуется иметь в наличии еще и резервную копию на ленточном носителе, которая будет храниться в сейфе.

    Бесперебойный доступ к данным позволяют реализовать, к примеру, локальные кластеры серверов — при отказе одного сервера его функции автоматически начинает выполнять другой. Дополнительная защита таких кластеров реализуется с помощью удаленных кластерных систем.

    Важнейшая характеристика любой категории данных — так называемое целевое время восстановления (Recovery Time Objective, RTO). Оно определяет промежуток времени, требуемый для восстановления утерянной информации. Целевая точка восстановления (Recovery Point Objective, RPO) задает временной интервал между двумя резервными копированиями данных. Для выполнения индивидуальных требований к безопасности отделу ИТ необходимо заранее и точно определить необходимую частоту резервного копирования и технологию, которая будет для этого использоваться. Одновременно следует запланировать выделение тех или иных ресурсов, которые потребуются для возможного аварийного восстановления. Кроме того, заранее придется решить, можно ли будет прервать важные процессы резервного копирования, если возникнет такая необходимость при аварийном восстановлении системы.

    В отношении доступности систем резервного копирования главным является, прежде всего, сохранение файлов с журналами важных баз данных. Если файловая система для хранения журналов переполнится, то работа базы данных будет приостановлена. В некоторых случаях сервер резервного копирования необходимо реализовать в виде кластерной системы, чтобы резервное копирование этих файлов осуществлялось с максимально высоким уровнем доступности.

    ОПРЕДЕЛЕНИЕ SLA

    После изучения факторов влияния (см. Рисунок 1) можно заключить соглашение об уровне сервисного обслуживания (Service Level Agreement, SLA). В таком случае группа специалистов, работающих над проектом, присваивает отдельным характеристикам конкретные обязательные значения. Для этих целей можно, к примеру, задать уровень (Tier) для различных приложений, а затем для каждого уровня указать параметры, определяющие, в какой степени защиты нуждаются данные, относящиеся к какой-либо категории. При определении соглашений SLA следует принять во внимание вероятность «лавинообразных сбоев» (Rolling Disaster), а также выявить потенциальные точки общесистемного отказа (Single Point of Failure, SPoF). Лавинообразный сбой — особый случай «уровня паранойи», когда катастрофа наступает не в определенный момент времени, а одно событие влечет за собой другое.

    Лишь конец цепочки событий определяет собственно катастрофу — это может быть ошибка записи в одном из компонентов RAID, последствия которой сказываются на всем массиве, или отказ одного процессора в многопроцессорной системе, что ведет к повышенной нагрузке на остальные, которые затем выходят из строя один за другим. Устранение точек общесистемного отказа не может предотвратить возникновение лавинообразных сбоев, однако анализ таких уязвимостей — важный элемент разработки решений для аварийного восстановления. Ведь если важные компоненты системы представляют собой точки общесистемного отказа, то в любом случае требуется их избыточное исполнение.

    Данные и их доступность подвержены угрозам криминального и естественного характера. Самая простая опасность — отключение электричества. В зависимости от «уровня паранойи» способы защиты могут быть разными. Так, бесперебойную работу систем можно обеспечить за счет использования двух раздельных систем энергоснабжения в центре обработки данных (ЦОД) или агрегата аварийного питания. Источник бесперебойного питания (ИБП) позволит корректно завершить работу серверов.

    Возможный сбой серверов на предприятии можно предотвратить с помощью кластера серверов. При этом при выходе из строя одного из серверов его обязанности автоматически берет на себя другой сервер из кластера. В целях экономии можно ограничиться установкой резервных серверов (Standby), но предприятию придется быть готовым к кратковременным простоям.

    При анализе точек общесистемного отказа специалистам следует очень внимательно проверить все соединения, ведь сбои на линиях глобальной сети или отказ сетевых компонентов могут препятствовать доступу к важным данным. Этот компонент стратегии по предотвращению катастроф нередко оказывается наиболее сложным и затратным при организации защиты критически важных для деятельности предприятия файлов. Ошибки пользователей — такие как ошибочное удаление раздела на сервере, случайное активирование аварийного выключателя в ЦОД или неправильное переключение на коммутационной панели — могут привести к сбоям систем. Предотвратить все возможные сценарии нельзя, но для уже утраченных данных должны существовать различные способы восстановления.

