Соматизированные маски депрессии

Депрессия под маской

Более 450 миллионов людей на нашей планете страдают теми или иными формами психических расстройств. Половина из них не получают профессиональной медицинской помощи. Депрессия на сегодняшний день является четвертым по частоте заболеванием среди причин потери трудоспособности. Столь удручающее положение сложилось не только по причине традиционно предвзятого отношения большинства из нас к психотерапевтам, а еще и потому, что порой очень сложно отличить депрессию от обычного заболевания.

На пороге прихожей показалась Юля, молодая, некогда энергичная, деловая женщина. Уже несколько месяцев ее мучают боли в груди, учащенное сердцебиение, скачки артериального давления. В попытках выяснить причины своего состояния Юля прошла дистанцию от участкового терапевта до томографии головного мозга. Сегодня весь ее вид выдавал усталость и подавленность.

— Юленька, я тебя заждалась. Как прошел прием у врача, тебе назначили лечение? – участливо начала расспрашивать мама.
— Врач сказал, что результаты обследований вполне хорошие, – ответила Юля, отрешенно глядя в окно.
— Так это же замечательно! Значит, ты здорова. А врач объяснил, почему у тебя такое состояние?
— Врач посоветовал обратиться к психотерапевту… Либо я похожа на сумасшедшую, доказывая, что я больна, либо наши врачи просто бестолковые и не могут поставить диагноз.

Нетрудно представить отчаяние этой женщины, которой не помогают никакие лекарства, никакие врачи. И она не одинока в своих страданиях. Кто-то мучается от постоянного дискомфорта в животе или навязчивых головных болей, другие безуспешно борются с бессонницей или невралгией. Но после утомительных и дорогостоящих обследований врачи разводят руками, утверждая, что существенных отклонений от нормы нет. Таким образом, заболевший человек чувствует себя полностью опустошенным и подавленным – ему не верят! Он еще должен доказывать, что действительно болен! Врачи, в свою очередь, награждают этих пациентов такими ярлыками, как «проблемные больные» или «хронические жалобщики» – вечно на что-то жалуются и никогда не выздоравливают.

Юля, упомянутая в начале статьи, еще пока не оценила компетентность своего врача. Большинству может показаться оскорбительной рекомендация обратиться к психотерапевту при наличии тревожных телесных недугов. Однако все чаще врачи встречаются с тем, что физические болезни – это маски, которые надевает наша психика. И в таких ситуациях консультация психотерапевта просто необходима.

Однако коварство депрессии в том, что она не прочь поучаствовать в маскараде. И пациент, и врач могут быть уверены, что причиной, например, сильных болей является серьезный физический недуг, однако обследования упрямо не показывают никаких значительных изменений. Перебирая всевозможные лекарства и врачей, измученный человек становится невольным участником спектакля в жанре трагедии. Попробуем определить роли, которые любит исполнять лицедейка-депрессия:
Абдоминальные боли – неприятные ощущения в животе, боли, тяжесть, понос, запор, вздутие.
Лицевые боли – зубные боли, невралгия тройничного нерва.
Головные боли – чувство распирания или сжимания головы без четкой локализации, жжение, ощущение «ползания мурашек».
Сердце – учащенное сердцебиение; перебои; давящие, колющие боли; жжение или холод за грудиной.
Артралгия – радикулиты, различные болезни суставов, возможны мышечные боли.
Бессонница – характерно раннее пробуждение, которое не дает чувства бодрости, отвращение к завтраку, утренняя усталость.
Фобия – беспочвенный страх, например, боязнь остановки сердца, навязчивое подозрение у себя диагноза СПИД и т. д.
Сексуальные расстройства – часто встречающийся признак депрессии.

Наркомания – злоупотребление наркотиками и алкоголем, оказывается, тоже может быть маской. Однако как бы депрессия ни притворялась, ее все-таки можно распознать.

Разоблачение

Даже при скрытой депрессии прослеживается ее узнаваемый характерный акцент – больному не так легко радоваться жизни, как прежде, ощущается некоторая угнетенность, снижение уровня присущей ранее энергии, активности. Конечно, нелегко оставаться жизнерадостным, когда кажется, что вот-вот умрешь, или когда тебя никто не понимает, даже врачи, или же когда не можешь ни на чем сосредоточиться, кроме своей загадочной болезни. Однако именно такое восприятие своего состояния может служить признаком того, что человек стал жертвой безжалостной актрисы – депрессии.

