Социальная депрессия патологии

Депрессия: человеческая, социальная и символическая патология

Депрессия — это объемное понятие, это очень распространенная патология, с которой мы все чаще и чаще встречаемся в нашей психотерапевтической практике.

В данном кратком сообщении я ограничусь тем, что подчеркну лишь некоторые аспекты депрессии и депрессивных пациентов.

Когда мы говорим о депрессии, первая проблема, с которой мы сталкиваемся — как более четко определить это понятие. Я полагаю, что депрессия — это не болезнь; ее нельзя свести к простой нехватке допамина или серотонина, которую можно лечить исключительно медикаментозно.

Это и не психическая структура, поскольку мы можем наблюдать депрессию у психотических, первертных и невротических пациентов (три традиционные структуры в психоаналитической нозографии).

Депрессию следует рассматривать как симптом (комбинацию ряда связанных элементов). Это формирование/выражение бессознательного, которое необходимо исследовать/анализировать с учетом всех аспектов личности и истории жизни пациента.

Это означает, что каждая депрессия уникальна, как уникален каждый пациент. То есть, жалоба пациента должна быть услышана и восстановлена во всей полноте своего смысла.

Что же такое депрессия?

Ее можно определить как патологию способности желать; как патологию действия; и, более философски, как неспособность принять нашу человеческую природу.

Помните короткую статью 1915 года об «эфемерной судьбе», в которой Фрейд говорит, что его поразило высказывание молодого поэта (Райнер Мария Рильке), сказавшего, что ничто в этом мире не представляет ценности, поскольку все проходит, все бренно, в особенности красота.

И действительно, жизнь полна утрат и сепараций.

Мы начинаем с того, что наше слияние с матерью жестоко обрывается. Затем мы должны учиться преодолевать ряд сепараций (от кормящей груди, от заботливых и защищающих родителей, от собственных иллюзий всемогущества — то, что называется воображаемой кастрацией). Мы также должны вступить в мир языка и утратить прямой контакт с объектами (что называется символической кастрацией). Затем мы должны избрать психический гендер, сексуальность, профессию, жену или мужа. а выбрать одно значит потерять другое!

Затем мы теряем близких друзей, теряем родителей, теряем молодость, здоровье и наконец, умираем.

Жизнь человека — череда сепараций и травматических моментов. Другими словами, вопрос не в том, почему наши пациенты иногда переживают депрессию, а в том, как нам всем удается ее избегать!

Депрессия — это также социальный феномен.

Важно учитывать социальное окружение и то, как общество поддерживает / поощряет жалобы пациента.

Чтобы рассказать о себе, мы используем слова и выражения социального дискурса; мы интериоризовали социальные представления. Это оказывает сильнейшее влияние на субъективность пациента и на то, как он переживает свое страдание.

В западных странах мы наблюдаем распространение депрессии (исследования в Бельгии показывают, что от депрессии страдает 12 % населения). Некоторые характеристики западного стиля жизни могут объяснить это возрастание депрессии. Возможно, это будет интересно и для вас, так как эти западные характеристики склонны распространяться по всему миру. Какими же характеристиками обладает западное материалистическое общество, общество, основанное на потреблении?

Во-первых, это индивидуализм. Часто он означает одиночество, особенно в больших городах и для пожилых людей. Защитная роль семьи, живущей вместе, снижается. Уже нет коллективных целей, общих социальных идеалов. Также утрачивается уверенность в будущем (страх экономического спада, безработицы, социальных сложностей.) и недостаточная уверенность в способности общества разрешить эти проблемы. Так социальная неуверенность приводит к индивидуальной тревожности и депрессии.

Вторая характеристика — социальное давление необходимости достижений. Необходимы достижения в работе, семейной роли, в сексуальности, в отдыхе. Во всех аспектах жизни люди должны быть чемпионами, они должны быть на высоте (к этому призывает и реклама).

Несоответствие этому социальному представлению о совершенстве приводит к низкой самооценке и депрессивным аффектам. В фрейдовских терминах, пациенты демонстрируют очень требовательный эго-идеал, и мы наблюдаем, что эго-идеалы становятся все менее развитыми, зрелыми и сложными, все более нарцисси-ческими, расщепленными, основанными на образах доэдипальных родителей.

Затем, есть общая иллюзия, что потреблением товаров можно достичь тотального счастья. Люди должны быть активными потребителями, и это поддерживает их идентичность.

