Состояние психики пограничная норма вид помощи при этом

Состояние психики пограничная норма вид помощи при этом

Опубликовано Редакция в 4/14/10 • Категории ПРАКТИЧЕСКИЙ ОПЫТ

К числу наиболее быстро развивающихся в последние годы областей клинической и социальной медицины относится пограничная психиатрия. Это связано не только с тенденцией к интеграции психиатрии в общую медицину и психологию, но и с рядом объективных реальностей современной жизни, которые приводят к психоэмоциональному перенапряжению людей. Где та грань, когда обычные безобидные признаки усталости или отсутствие настроения становятся симптомами серьезного психического расстройства. На эту тему мы поговорили с заведующим кафедрой психиатрии и наркологии КГМУ, профессором, Заслуженным врачом ТАССР, заместителем председателя правления Российского общества психиатров Яхиным Каусаром Камиловичем.

— Когда мы говорим о пограничных психических расстройствах, надо учитывать, что за рубежом и в нашей стране это два разных понятия. В России под пограничными психическими расстройствами понимают группу заболеваний, которые являются пограничными между состоянием психического здоровья с одной стороны и с психозами с другой. Поэтому эти расстройства у нас включают в себя очень широкий круг состояний. Это все группы невротических расстройств, психические расстройства, обусловленные экзогенными причинами (травмы головного мозга, перенесенные инфекции в раннем детском возрасте, сосудистые патологии, такие как гипертоническая болезнь, атеросклероз сосудов головного мозга), а также группа заболеваний, обусловленных воздействием неблагоприятных экологических факторов, в том числе вредных факторов производства (отравление солями тяжелых металлов, отравление сероуглеродом, углеродом). Сюда же можно отнести группу психических расстройств, которые формируются при длительной алкоголизации или наркомании. Наконец можно отметить группу психических расстройств, которые занимают особое место. Это — расстройства личности или специфическое расстройство личности, раньше их обозначали как психопатии.

Как видите, это очень обширная группа заболеваний. Если мы посмотрим распределение группы лиц с пограничными состояниями в общей структуре психической заболеваемости, то окажется, что примерно 52% приходится именно на долю этих больных. Они, как правило, наблюдаются у врачей психиатров большинство больных находятся в группе консультативного учета, то есть они не находятся под диспансерном наблюдением. Больные могут получить консультацию у врача психиатра, психотерапевта, психолога. При необходимости проводятся соответствующие параклинические методы исследования.

Несмотря на кажущуюся легкость этих расстройств, по своим социальным последствиям, к сожалению, нередко пограничные расстройства дают инвалидность не меньше, чем больные страдающие шизофренией. Казалось бы, это пограничная патология, но по своим медицинским последствиям заболевание приводит к достаточно серьезной социальной дезадаптации.

— А как же за рубежом воспринимаются заболевания?

— Там термин пограничного психического расстройства включает совершенно другое понятие. Это группа лиц, которые занимают особое место среди больных шизофренией и расстройством личности, то есть за рубежом это понятие более узкое. Если посмотреть классификацию DCM-4, по которым работают американские психиатры или Международную классификацию болезней 10 пересмотра, то увидим, что они в чем то совпадают, но объединение пограничных психических расстройств под единым термином принято только у нас.

Большинство этих пациентов обращаются за помощью сначала к терапевтам, неврологам. Очень большая категория людей предпочитает обратиться за помощью к «специалистам» нетрадиционной медицины, целителям, экстрасенсам, нежели к врачам. Данные пациенты должны попадать к специалистам, а специалистом для этой категории больных я все-таки считаю врачей-психиатров, психотерапевтов, имеющих соответствующую подготовку. Несвоевременное обращение приводит к позднему назначению терапии. В этом и кроется сложность лечения этой категории пациентов.

За рубежом больные пограничными психическими расстройствами лечатся у врачей общей практики, психоаналитиков. Психиатры меньше принимают участие в их лечении. Это связано с культуральными особенностями, особенностью ментальности и организации психиатрической помощи

В Казани для таких пациентов существуют специальные учреждения. 20 лет назад мы впервые в России на базе Городской клинической больницы №18 — в структуре многопрофильного соматического учреждения организовали отделение пограничных состояний. В Республиканской психиатрической больнице есть специализированное отделение — отделение неврозов. Подобное отделение в виде дневного стационара функционирует в структуре амбулаторной службы диспансерного отделения №1, 2 по ул.Бутлерова и Гагарина, где больные при необходимости могут получить стационарное лечение. Кроме этого, имеются дневные стационары в структуре психиатрических клиник. Вообще, сеть для выявления и лечения больных достаточно развита. К тому же оказывается соответствующая помощь частными психотерапевтическими центрами. К ним обращается та категория больных, которые не решаются обратиться к психиатрам.