Безусловно, бороться с ней в одиночку не стоит, равно как и самостоятельно устанавливать себе диагноз. Для того чтобы скорее определиться, в чем же дело, важно учесть, что необходимо рассказывать врачу.

Например:
— характер и периодичность у болей в течение суток или года,
— качество сна, изменение в привычках питания,
— эмоциональная нестабильность,
— ухудшение состояния под влиянием внешних факторов (перед работой, в транспорте, погода, присутствие какого-либо человека).

Кому-то мысль о том, что его болезнь не физическая, а психологическая, может принести успокоение, у кого-то вызвать скептицизм, а кто-то может быть оскорблен так называемым непониманием всей серьезности его болезни. Если за первых можно быть спокойными, то остальным можно напомнить: депрессия такая же серьезная болезнь, как и все остальные. И, оставаясь без лечения, она прогрессирует.

Финита ля комедия

Напоследок давайте поразмышляем, кто может стать жертвой лукавой актрисы. На наши вопросы отвечает врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук Нашкенова Айгуль Максутовна.

ЭЗ: Существуют ли люди, наиболее подверженные маскированным депрессиям?
— Существуют по меньшей мере три фактора происхождения соматизированной депрессии. Во-первых, соматизированные депрессии возникают у лиц с уже имеющейся скрытой соматической патологией, такой, например, как астения, расстройства сна, аппетита, либидо, менструального цикла или другая вегетативная дисфункция.

Во-вторых, существуют болезни, которые возникают одновременно с депрессией, поскольку имеют с ней единый патогенетический механизм (бронхиальная астма, язвенная болезнь желудка, нейродермиты, гипертоническая болезнь). Поэтому люди, у которых имеется генетическая предрасположенность к депрессии, при возникновении стрессового фактора будут реагировать «привычным способом».

В-третьих, развитие соматизированной депрессии обусловлено внутренней картиной болезни, которая зависит от склада личности, характера человека, его особенностей. К примеру, лица с маскированной депрессией менее тревожны, они деятельны, педантичны, непреклонны в своих взглядах, более требовательны, чем больные с типичной депрессией. Возможная причина развития соматизированной депрессии у них – это подсознательный страх моральной компрометации и социальных ограничений. Ведь классическая депрессия – это психическое расстройство, которое люди «осуждают, не понимают», а соматическая болезнь вызывает сочувствие, социально приемлема.

Кроме того, для лиц, склонных к соматизированным депрессиям, характерна алекситимия – психологическая особенность личности, включающая такое качество, как трудность в определении и описании собственных эмоций. Такая категория людей в основном фокусируется на внешних событиях, в ущерб внутренним переживаниям, они проявляют склонность к логическому восприятию мира на фоне эмоционального дефицита. То есть у лиц с алекситимией отмечаются трудности в нахождении подходящих слов для описания своих чувств. Алекситимия в близком переводе с древнегреческого означает «нет слов для названия чувств».

ЭЗ: Существуют ли способы профилактики соматизированной депрессии?
— Способы профилактики соматизированной депрессии и классической депрессии одинаковы. Во-первых, это здоровый образ жизни, отказ от курения, алкоголя, переедания. Во-вторых, это повышение психологической устойчивости человека к различного рода стрессам через формирование уверенности, повышение самооценки, самореализацию, саморазвитие. В-третьих, доступность психотерапевтических услуг, которые могут помочь человеку в решении возникающих жизненных трудностей, конфликтов, семейных, супружеских проблем. Учитывая алекситимию как частую характеристику людей с соматизированными депрессиями, необходимо развивать способность определять и описывать свои ощущения, эмоции.

Если же депрессия возникла, то, несомненно, ее просто необходимо вылечить, чтобы продолжать жить полнокровно и с удовольствием, которое так беспощадно ворует болезнь.

zoj.kz

Соматизированная депрессия

депрессия под маской.