    КОНЦЕПЦИИ РЕЗЕРВНОГО КОПИРОВАНИЯ

    Классическое резервное копирование на ленточные носители — хороший вариант, если структура защищаемых данных соответствует этому подходу. При большом количестве однотипных данных, легко поддающихся параллелизации, производительность современных ленточных носителей наиболее высока. Если, например, 25 накопителей LTO-4 загружены оптимально, скорость обработки данных может достигать 3 Гбит/с. Это означает, что за час можно сохранить до 10 Тбайт информации. Использование ленточных носителей позволяет хранить особо важные данные в защищенном месте. Альтернативные решения, которые осуществляют резервное копирование на дисковые системы хранения, экономят время, так как при восстановлении данных не приходится устанавливать ленты и отсутствует необходимость их позиционирования.

    Частный случай дисковых технологий резервного копирования — сохранение данных с помощью снимков (Snapshots), применение которых позволяет существенно сократить затраты времени на восстановление. Однако эта технология загружает рабочие системы хранения, ведь снимок состоит из оригинала и соответствующих изменений, а для этого системе требуются оригинальные данные. При восстановлении считываются как оригиналы, так и информация из снимка. Если в оригинале возникает ошибка, то данные из снимка восстановить невозможно. Технология непрерывной защиты данных (Continious Data Protection, CDP) представляет собой дальнейшую эволюцию подхода с использованием кадров — изменения, происходящие в рабочих системах хранения, непрерывно записываются во вторичную систему. Это позволяет произвести восстановление системы на любой момент времени (см. Рисунок 2).

    Помимо этого, дедупликация данных позволяет экономно использовать емкость систем хранения и разгрузить другие компоненты процесса резервного копирования. На рынке получили признание две основные концепции. Первая — дедупликация в приемнике (Target-based Deduplication), когда задействуется только резервный носитель и обеспечивается лишь уменьшение объема сохраняемых данных. Система распознает избыточные блоки и заменяет их ссылками на уже существующие данные. Вторая — дедупликация на источнике (Source-based Deduplication), когда обработка данных осуществляется на исходном носителе; в результате разгружается сеть и сокращается нагрузка на процессоры сервера.

    Если резервное копирование данных ориентировано на восстановление файлов, имеющих критическую важность для предприятия, то при аварийном восстановлении после сбоев делается акцент на возобновление работы нижележащих систем. В этой связи часто упоминается технология восстановления с нуля (Bare Metal Recovery, BMR). Большинство решений рассчитано на восстановление системы, когда используемое аппаратное обеспечение идентично исходному, однако отказ системы часто вызывается компонентом, который уже недоступен в изначальном виде. Поскольку во многих решениях BMR системные разделы сохраняются в виде образов, то адаптация старых образов для новой среды оказывается трудоемкой. В качестве альтернативы можно прибегнуть к сохранению профилей, когда важные параметры системы записываются в базе данных, чтобы при восстановлении их можно было индивидуально применить к новой системе. Подобные решения предусматривают хранение образа операционной системы в аппаратно-независимом виде и наличие профиля со всеми важными параметрами, определяющими восстанавливаемую систему.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    При определении «уровня паранойи» для подготовки к возможным сбоям следует выяснить, какова вероятность наступления катастрофы по данному сценарию, насколько дорогостоящими будут последствия в случае ее наступления и больших ли затрат потребует защита от этой угрозы. Дальнейшие шаги определяются ответами на эти вопросы и «уровнем паранойи».

    Михаэль Шмитт — консультант по бизнес-технологиям в сфере защиты данных, EMC Centre of Expertise.

    Рисунок 2. Система непрерывной защиты данных (CDP) протоколирует все изменения в реальном времени и в случае возникновения логической ошибки может активировать последнюю работоспособную версию.

    Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

    www.osp.ru