— Как выявляют этих больных? На чем основа диагностика?

— В психиатрии диагностика очень часто считается субъективной со стороны других специалистов. В нашем арсенале нет инструментальных методов диагностики. При выявлении и постановки диагноза пограничных психических расстройств часто мы используем клинико-психопатологический метод. Любое психическое заболевание проявляется комплексом специфических симптомов и изменением в поведении человека, изменением взаимоотношений с окружающими людьми. Здесь следует понять, что больные пограничными психическими расстройствами — это те люди, которые, прежде всего, страдают сами. Иногда может оказаться так, что человек выглядит цветущим, не истощенным, без патологических изменений со стороны сердца, внутренних органов, с хорошими показателями крови, но на самом деле пациент страдает. Важным является феномен субъективного страдания человека и как он ощущает, какие жалобы предъявляет, как с ними живет.

Основными проявления пограничных психических расстройств являются те симптомы, которые нередко встречаются среди здоровых людей и не мешают их социальной адаптации в обычных ситуациях. Это нарушение ночного сна (засыпания, поверхностный сон с кошмарными сновидениями, раннее пробуждение), то есть снижение качества сна. Больные плохо переносят это состояние, и чувствуют себя разбитыми, усталыми. На втором месте находится жалобы больных на слабость, повышенную утомляемость, сниженную работоспособность, отсутствия способности сосредоточится на одной деятельности, снижение внимания и продуктивности, интеллектуальной активности. В связи с этим возникает эмоциональная неустойчивость: люди становятся раздражительными, конфликтными, по малейшему поводу меняется настроение: они плохо вписываются в коллектив и вызывают определенные нарекания со стороны коллег и членов семьи.

Бывает комплекс симптомов, которые напоминают вегетативные дистонии, то есть нарушения функции вегетативной нервной систем. Это неустойчивость артериального давления, головные боли, красный или белый дермографизм, а также нарушения ЖКТ и дыхания. Каждый симптом является на самом деле проявлением отдельных заболеваний. Например, тревожные расстройства. Здесь превалируют симптомы беспокойства в отношении своего здоровья: человек слишком фиксирован на здоровье и обращает внимание на малейшие изменения со стороны внутренних органов. Пограничные психические расстройства тем и отличаются, что органической базы под этими расстройствами часто не бывает, поэтому их еще и называют функциональными нарушениями, которые при адекватном лечении могут исчезнуть.

Большую группу пограничных расстройств составляют так называемые посттравматичные психические расстройства. Это наиболее тяжелая категория больных. Например, люди, пережившие афганские и чеченские события, получившие тяжелую психическую травму, которая выходит за рамки нормального человеческого опыта. Причинами могут быть также массовые стихийные бедствия, изнасилования. Такие люди, как правило, теряют сон, наяву прокручиваются события, навязчивые воспоминания. У них меняется характер, поведение. Эти симптомы нередко сопровождаются дополнительной алкоголизацией, наркотизацией. К сожалению, такие больные вовремя не обращаются к специалистам, поэтому лечения не получают.

Рассмотрим группу заболеваний, которая носит название обсессивно-компульсивных расстройств. Основным проявлением здесь считаются какие-то навязчивые воспоминания, действия, страхи. Чаще пациентами являются лица, которые заразились венерическими заболеваниями, ВИЧ-инфекцией, перенесли инфаркт миокарда. Им характерны депрессивные и фобические состояния, проявляющиеся понижением настроения и постоянными мыслями о смерти.

Хочется выделить особую группу больных, которых называют депрессивными. Речь идет не о тяжелых депрессиях, которые требуют госпитализации в психиатрические клиники, а так называемые невротические депрессии, дистимии. У них настроение вроде бы в норме, но снижается социальная активность, мотивация, человек перестает испытывать интерес к деятельности, не получает удовольствия. Эти состояния, как правило, вообще не диагностируются и длятся они годами. К ним присоединяются разлады в семье, с близкими, проблемы с потенцией, дисгармония семейных отношений. То есть сама депрессия выступает под масками различных соматических заболеваний. Могут быть боли в области живота, одышка и др.