Введение. Имеются эпидемиологические данные, свидетельствующие о том, что около 30% пациентов поликлинической практики с неустановленными соматическими диагнозами страдают соматизированными депрессиями. Это психическое расстройство имеет целый ряд определений (маскированная, ларвированная, скрытая, алекситимическая, депрессия без депрессии), которые не отражают всей широты проблемы. Так, известна тенденция развития этой формы расстройства настроения по типу депрессивного невроза или дистимии (хронический тип депрессии, часто начинающийся в молодом возрасте и длящийся несколько лет, иногда неопределенно долго). Еще одним важным аспектом является то, что часто пациенты с такими депрессиями убеждены в наличии у себя редкого заболевания или некомпетентности врача, настаивают на продолжительных обследованиях вне психиатрических учреждений. В ряде случаев отказ от лечения у специалиста происходит из-за опасений социальных последствий.

Клиническая картина. Соматизированные депрессии обычно проявляются в виде разнообразных (полиорганных) соматовегетативных расстройств: головные боли, мучительные ощущения в различных частях тела, сердцебиение, загрудинная боль, недостаток воздуха, одышка, нарушение биологических влечений – аппетита, полового влечения, диссомнические расстройства, сенестопатические проявления; тогда как типично депрессивные симптомы стираются или даже полностью перекрываются. Диссомнические расстройства и стойкие алгические синдромы также характерны для этого вида депрессий. Сочетание хронического болевого синдрома с депрессией выявляется не менее чем у половины больных, однако некоторые исследователи считают, что любой хронический болевой синдром обусловлен депрессией. В основе такого мнения лежит общность патогенетических механизмов депрессий и хронических болей — недостаточность серотонинергических систем мозга (также обнаружена общность патогенетических механизмов депрессии и неврологических заболеваний, сопровождающихся процессами апоптоза: болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера и другие нейродегенеративные заболевания). Облигатным является астенический фон депрессивного синдрома, однако от астенического соматогенного синдрома он характерно отличается противоположной суточной динамикой – «светлым» промежутком в вечерние часы.

Основные проявления соматизированных депрессий включают:

• нарушения сна (трудности засыпания, раннее пробуждение или повышенная сонливость);
• нарушения аппетита (выраженное снижение или повышение);
• изменения массы тела;
• повышенную утомляемость и раздражительность;
• пониженную активность и работоспособность;
• хронический болевой синдром различной локализации (чаще — кардиалгии, головные боли, боли в спине);
• вегетативные расстройства (нередко в виде приступов сердцебиения, одышки, головокружения и пр.);
• нарушения в сексуальной сфере и ряд других расстройств.

Диагностические критерии маскированных депрессий в клинике внутренних болезней:

• частое несоответствие жалоб больного характеру морфологических изменений;
• отсутствие объективных признаков соматического заболевания;
• периодичность (сезонность) манифестации симптоматики заболевания;
• ремитирующее течение;
• связь самочувствия с биологическим ритмом физиологических функций (больные лучше чувствуют себя в вечернее время);
• повторные обращения за медицинской помощью («большая история болезни»);
• недостаточная эффективность симптоматической терапии или отсутствие таковой;
• улучшение самочувствия на фоне приема антидепрессантов.

Принципы терапии. В случаях когда депрессия вызвана каким-либо фармакологическим веществом или общим медицинским состоянием больного, лечение должно быть направлено прежде всего на устранение ее причины, но при отсутствии улучшения симптомов в течение 4-6 недель необходимо начать антидепрессивную терапию. Поскольку депрессия — рецидивирующее заболевание, лечение должно продолжаться достаточно долго и после исчезновения симптомов. В острой фазе рекомендуют применять антидепрессанты до 6-8 недель, а продолжительность поддерживающей терапии точно не определена, однако она должна продолжаться по крайней мере в течение нескольких месяцев (чем больше рецидивов у пациента в анамнезе, тем продолжительнее должен быть курс лечения). Длительное лечение обычно требуется пациентам с тревогой, обсессивными и фобическими проявлениями, а также при затяжной тяжелой рецидивирующей депрессии, которая особенно характерна для пациентов пожилого возраста. Некоторым больным рекомендуется проведение антидепрессивной терапии в течение 1-5 лет и даже пожизненно. Для поддерживающей терапии эффективно назначение антидепрессантов в той же дозе, что и в острой фазе.

