Смертность при анорексии

Анорексия учит жуткой смерти

Больные анорексией выбирают для ухода из жизни самые ужасающие и одновременно самые надёжные средства.

Как показало исследование ученых Университета американского штата Вермонт, повышенная смертность в результате попыток самоубийства, наблюдаемая у людей, страдающих анорексией, — это вовсе не следствие подорванного физического здоровья, приводящего к трагедии при малейшей попытке покончить с собой. Аноректики умышленно выбирают самые надежные методы расстаться с жизнью, что может быть продиктовано только твердым и всепобеждающим желанием отправиться в мир иной.

К таким выводам пришла Джил Холм-Денома, профессор психологического факультета, которая вплотную занялась изучением методов, используемых людьми, страдающими анорексией, в то время как психиатры и психотерапевты разводили руками, наблюдая у них необъяснимо высокий уровень смертности в результате суицида.

Холм-Денома обнаружила, что женщины, которые являются подавляющим большинством среди страдающих болезненно ревнивым отношением к собственному весу, как правило, выбирают фатальные методы самоубийства в расчете на то, что даже подоспевшая вовремя медицинская помощь окажется бессильна. Наиболее популярными методами среди них является повешенье, прыжок под колеса поезда и даже самосожжение.

В то же время Холм-Денома не берется утверждать, что аноректики чаще, чем кто-либо другой, думают о суициде, однако раз решившись, они делают это наверняка.

Результаты работы американского психолога приняты к печати в Journal of Affective Disorders.

Как правило, анорексией страдают молодые женщины и девушки из средней и верхней прослойки, составляющие в среднем 1 процент от общества. Однако в последнее время все чаще жертвами идеала худобы становятся представительницы расовых и этнических меньшинств, равно как и женщины более зрелого возраста.

Часто на это расстройство потребления пищи накладываются и не самые лучшие состояния души — женщины становятся крайне капризными и страдают частыми переменами настроения, в то же время они испытывают постоянную тревогу, отчего большинство приходит к употреблению наркотиков, что в итоге выливается в выраженные расстройства личности.

Анорексия — не единственное неврологическое нарушение питания. Наряду с ним распространены булимия — постоянное сильное и неутолимое чувство голода, а также компульсивное переедание — безудержная страсть к потреблению пищи. Однако среди прочих расстройств анорексия прочно удерживает лидирующие позиции по количеству смертей в результате удачных попыток самоубийств.

m.gazeta.ru

Смертельная анорексия: каждый четвертый с расстройством пищевого поведения умирает

От опасной болезни страдают даже 8-летние дети.

В мире каждый год умирает 20-25% людей, которые страдают расстройством пищевого поведения – анорексией, к тому же 10-15% анорексиков являются неизлечимыми.

Об этом заявил психотерапевт, руководитель центра по лечению расстройств пищевого поведения Валерий Патонич.

«Анорексия — это единственное психическое расстройство, от которого умирают. 20-25% людей, страдающих этими расстройствами, умирают либо от истощения организма, либо от желудочных кровотечений, либо от суицида. Статистика печальная, учитывая то, что болезнь молодеет, и если раньше к нам попадали клиенты 16-14 лет, то сейчас начинают попадать c 8 лет», — подчеркнул он.

По данным западных изданий, которые ссылаются на результаты опросов, современные дети c маленького возраста не уверены в себе. Девочки уже в 10 лет успевают испытать на себе разнообразные диеты, и что поражает — в возрасте от 6 до 8 уже имеют безумное желание быть стройнее. Такие мнения формируются из-за того, что герои мультиков и детских программ, в основном, неестественно худые. А также берут пример с недовольных своей фигурой женщин.

Что следует знать о проявлениях и лечении анорексии — консультация психотерапевта

У нас в гостях Валерий Патонич — психотерапевт, руководитель центра по лечению расстройств пищевого поведения. Специалист пояснил, в чем опасность анорексии, что происходит в организме больного, какие главные причины анорексии, какие возрастные группы наиболее уязвимые к этому опасному недугу, как распознать болезнь на ранних стадиях, а также возможно ли вылечить человека от анорексии.