— Всегда ли такие пациенты сами обращаются за помощью к специалистам? И на какой стадии?

— Интересный вопрос. Как известно, врачи психиатры не участвуют в диспансеризации, кроме осмотров определенной категории профессий (военнослужащие, работника внутренних дел, работающих на вредных предприятиях и т.д.). Получается так, что во время диспансеризации эта категория больных остается вне поля зрения. Поэтому они самостоятельно обращаются за помощью. Как уже было сказано, сначала к терапевтам, неврологам, которые в свою очередь лечат вегетативные нарушения. Потом их направляют на консультацию к психиатрам, психотерапевтам, психологам. Следует понять, что психологи не оказывают медицинскую помощь. Пациенты считают, что сначала надо обратиться к ним, потому что это психологическая проблема. Психологи оказывают психологическую консультацию, которая направлена на разрешение тех или иных ситуаций. Если же состояние вышло за рамки обычных ситуационных реакций, то помощь психиатров или психотерапевтов оказывается необходимой. Что касается медицинских психологов, то они в свою очередь, не занимается болезнью, а лишь совместно работают с врачом психиатров и психотерапевтом.

Диагностика проводится с помощью соответствующих методик, как правило, опросниковых. В частности такая методика разработана у нас на кафедре -и называется автоматизированной системой донозологической диагностики пограничных расстройств. Опросник включает в себя 68 вопросов, потом с помощью компьютера ответы обрабатываются и с вероятностью в 95% выявляются заболевания. Эта работа была внедрена на крупнопромышленном предприятии, где имелись профессиональные вредности. Сейчас такую работу мы начали проводить среди студентов вузов. Актуально она в связи с тем, что эта категория через 5-6 лет становятся профессионалами, руководителями. Было бы замечательно, если мы сможем организовать при МЗ РТ центр пограничной патологии, деятельность которого было бы направлено на профилактику пограничных состояний. Да, мы знаем, что в соответствии с законом о психиатрической помощи, психиатры не имеют права осматривать людей без их согласия. Другое дело, если эти обследования носят характер скрининговых опросников, которые при необходимости могут быть и анонимными. Данная работа помогла бы на много снизить потерю трудоспособности населения.

— Какое лечение будет эффективным при пограничных психических расстройствах?

— Так как генез этих расстройств достаточно разнообразен, то и подходы к лечению будут разнообразными. Основным методом является психотерапия. Это психологическое воздействие на человека для осознания тех проблем, которые привели его в это состояние. Методы психотерапии очень широки. Есть групповые и индивидуальные, быстротечные в виде нейролингистического программирования, вариантов гипнотерапии.

Немаловажную роль в лечении играет и медикаментозная терапия. К сожалению, когда болезнь приняла затяжную форму (а страдать такие пациенты могут годами) важным является адекватное назначение психотропных препаратов. Они оказывают влияние на центральную нервную систему. Когда речь идет о группах невротических нарушений, то применяется транквилизаторы. Они снимают эмоциональное напряжение и с пациентами легче работать.

Эффективно использование антидепрессантов для лечения таких состояний, как невротические депрессии, скрытые ларвированные депрессии, маскированные под соматические расстройства. Среди них в последние годы широко используются ингибиторы обратного захвата серотонина. Есть препараты антидепрессанты, которые оказывают влияние в большей степени на симптомы нарушенного сна. Их много и выбор за врачами.

В арсенале врачей также есть транквилизаторы, изготовленные на основе лекарственных трав. Здесь следует понимать, что часто концентрация лекарственных веществ при применении настоек бывает недостаточными.

Существуют антиастенические препараты отечественного производства. Необходимы препараты восстановления режима ночного сна. Это достаточно индивидуальный аспект, поскольку может развиться привыкание. Здесь, конечно, врач должен принимать индивидуальное решение.

Есть группа ноотропов — это препараты, которые улучшают метаболизм нервных клеток и защищают от гипоксии. Также при необходимости, особенно пожилым пациентам, дополнительно назначаются сосудистые препараты, которые помогают улучшению мозгового кровообращения и метаболизма.

Я не говорю о психотропных препаратах — нейролептиках, потому что часто специалисты ошибочно считают, что если нейролептик помогает при психозах, то он должен помочь и при пограничных состояниях. Мы применяем эту группу препаратов только в отдельных случаях, когда наблюдается тяжелое расстройство личности.