В настоящее время средствами первого выбора при лечении соматизированных депрессивных расстройств являются селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), которые имеют высокий терапевтический индекс и у которых отсутствует седативный и кардиотоксический эффекты — свойственные для ТЦА (трициклических антидепрессантов). Но в то же время СИОЗС не уступают по эффективности трициклическим антидепрессантам. Достоинством СИОЗС является высокая степенью конформизма при сочетанном применении их со многими другими лекарственными препаратами в общесоматической практике. СИОЗС обладают широким спектром фармакологической активности: наряду с выраженным антидепрессивным эффектом они оказывают анксиолитическое, антипаническое и анальгетическое действие. При наличии выраженного тревожного компонента более обоснованным может быть применение новой группы антидепрессантов двойного действия – ингибиторов обратного захвата серотонина и норадреналина (венлафаксин, милнацепран, тразодон). При наличии в структуре соматизированной депрессии диссомнических расстройств вплоть до агрипнии (бессонницы), показан антидепрессант новой группы мелатонинергического ряда – агомелатин. В лечении соматизированной депрессии используется психотерапия. Методом выбора является когнитивно-поведенческая терапия в различных модификациях.

doctorspb.ru

ЦЕНТР СПЕЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ЭКСПЕРТИЗ

125009, Москва, Тверская, д.20, стр.1, – тел.8(499)647-80-32, [email protected], учреждение судебной экспертизы

Маски соматизированной депрессии

Проблема соматизированных депрессий в современной медицине

Врачи общей практики, к которым в первую очередь попадают больные со стертыми аффективными расстройствами, нередко считают, что депрессия должна быть «нормальной», т. е. типичной. В связи с этим не учитывается множество «масок», которые принимают аффективные расстройства. То, что большинство депрессивных состояний не распознается, не удивительно, поскольку пациенты обращаются к терапевту с жалобами на соматические симптомы. Как подчеркивалось выше, при соматизированных депрессиях обнаруживается разрыв между полиморфизмом соматоформных проявлений и потребностью в медицинской помощи, с одной стороны, и отсутствием объективно выявляемых признаков соматического заболевания — с другой.

Причины поздней диагностики депрессий

Международный комитет по профилактике и лечению депрессий в образовательной программе по депрессивным расстройствам указывает на следующие причины, вызывающие трудности их распознавания.

Стигма
Это значит, что диагностика депрессии у пациента означает навешивание ярлыка психически больного. Таким образом, создается угроза социальной стигматизации этих людей, приводящая к отказу этих лиц от психиатрической помощи. Определенную роль играет и личность пациента. Больные соматизированной депрессией акцентируют внимание на соматических жалобах и, не осознавая психической болезни, не придают адекватного значения изменениям в аффективной сфере. В этом плане в качестве факторов риска гипонозогнозии выступают пожилой возраст, мужской пол, низкий культурный уровень.

Маскированная депрессия
В общетерапевтической практике более чем у половины больных депрессия выражается через соматические симптомы. В качестве одной из причин гиподиагностики нельзя игнорировать особенности клинической картины депрессий: преобладание соматизированной симптоматики, вегетативных проявлений, расстройств сна и аппетита. Аффективные расстройства сами по себе (подавленное, тоскливое настроение) могут полностью «маскироваться» выступающими на первый план соматическими нарушениями. Концепция маскированной депрессии и в настоящее время сохраняет свою актуальность и развивается в многочисленных исследованиях.

Коморбидные соматические заболевания
Может быть сочетание с тяжелым соматическим заболеванием, например с системной красной волчанкой или прогрессирующим ревматоидным артритом. И врач, и больной считают имеющуюся депрессию естественной реакцией на серьезную соматическую болезнь. Однако это не исключает ни наличия коморбидного депрессивного расстройства, ни возможности его целенаправленного лечения.

