Современное лечение шизофрении

Лечение шизофрении с применением новых методик

Шизофрения это болезнь, для которой характерно расщепление мыслительной, эмоциональной и поведенческой сфер. Людей часто пугает этот диагноз, и многие считают такое заболевание неизлечимым, хотя современная медицина способна справиться с ним.

Современные способы лечения шизофрении. Эффективное лечение шизофрении в современных условиях вполне возможно, поскольку учёные изучили причины и механизмы её развития. Нужно только своевременно и безошибочно диагностировать патологию. В наши дни выделяется несколько важных признаков шизофрении:

  • Продуктивные симптомы, выражающиеся в бреде и галлюцинациях;
  • Негативные симптомы, такие как апатия, безволие и понижение потенциала энергетики;
  • Ряд когнитивных нарушений, связанных с мышлением, восприятием, вниманием и прочими психическими функциями.
  • Эффективное лечение шизофрении возможно в том случае, если врачи сделают правильный подбор медикаментов, способных устранить проявление заболевания, при этом обладая минимумом побочных эффектов.

    Психотерапия

    В современные способы лечения шизофрении включена психотерапия. Она проводится индивидуально и только врачами, которые обладают большим опытом. В неё включаются ещё и особые тренинги, а также семейная терапия.

    Противовирусная терапия

    Ряд исследователей выделяют вирусы в качестве одного из этиопатогенетических факторов развития шизофрении. В частности было выявлено, что у большинства людей, страдающих от данного заболевания повышенный уровень антител к вирусам гриппа, кори, герпеса, коронавирусам и ретровирусам. А после того, как им были введены противовирусные препараты, у больных улучшились когнитивные функции – речь, мышление, память, кроме того улучшилась проходимость сосудов в головном мозге. В результате исследований были выработаны специальные методы лечения шизофрении, направленные на борьбу с вирусами, которые включают в себя следующие этапы:

    1. Диагностика вирусов;
    2. Иммуномодуляция;
    3. Антивирусная терапия;
    4. Мониторинг изменений в состоянии больного.
    5. Стволовые клетки при шизофрении

      В головном мозге человека имеются специальные клетки — интернейроны, ответственные за торможение активности в определённых его зонах. При шизофрении такая функция отсутствует, а те клетки, которые составляют дофаминовую структуру, ответственную за двигательную, познавательную и эмоциональную активность напротив слишком активны. Их было решено заменить стволовыми клетками. В экспериментах на крысах показатели изменились в лучшую сторону. Поэтому лечение шизофрении стволовыми клетками было признано перспективным направлением.

      Лечение при помощи цитокинов

      Цитокины это гормоноподобные специфические белковые структуры, синтезируемые целым рядом структур организма. Они обеспечивают межклеточные коммуникации, играя серьёзную роль, как в физиологических, так и в патологических процессах. Их правильный баланс нормализует процессы восстановления повреждённых или дефектных нейронов. Лечение шизофрении цитокинами повышает эффективность других препаратов, а также способствует повышению продолжительности и устойчивости ремиссий. В последнее время медицинская наука сделала целый ряд прорывов в области психиатрии. Поэтому больные, которые считались неизлечимыми, теперь получили надежду на выздоровление и возврат к полноценной жизни. Однако получить полноценное современное лечение можно не везде. Прежде, чем доверить своего родственника врачам, следует узнать, какие именно клиники выполняют лечение шизофрении в соответствии с самыми прогрессивными методиками.

      Принудительное лечение шизофрении. Почти 40 % людей, страдающих шизофренией, не понимают, что они больны, поскольку часть мозга, ответственная за самоанализ, как раз и поражена патологией. Для таких пациентов может быть применено, с согласия родственников, принудительное лечение. Часто именно такая мера становится последней надеждой на излечение больного. Шизофрения симптомы и лечение, которой были рассмотрены в данной статье, уже не является приговором. С ней можно бороться и её можно победить.

      psyhodisease.ru

      Лечение шизофрении без нейролептиков

      Никакого официального, эффективного, конструктивного, в полной мере терапевтического, лечения шизофрении в настоящее время не существует. Понимаемое под лечением можно сравнить с лечением эректильной дисфункции у мужчин с помощью «Виагры». Действующее вещество препарата не устраняет причину, но лишь обеспечивает условия для того, чтобы кровь не покидала преждевременно пещеристые тела мужского полового органа. Как только действие вещества прекращается, так всё возвращается к прежнему состоянию.

      Тоже самое можно сказать и про нейролептики. Как только уровень концентрации вещества в крови упадёт, так человек вернётся в то состояние, которое было до начала курса лечения. Это не говорит о том, что у него сразу же вспыхнет новое манифестирование, начнётся очередной эпизод. Просто пациент вернётся в состояние «как есть». А уж будет ли в этом состоянии новое обострение — это зависит от кармы.

      Воля или неволя?