«Безусловно, на этот процесс нужно влиять: это воспитание семейное, родителей. Одна из главных проблем — детям в первые годы жизни не закладываются базовые потребности: не удовлетворяются потребности в принятии, безопасности, любви, тепле. Плюс многие родители сами страдают расстройствами пищевого поведения, и дети просто копируют их поведение», — отметил психотерапевт.

В то же время он рассказал, что некоторые родители сами провоцируют детей на то, что они болеют анорексией.

«В моей практике был случай, когда отец говорил: «Если ты будешь весить больше 50 кг, я тебя любить не буду». Анорексия — это не только ответственность ребенка, это еще и ответственность родителей, которые не принимают своих детей, которые заставляют их быть какими-то специальными, удобными для них, но не такими, какими они есть», — считает Патонич.

Эксперт посоветовал родителям быть внимательнее к собственным детям.

«Если у ребенка, у девушки, пропали месячные, нужно уже бежать не только к гинекологу, но еще и к психотерапевту, потому что, возможно, это первый симптом появления анорексии ограничительного типа. Девушка может не принимать пищу вместе с родителями, и любые разговоры о еде, о ее теле вызывают у нее раздражение, и она начинает немного даже агресивничать на то, что говорят ей родители. Также это выпадение волос, сухость кожи, резкая потеря веса, желание быть на диетах», — заметил он.

ru.tsn.ua

Смертность при анорексии

Когда сок огурца и 5 граммов шоколада считаются перееданием. Реальные истории больных анорексией и булимией

Ох, уж эти коленки. Они опасливо выглядывают из-под халата и никак не вписываются в общепризнанное представление о красоте. Кости, обтянутые кожей — по телу моей собеседницы можно изучать анатомию. Девушка болеет анорексией уже больше года, ее вес до госпитализации составлял всего 38 килограммов. Она пытается сдерживать слезы и смотрит мне прямо в глаза. А я смотрю на коленки…

Ежегодно в Беларуси расстройствами пищевого поведения заболевают около 900 человек. По словам врачей, они совершают медленный суицид, ведь анорексия — одно из двух психических расстройств, от которых умирают. Смертность достигает 20 процентов. Чтобы узнать, ради чего молодые девушки губят свою собственную жизнь, мы отправились в РНПЦ психического здоровья. В 10-м женском психиатрическом отделении для лечения нарушений пищевого поведения выделено 10 постоянных мест. В день нашего приезда здесь лежали 16 жертв похудения.

Вместо сложных медицинских определений заведующая отделением Светлана Мельгуй приводит яркие примеры. Анорексия — это когда сок половины огурца и 5 граммов шоколада считаются перееданием. Когда за одну штуку зефира девушка наказывает себя голодом на неделю. Когда долго размышляя о том, съесть большое или маленькое яблоко, пациентка решает отказаться от яблока вообще.

Булимия — это когда можно съесть все содержимое холодильника, кастрюлю супа, обед из 3 блюд, приготовленный на семью из 5 человек, за один присест. Вызвать рвоту. Потом повторить ритуал еще раз — и так минимум несколько раз в неделю. И в том, и в другом случае способы похудения могут быть самыми разными: можно голодать вообще, можно переедать и вызывать рвоту, употреблять слабительные или мочегонные, изнурять себя физическими упражнениями. Две болезни идут бок о бок и, как правило, лечатся одинаково.

«Однажды посреди ночи я объелась арбузом»

Виктория — та самая девушка, от коленок которой тяжело оторвать взгляд. От худобы ее лицо кажется слегка вытянутым, словно удивленным, брови — приподнятыми, глаза — уставшими. Девушка, действительно, очень устала от своей болезни. За последний год она потеряла многое: молодого человека, друзей, поддержку родных. И все ради эфемерной стройности. Когда Вика начинала худеть, она имела совершенно нормальный для ее роста вес — 55 кг.