Эта иллюзия разделяется также определенными медицинскими кругами, придерживающимися того мнения, что единственным лечением от депрессии могут быть медикаменты; пациенты сводятся к потребителям, решением становится потребление множества медикаментов. К счастью, психоаналитики выступают против этого чисто нейрологического представления о человеке.

Общество потребления основано на постоянном соблазне принципом удовольствия: удовольствие может принести покупка товаров, причем покупка немедленная, своего рода компульсивное действие, когда удовольствие может быть получено вне зависимости от принципа реальности и от любых ограничений.

Помимо этих характеристик, объясняющих рост нарцисси-ческой патологии, нельзя забывать и о двух других социальных факторах: падении авторитета и изменении в отцовской фигуре, о которых уже давно говорил Жак Лакан. Поиск немедленного удовлетворения является попыткой обойти принцип реальности, основанный на рациональности и вторичных процессах, а вторичным процессам необходимо время для психического развития.

И последнее, что я хотел бы заметить: депрессия — это патология времени.

Неспособные действовать, неспособные к предварительному планированию, неспособные говорить и участвовать в потоке взаимодействий между людьми, депрессивные пациенты живут так, как если бы время застыло, утратило направление; они живут в синхронистич ности.

Это говорит об отрицании реальности; это говорит о регрессивной защите от фрустрирующей, невыносимой и травматической реальности и потребности либидинально инвестировать эго.

Фрейд сказал, что депрессия сходна со сновидением. Сновидение исцеляет; оно позволяет человеку избежать фрустрирующей реальности или защититься от подавляющего его количества возбуждения. Так действует и депрессия.

Ференци также сравнивал депрессию с защитным сном. Поэтому к депрессии следует относиться с уважением. Работа скорби (die Trauerarbeit) требует времени для психической проработки. Помните предостережение Фрейда: осторожнее с «furor sanandi», нашим яростным стремлением исцелять! Наше стремление помочь пациенту и вылечить его должно сдерживаться тем фактом, что пациентам может быть нужно время для их скорби.

Нам необходимо также быть внимательными к желаниям пациента; мы можем отметить, что пациент активен, что-то делает, но как-то механически, как машина. То, что он делает, кажется несвязанным с его психической жизнью. Он субъективно не инвестирует свои действия. Медикаменты усугубляют ситуацию; пациент активен, но отсутствует интеграция между физическим действием и ментальным действием. По сути, его фантазийная жизнь остается пустой. Нет такого объекта или заменителя, которого стоило бы желать. Не забудем, что для психического развития требуется время; что для усиления желания определенного объекта необходима отсрочка. Факт отсрочки инстинктивного удовлетворения составляет разницу между потребностью и желанием. Наркозависимые испытывают потребность в получении немедленного удовлетворения от потребления своего объекта, наркотика.

Как эти элементы могут указать нам направление в нашей прак тике?

Как психоаналитики, мы осознаем уникальность каждого пациента. Фрейд рекомендовал каждый раз все изобретать заново, мы должны проявлять креативность, поскольку нет одной универсальной техники для всех депрессивных пациентов. Лечение депрессивных пациентов — это не вопрос правильного применения техники, как в бихевиоральной терапии.

Лечение — это встреча двух людей, обреченных как-то справляться с фактом своей смертности и с сексуальностью. Простое присутствие (нейтральное и доброжелательное присутствие) психоаналитика позволяет развиться в начале лечения очень устойчивому трансферу. Хайнц Когут назвал его близнецовым трансфером (также его называют трансфером альтер-эго); этот трансфер помогает пациенту, подкрепляя его нарциссизм успокаивающим присутствием другого человека, такого же, как и он сам, успокаивающим ощущением, что он относится к человеческому сообществу.

Необходимо ввести в психический аппарат пациента креативность, чтобы мобилизовать его ментальные способности для установления связей между представлением-вещью и представлением-словом.

Необходимо также стимулировать фантазийную жизнь, чтобы либидо (любовь или гнев) могло ре-инвестироваться во внешние объекты.

И наконец, в психическую экономию нашего пациента необходимо вводить Время. Время — это диахронистичность; Время — это основа символизации.

Сеттинг или рамки лечения — это первый элемент. Лечение определяется во времени регулярными и планируемыми сессиями; каждая сессия измеряется во времени; она начинается и через сорок пять минут заканчивается, хотя с другой стороны, некоторые элементы рамок остаются одними и теми же, что успокаивает.