      Поэтому выпущенные из больниц, на волю, в пампасы, пациенты с группой инвалидности становятся на учёт у участкового психиатра и получают нейролептики бесплатно. Если, конечно, доходят до кабинета. Некоторые игнорируют эту процедуру…

      Кстати, раньше учёта в современном понимании не было. Это называлось «динамическое наблюдение». С медицинской точки зрения термин более верный. В течение долгих лет больные получают препараты, некоторым им даже не дают уносить с собой. Они должны проглотить таблетку на глазах у врача или фельдшера, после чего уже проследовать в свои пампасы по месту регистрации. И так каждый день, в любую погоду. Не удивительно, что в сочетании с побочными эффектами, явными или вымышленными, это создаёт причины для того, чтобы больные стремились отказываться от такой долюшки. Выходы из ситуации стремятся найти самые разные. К примеру, существует схема лечения, предусматривающая внутримышечное введение препарата раз в две недели. Однако лечение шизофрении без нейролептиков от этого не ставится менее актуальной темой.

      Здесь нам нужно вспомнить одно простое правило. Любое бредовое расстройство не поддаётся внешней психологической коррекции. Не работают или оказываются практически неприменимыми:

    6. методы обычного убеждения;
    7. методы хитрости;
    8. все методы КПТ;
    9. внушение в состоянии гипноза.
    10. Сейчас мы не говорим про экзотические или крайне тяжелые формы, но рассматриваем стандарт параноидной шизофрении с параноидным синдромом бреда. Пусть без галлюцинаций. Убедить или переубедить больного в чём-то, что имеет отношение к бреду, нереально. У сопутствующих же способов воздействия, таких как электросудорожная терапия или ванн, которые рекомендовал попробовать профессор при лечении поэта Ивана Бездомного, просто другая функциональность. Всё это не лечит бред, поскольку он является следствием нарушения когнитивности.

      Шизофрения: новые методы лечения

      Новейшие методы лечения шизофрении предлагаются. Ну не то, чтобы по паре в месяц, но процесс идёт. Немаловажный вклад сделан и российскими специалистами. По словам сотрудников кафедра психиатрии ФУП, ГБУЗ НСО ГНОПБ №5 города Новосибирска, они с успехом применяют метод доставки управляющих цитокинов в лимбическую систему мозга. Такой подход потребует изменения самой главенствующей теории и неизбежному отказу от традиционных препаратов. Поэтому автор этой статьи смотрит на внедрение с большим скептицизмом. Сами же учёные, которые и разработали методику, тоже понимают, что никто так сразу с распростёртыми объятиями их не встретит. Даже говорят о том, что в самих экспериментах есть определённый характер научной мечты.

      Суть в том, что они считают, — аутоиммунная деструкция нейронов и глии являются единственным объяснением этиологии и патогенеза шизофрении. Вместо традиционных антипсихотиков они назначают криоконсервированый композиционный раствор цитокинов (КККРЦ). Попадает внутрь он с помощью ингаляций, через нос. Получаемые ими результаты ошеломляют. Бывают случаи, что все психиатры, которые работали с больными, описывают диагноз F20.0 победоносными, нестандартными формулировками вроде «дебют закончился без признаков дефекта». При этом в течение курса лечения проводится чуть более 100 ингаляций.

      Цитокинотерапию, как практическую часть аутоиммунной теории шизофрении, скорее всего, следует считать наиболее эффективным методом, который уже можно называть лечением в полном смысле этого слова. Вопрос лишь в том, что все наработки пока находятся в стадии клинических испытаний. Сама же теория стара, как вся психиатрия. В 20-ом веке в этом направлении активно работали учёные самых разных стран мира, в том числе — советские и американские. Пожалуй, если кто-то ищет новое в лечении шизофрении, то нужно обратить внимание на попытки лечения шизофрении цитокинами. Это не реклама метода, ещё идут испытания, рекламировать пока нечего. Это лишь попытка показать, что работа ведётся во всём мире, в России тоже, и это радует. Если мы завязнем на существующих методиках, то законсервируем и без того консервативный подход к проблеме. Однако мы далеки от прогноза радужных перспектив. Пока основным способом является лечение антипсихотиками, а мы предлагаем исходить из реальности, нравится она или нет.

      Почему стремятся обойтись без нейролептиков?

      О том, как будет протекать шизофрения без нейролептиков нам расскажет история. До их появления в начале 50-ых годов 20-го века больных привязывали к койкам, содержали в помещениях с решётками на окнах и относились хуже, чем к преступникам, даже если несчастные ничего и не сделали криминального. Часто лечение было пожизненным, либо невероятно долгим. Современные больные, которые попытались пойти каким-то альтернативным путём, если они на самом деле больные, а не кто-то, кто когда-то откосил от армии посредством обнаружения у себя диагноза, говорят о нескольких месяцах больших страданий.