— Решила худеть из-за того, что поехала к подруге, и мне показалось, что она немного худее меня, изящнее. Старалась кушать только 1 раз в день — на работе. Килограммы начали таять, очень быстро я похудела до 45 кг. Мне говорили, что я очень изящная и что больше худеть не нужно. Мне это очень нравилось, я хотела привлечь к себе еще больше внимания, хотела, чтобы мне завидовали. И продолжила худеть.

Следующим этапом стал прием мочегонных таблеток, выводящих из организма воду. Вика признается, что самочувствие было ужасным, постоянная вялость, усталость, раздражительность. Часто слышала про себя: «Она не от мира сего, чумная». Появилась апатия к жизни. На тот момент ее рацион составлял только суп (жидкая его часть), немного сухого хлеба, яблоки и кефир, причем кефир — всего пару раз в неделю. Ночью часто снилась еда, но девушка проявляла чудеса выносливости. Однажды, когда терпеть уже было невмоготу, она посреди ночи «объелась арбузом». Этот случай Вика описывает как «срыв»…

— Приезжала домой и пыталась показать родителям, что кушаю нормально, что со мной все хорошо (Вика жила и работала в другом городе. — TUT.BY). Мать очень сильно переживала по поводу моей худобы. Но я объясняла, что это из-за подвижной работы, обманывала ее. Брала у нее деньги на уколы (мне сказали, что плохое самочувствие может быть из-за недостатка кислорода).

«Это не жизнь, а бесполезное существование. Что же я наделала с собой?»

Вес дошел до критической отметки — 35 кг. На тот момент девушка работала продавцом в торговом центре и в рабочее время буквально валилась с ног. Ночью не могла нормально спать, постоянно вставала в туалет из-за мочегонных таблеток.

— Начались отклики. Покупатели перестали заходить ко мне, говорили: «У нее такой вид, что она сейчас рассыплется прямо здесь, она больная, что ли?». У меня в итоге практически остановка сердца была, я не могла на работе нормально с людьми разговаривать. Начали говорить родственники, что со мной нужно срочно что-то делать. Но я была сама в себе, в своей болезни и ничего не слышала. Потом хозяйка магазина поставила мне ультиматум, что если я не поправлюсь, она не продлит со мной контракт. Я собралась с силами и пошла к врачу. Сначала к терапевту, потом меня направили сюда.

В больнице Виктория уже полтора месяца. Поначалу, рассказывает девушка, ей было страшно отказаться от мочегонных таблеток и потолстеть. Мучили угрызения совести из-за каждого приема пищи. Потом, если верить пациентке, она переборола себя, стала съедать все, что предлагают в столовой, и даже начала получать удовольствие от еды и ее вкуса. Девушка гордится прибавкой в 4 килограмма и спешит заверить нас, что дискомфорта от своего нынешнего веса не чувствует. Кажется, что она до сих пор не может объективно оценить собственную внешность. Но присутствует главное — осознание того, что анорексия ведет ее в никуда. Рассказывая о прошлом, девушка не в силах сдержать слез.

— Это была не жизнь, а просто бесполезное существование. Я хочу вылечиться и жить нормально. После того как выйду из больницы, поставила себе цель получить высшее образование, хотелось бы поменять работу, хочу возобновить отношения со своим молодым человеком, которые я разорвала во время болезни. Я всегда придумывала всякие отговорки, что я устала, что мне некогда. Меня начало угнетать, что все мои друзья что-то имеют по жизни, рожают детей, выходят замуж, а у меня ничего этого нет. Что же я наделала с собой?

Проблема не только в моде на худобу

Случай с Викторией не уникален. В основном истории пациентов, страдающих расстройствами пищевого поведения, написаны как под копирку. Все начинается с нормального для девушек желания стать более стройными и красивыми, а заканчивается серьезными нарушениями психики. Врачи подчеркивают: дело не только в моде на худобу, которая культивируется последние десятилетия. Проблема анорексии известна еще с древних времен, и первой жертвой этой болезни стал, как ни странно, мужчина.