Молчаливое соглашение
Последнее существует между врачом и пациентом, обоюдно не желающими затрагивать «неудобные» душевные и социальные проблемы. Психические нарушения недооцениваются зачастую и в тех случаях, когда депрессивная симптоматика может быть истолкована как «психологически понятная» (например, при депрессиях, расцениваемых как «житейская» реакция, при обследовании лиц пожилого возраста, у которых депрессивные расстройства могут интерпретироваться как признак «естественной» усталости от жизни). Гораздо проще говорить о соматических симптомах.

Временные ограничения
Боязнь врачей слишком большой траты времени на проблемы, казалось бы, выходящие из сферы их узко профессиональной деятельности.

Неадекватное медицинское образование
До настоящего времени у нас, к сожалению, имеется крен в сторону биологизации, а не психологизации обучения. Как следствие гиподиагностики, обусловленной одной из перечисленных причин или их сочетанием, только 1 из 10 пациентов получает необходимую специализированную помощь. Большинство подвергается ряду недостаточно обоснованных обследований, а лечение становится неадекватным и неэффективным. По этим причинам социальные затраты на больных депрессией возрастают. Несвоевременное распознавание соматизированной депрессии не только приводит к возникновению тягостных психологических проблем, но и существенно влияет на важные социальные и экономические аспекты жизни пациента и его семьи.
Создавшееся положение во многом обусловлено недостаточностью знаний об основах диагностической квалификации, клиники и терапии депрессивных состояний.
Наряду с дефицитом знаний существует ряд факторов, усложняющих выявление и клиническую дифференциацию депрессивных состояний, а также выбор лечения, адекватного наблюдаемому расстройству. Достаточно выделить общие связи аффективных расстройств как с психической, так и с соматической патологией, устойчивость части этих расстройств к терапии.
Маскированные депрессии обозначаются также как «скрытые», «соматизированные», «ларвированные» или «алекситимические депрессии». Как вытекает из последнего определения, в ряде случаев пациенты могут не осознавать депрессивного расстройства.

Алекситимия — нарушение в аффективной и когнитивной сферах, проявляющееся трудностью в обозначении и описании эмоций, общим ограничением собственной аффективной жизни и фантазий.
Термин предложен P. Sifneos, предполагавшим, что алекситимический негативный стиль (отчетливо сниженное или отсутствующее символическое мышление, необнаруживаемые побуждения) специфичен для пациентов с классическими психосоматическими заболеваниями. В то время как невротические пациенты жалуются на психологические трудности и эмоциональные симптомы, алекситимики жалуются на соматические жалобы, порой не связанные с какими-либо физическими (соматическими) болезнями, у них имеющимися. Алекситимики обнаруживают выраженные затруднения в оценке и описании своих собственных чувств, а также способности отличать эмоциональные состояния от телесных сенсаций. Иногда они убеждены в наличии у себя какого-либо редкого и трудно диагностируемого заболевания и настаивают (предполагая некомпетентность врача) на многочисленных обследованиях в медицинских учреждениях непсихиатрического профиля.
В числе клинических признаков алекситимии отмечается бесконечное описание физических симптомов, временами не связанных с сопутствующими заболеваниями. Имеют место жалобы на напряжение, раздражительность, фрустрацию, боль, скуку, пустоту, непоседливость, ажитацию, нервозность. Отмечается выраженное отсутствие фантазий и сложное описание тривиальных действий окружающих. Характерны выраженные трудности в подборе соответствующих слов для описания чувств; бывают слезы, временами обильные, но кажущиеся не связанными с соответствующими чувствами (печаль, злость). Сновидения бывают редко; аффект обычно несоответствующий, неадекватный.
Тенденция к действию импульсивна; действие кажется доминирующим способом в жизни. Интерперсональные связи обычно бедны, с тенденцией к выраженной зависимости или предпочтением одиночества, избеганием людей. Личностный склад нарциссический, ретирующийся, пассивно-агрессивный или пассивно-зависимый, психопатический. Моторика ригидна; интервьюер или терапевт обычно находят пациента скучным и ужасно «тупым». Связи с социальным, образовательным, экономическим и культурным фоном отсутствуют. Причина алекситимии до настоящего времени неизвестна.