      Таким путём люди идут в силу нескольких причин:

    11. боятся психиатрии как таковой — врачи-убийцы, санитары-садисты, поражение в правах;
    12. опасаются побочного действия антипсихотиков — плющит и колбасит, снижается умственная способность;
    13. опасаются того, что рано или поздно нейролептики при шизофрении спровоцируют новый психоз — существует мнение, что после 5-7 лет приёма антипсихотики начинают действовать не так, становятся причиной возникновения более тяжёлых форм шизофрении.
    14. В результате образуется достаточно популярное в определённых кругах антипсихиатрическое движение. В основе концепция того, что в психушках якобы содержат совершенно здоровых людей. Методы же при этом ужасны и всё мрачно. Чуть ли не больше всех злобствуют саентологи. При этом критики достаточно редко предлагают какие-то альтернативные пути. С примером тех, кто предлагает мы уже знакомы. Это авторы методики лечения цитокинами. Сам подход исключает приём во время курса традиционных, — типичных и атипичных, препаратов всех типов, но это просто другая медикаментозная терапия.

      Тоже самое можно сказать и про методику Станислава Грофа. Он использует в ходе лечения психоделики — препараты, способные ввести человека в изменённое состояние сознания. Однако нужно учесть, что Гроф давным давно уже отрицает применение ЛСД как таковое, в отрыве от психотерапии. Шок, который создаёт действие ЛСД, ни к чему хорошему не приводит. В клинике Грофа больных учат тому, как им относиться к раскрывающемуся психологическому театру. Это сложная, кропотливая работа, которую просто нельзя поставить на поток. Нужна подготовка врачей, пациентов, а сами пациенты должны иметь определённый уровень интеллектуального развития. В противном случае психоделическое средство просто погрузит больного в мир психического театра. В 80% случаев будет негативный результат, если бросить его там на произвол судьбы.

      Сотерия — терапия почти без нейролептиков

      Ещё одним классическим альтернативным подходом является проект «Сотерия», который то активизируется, то снижает обороты, а потом и вовсе закрывается в различных странах мира. Но потом снова где-то открывается. Идея принадлежит Лорену Ричарду Мошеру, известному американскому психотерапевту, специалисту в области исследования шизофрении. Суть подхода в том, что в период проявления острой формы больные помещаются в отдельные дома. Основной принцип — это минимум психотропных препаратов или их низкая дозировка. Психотропные препараты могут и вовсе не использоваться. Дают только тем больным, которым совсем уж неймётся. При этом они могут участвовать в выборе средства сами. Персонал набирается из числа непрофессионалов. Главное, чтобы человек искренне был готов кому-то помочь.

      В этих своеобразных психиатрических коммунах больные сами готовят себе еду, а не могут — персонал им и помогает. Сами о себе заботятся, а не могут — им помогают. Они находятся под постоянным наблюдением, но при этом им помогают ещё и конструктивно переосмысливать бред и галлюцинации. Конструктивность же основывается как раз на непрофессионализме. Если там и есть врачи, то они ведут себя с пациентами так, как будто бы они и не врачи. Ничего от специализации. Врачи нужны в основном для того, чтобы помочь непрофессионалам выбрать препараты самим, но и то всегда в самых мягких дозировках.

      Комплексы современной психиатрии

      Для понимания того, что такое эффективное лечение шизофрении неизбежно нужно выработать не только критерии улучшения или выздоровления, но и скорости их возникновения. К сожалению, стандартная психиатрия страдает каким-то глупым комплексом детскости. Человек бредит, испытывает галлюцинации, а психиатр ставит перед собой задачу уложиться в месячный курс лечения. Поэтому возникает нелепый подход, чем раньше он перестанет бредить, тем эффективнее считается схема. В результате начинается культ галоперидола. Ускорения выздоровления добиваются слишком искусственными способами. Психиатры и сами не замечают того, что в своей благородной практике выскакивают за рамки научного подхода.

      Предположим, что пациент госпитализирован 1-го января — бред, галлюцинации и т. п. Уже третьего психическая активность снизилась в результате инъекций. 12-го уколы заменили на таблетки. 20-го он вполне адекватно побеседовал с психиатром. 29-го появилась последняя запись в истории болезни, да и отправлен страдалец на волю, в названные выше пампасы. Если врач в графе «Лечение» запишет «Добрый санитар-непрофессионал Вася лежал на койке рядом и утешал страдальца, пока того не отпустило», то завотделением, ознакомившись с такой методикой, в лучшем случае, отправит врача в отпуск, как слишком уставшего на тяжелой работе специалиста. Но повторится такой фокус и ему самому предложат пока поработать санитаром. Но в чём подвиг того, что больной из нашего примера перестал бредить уже третьего? Дали лошадиную дозу галоперидола, так и лошадь бредит перестанет. И кто сказал, что надо так быстро? И в чём вообще признак качества лечения, если под воздействием антипсихотика рецепторы дофамина перестали его различать? А если больному голову отрубить, то он с гарантией бредить перестанет вообще за 2 секунды.

      Результаты Сотерии показали, что в этой специфической домашней обстановке выздоравливает больше больных и происходит это быстрее, если анализировать долгосрочную перспективу и под выздоровлением понимать отсутствие новых обострений в течении длительного срока, более 5 лет. Такое лечение шизофрении эффективное совсем не в том ракурсе, как при использовании антипсихотиков. Оно даёт индивидуальный опыт отношения к волне психоза, которая нарастает изнутри. Психика получает обучение, которого не даст стандартная психотерапия, включая КПТ.