Диахронистичность — основа языка (люди — это говорящие животные, и уже этот факт все радикально меняет). Каждое слово, каждый звук имеет определенное место в предложении и во времени, так что можно найти его смысл.

Использовать слова для выражения смысла означает символизировать, связывать свободную энергию ментальными репрезентациями, чтобы помочь эго гармонично интегрировать события в соответствии с принципом реальности. Разговор возвращает пациента к миру обмена, к поиску смысла и новых объектов желания, в измерение смысла, в жизнь.

psyera.ru

Депрессии в общесоматической практике Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Королева Е. Г., Шустер Э. Е.

Депрессии – одна из самых распространенных форм психической патологии. Депрессии имеют серьезные социально-экономические последствия, они занимают 4-е место среди всех заболеваний как причина смерти и инвалидности. На развитие депрессивных расстройств оказывает влияние совокупность нейробиологических факторов. Различные соматические заболевания могут вызывать депрессии посредством биологических или психосоциальных механизмов. Поэтому в практике врача-интерниста депрессии представлены большим количеством типов и вариантов.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Королева Е.Г., Шустер Э.Е.,

DEPRESSION IN GENERAL SOMATIC PRACTICE

Depressions are one of the most widespread forms of psychiatric pathology in the population. Depressions have serious socioeconomic consequences. At present time depressions take the 4-th place among all diseases as a cause of death and disability. The development of depressive disturbances is under influence of neurobiological factors. Various somatic diseases can cause depressions by means of biologic or psychosocial mechanisms. That is why there is a great amount of types and variants of depressions in general doctor’s practice.

Текст научной работы на тему «Депрессии в общесоматической практике»

ДЕПРЕССИИ В ОБЩЕСОМАТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

Е.Г. Королева, д.м.н, профессор; Э.Е. Шустер, к.м.н, доцент УО «Гродненский государственный медицинский университет»

Депрессии — одна из самых распространенных форм психической патологии. Депрессии имеют серьезные социально-экономические последствия, они занимают 4-е место среди всех заболеваний как причина смерти и инвалидности. На развитие депрессивных расстройств оказывает влияние совокупность нейробиологических факторов. Различные соматические заболевания могут вызывать депрессии посредством биологических или психосоциальных механизмов. Поэтому в практике врача-интерниста депрессии представлены большим количеством типов и вариантов.

Ключевые слова: депрессия, соматизированная депрессия, показания для госпитализации, психосоматические расстройства, хроническая усталость, профессиональные стрессоры.

Depressions are one of the most widespread forms of psychiatric pathology in the population. Depressions have serious socioeconomic consequences. At present time depressions take the 4-th place among all diseases as a cause of death and disability. The development of depressive disturbances is under influence of neurobiological factors. Various somatic diseases can cause depressions by means of biologic or psychosocial mechanisms. That is why there is a great amount of types and variants of depressions in general doctor’s practice.

Key words: depression, somatizational depression, ihcicational for hospitalization, psychosomatic disturbances, chronic satigue, professional stressors

Депрессии (депрессивные расстройства) — одна из самых распространённых у населения форм психической патологии: по данным широких эпидемиологических обследований, ими в любой момент времени страдает по крайней мере 5% населения Земли. Вероятность возникновения этого расстройства в течение всей жизни достигает, как минимум, 10% для мужчин и 20% для женщин.

По своим социально-экономическим последствиям депрессии намного опережают остальные формы психических расстройств и занимают в настоящее время 4-е место среди всех заболеваний человека как причина смерти и инвалидности, а к 2030 году выйдут на 2-е место, уступая только ишемической болезни сердца.

♦ В докладе ВОЗ в 2001 г. было сказано о том, что к 2020 году депрессии будут лидировать по причинам инвалидности и преждевременной смертности в индустриально развитых странах.

♦ Там же отмечалось, что от 10 до 15% людей, страдающих большой депрессией, совершают суициды.

♦ В то же время, при правильном лечении большинство этих пациентов может выздороветь.