Отмечу, что лечение может быть как в условиях стационара, так и амбулаторно. Очень хорошо помогают дополнительные физиотерапевтические методики. Таким больным показано санаторно-курортное лечение.

Важно, чтобы эти пациенты получили квалифицированную помощь. Распространение частной медицины приводит к тому, что огромное количество специалистов получают лицензию на один вид деятельности, а применяют часто психологические и психотерапевтические методики. Это опосредованное внушение или прямое гипнотическое внушение в своей практике. В этих случаях можно запустить и тяжелые соматические заболевания. Ведь, прежде чем поставить диагноз пограничного психического расстройств, мы должны исключить все заболевания, которые могут быть обусловлены какой-то соматической патологией. Например, опухоль головного мозга на начальном этапе проявляются неспецифическими симптомами. Точно также обстоит дело с врожденными кистами, травмами головного мозга и т.д.

— Сколько может длиться лечение?

— Стационарный курс лечения длиться порядка 20 дней. В эти сроки входит необходимое введение парентеральных препаратов, применение систем, капельниц. Назначение самих антидепрессантов требует времени, потому что они начинают действовать к концу 2-3 недели терапии. В общей сложности терапия занимает от 3-4 недель до месяца и более. Прогноз лечения зависит от двух факторов: своевременности обращения и взаимоотношений в семье и на работе, то есть от социальных факторов. Всплеск пограничных состояний наблюдался в 90-е годы — сложные для страны время. Такая картина повторяется и сегодня — в период экономической нестабильности, когда многие люди остались без работы, когда им трудно содержать семью. На этой почве возникают масса проблем, которые сказываются на психике человека: развиваются перенапряжение, тревога и как итог пограничные расстройства.

— Ключевую роль в достижении положительных результатов лечения играет установление эмпатического контакта врач-больной. Мы уже говорили о психотерапии. Из чего я поняла, что она во многом зависит ни сколько от конкретной методики, сколько от личности врача. Прокомментируете это, пожалуйста.

— «Эмпатия» — это способность понимать, сопереживать эмоциональному состоянию другого человека. Больной с пограничными психическими состояниями — это тот человек, который нуждается в поддержке. Когда пациент идет к психотерапевту, то ожидает не только назначения препаратов, но часто имеет место ожидание понимания. Работа с этой категорией больных оказывается нередко более тяжелым, чем работа, например, с больными психозами. Врачу-психотерапевту приходится выслушивать скрываемые, неприятные стороны жизни людей. Это и взаимоотношения в семье, измена супруга, непорядочность, то есть огромное количество негативного эмоционального воздействия, которое «сваливается» на врача. Часто это приводит к синдрому эмоционального выгорания специалиста. Работая с этими больными, психотерапевты сами нуждаются в психологических методах реабилитации. Важным является установление эмпатического контакта с пациентом. Обучить этому очень сложно. У врача либо есть эмпатия, либо ее нет. В последнем случае он может формально назначить лечение, но эффективность будет меньше, чем у врача, который обладает такими же знаниями, но относится с пониманием и сочувствием к пациенту.

mfvt.ru

Раздел I. Теоретические основы пограничной психиатрии.

Общее понятие о пограничных формах психических расстройств (пограничных состояниях).

Понятие о пограничных формах психических расстройств (пограничных состояниях) в значительной мере условно, а точнее говоря, жаргонно. Оно вошло в разговорную речь психиатров и других врачей, в той или иной мере связанных с психиатрией, и достаточно часто встречается на страницах научных публикаций. Главным образом это понятие используется для объединения нерезко выраженных нарушений, граничащих с состоянием здоровья и отделяющих его от собственно патологических психических проявлений, сопровождающихся значительными отклонениями от нормы. При этом пограничные состояния в основном не являются начальными, промежуточными («буферными») фазами или стадиями основных психозов. Они представляют особую группу патологических проявлений, имеющих в клиническом выражении свое начало, динамику и исход, зависящие от формы или вида болезненного процесса. Их определяет познанная или недостаточно изученная патофизиологическая база, в основе которой лежат различные этиологические и патогенетические факторы.

Пограничные формы психических расстройств условно объединяются в одну группу болезненных нарушений на основе признаков, включающих достаточно характерные проявления. Их обнаружение позволяет проводить дифференциацию пограничных состояний как с основными «непограничными» патологическими проявлениями, так и с состоянием психического здоровья.