      В России группы Сотерии существуют. В основном это результат работы энтузиастов и направлена она на реабилитацию больных, а не на лечение в состоянии острой формы проявления эпизода. Вернее, не Сотерия как таковая, но некоторые реабилитационные центры частично пытаются применять подход при лечении наркозависимости и психозов.

      Результат же эксперимента в США, Европе показал, что использование нейролептиков стало обязательным просто по той причине, что такова традиция. Без них, точно так же, наступает и ремиссия, даже почти полное выздоровление. Поэтому, чтобы не провоцировать необдуманные отказы от медикаментов, психиатры обходят тему стороной. Необходимо подчеркнуть, что домашняя среда, общение с непрофессиональным персоналом и возможность при необходимости получить медикаменты — это форма терапии, а не просто отказ от нейролептиков. Отказываться можно лишь тогда, когда сам отказ вписывается в схему лечения, даже такого нестандартного, но лечения.

      Немного про препараты и «побочку»

      Галоперидол показан при лечении шизофрении в том случае, если сам патогенез приносит страдания, которые по своей разрушительной силе перевешивают побочные эффекты и, если основными «действующими лицами» эпизода являются так называемые речевые галлюцинации, бред и психические автоматизмы. Однако весов на которых можно взвесить уровень страдания не существует. Субъективно сам больной может оценивать состояние приступа исключительно в чёрных тонах, может упорствовать. Поведение прогнозировать невозможно. Но тонким анализом того, что было бы наиболее эффективным и нужным мало кто занимается, а если разрабатывают какие-то специальные схемы, то только в случае очень веских причин.

      Галоперидол при шизофрении в общем-то не основной антипсихотик. Его популярность связана с распространением бредовых расстройств вообще, а к ним можно отнести и параноидную шизофрения. Медикаментозные методы лечения шизофрении зависят от преобладания определённых симптомов. Наиболее универсальным средством является Оланзапин, который уместен при наличии продуктивных и негативных симптомов в равной мере. Для купирования повторных эпизодов психоза часто используются Амисульприд и Рисперидон, которые подходят при наличии продуктивных симптомов в сочетании с депрессией.

      Однако большое количество препаратов не говорит о том, что больным приходится пить их горстями. Современное лечение шизофрении на 90% связано с монотерапией. Это один или два препарата. Иногда второй используется для того, чтобы усилить действие первого или у больного наблюдается сложный симптомокомплекс.

      Следует отметить, что большая часть побочных эффектов, о которых говорят пациенты, носит соматоформную природу. Они не придумывают последствия, но увеличивают в сознании восприятие эффекта. Шизофрения сама по себе создаёт спутанное состояние, трудности в принятии решений, двойственность, некоторую заторможенность, чувство нереальности происходящего и странности в осознании себя в среде. В период эпизода все эти фоновые мелочи бледнели перед наличием сверхидеи бреда, галлюцинаций и различных псевдогаллюцинаций. Нейролептики притормозили информационный обмен, и голоса исчезли, а предметы перестали менять форму. В результате сознание может позволить себе роскошь осознать, что мысли идут с трудом, что тянет в сон. Один психиатр рассказывал, что поступивший в больницу пациент и так подрагивал. У него плечо дёргалось, веко, часто он совершал непроизвольные потягивания. До яркого физического автоматизма дело не дошло, но лишних движений было много. Правда, человек этого не осознавал, потому что был занят более значимыми для него вещами. После приёма нейролептиков значимые вещи ушли, а физические подёргивания сохранились. Разумеется, он просил пересмотреть из-за этого курс терапии. Хотя на самом деле явной связи с используемыми медикаментами не было.

      Если граждане научатся хоть 20 минут оценивать своё состояние спокойно, то сами поймут, что приём нейролептиков им жить не мешает. Тем более, так уж сильно, как это некоторыми рисуется. Да и про спиртное забывать не будем. Что греха таить? Есть у нас товарищи, которые умудряются в своих амбулаторных пампасах сочетать антипсихотики с водкой.

      Некоторые ориентиры для альтернативного пути

      Лечение шизофрении современными методами существует, но не всегда похоже на то, что представляют себе представители общественности. Отметим два очень важных факта:

      • премьера или новый эпизод не зависят от воли человека;
      • человек в состоянии осознать, что это эпизод, а не просвечивание его головы лучами и голос в голове всего лишь интерпретация сознанием какого-то процесса информационного метаболизма.
      • Вполне возможно, что осознать равносильно остановить. Только не нужно и неразумно пытаться останавливать.

        Этот вопрос не перестанет волновать никогда. Всегда ли лечение параноидной шизофрении — это препараты? Можно ли обойтись вообще без них. Оставим на время в покое чёртиков и глаза во тьме. Забудем про голоса… Чистая параноидная шизофрения — это поток сознания соответствующей природы, которую принято считать болезненной, расстройством. На чём сие держится? На внутреннем диалоге — нескончаемом потоке сознания, который и создаёт нашу картину мира, или психологическую систему координат «я и среда вокруг». Сознание занимается непрерывной фиксацией себя в себе. Попробуйте остановить этот внутренний диалог. В полной мере совершить это невозможно, однако медитационные техники позволяют добиться конструктивных изменений. Во-первых, можно направить этот диалог на что-то нужное. Во-вторых, можно изменить его интенсивность. В-третьих, можно «выключить» его поверхностные формы. Тогда диалог не останавливается, но становится другим.