Столь тяжёлые социально-экономические последствия депрессий обусловлены целым рядом причин -падением продуктивности таких пациентов в работе, преждевременной смертью в результате суицидов, повышенной частотой обращаемости этих больных в службы первичного здравоохранения к врачам — интернистам, бесполезными госпитализациями, обследованиями и лечением в соматических стационарах. Удельный вес таких больных среди пациентов врачей — интернистов и в соматических стационарах достигает:

— среди госпитализированных в соматические больницы — 33%

— среди находящихся в стационарах гериатрических пациентов — 36%

— среди амбулаторных онкологических больных — 42%

— среди перенесших инфаркт миокарда:

— в течение первых дней после инфаркта — 45%

— через 3-4 месяца — 33%

— среди перенесших инсульт в течение первых 2-х недель — 47% пациентов.

Депрессивные расстройства в общемедицинской практике встречаются:

♦ В неврологии (при болезни Паркинсона, эпилепсии, рассеянном склерозе, при болезни Гентингтона, при

синдроме Жиль де ля Туретта, в постинсультном периоде).

♦ При сердечно-сосудистых заболеваниях (при артериальной гипертензии и после перенесенного инфаркта миокарда).

♦ В эндокринологии (при сахарном диабете, гипотиреозе, синдроме Кушинга, болезни Аддисона, гиперти-реозе).

♦ В акушерстве и гинекологии (при предменструальном синдроме, в постнатальном периоде, в периоде менопаузы и др.)

♦ Распространённость депрессивных расстройств при онкологических заболеваниях:

— Поджелудочная железа — 50%, ротоглотка — 22-40%

— Молочные железы — 12 -32%, толстый кишечник -13-25%

— Женские половые органы — 23%

— Желудок — 11%, лимфомы — 17%

Существует огромное количество типов и вариантов депрессивных расстройств, дифференциация которых необходима в целях эффективного лечения. Вне зависимости от способа классификации, все депрессивные расстройства имеют общие клинические проявления. К ним относятся:

Нарушения в аффективной сфере:

— печаль, тоска, сниженная реактивность на приятные и неприятные события,

— снижение мотивации к деятельности, потеря интереса и удовольствия от ранее приятной деятельности (ан-гедония),

— утрата чувств, ощущение пустоты, апатия, тревога, напряжение, раздражительность, чувство разочарования (фрустрации).

Нарушения в когнитивной сфере:

— снижение концентрации внимания, нерешительность или колебания в принятии решений,

— снижение уверенности в себе, сниженная самооценка, ощущение своей бесполезности, самообвинение без повода или приписывание себе непомерной вины, беспомощность, пессимизм, чувство безнадёжности, мысли о смерти и самоубийстве.

— психотическая симптоматика, синдром Котара.

Нарушения в поведенческой сфере:

— ретардация, замедление движений тела, снижение или недостаток мимической экспрессии,

— затруднение при общении с людьми или недостаток коммуникации,

Журнал ГрГМУ2009 № 4

— в тяжёлых случаях — ажитация, неусидчивость, суетливость, бесцельная неконтролируемая гиперактивность или ступор.

— изменения базовых (физиологических) функций: бессонница или повышенная сонливость, снижение или повышение аппетита и веса тела, снижение либидо,

— изменения витальности: чувство усталости, повышенная утомляемость, снижение энергии, снижение биотонуса,

— неприятные телесные ощущения: боли и болезненные проявления, ощущение тяжести тела, любые другие плохо вербализуемые, недифференцируемые неприятные телесные ощущения,

— висцеральные симптомы: расстройство желудочно-кишечных функций, кардиоваскулярные нарушения и другие плохо вербализуемые ощущения телесных дисфункций.

Соматическое заболевание как причина депрессивного расстройства

В результате исследований выявлено, что соматическое заболевание может вызвать депрессивное расстройство посредством физиологических (биологических) или психосоциальных механизмов.

Существуют следующие гипотезы:

♦ Поражение нейрохимических связей, модулирующих эмоциональное состояние. Функциональное или структурное повреждение связей в нейронных сетях, связывающих базальные ганглии и префронтальную кору, которые, в свою очередь, связаны параллельными функциональными нейронными сетями, по мнению Ф. Алек-сандера и соавторов, приводит к изменению настроения, когнитивных процессов и моторных функций. Это может происходить при неврологических заболеваниях, таких как болезни Паркинсона, Гентингтона, рассеянный склероз или инсульт. Опухоли мозга и другие органические поражения могут быть непосредственной причиной структурного повреждения нейронных связей.

♦ Влияние на нейротрансмиттеры (при онкологических заболеваниях).