По словам Светланы Мельгуй, есть ряд факторов, располагающих к расстройствам пищевого поведения. Во-первых, это наследственность. Если кто-то из близких страдал психическими расстройствами, депрессией или зависимостями (алкогольной, наркотической, пищевой), вероятность заболеть гораздо выше. Второй фактор — социальный. В обществе сформировалось мнение, что за красивой внешностью обязательно стоит успех, слава и удовольствия, что далеко не всегда правда. Влияют также особенности взаимодействия в семье: позволено ли человеку стать самостоятельным, принимать решения, делать собственный выбор, насколько психологический возраст девушки соответствует паспортному, каким образом формируется женственность, какие ценности культивируются в семье. Как правило, пациенток, страдающих расстройствами пищевого поведения, объединяет стремление к совершенству, перфекционизм, «синдром отличницы». Срабатывает желание быть лучше всех — худее всех.

— Стандартная ситуация: девочка растет в семье, где есть авторитарная мама, где папа постоянно на работе и не особенно участвует в разрешении семейных проблем. Мама запрещает девочке ходить туда, куда ей хочется, и дружить с тем, кто ей нравится. А у знакомых жизнь складывается лучше: кто-то съездил отдохнуть, у кого-то более крутая одежда, а тут еще мальчик, с которым встречалась, вдруг ушел к другой, и она оказалась худее… И вот такая девочка начинает размышлять, почему так случилось, и приходит к выводу, что, наверное, она не идеальна. Поделиться не с кем, а еще мама подталкивает поступать на ту специальность, которая совершенно не интересна. Происходит стресс, который становится пусковым толчком, и девушка начинает выражать свое недовольство ситуацией, воздействуя на тело.

Чаще всего, начало болезни приходится на подростковый возраст, когда фигура начинает меняться естественным образом, превращаясь из детской во взрослую. Зачастую девушек не останавливает ни замужество, ни рождение детей. Светлана Мельгуй знает несколько случаев, когда больные продолжали вызывать рвоту, принимали слабительные или мочегонные до того момента, пока не замечали выросший живот. Некоторые за время беременности даже умудрялись еще худеть. Хотя для многих девушек, потерявших критическую массу тела, зачатие детей становится невозможным. Наступает аменорея (остановка менструального цикла), и это лишь одно из последствий анорексии.

Кашу спрятать в хлеб, а котлету засунуть в бюстгальтер

Юлии — 25 лет, она весит 34 килограмма, и «критических дней» у нее не было уже давно. История этой пациентки удивительна тем, что девушка совершенно не осознает болезни (или делает вид). По ее словам, она теряет килограммы по непонятным ей причинам, потому как питается совершенно нормально. Юля даже описала нам свой примерный рацион до госпитализации, в котором есть место бутербродам, кашам, супам, печенью и шоколаду. Насторожила лишь одна деталь — «дробные порции».

Она согласна с тем, что выглядит сейчас пугающе. Подробно описывает, что стесняется раздеваться перед родителями, и даже самой ей «страшно смотреть на свое тело». В больнице, рассказывает девушка, за первые три недели она набрала 1,5 кг. Родители радовались этой новости, как дети. Но через неделю на весах было «минус три». С чем связано такое стремительное похудение, девушка не имеет понятия. По ее словам, она съедает в больнице все, что ей дают, и даже балуется шоколадом.