        Период течения эпизода необычен — он подобен сну. Умение «проносить» осознанность в сон и видеть осознанные сновидения, способность мягко коррелировать их течение со своим намерением равнозначно способности управлять манифестированием шизоидного эпизода. Только управление это чисто условное понятие. Используется способность намеревать себя и ситуации, но не делание их. Это происходит вне волевого усилия. Другими словами, способность управления потоком мышления, созерцания мыслей, даёт способность осознавать сновидения и путешествовать в них. Эта же способность даст возможность трансформировать эпизод во что-то ещё, даже «заморозить» его или остановить вовсе.

        Такой подход несколько ближе к подходу Грофа и сторонников трансперсональной психотерапии, но он может обходиться и без каких-либо веществ. Поучится, что необходимо умение использовать следующую связку.

      • Работа с энергией, которая направлена на восстановление психо-энергетического метаболизма, а не просто на накопление энергии. Нужен энергетический взаимообмен.
      • Работа, направленная на возможность управления своим мышлением. При этом слово «управление» воспринимаем в качестве условного. Это остановка внутреннего диалога, его перенаправление и обретение гибкого психологического видения себя и среды.
      • Работа со сном и во сне.
      • И плюс к этому умение расслабляться, вплоть до самого глубокого уровня.

        Самое новое в лечении шизофрении ожидается совсем не таким. Люди хотят или безопасных и гарантирующих что-то таблеток, но не нейролептиков, а то у них от таковых головки якобы бо-бо, хотят какого-то лазерного облучения крови, нанотехнологий и подобного. Главное — ничего не делать самим. Заплатили докторам и спим спокойно. И тут они с печалью осознают, что современные методы лечения шизофрении — это просто более современные, и более дорогие тоже, нейролептики и другие средства. Ребята, вы хотели ничего не делать. Доктора и учёные это понимают и создают вам новые препараты. А вы опять ищете чего-то такого, чтобы и рыбку съесть и удочку в руки не брать. Будем же надеяться, что метод лечения цитокинами доведут до ума, и он станет доступным для всех.

        psycholekar.ru

        Современные методы лечения шизофрении

        «Шизофрения» — заболевание , характеризующееся расщеплением мышления, эмоций и поведения. Людей часто пугает это слово — «шизофрения». Обычно слово «шизофрения» ассоциируется с такими словами как сумасшедший, душевнобольной. Обыватель считает, что шизофрения неизлечима. Однако, на самом деле, все выглядит не так трагично.

        Современное лечение шизофрении

        Современная медицина достигла большого прогресса в диагностике шизофрении, изучении его причин и механизмов развития. Эффективное лечение шизофрении стало возможным.

        Важно своевременно и точно распознать начало шизофрении, назначить комплексное и адекватное лечение, построить продуманную систему реабилитации больного шизофренией, обучить его и членов семьи правильному поведению.

        В настоящее время выделяют следующие признаки шизофрении:

      • продуктивная симптоматика (чаще всего бред и галлюцинации)
      • негативная симптоматика (снижение энергетического потенциала, апатию, безволие)
      • когнитивные нарушения (расстройства мышления, восприятия, внимания и др.).
      • Чтобы лечение шизофрении было эффективным необходимо правильно подобрать соответствующие медикаменты, устраняющие симптомы шизофрении, обладающие минимальным количеством побочных эффектов и не влияющих на качество жизни человека. К сожалению, многие больные шизофренией первоначально получают неадекватное лечение старыми препаратами (галоперидол, трифтазин, этаперазин и др.), которые обладают большим количеством побочных эффектов не оказывают влияние на негативную симптоматику и когнитивные нарушения.

        Современное лечение шизофрении обязательно включает в себя психотерапию. Чаще всего она проводится в индивидуальной форме и требует от психотерапевта большого опыта. С больным проводятся специальные тренинги. Важно проводить семейную терапию, предоставить в распоряжение пациента и членов его семьи всю необходимую для успешного лечения шизофрении информацию.

        При шизофрении важно добиться полноценного сотрудничества с врачом, обучить больного шизофренией самостоятельно справляться с первыми симптомами заболевания, подчеркнув значение соблюдения режима. Больные шизофренией ошибочно теряют веру в благополучный исход лечения и могут покончить жизнь самоубийством, особенно если есть симптомы депрессивного состояния.

        Метод лечения шизофрении «Анти-вирус»

        Современные исследования, направленные на обнаружение причин возникновения шизофрении, выделяют вирусы как один из факторов развития заболевания. В результате исследований, проводимых американскими учёными из университета Джонса Хопкинса (Балтимор), что у больных с диагнозом «шизофрения» антивоспалительные маркеры повышены по сравнению со здоровыми людьми. По статистике у больных наблюдалось повышение уровня антител к присутствию таких вирусных агентов, как вирус герпеса, ретровирусы, коронавирус, корь и грипп.