Существует гипотеза, что белок, высвобождаемый раковыми клетками, индуцирует антитела, которые связываются с рецепторами серотонина и таким образом блокируют их. Есть также мнение, что опухоли усиливают метаболизм триптофана, который является периферическим предшественником серотонина и тем самым обусловливают недостаток серотонина в синаптической щели, что способствует возникновению депрессивных расстройств.

♦ Снижение иммунной функции.

Депрессивные симптомы являются обычным явлением после инфекции, вероятно, вследствие высвобождения цитокинов или другого иммунологического дисбаланса.

♦ Нарушения в эндокринной системе.

Депрессивные симптомы появляются вследствие гипотиреоза и при синдроме Кушинга, при болезни Аддис-сона и при сахарном диабете. В патогенезе — нейрогумо-ральные теории депрессивных расстрйств. Считается, что эндокринные и психические расстройства имеют общие этиологические механизмы. Выявлены: повышенная ги-поталамо-гипофизарно-надпочечниковая (ГГН) активность при депрессивных расстройствах, значительное повышение секреции базального кортизола, высокий уровень свободного кортизола в моче и нарушение суточной периодичности секреции кортизола. В 1955 году Лайдлом был предложен дексаметазоновый тест супрессии (ДТ), как диагностический тест, который показал высокие уровни отсутствия супрессии дексаметазона у деп-

рессивных пациентов, особенно у тех, у кого наблюдались биологические и психотические симптомы.

Депрессия может быть ответом на лекарственную терапию соматических заболеваний. Существует достаточно большое количество медикаментозных средств, которые, влияя на нейромедиаторные процессы в ЦНС, приводят к развитию депрессивных состояний. Прежде всего, к ним следует отнести:

— гипотензивные средства — резерпин и его производные, клонидин, метилдопа, бета-адреноблокаторы — об-зидан или пропанолол, блокаторы кальциевых каналов -нимотоп или нимодипин;

— гормональные средства — кортикостероиды, анаболические стероиды, оральные контрацептивы, прогестерон, эстрогены;

— препараты с антиконвульсивным эффектом — кло-назепам и барбитураты;

— анальгетики и нестероидные противовоспалительные препараты — индометацин, фенацетин, бутадион;

— сердечные средства — сердечные гликозиды из группы препаратов наперстянки, прокаинамид;

— антибиотики — циклосерин, гризеофульвин, налидик-совая кислота;

— противотуберкулёзные препараты — этионамид, изо-ниазид;

— развитие депрессивных эпизодов возможно и в результате длительного применения противопаркинсони-ческих средств — леводопы, мидантана;

— депрессия может следовать и за длительным приёмом таких широко назначаемых в практике средств, как транквилизаторы.

Учитывая эти данные, становится понятным, насколько существенны детальные сведения о предшествующей или текущей фармакотерапии больного.

Соматическое заболевание часто сопровождается болью, страданием и потерей социального статуса, а также здоровья. Вместо осуществления обычной повседневной деятельности пациент сталкивается с уменьшением способности функционировать. Соматическое заболевание может повлечь за собой тяжёлые финансовые потери, угрозу утраты работы, инвалидизацию или угрозу жизни. Кассел описывает эти реакции в психодинамических понятиях: потеря ощущения «неразрушимости», которое служит в качестве психологической защиты, необходимой для нормального функционирования, оставляя пациента с чувством хрупкости и беззащитности. Происходит утрата ощущения контроля над собственной жизнью, приводящая к чувству беспомощности.

Депрессивное расстройство как причина соматического заболевания.

Возможные механизмы развития соматического заболевания, возникающего вследствие прямого и косвенного влияния предшествующего депрессивного расстройства, иллюстрируются следующим:

Пониженная активность клеток — натуральных киллеров или другие физиологические изменения, такие как гиперкортизолонемия, могут вызвать иммуносупрессию и обусловливать ослабление иммунитета.

— Пренебрежение собой может привести к возникновению нового или ухудшению уже имеющегося соматического заболевания.

— Лечение самого депрессивного расстройства в некоторых случаях может вызвать соматические нарушения, такие как дисфункция сердца или печени. Например, ряд антидепрессантов вызывают ортостатическую гипотонию, тахикардию, нарушение проводимости, аритмии — как на терапевтических уровнях, так и при передозировке.

Журнал ТрТМУ2009 № 4

— Суицидальные попытки, даже будучи безуспешными, могут иметь соматические последствия.