К числу наиболее общих нарушений, характерных для пограничных состояний, относятся следующие.

— Преобладание невротического уровня психопатологических проявлений на всем протяжении заболевания.

— Взаимосвязь собственно психических расстройств с вегетативными дисфункциями, нарушениями ночного сна и соматическими проявлениями.

— Ведущая роль психогенных факторов в возникновении и декомпенсации болезненных нарушений.

— Наличие в большинстве случаев «органической предиспозиции» (минимальных неврологических дисфункций мозговых систем), способствующих развитию и декомпенсации болезненных проявлений.

— Взаимосвязь болезненных расстройств с личностно-типологическими особенностями больного.

— Сохранение больными критического отношения к своему состоянию.

Наряду с этим пограничные состояния характеризуются отсутствием:

— психотической симптоматики, определяющей психопатологическую структуру болезненного состояния;

— прогредиентно нарастающего слабоумия;

— личностных изменений, типичных для эндогенных психических заболеваний (шизофрения, эпилепсия и др.).

Пограничные психические нарушения могут возникать остро или развиваться постепенно, их течение может носить разный характер и ограничиваться кратковременной реакцией, относительно продолжительным состоянием, хроническим течением. С учетом этого, а также на основе анализа причин возникновения в клинической практике выделяют различные формы и варианты пограничных состояний. При этом используют разные принципы и подходы — нозологическую, синдромальную, симптоматическую оценку, а также анализ течения пограничного состояния, его «остроты», «хроничности», динамической взаимосвязи различных клинических проявлений.

С учетом многообразия этиопатогенетических факторов и особенностей проявления и течения к пограничным психическим расстройствам относят различные клинические формы и варианты невротических реакций, реактивные состояния, неврозы, патологические развития личности, психопатии, а также широкий круг неврозо- и психопатоподобных расстройств при соматических, неврологических и других заболеваниях. В современной Международной классификации психических и поведенческих расстройств (МКБ-10) пограничные психические расстройства рассматриваются главным образом в разделах F4 («Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства»), F5 («Поведенческие синдромы, связанные с физиологическими нарушениями и физическими факторами»), F6 («Расстройства зрелой личности и поведения у взрослых») и некоторых других. В число пограничных состояний, с нашей точки зрения, не следует включать эндогенные психические заболевания (в том числе их мягкие, латентные формы, такие, например, как вялотекущая шизофрения и др.) 4 , на определенных этапах течения которых преобладают и даже определяют клиническое состояние неврозо- и психопатоподобные расстройства, в значительной мере имитирующие основные формы и варианты собственно пограничных состояний. Однако в этих случаях эндогенный процесс протекает по своим собственным закономерностям, отличным от клинико-психопатологических механизмов, характерных для всех пограничных форм психических расстройств. Неврозо- и психопатоподобные нарушения, будучи наименее специфическими психопатологическими проявлениями, нередко могут отражать динамику более сложных по своей структуре психических заболеваний, протекающих с характерной для них симптоматикой и вызывающих те или иные личностные изменения.

4 В настоящем издании не рассматриваются неврозоподобные и психопатоподобные расстройства при основных психических заболеваниях, умственной отсталости, хроническом алкоголизме, наркоманиях и токсикоманиях.

Наиболее важным следствием любого пограничного психического расстройства является развитие у больного в той или иной мере выраженной социальной дезадаптации. Такого рода трактовка пограничных состояний разделяется не всеми авторами. Она стала складываться в начале XX столетия. До этого после классических работ Э. Крепелина многие исследователи поддерживали жесткую нозологическую концепцию психических болезней и расширительное толкование основных психозов. В частности, предлагалось целый ряд случаев психастении, истерии, неврастении рассматривать как проявления нераспознанной шизофрении (Е. Блейлер), а невыраженные колебания настроения — в рамках циркулярного психоза и его особого варианта — циклотимии. С точки зрения Е. Блейлера, шизофрения, для которой наиболее характерно своеобразное расщепление единства личности, чаще протекает «в скрытых формах с мало выраженными признаками, чем в формах явных с законченной симптоматологией. «. /1- С. 466/ Оказанием помощи больным с невыраженной шизофренической симптоматикой, наблюдавшимся вне стен психиатрических больниц, в тот период должна была заниматься «малая психиатрия». 5 К ее компетенции постепенно стали относить и так называемые конституциональные реакции (депрессии, экзальтации, параноические, эпилептические, психастенические и др.), проявлявшиеся под воздействием психотравмирующих влияний и некоторых других обстоятельств, реактивные состояния, наблюдавшиеся во время первой мировой войны, и психоневрозы. С учетом новейших исследований Э. Крепелин в 1920 г. представил на съезде немецких психиатров так называемую большую схему психических заболеваний, значительно отличавшуюся от предыдущей классификации. В ней имеются 10-й («психопатии») и 11-й («психогенные реакции») разделы, в которые включены многие состояния, рассматриваемые современной пограничной психиатрией.