        Приняв за основу гипотезу о первостепенном значении иммунитета в развитии и терапии шизофрении, учёные провели эксперимент по повышению иммунитета у группы больных. Результатом стало улучшение когнитивных функций — речи, мышления, памяти — а также улучшение работы сосудов головного мозга пациентов.

        На основе приведённых исследований отечественными учёными был разработан противовирусный метод лечения шизофрении или метод «Анти-Вирус». Данный метод направлен на повышение иммунитета больного и нейтрализацию вирусов и включает следующие этапы:

      • Диагностика шизофрении с помощью генетического анализа и исследования антител
      • Курс монотерапии с использованием подобранного в результате диагностики лекарственного препарата
      • Приём иммуномодуляторов
      • Приём противовирусных препаратов
      • Мониторинг состояния пациента
      • Для достижения наибольшего эффекта данный метод применяентся в комплексе с немедикаментозными методами лечения, главным из которых является психотерапия.

        Помните: на самом деле выход есть, его надо найти. Быстрее и лучше это можно сделать вместе с квалифицированным специалистом.

        Врач-психиатр, психотерапевт высшей категории, профессор,

        www.depressia.com

        Новые методы и современные способы лечения параноидальной и вялотекущей шизофрении в израиле и китае

        Владельцы патента RU 2484836:

        Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и касается лечения шизофрении. Для этого вводят композиционный раствор цитокинов, который получают путем артерио-венозной перфузии свиной селезенки физиологическим раствором хлорида натрия с объемной скоростью 30-40 мл/мин, с последующей стерилизующей фильтрацией и криконсервацией. Раствор цитокинов вводят ингаляционно в виде мелкодисперсного аэрозоля с помощью небулайзера в дозе 10 мл/введение. При этом в зависимости от исходного состояния больного и особенностей/тяжести заболевания в течение первых 3-5 суток препарат вводят через каждые 8 часов, затем в течение 5-10 дней — 1-2 раза в сутки с последующим снижением кратности введения до 1 раз/3 суток в течение до 3 месяцев на фоне полной отмены психотропных препаратов. Введение раствора цитокинов, обладающего выраженным иммуномодулярующим эффектом, в разработанном режиме обеспечивает повышение эффективности лечения больных шизофренией, что проявляется в виде выраженной редукции психопатологической симптоматики по шкале PANSS и индукции стойкой ремиссии продолжительностью более 6 мес. 1 пр., 2 табл.

        Изобретение относится к медицине, а именно к психиатрии, и может быть использовано в лечении шизофрении, в том числе в дебюте заболевания у пациентов с первым приступом шизофрении.

        Шизофрения является прогредиентным эндогенным психическим заболеванием, клинически характеризующимся продуктивной и негативной симптоматикой, с последующим развитием дефектного состояния.

        Этиология и патогенез шизофрении на сегодняшний день неизвестны. Важная роль генетических факторов не исключает, однако, этиопатогенетического влияния других возможных ко-факторов, таких как нейро- и/или психотравма, нарушения иммунитета, употребление наркотиков и т.д. Остаются также малоизученными молекулярные и клеточные механизмы, которые лежат в основе данного заболевания. Отчасти это обусловлено отсутствием адекватных экспериментальных моделей на лабораторных животных.

        Согласно господствующей в настоящее время дофаминовой теории патогенеза заболевания в основе развития и прогрессирования шизофрении лежит нарушение обмена дофамина в структурах центральной нервной системы. В связи с этим основным методом терапии данного заболевания является использование антидофаминовых лекарственных средств нейролептиков короткого и пролонгированного действия (Руководство по психиатрии. В 2 томах. Под ред. А.С.Тиганова. — М.: Медицина, 1999. — 712 с.).

        Как правило, лечение больных осуществляется в условиях специализированных психиатрических стационаров, что позволяет использовать антидепрессанты и нейролептики антипсихотического и седативного действия (топрал, триседил, галоперидол, стелазин, этаперазин, эуклопентиксол, рисперидон, оланзапин и др.) продолжительными курсами в различных (в том числе высоких) дозах и/или комбинациях. Недостатками данного способа лечения являются: неполный клинический эффект, высокая частота наступления некачественных ремиссий, большое количество нежелательных эффектов — нейролептический синдром, нарушение вегетативной регуляции внутренних органов и т.д. (Мосолов С.Н., Рыбкин П.В., Сердитов О.В. и др. Метаболические побочные эффекты современной антипсихотической фармакотерапии // Соц. и клинич. психиатрия. — 2008 — №3. — С.75-90.)

        Учитывая тяжесть шизофренического процесса, необходимость длительного, в большинстве случаев пожизненного приема психотропных препаратов, приоритетным остается совершенствование методов и расширение арсенала лекарственных средств, повышающих эффективность терапии больных шизофренией.