За каждую съеденную порцию здесь можно получить «карточку». Накопленными карточками можно «расплачиваться» за сеансы с психологом и психотерапевтом, свидания с родителями и исходящие звонки. Борьба за карточки, откровенничает девушка, здесь идет нешуточная. Но некоторые пациентки все равно не забывают о своей идее фикс и идут на различные ухищрения. Например, можно ходить кругами по коридору, чтобы потратить съеденные калории (заниматься физкультурой в палатах запрещают медсестры). Можно отдать кому-то еду и сказать, что ты съел ее сам, или аккуратно положить в карман, засунуть котлету в бюстгальтер, а кашу спрятать в хлеб. В общем, фантазия у тех, кто болеет анорексией, работает отлично. Но собеседница якобы не имеет к этому никакого отношения.

Валерия Левитина — одна из самых худых женщин на планете. При росте в 171 см она весит всего 25 килограммов.

«Вечером она уснула, а на следующее утро не проснулась»

На минуту усомнившись в том, что Юлия находится в психиатрическом отделении по адресу, мы сообщили об этом врачу. Оказалось, что отрицание — это всего лишь один из механизмов психологической защиты.

— Это один из способов поддержать свою исключительность: болеют другие, а я загадка, разгадайте мою загадку. То, что девушка продолжает худеть, можно объяснить, во-первых, описанными ею же «ухищрениями». Если Юлия рассказывает это о других, высока вероятность, что это делает она сама. Что я в себе не принимаю, я проецирую на других. Кроме того, дальнейшее похудение возможно за счет катаболизма — процессов распада. Организм начинает питаться за счет собственных ресурсов и тканей. Когда процесс распада начинает преобладать над процессами синтеза, может наступить летальный исход.

Анорексия — одно из двух психических расстройств, от которых умирают. Светлана Мельгуй до сих пор помнит тот день, когда в ее отделение попала 20-летняя девушка, которая выглядела по отношению к своей маме как бабушка. У нее были настолько выраженные изменения, что струпьями облезала с голени кожа. Вечером она уснула, а на следующее утро не проснулась. Произошла остановка сердца. Это тот случай, когда обращение к врачу было слишком поздним и уже ничем нельзя было помочь. В практике психиатра — не единственный.

Сегодня обращаемость к врачам стала гораздо выше. Девушки меньше стыдятся своей болезни, и это повышает благоприятность прогноза. Тем не менее статистика остается жестокой: смертность до 20 процентов, у 60 процентов пациентов анорексия или булимия переходят в другие психические расстройства — зависимости или даже шизофрению. И только 20 процентов девушек / женщин достигают длительной ремиссии.

«Молодой человек сказал, что у меня большой «тазик»

18-летняя Дарья сейчас на этапе выздоровления. Она лежит в больнице уже второй раз. Год назад ее состояние было критическим: девушка объедалась и вызывала рвоту практически каждый день. После лечения долгое время питалась по расписанию и распрощалась с «белым другом», но недавно снова начала переедать (правда, уже без рвоты). С помощью еды она справляется со стрессами и проблемами. В больнице ее учат другим способам психологической защиты.

А начиналось все, как и в случае с предыдущими героинями, с желания похудеть. Надо сказать, что у Даши потрясающая внешность. Видеть такую девушку в психиатрической больнице, как минимум, странно.

— Помню, молодой человек, который мне очень нравился, сказал: у тебя «тазик» большой. В тот момент я весила 60-62 кг, у меня в отличие от одноклассниц уже была оформлена и попа, и грудь. А все рядом такие худенькие… Начала бегать и ограничивать себя в еде. Постепенно дошло до того, что в течение дня я ела один творог. Уже через год я весила 46 кг. В один прекрасный момент организм начал требовать еды, и я решила возобновить нормальное питание. Но после голодной диеты у меня были настолько сильные боли в животе, что маме пришлось вызывать скорую. И мне врач говорит, выпей литр воды — иди и вызови рвоту, чтобы легче стало. Сначала я пользовалась этим методом, когда болел живот от переедания, а потом подумала: ведь можно так есть, вырывать обратно и вес не будет набираться!