Причины несвоевременного распознавания депрессии в общесоматической практике:

1 — «амбулаторный» подход к больным, недостаток времени для расспроса, кратковременность и поверхностность беседы заставляют «подгонять» больного под диагноз;

2 — кажущаяся «знакомость» псевдоорганических симптомов, известность (кажущаяся) формул жалоб, диагностические «клише»;

3 — отсутствие преемственности в работе врачей стационаров, поликлиник и их документации, бригадный способ обслуживания (разные врачи, разные методы), большой объем консультаций (часто излишних);

4 — проблема терапии «третьих состояний» — между нормой и патологией;

5 — индуцирование врачей больными в определенном направлении своего заболевания, отрицание изменения в настроении, тревоги и тоски;

6 — имеющееся у врачей «клише» «настоящей» депрессии мешает распознаванию соматизированной депрессии;

7 — недооценка и полное пренебрежение субъективными жалобами больного, его внутренней картиной болезни, «психофобии» у врачей;

8 — переоценка инструментальных и лабораторных обследований, «механизация» диагноза;

9 — неправильная интерпретация данных обследования, тенденция «наклеить ярлык», «найти имя для ребенка»;

10 — желание пациента «быть соматическим», а не «психическим».

Маски соматизированной депрессии:

1 — черствость, невозмутимость, враждебность к окружающим;

2 — вегетативные пароксизмы (гипертензионный криз, инфаркт миокарда и даже внезапная смерть), а в результате срывы адаптационных механизмов;

3 — повышенная трудовая активность, социальная суетливость, непоседливость, «сам себе придумывает дела»;

4 — тяга к путешествиям; «способность жить оседло -первое доказательство спокойствия духа» (Сенека);

5 — неестественные ранее веселость или бравада, «раз-гульность» поведения;

6 — булимия или полидипсия, страсть к курению, алкоголю, наркотикам, к медикаментам, носящие эпизодический характер (иногда сезонный).

Диагностика соматизированной депрессии

Основными признаками психогенного характера жалоб являются следующие:

1. Аффективная напряженность и общая психическая гиперестезия, душевный дискомфорт, нарастающая раздражительность, вспыльчивость, готовность к слезам, рассеянность, утрата интересов, появляющаяся потребность в тонизирующих средствах.

2. Чувство ежедневной «свинцовой» тяжести, усталости, расстройства сна, аппетита, изменение веса, вегетативные сердечно-сосудистые расстройства.

3. Суточные колебания жизненного тонуса и самочувствия, особенно в первой половине дня, лабильность настроения.

4. Вегетативная симптоматика: расширение зрачков, сухость во рту, гипергидроз, гиперемия или бледность лица и т.п.

5. Разрыв между тягостными ощущениями и скудностью достоверных отклонений и значительной продолжительностью заболевания при отсутствии объективной динамики структурных изменений.

6. Колебание настроения в анамнезе.

7. Эмоциональная неадекватность, «захваченность» болезнью (поза, жесты, мимика, манера одеваться и пр.).

8. Иногда однократное введение реланиума или седуксена нормализует состояние.

9. Множественность и «скользящий» характер соматических жалоб — важный дифференциально-диагностический признак.

♦ Депрессивные расстройства могут протекать параллельно с другими неврологическими, а также с эндокринологическими, онкологическими, гинекологическими и сердечно-сосудистыми заболеваниями.

♦ Пациентам с соматическими заболеваниями и депрессивными расстройствами, предъявляющим соответствующие жалобы, должны назначаться антидепрессанты.

♦ Выбор антидепрессанта должен зависеть в первую очередь от профиля побочных эффектов: предпочтение следует отдавать препаратам с меньшими антихолинэр-гическими, альфа-адреноблокирующими и седативны-ми эффектами.

♦ Медикаментозное лечение следует продолжать в течение, по меньшей мере, 6 месяцев после клинического улучшения (прекращения эпизода).

♦ Из других методов лечения депрессивных расстройств используются когнитивно-поведенческая психотерапия, частичная депривация сна, свето (фото) терапия. Часто эффективным является использование нескольких методов лечения. Комбинации в лечении используются при различных формах депрессивных расстройств и разной тяжести.