        Именно поэтому в клинической практике психофармакологический подход, как правило, комбинируется с различными психотерапевтическими методиками (например, согласно патентов RU 2371209 C1; RU 2367479 C1), электросудорожной (патент RU 2266120 C1) или инсулинокоматозной (патент RU 2412720 C1) терапией.

        Такие комбинированные способы лечения больных шизофренией, как правило, приводят к купированию острой психопродуктивной и/или негативной симптоматики, но не позволяют предотвратить последующее развитие дефектного состояния. В результате больные нуждаются в постоянном диспансерном наблюдении, периодических госпитализациях и установлению инвалидности пожизненно.

        Важно отметить, что число терапевтически резистентных (не чувствительных к проводимой лекарственной терапии) больных шизофренией не уменьшается и стабильно составляет около 30% (Мосолов С.Н., 2002). Кроме того, у 60% больных уже в течение года после проведения курса активной терапии отмечается обострение (рецидив) заболевания.

        Очевидно, что патогенез шизофрении имеет более сложную природу, в основе которой лежат не только нарушения дофаминового обмена, но и другие механизмы нарушения работы нейронов головного мозга. Поэтому перспективным направлением в лечении шизофрении считается разработка новых подходов, направленных на усиление регенерации нервной ткани и стимуляцию биологической активности поврежденных нейронов.

        Учитывая тот факт, что нервная и иммунная системы являются основными регуляторными гомеостатическими системами организма, которые между собой находятся в тесных цитокин-опосредованных взаимодействиях (Абрамов В.В. Взаимодействие иммунной и нервной систем. — Новосибирск: Наука, 1988. — 166 с.; Корнева Е.А., Лесникова М.П., Яковлева Е.Э. Молекулярно-биологические аспекты изучения взаимодействия нервной, эндокринной и иммунной систем // Проблемы и перспективы современной иммунологии. Методологический анализ. — Новосибирск: Наука, 1988. — С.87-100), были предложены различные способы лечения шизофрении, основанные на использовании иммунотропных, в том числе цитокин-содержащих препаратов.

        Так, например, известен способ лечения негативных расстройств при шизофрении (патент RU 2195957 С2), по которому дополнительно к терапии психотропными средствами назначают 0,005% раствор иммунофана (синтетический аналог тимопоэтина) в дозе 1,0 мл внутримышечно, ежедневно в течение 15 дней. Применение иммунофана на фоне поддерживающей терапии психотропными средствами после купирования острой психопатологической симптоматики, по данным авторов, способствует уменьшению негативных расстройств в 60% случаев (у 20 из 33 пролеченных больных).

        Также предложено использование другого иммуномодулирующего препарата — тимогена — для лечения параноидной формы шизофрении в дебюте заболевания (патент RU 2364422 C1). В соответствии с заявленным способом в течение 40 сут выполняется многокомпонентная схема лечения с включением дискретного плазмафереза, антиоксиданта (мексидола), анксиолитика (диазепама), иммунокорректора (тимогена) и сеансов гипербарической оксигенации. Клинический пример иллюстрирует, что такой подход позволяет достичь редукции основных психопатологических симптомов параноидной формы шизофрении в дебюте заболевания за счет комплексного воздействия на нейро-эндокринное и иммунное звенья регуляции психических функций.

        Использование ряда других иммуномодуляторов, таких как левомизол, интерферон, ликопид, Т-активин, миелопид и др. в комбинации с основной психотропной терапией, приводит, по данным различных авторов, не только к нормализации показателей иммунного статуса больных, но и к улучшению их психического состояния, причем в рамках как психозов, так и пограничных нарушений (Ветлугина Т.П. Иммунная система при шизофрении. Томск: Раско, 2000; Найденова Н.Н., Семке В.Я., Невидимова Т.И. и др. Интерферон и другие цитокины при основной нервно-психической патологии. Бюл. экспер. биол. и мед. 2001; 85-87; Ветлугина Т.П., Иванова С.А. и др. Фармакологическая модель анализа взаимодействия нервной и иммунной систем. Бюл. эксп. биол. и мед. 2000; 129: 47-50; Иванова С.А. Психоиммуномодуляция в клинике и терапии неврозов и аффективных расстройств Автореф. дис.(д-ра мед. наук. Томск, 2000).

        Существенным недостатком разрабатываемых подходов является необходимость использования большого количества психотропных препаратов (нейролептиков, транквилизаторов, антидепрессантов и т.д.), а также необходимость длительного (в течение многих лет) применения дополнительных методов лечения и реабилитации (поддерживающая терапия пролонгированными нейролептиками, купирование обострений в стационаре).

        Современными исследования установлено, что цитокины играют определяющую роль в психонейроиммунных взаимоотношениях, поскольку сами цитокины, а также рецепторы к ним продуцируются и экспрессируются иммунокомпетентными клетками и клетками нервной системы. Цитокины на гуморальном уровне регулируют межклеточные взаимодействия и обеспечивают адекватную сопряженную деятельность основных интегративных систем организма: иммунной и нервной (Kronfbl Z., Remick D.G. Cytokines and the brain: implications for clinical psychiatry. // Am. J. Psychiatry. — 2000. — Vol.157. — №.5. — 683-694.; Лобачева О.А., Найденова Н.Н., Ветлугина Т.П. Цитокины при шизофрении // Патогенез. — 2006. — Том.4. — №1. — С.59-60).