3 литра борща за раз: «Я пыталась ловить моменты, когда родных не было дома»

Девушка ела скрытно. Собирала деньги, которые ей давала мама в школу, покупала пакет продуктов, прятала еду под стол и ела, пока никто не видел. Если вдруг мама заходила на кухню, Даша делала вид, что просто пьет чай. Могла съесть 3-литровую кастрюлю борща за раз — и это не предел. Шла в школу и думала лишь о том, как вернется домой и сможет «нажраться» (другого слова девушка подобрать не может). Все это происходило как раз в то время, когда школьница готовилась к выпускным экзаменам и ЦТ. Новый материал давался с трудом. Был момент, рассказывает Даша, когда хотелось сброситься с 9-этажки и наконец перестать думать о еде. После многочисленных попыток выздороветь самостоятельно девушка рассказала о своей проблеме матери и обратилась в больницу. Сейчас она полностью осознает свою проблему и продолжает работу с психологом.

Светлана Мельгуй подчеркивает, что самому выбраться из замкнутого круга практически невозможно — должна быть длительная поддержка врачей, родственников, других пациентов. Стационарный этап длится 1,5-2,5 месяца. Здесь пациенты проходят обследования, восстанавливают здоровье, им подбирают медикаментозное лечение. Далее начинается самый тяжелый этап — амбулаторный. Здесь важна тесная работа с психотерапевтом, который восстанавливает связь пациента с реальностью. Как правило, для полного излечения требуется вдвое больше времени, чем длилась сама болезнь. Выздоровление не бывает последовательным: время от времени происходят «срывы» и откаты назад. Но если лечение продолжается, у пациента есть все шансы вернуться к нормальной жизни.

Симптомы болезни:

— попытки избегать совместных приемов пищи;

— посещение туалета или попытки выйти на улицу, в подъезд сразу после еды;

— постоянные взвешивания и измерения;

— приобретение нежирных продуктов;

— стремление избегать жареного, мучного, сладкого — тогда, когда по физическим параметрам это не нужно;

news.tut.by

Признаетесь ли вы своим новым знакомым в том, что работаете учителем, если окажетесь на лечении в больнице, на отдыхе в санатории или в другой непривычной обстановке?

Да, так как не вижу в своей профессии ничего плохого, это достойная работа

Нет, потому что обязательно начнут критиковать и приставать с «умными» разговорами

Нет, потому что обязательно найдется мамочка, которая попросит «порепетировать» с ее ребенком

Да, конечно, потому что найдется два, а то и три родителя, которые попросят позаниматься с их детьми и появится возможность немного подзаработать

Всего проголосовало: 64

Текущий номер

Каким он будет, зависит от каждого, кто сегодня работает в школе

номер 25, от 19 июня 2018

Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

Летний детский отдых – это очень и очень непросто. Во многом потому, что пока у нас лучше получается организовать надзор и контроль, а не обеспечить все необходимые, работающие на безопасность меры. Эту ситуацию нужно в корне менять – в этом убежден заслуженный путешественник России Александр Миндель.

Главная задача студента, по мнению ректор МГУ Виктора Садовничего, научиться фундаментальным знаниям, научиться мыслить и учиться самому. Осваивать даже самые продвинутые и современные сферы знаний не имеет смысла – мир вокруг меняется слишком быстро.

«Великий писатель не зависит от текущего момента: это можно сказать и про Пушкина, и про Толстого, и про Пастернака. Так и Солженицын не сводится к политической составляющей его текстов…» — из эксклюзивного интервью историка литературы, литературного критика, профессора НИУ ВШЭ Андрея Немзера.

Наши приложения

Смертность от нервной анорексии среди подростков колеблется от 3 до 35 процентов

Нервная анорексия – тяжелый недуг. Больных преследует панический страх полноты, неадекватное представление о своей внешности (даже будучи крайне истощенными, пациенты продолжают считать себя толстыми) и искаженное отношение к еде – от отвращения к пище до приступов булимии (переедания) с последующим приемом слабительных или искусственно вызываемой рвотой. Нервная анорексия — расстройство пищевого поведения, однако в основе ее лежат психические расстройства.