5 Понятие «малая психиатрия», нередко еще используемое отечественными психиатрами, вероятно, затрагивает более широкий круг вопросов психиатрии, чем «пограничная психиатрия».

Больные с разными видами пограничных форм психических расстройств нуждаются во многом в сходных лечебно-реабилитационных мероприятиях. С учетом того, что эти больные не представляют, как правило, социальной опасности для окружающих, весь лечебный комплекс (включая психотерапию, биологические средства лечения, медико-социальную коррекцию и др.) может проводиться вне стен психиатрического стационара. Это, с одной стороны, объединяет разных больных с пограничными состояниями, а с другой — отделяет их от больных эндогенными психозами, протекающими с психотическими нарушениями.

Сказанное свидетельствует о том, что пограничные состояния составляют группу достаточно специфических психопатологических проявлений, объединяемых схожестью тенденций развития синдромогенеза. Часть больных находится под наблюдением врачей — психиатров или психотерапевтов, большее же число, как свидетельствует специальный эпидемиологический анализ, не получают специализированной и квалифицированной помощи. В ряде случаев больные с пограничными состояниями, сопровождающимися психосоматическими расстройствами, обращаются к врачам-интернистам, в большинстве случаев не имеющим специального опыта в дифференциально-диагностической оценке состояния и проведении всего комплекса необходимых лечебно-реабилитационных мероприятий. Многие лица с различными невротическими и психопатическими расстройствами вообще не предъявляют по этому поводу жалоб врачам как вследствие непонимания болезненного характера имеющихся нарушений, так и из-за отмечающегося у некоторых больных и их родственников страха перед обращением в психиатрический диспансер в связи с боязнью связанных с этим социальных ограничений.

Пограничные состояния объединяют группу расстройств, характеризуемых главным образом преобладанием проявлений так называемого невротического уровня нарушений психической деятельности.

Уровни психических расстройств могут анализироваться с различных точек зрения — философской, социальной, психологической, эволюционной, патогенетической, клинической и т.д. Своеобразие психопатологических проявлений при различных психических заболеваниях послужило основанием для разработки общепатологической концепции регистров психических расстройств (Кронфельд А.С., 1940; Гуревич М.О., 1945; Снежневский А.В., 1960; Рохлин Л.Л., 1971, и др.; Носhе, 1912; Specht G., 1917; Kraepelin E., 1920; Ewald G., 1921; Bostroem A., 1926). Согласно этой концепции, психические нарушения, определяющие пограничные формы психических расстройств, имеют по сравнению с другой психопатологией наиболее ограниченный диапазон болезненных проявлений. А.В. Снежневский (1960), исходя из степени полиморфизма и избирательности психопатологических синдромов, схематически выделяет 6 диапазонов расстройств, характерных для неврозов и психопатий, маниакально-депрессивного психоза, шизофрении, симптоматических психозов (делирий, аменция и т.д.), генуинной эпилепсии и, наконец, для психозов, возникающих при грубоорганических поражениях головного мозга. 6 При этом специфичность синдромов, с его точки зрения, отражает сложные взаимоотношения этиологии и патогенеза каждого болезненного расстройства.

6 В работе, опубликованной в 1975 г., А.В. Снежневский уже более дифференцированно выделяет 9 «кругов» последовательного нарастания тяжести психопатологических синдромов: от эмоционально-гиперэстетических расстройств, среди которых ведущее место занимает астенический синдром (I круг), к аффективным расстройствам (II), невротическим нарушениям (III), паранойяльным состояниям (IV), кататоническим синдромам (V), помрачению сознания (VI), парамнезиям (VII), судорожным и другим расстройствам, свойственным эпилепсии (VIII), и, наконец, к психоорганическим психопатологическим расстройствам, характеризующим полиморфизм всех известных грубоорганических психозов (IX). В этой схематической модели взаимоотношения психопатологических расстройств, так же как и в схеме, предложенной 15 годами ранее, А.В. Снежневский относит астенические и другие расстройства, наиболее характерные для неврозов, к наименее специфическим проявлениям психической патологии.