По признаку доминирующих феноменов, которые чаще бывают изолированными, выделяют и варианты маскированных депрессий (по А. Б. Смулевичу):
I. «Маски» в форме психопатологических расстройств:
– тревожно-фобические (генерализованное тревожное расстройство, панические атаки, агорафобия);
– обсессивно-компульсивные (навязчивости);
– ипохондрические;
– неврастенические.
II. «Маски» в форме нарушения биологического ритма:
– бессонница;
– гиперсомния.
III. «Маски» в форме вегетативных, соматизированных и эндокринных расстройств:
– синдром вегетососудистой дистонии, головокружение;
– функциональные нарушения внутренних органов;
– нейродермит, кожный зуд;
– анорексия, булимия;
– импотенция, нарушения менструального цикла.
IV. «Маски» в форме алгий:
– цефалгии;
– кардиалгии;
– абдоминалгии;
– фибромиалгии;
– невралгии (тройничного, лицевого нервов, межреберная невралгия, пояснично-крестцовый радикулит);
– спондилоалгии.
V. «Маски» в форме патохарактерологических расстройств:
– расстройства влечений (дипсомания, наркомания, токсикомания);
– антисоциальное поведение (импульсивность, конфликтность, вспышки агрессии);
– истерические реакции (обидчивость, плаксивость, склонность к драматизации ситуации, стремление привлечь внимание к своим недомоганиям, принятие роли больного).
Как указывалось ранее, депрессии, принимающие соматические «маски», чаще встречаются в общемедицинской сети. По данным S. Lesse (1980), от 1/3 до 2/3 всех пациентов, наблюдающихся у врачей широкого профиля и узких специалистов, страдают депрессией, маскированной ипохондрической или соматизированной симптоматикой.
Среди психопатологических «масок» чаще всего отмечаются обсессивно-компульсивные и тревожно-фобические расстройства (социофобии, страх невыполнения привычных действий, тревожные сомнения, панические атаки), а также истерические симптомокомплексы.
Часто отмечаются и функциональные органные или системные расстройства — психосоматическая ажитация или ретардация.

Вегетосоматические нарушения при депрессиях

Вегетативные нарушения в клинике скрытых депрессий могут проявляться в виде вегетососудистой дистонии и кризов. При дистонии вегетативные расстройства бывают в виде резкой симпатикотонии (учащение пульса, повышение артериального давления, сухость во рту, зябкость конечностей, белый дермографизм и др.) либо ваготонии (замедление пульса, понижение артериального давления, повышенная саливация, усиление перистальтики кишечника, покраснение кожи, красный дермографизм). Иногда явления симпатикотонии и ваготонии сочетаются. На фоне дистонии могут наблюдаться вегетативные кризы, обычно связанные с эмоциональным состоянием: симпатико-адреналовые, вагоинсулярные и смешанные.
Первые выражаются в учащении пульса, болях и неприятных ощущениях в области сердца, повышении артериального давления, бледности кожных покровов, онемении и похолодании конечностей, нередко ознобе. Вторые — в ощущении замирания или перебоев в области сердца, чувстве нехватки воздуха, удушье, неприятных ощущениях в эпигастральной области, усилении перистальтики. При этом отмечается гиперемия кожных покровов, ощущение жара, потливость, полиурия. Кризы обычно сопровождаются состоянием тревоги или страха. Длительность кризов — от нескольких минут до нескольких часов.

Псевдокардиологические симптомы
К кардиологу такие больные попадают чаще всего в связи с жалобами на боли и неприятные ощущения в грудной клетке (тяжесть и сдавление в груди), нередко ошибочно принимаемые за признак стенокардии, на своеобразные (с чувством тяжести, сжимания или жжения), не снимаемые органическими нитратами (нитроглицерин и др.) боли в области сердца, иногда сопровождающиеся сердцебиением. В некоторых случаях появляются острые, похожие на ревматические приступы боли в суставах.

Диспептические симптомы
Нередко в клинической картине ярко проявляются функциональные нарушения желудочно-кишечного тракта. Больные обращаются с жалобами на боли в области живота, ощущение тяжести под ложечкой, на снижение вкусовых ощущений, потерю аппетита, а в некоторых случаях — на полное отвращение к пище. Они чаще обследуются у гастроэнтеролога по поводу язвенной болезни, гастрита, болезни печени.