Анорексию, как сообщил профессор, главный врач ГКДЦ «Ювента» Санкт-Петербурга Павел Кротин, конечно, нельзя пока считать эпидемией, однако случаи заболевания ею встречаются все чаще. И хорошо, если потеря массы тела составляет 20%, но если более 20%, то уже нарушены все жизненно важные процессы.

К сожалению, по словам ассистента кафедры детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии СЗГМУ им. И. И. Мечникова Нины Александровой, анорексия имеет тенденцию к омоложению. Например, были случаи, когда она проявлялась в 10 лет. Если говорить о Петербурге, то ранее анорексия составляла 4% от всех поставленных диагнозов, сегодня эта цифра достигла 20 %. При этом нужно учитывать, что данные цифры далеко не точны, поскольку многие родители с худеющими детьми не посещают врачей.

Смертность от нервной анорексии колеблется от 3% до 35%, что свидетельствует о неоднородности статистики. Заболевание часто маскируется под другими диагнозами, такими как «истощение», «дистрофия», «белково-нутриентная недостаточность» и другие.

Как пояснил профессор, зав. кафедрой детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии СЗГМУ им. И. И. Мечникова Эдмонд Эйдемиллер, причин для формирования заболевания много, в том числе и внешние факторы (оценка тела сверстниками). Однако главная причина – наличие либо явного, либо подавляемого внутреннего конфликта в семье. Причем социальный статус семей, где есть ребенок, заболевший нервной анорексией, как правило, высокий. В группе риска находятся и те семьи, где правильное питание — сверхценность. Наверное, неслучайно в свое время анорексию называли «болезнью отличниц». Худеющие девочки всеми силами стремятся достичь, как им кажется, идеальных размеров тела.

Увы, увлечение идеальными формами не проходит бесследно. В «лучшем случае», как заметил Павел Кротин, это потеря репродуктивной функции, а попросту бесплодие у женщин, в худшем – смерть ребенка. Также у 100% бывших анорексичек гарантирован остеопороз к старости. Большинство излечившихся от анорексии впоследствии страдают от ожирения.

Другими словами, по мнению всех врачей, нельзя замалчивать то, что проблемой анорексии должны заниматься психотерапевты. Однако как только родителям, которые привели ребенка на консультацию, рекомендуют обратиться к данному специалисту, начинается внутренний протест. Люди не верят, что все дороги ведут в мозг.

Как ни печально, но и сами врачи боятся пациентов-подростков. Возможно, это объясняется тем, что в нашей стране с многомиллионным населением существует всего две медицинские кафедры, занимающиеся детской психологией и детской психиатрией.

Может быть, могли бы помочь лекции о последствиях анорексии в школах, но докторское сообщество эту идею отвергает. Прежде всего, потому что сразу же возникает вопрос: «Кто же пустит с этой темой в школу?», а также из-за неуверенности в желании родителей услышать правду.

Что касается школьных психологов, то на них тоже нет никакой надежды. Примечательно, что многие врачи считают, что с глубинными, серьезными проблемами к школьному психологу дети не пойдут ни за что. В первую очередь потому что не верят, что задушевный разговор не выйдет за рамки кабинета школьного психолога. Однако данную тему непременно нужно освещать, потому что случаи анорексии у подростков учащаются, и, к сожалению, многие родители приводят детей к врачам тогда, когда излечение становится чрезвычайно трудным.

www.ug.ru

8 фактов о нервной анорексии

Больные анорексией – хорошие манипуляторы, утверждает врач-психиатр Виталий Минутко.

«Кожа да кости» – так часто говорят вслед худеньким девочкам, однако если для кого-то эти слова звучат обидно, то для тех, кто страдает нервной анорексией, – это самый лучший комплимент на свете. Всё, чего хотят девушки, изнуряющие себя голоданием, – стать как можно стройнее. О том, чем может обернуться такая увлечённая борьба с собственным весом, мы поговорили с врачом-психиатром Виталием Минутко.