Следует отметить, что F. Freychan (1959), исходя из анализа терапевтических возможностей, делил все психопатологические расстройства на 5 основных групп, близких к диапазонам А.В. Снежневского: шизофрения, аффективные нарушения, острые церебральные синдромы, психоневротические расстройства и нарушения поведения. С учетом особенностей пограничных форм нервно-психических расстройств важно отметить, что в обеих упомянутых группировках невротические и психопатические нарушения («нарушения поведения») рассматриваются как отдельный диапазон (основная группа) психопатологических проявлений.

E. Kraepelin (1920) сравнивал симптомокомплексы при психических заболеваниях с регистрами своеобразного органа, поскольку приведение их в действие зависит только от силы или распространенности болезненных изменений и совсем не связано с конкретными причинами заболевания. При этом он считал, что клиническую картину определяют «предпочтительные синдромы», отражающие «предуготовленный характер реагирования мозга» в зависимости от степени его поражения. Симптомокомплексы психических расстройств не создаются вредоносным фактором, а лишь включаются под его действием. По-видимому, для полиэтиологических психопатологических проявлений, наблюдаемых при пограничных формах психических расстройств, такое представление о характере болезненных нарушений сохраняет свое значение до настоящего времени. При этом невротические (прежде всего неврастенические и субдепрессивные) расстройства могут встречаться в рамках различных видов нарушений психической деятельности, в то время как при пограничных состояниях симптоматики, характерной для остальных психопатологических диапазонов (регистров, по E. Kraepelin), не наблюдается. Иными словами, пограничные психические расстройства менее избирательны и специфичны по сравнению с другими психопатологическими проявлениями (рис. 1).

Рис. 1. Деление синдромов на основе их полиморфизма и избирательности (по А.В. Снежневскому, 1960).

Важное значение приобретают в связи с этим катамнестические наблюдения «непсихотических» больных, свидетельствующие о практической редкости перехода патологического процесса с «невротического» уровня на «психотический». Так, например, O. Bratfos (1970), изучив 16-летний катамнез 3485 больных (2251 — с диагнозом невротического состояния, 919 — психопатии, остальные 315 — с неврозо- и психопатоподобными состояниями), поступивших в психиатрическую клинику Осло в течение 10 лет, пришел к выводу, что переход в психотическое состояние (т.е. патология иного «уровня») наступает у них лишь несколько чаще, чем в контрольных группах здоровых лиц. При этом бОльшая частота переходов в психоз была свойственна больным с неврозо- и психопатоподобными нарушениями, у которых во время манифестации заболевания имелись тенденции к психотическим расстройствам. В случаях «бесспорного невроза» трансформации клинической картины в «психоз» не наблюдалось. Об этом же свидетельствуют наблюдения И.Л. Кулева (1964), М.И. Буянова (1968), Л.И. Кругловой (1972) и других исследователей, специально занимавшихся клинико-психопатологическим анализом катамнеза различных групп больных с пограничными состояниями. Сказанное подтверждает мнение М.О. Гуревича (1940), отмечавшего, что пограничные состояния не являются мостом между состоянием болезни (т.е. психозом) и здоровьем, а представляют собой своеобразную группу патологических форм sui generis.

Выделение предпочтительных синдромов (в том числе и невротических), обусловленных определенным «уровнем поражения», в известной мере соответствует взглядам J. Jackson (1926) о сложившихся в процессе эволюции уровнях и системах мозга, подвергающихся во время психического заболевания диссолюции с поражением одних (более высших) и высвобождением других (низших). J. Jackson, как известно, пытался рассматривать основные психические расстройства, учитывая степень дезинтеграции психической деятельности при неврозах, шизофрении и деменции, т.е. невротические психопатологические образования были им вынесены за рамки более выраженных психических нарушений.

«Неоджексонисты» — группа французских психиатров, возглавляемая Н. Еу (1958, 1962), сохраняя джексоновскую идею эволюции и диссолюции мозговых функций, различают в психозах негативные (дефицитарные) и позитивные (патологически продуктивные) симптомы. В настоящее время эти понятия стали в психиатрии практически общепринятыми. Если негативные симптомы (минус-симптомы) представляют собой симптомы выпадения (например, деменция), то позитивные возникают за счет высвобождения, усиления активности глубоких «слоев» нервной деятельности, в норме «заторможенных» и «подконтрольных», что ведет к появлению психопатологической продукции, особенно ярко выступающей в галлюцинаторных и бредовых состояниях.