♦ Важно помнить, что лечение сосуществующего депрессивного расстройства необходимо предпринимать параллельно с лечением соматической патологии, и что оно оказывает положительный эффект на течение соматического заболевания. Кроме того, эффективное лечение депрессивного расстройства значительно улучшает качество жизни человека, так как облегчает или уменьшает тяжесть депрессивных симптомов. Первый вопрос, с которым сталкивается врач при обращении к нему пациента с депрессией — госпитализировать пациента или лечить амбулаторно. Прямыми показаниями к госпитализации являются риск суицида, стойкий отказ от приема пищи, необходимость дополнительных диагностических процедур.

При решении лечить пациента амбулаторно врач должен быть уверен в том, что близкое окружение больного будет выполнять все инструкции по контролю за поведением, приемом препаратов и уходу за пациентом. Лечении депрессии улучшает способность человека справляться с хроническими заболеваниями, такими как рассеянный склероз или эпилепсия, сахарный диабет или инфаркт миокарда.

1. Бек, А. Когнитивная терапия депрессии / А. Бек. — СПб.: Питер, 2003. — 304 с.

2. Вид, В.Д. Болезни настроения / В.Д. Вид. — СПб.: ДИЛЯ, 2002. — 160 с.

3. Всемирная организация здравоохранения. Доклад о состоянии здравоохранения в мире, 2001 г.: Психическое здоровье: новое понимание, новая надежда. — М.: Весь Мир. — 215 с.

4. Каплан, В. Клиническая психиатрия / В. Каплан, Дж. Сэд-док. — М., 1995. — Т. 1. — 672 с.

cyberleninka.ru

Социальная патология – алкогольная депрессия

Изменение стандартов выживания и функционирования личности многократно стимулирует массовое потребление алкоголя. Этот феномен стал причиной интенсивного распространения депрессивных расстройств среди населения. Каждый человек с наркотической или алкогольной зависимостью, с депрессивным асоциальным поведением ежедневно создает травмирующую психику ситуацию. Такое поведение способствует формированию депрессивных состояний и снижению качества жизни ближайшего окружения. Как правило, в этот ареал попадает 8-9 созависимых, образуя подобие цепной реакции.

Состояние депрессивного расстройства среди людей с алкогольной зависимостью вызывает изнурительные затяжные запои, острые психические состояния, суицидальные мысли и поступки. Такие состояния непредсказуемы и непрогнозируемы. Осложняется ситуация еще и тем, что привычная доза алкоголя не только не повышает настроение и не подавляет депрессивное состояние, а наоборот, еще более обостряет симптомы депрессии.

В случае внутрибольничного лечения на начальном этапе ремиссионного состояния появляется так называемая «депрессия утраты», когда утрата алкоголя, недосягаемые магазинные и барные витрины формируют тяжелые депрессивные состояния. Зачастую алкогольная депрессия сопровождается психопатологическим феноменом под названием «фобия трезвости». Обычно он возникает на ранних стадиях ремиссии, когда алкоголезависимый человек еще не готов к отказу от привычного для него алкогольного состояния.

Для людей с алкогольной депрессией характерны страхи во сне, сохраняющиеся и в периоды ночных пробуждений («ночные страхи»), кошмары и тематические сновидения. Стирается осознанная грань между состояниями бодрствования и сна.

В результате алкогольной депрессии появляются бурные реакции с элементами гетероагрессии на любые внешние вмешательства в алкогольные устои больного. Либо наоборот, утрированное унижение и подобострастие перед лицами, способными лишить этого человека алкоголя, ограничить его алкогольную свободу.

Алкогольная депрессия разнообразна как по патологическим проявлениям, так и по степени тяжести. За небольшой промежуток времени у одного и того же человека она способна трансформироваться из легкой (в утреннее время) в тяжелую (в вечерние часы) форму, и наоборот.

Зачастую на момент завершения курса противоалкогольного лечения и выписки из стационара приходится вторая волна депрессивной симптоматики, имеющая психологически объяснимые причины. Несмотря на то, что страданий, связанных с синдромом отмены уже нет, человек в этот период испытывает постоянный психологический дискомфорт. Он связан с тоской по алкоголю, утратой многолетнего привычного стереотипа, «фобией трезвости», осознанием социальной непригодности своей личности и прочими факторами.

Алкогольная депрессия – серьезный фактор, снижающий качество жизни человека. В течение такого клинического фона очень трудно или практически невозможно начинать программу переориентации с алкоголя на окончательный отказ от него. Лечение таких состояний базируется на применении психофармакотерапии, психотерапии и немедикаментозных методов терапии.

doctorhiller.com