Чем отличается нервная анорексия от нервной булимии? При нервной булимии человек держит вес на одной планке. При нервной анорексии он всё время стремится похудеть. И при том, и при другом состоянии искажён образ тела, то есть человек в зеркале видит не то, что есть на самом деле.

Девушки с нервной анорексией, как правило, перфекционистки, стремятся быть аккуратными и педантичными, большое внимание уделяют карьере, чётко выстраивая свою деятельность, и говорят о том, что здоровье не так важно, как достижение определённых успехов. Предъявляют к себе высокие требования. А при нервной булимии они более импульсивные, там могут быть алкоголь, наркотики. Раньше говорили, что от нервной анорексии страдают отличницы, а при булимии учатся хуже, но на самом деле это не так.

У пациенток с расстройствами пищевого поведения очень своеобразные отношения с матерями. Чаще всего девушки приходят на приём в одиночку и меняют много врачей, потому что для них большой кайф поговорить об этом. Они даже гордятся тем, что достигли такого веса, не понимая, что им надо лечиться. Обращаются к ним телеведущие, снимают фильмы об анорексии, спрашивают о проблемах со здоровьем – о костях, которые легко ломаются, о бесплодии. На что получают ответ: «Я не хочу об этом говорить. Лучше снимите, как я хорошо выгляжу».

Поставить диагноз не так просто даже на последней стадии. Есть заболевания, имитирующие нервную анорексию, например, болезнь Симонса. Диагноз ставится комплексно, на основании биологического, психологического и даже социального обследования. Довольно долго девушки скрывают, что с ними происходит. Иногда это полтора, иногда три года. Первый человек, который описал нервную анорексию, говорил, что девушка может говорить что угодно: что у неё проблемы с желудком, поэтому она не может много есть; может обманывать. Такие пациенты – хорошие манипуляторы.

При расстройстве пищевого поведения выявляется очень много различных нарушений. Например, гормональные нарушения, снижена активность щитовидной железы, гипотиреоз, у таких людей мёрзнут кончики пальцев рук, выпадают волосы, ногти ломаются. Уменьшается выработка гормона роста, обычно люди с анорексией невысокого роста. Прекращаются месячные – за счёт того, что снижается уровень некоторых гормонов, меняется соотношение натрия-калия. Неврологические нарушения: идёт атрофия коры головного мозга, поэтому страдает память, внимание, мышление. Это временная атрофия. Бывают желудочно-кишечные расстройства, запоры. Поскольку нередко вызывается рвота – кариес, изъязвление пищевода, различные гастриты, недостаточная активность поджелудочной железы. Холестерин обычно повышен. Иммунитет ослаблен. Меняется даже система свёртывания крови. То есть очень много нарушений.

При анорексии смертность очень высока, порядка 15 %. Смертность бывает от трёх случаев: самоубийство, остановка сердца, потому что сердце становится капельным, вытягивается, или низкое давление, например, пульс ниже 55 ударов. Это всё показания для лечения в стационаре.

Питание играет большую роль при лечении расстройств пищевого поведения, особенно правильная почасовая структура дня. Питаться лучше вместе с тем, кто правильно обучен. Продолжительность питания не более получаса, 6 раз в день. Желательно, чтобы человек после еды пару часов находился под наблюдением, чтобы не было каких-то неправильных поступков. Поэтому все эти пищевые расстройства лучше начинать лечить в стационаре, где можно добиться контроля над структурой поведения.

Современные методы лечения нервной анорексии подразумевают работу с телом и правильным формированием образа тела при помощи телесно ориентированной терапии и специальных зеркальных ванн, когда вместе с психотерапевтом человек находится среди зеркал в обнажённом виде и рассматривает своё тело или снимает на видеокамеру. Потом с психотерапевтом эти моменты обсуждаются. Надо правильно сформировать образ своего тела у таких пациентов.

www.aif.ru