Кожные симптомы
При экземе наблюдаются функциональные нарушения в деятельности нервной и эндокринной систем. Возможно понижение болевой и температурной чувствительности по истерическому типу. Экзема может начаться и рецидивировать как следствие тяжелых нервно-психических травм, длительных волнений. Возникают невротические состояния, выражающиеся в нарушении сна вплоть до полной бессонницы, повышенной раздражительности и угнетенного состояния. Отмечается подверженность кожных изменений гипнотическому воздействию. При лечении экзем показано применение электросна, гипносуггестии и невысоких доз кортикостероидных препаратов. В случаях упорного зуда в ночное время показано применение антигистаминных и транквилизирующих препаратов. Проведение бальнеотерапии также способствует закреплению полученных результатов.

Нарушения аппетита
Иногда наиболее выражены явления нервной анорексии, сопровождающиеся снижением массы тела, в некоторых случаях значительным (на 10—15 кг за один-два месяца). Реже встречается булимия, иногда связанная с утратой чувства сытости (акория). Отмечаются также ощущения, напоминающие тошноту («мутит», «душу тянет» — чаще по утрам), но бывают и рвота, горечь, металлический привкус во рту. Часто отмечаются запоры, реже — поносы. Возможны дискинезии желчевыводящих путей, не сопровождающиеся развитием механической желтухи или лейкоцитоза, повышенная жажда.

Предменструальный синдром
Соматизированные депрессии нередко проявляются в форме синдрома предменструального напряжения. В этих случаях пациентки в первую очередь попадают на прием к гинекологу с жалобами на периодические, обычно перед месячными, боли в области живота, парестезии, сердцебиения, общее недомогание, раздражительность, слезливость. Однако наряду с вегетативными и астеническими расстройствами в этих случаях выявляются тесно связанные с менструальным циклом тревога, ощущение внутренней напряженности, отчетливое снижение настроения, угнетенность. Нередки дисменорея и аменорея.
Однако особенно характерны для соматизированной депрессии ее соматические эквиваленты в виде периодических нарушений обмена веществ, полового влечения, головной боли, нарушений сна, ночного энуреза, экземы, астматических приступов и т. п. и различные патологические сенсации со стороны тела. Некоторые из них, например психалгии (боли, обязанные своим возникновением психическому фактору, а не реальным повреждениям), встречаются практически у всех таких больных. Возможны и другие болезненные ощущения — скручивание, сжатие, разбухание, переливание и т. п.
В качестве «масок» соматизированной депрессии выступают иногда поведенческие расстройства (нецеленаправленная суетливость, периоды беспрерывного курения, алкогольные или сексуальные эксцессы), патохарактерологические проявления с доминированием расстройств влечений (дипсомания, токсикомания, склонность к азартным играм и др.).
Иногда неожиданно для самих себя больные начинают чуть ли не беспрерывно рисовать, при этом в их творчестве преобладают мотивы печали, грусти, безысходности.
Для эффективной терапии подобных состояний необходимо знать их патогенетические механизмы. У значительной части больных, чья клиническая картина соответствует критериям «маскированной депрессии», дексаметазоновый тест оказывается нормальным или субнормальным, а диазепамовый (седуксеновый) тест бывает тревожного типа. Они хорошо реагируют на анксиолитики (феназепам и др.). Это указывает на то, что в основе нарушений лежат патогенетические механизмы тревоги. Описываемое в этих случаях действие антидепрессантов объясняется присущими им анксиолитическим и анальгетическим эффектам. Соматическая симптоматика подобных состояний обусловлена свойственной тревоге симпатотонией и гормональными сдвигами.
То, что сходные вегето-соматические нарушения наблюдаются и при депрессии, объясняется тем, что депрессии всегда присущи элементы тревоги. У значительной части больных гипертонией в период развернутой депрессии артериальное давление снижается. Включение механизмов депрессии направлено на снижение тревоги, в том числе и на соматовегетативном уровне. Именно этим объясняется то, что у некоторых больных описываемой группы может возникнуть настоящая депрессивная фаза.

Вы должны авторизоваться чтобы опубликовать комментарий.

www.psy-expert.ru