И негативные, и продуктивные психопатологические образования в таком их понимании существуют в единстве и по существу являются выражением пораженной и извращенной психической адаптации. Что касается пограничных форм психических расстройств, то они, по-видимому, не нашли своего четкого места в ряду негативных и позитивных психопатологических образований у Н. Еу и его последователей.

Учитывая включения в число «пограничных» многочисленных групп больных прежде всего с психогенно обусловленными невротическими нарушениями и личностными декомпенсациями, а также с невротическими нарушениями, неврозоподобными и психопатоподобными расстройствами при соматических, неврологических и других заболеваниях, многие исследователи нередко обозначают их как пограничные нервно-психические или психоневрологические расстройства. При такого рода терминологическом сочетании «психические» нарушения как бы «разбавляются» неврологическими расстройствами, более «престижными» для ряда больных и их родственников, чем реально существующие психопатологические проявления. В этом же следует искать объяснение стремления называть врача, занимающегося пограничной психиатрией, «психоневрологом», лукаво скрывая при этом или отодвигая на второй план его психиатрическую компетенцию. Корни подобной терминологической «подделки» заключены в существовавшем длительное время социальном нигилизме в отношении к психиатрии и боязни больных с пограничными формами психических расстройств и их родственников постановки их на соответствующий учет в психиатрическом диспансере.

В настоящее время в связи с введением в практику в нашей стране нового порядка освидетельствования и учета психически больных, в соответствии с которыми лица с пограничными психическими расстройствами на специальный учет, как правило, не ставятся и на них не распространяются социальные ограничения, появляется возможность уйти от «двойной бухгалтерии» в терминологических подходах к пограничным состояниям. С учетом понимания ведущей роли, обусловливающей их возникновение и течение собственно психической патологии, вероятно, более правомерно целенаправленно использовать для всей группы рассматриваемых патологических состояний название «пограничные психические расстройства». 7 Они как бы разделяют состояния психического здоровья (нормы) с основными психическими заболеваниями, сопровождающимися психотическими психопатологическими расстройствами. При этом сплошной непроходимой «границы» как между состояниями здоровья и пограничными психическими расстройствами, так и между ними и психозами не существует. В практике имеется множество переходных симптоматических и синдромологических образований, характерных как для психотических, так и непсихотических (в основном пограничных) психических расстройств. При их дифференциально-диагностическом анализе наиболее верным методическим подходом, как свидетельствует богатый опыт отечественной и зарубежной психиатрии, является динамическая оценка развития того или иного симптомокомплекса, его связь с личностно-типологическими особенностями больного и другими имеющимися психическими нарушениями, соматическими и неврологическими расстройствами.

7 В обобщенном виде как психогенные, так и психопатические расстройства описаны в 1909 г. C. Pelman в первой монографии, называвшейся «Психические пограничные состояния». Издание этой книги в значительной мере способствовало укоренению понятия о пограничных состояниях в психиатрической терминологии, хотя его содержание с течением времени изменялось.

В ряде случаев неврозы и некоторые другие пограничные формы психических расстройств отождествляют с психогенными нарушениями. При этом на первое место выдвигается видимая, психологически понятная, а также неосознаваемая психическая причина, послужившая основанием для развития того или иного пограничного состояния. В этом проявляется стремление видеть причину болезни всегда как бы внедряющуюся со стороны, что характерно для житейского представления о сущности патологического процесса. Непосредственная связь психогенной причины и следствия — развития психических нарушений характерна прежде всего для реактивных состояний, которые могут носить как психотический (реактивные психозы), так и непсихотический (невротические реакции, личностные декомпенсации) характер. Однако, как уже отмечалось, пограничные расстройства охватывают гораздо большее число болезненных нарушений, чем только реактивные состояния. При других клинических формах психические причины также играют существенную роль, однако только этим этиологические факторы не ограничиваются. Поэтому, понимая всю значимость психогений в происхождении пограничных состояний, их роль нельзя абсолютизировать. Она всегда кроется в индивидуально значимых вариациях психогенного (экзогенного) и эндогенного начала. Именно с этим можно связать многообразие феноменологических проявлений и их динамику при различных формах и вариантах пограничных состояний.

bookap.info