        Раскрытие фундаментальных механизмов и роли цитокинового баланса в регуляции психонейроиммунных процессов и в регенерации поврежденных нейронов послужило стимулом для разработки принципиально новых подходов в лечении шизофрении.

        Так, был предложен способ лечения шизофрении (патент US 2004/0052792 А1) с использованием антител против фактора некроза опухолей-альфа и интерферона-гамма (анти-ФНО-а и анти-ИФН-g антитела). В соответствии с заявленным способом был пролечен 1 больной (мужчина, 56 лет), которому антитела вводили в дозе 2 мл, внутримышечно 2 раза в день, в течение 5 дней (пример №13 патента), что позволило на 35 день после начала терапии снизить содержание ФНО-а в сыворотке крови с исходных 26 пкг/мл до 10 пкг/мл, а также уменьшить выраженность негативной симптоматики по шкале PANSS.

        Известен также способ (патент RU 2415666 С1) лечения больных шизофренией, согласно которому в дополнение к адекватной психотропной терапии используют анаферон (смесь гомеопатических разведений С12, С30 и С200 аффинно очищенных антител к гамма-интерферону человека) в дозе по 2 таблетки на прием 4 раза в день в течение 25-35 дней. Разработчики препарата считают, что основной характеристикой анаферона, содержащего антитела к гамма-интерферону в сверхмалых дозах, является способность индуцировать функцию эндогенных интерферонов, оказывая «щадящее», сбалансированное иммуностимулирующее и терапевтическое воздействие. Использование анаферона в сочетании с психотропной терапией в группе 20 больных шизофренией позволило снизить выраженность психопатологической симптоматики по шкале PANSS с 89±4,5 до 70,7±4,9 баллов (р<0,01). Тем не менее, в группе плацебо, включающей 19 больных, которых лечили только психотропными препаратами без анаферона, также отмечалась аналогичная положительная динамика - общий балл по шкале PANSS снизился с 92,9±3,99 до 70,53±3,97 (р<0,01). Увеличение доли больных со значительным или существенным улучшением по шкале общего клинического впечатления CGI с 63,2% (12/17) в группе плацебо до 85% (17/20) в группе, леченных анафероном, также не было статистически значимым (рТМФ=0,116). Поэтому из данных патента не ясно, действительно ли включение анаферона повышает эффективность адекватной психотропной терапии.

        Для коррекции измененного цитокинового баланса при шизофрении предлагается использовать не только анти-цитокиновые антитела, но и сами цитокины, в первую очередь, обладающие нейропротективными, нейротрофическими или ноотропными свойствами. С этой целью предлагается, например, использовать эритропоэтин (патент US 2004009912 А1) или другие гемопоэтические ростовые факторы (патент US 2005142102 А1), которые могут быть выбраны из группы, включающей гранулоцитарный и гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующе факторы (Г-КСФ и ГМ-КСФ), интерлейкины -3 и -5 (ИЛ-3 и ИЛ-5).

        В Научном центре психического здоровья РАМН (Москва) для лечения детей с диагнозом рано начавшейся детской шизофрении (МКБ-10 F20.8xx3) было предложено в комбинации с психотропной терапией нейролептиками и антидепрессантами использовать препарат рекомбинантного интерлейкина-2 (рИЛ-2, «Ронколейкин»). Ронколейкин назначали интраназально в виде капель в дозе 250000 ME в водном растворе 1 раз в 3 дня, всего 4 приема на курс. Курс повторяли дважды. Одновременно продолжали прием нейролептиков (рисполепт, в дозе до 0,3 мг/сутки). В результате отмечено заметное улучшение психического состояния у большинства пациентов (в 88% случаев). Было выявлено уменьшение выраженности позитивной, негативной и общей психопатологической симптоматики, что проявлялось снижением суммарного балла по шкале PANSS с 90±14 до 72±7 (р<0.01). Полученные результаты позволили авторам рекомендовать Ронколейкин (препарат рИЛ-2 человека) как эффективное и безопасное средство в качестве «терапии сопровождения» к базисной нейролептической терапии детской шизофрении, в том числе и малокурабельной, рано начавшейся, злокачественной формы заболевания (Козловская Г.В., Клюшник Т.П., Калинина М.А., Щербакова И.В., Голубева Н.И. Предварительные результаты применения нового иммуномодулятора Ронколейкина в комплексной терапии детей, больных шизофренией // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2005, Т.07, №5).

        Данный способ является наиболее близким к заявляемому по технической сущности и выбран в качестве прототипа.

        Тем не менее, описанные способы, так же как и способ-прототип, обладают следующими недостатками: 1) необходимость длительного (до и после проведения иммунотропной терапии) применения психотропных препаратов (нейролептиков, антидепрессантов, транквилизаторов), что сопряжено с риском развития различных побочных реакций и осложнений; 2) неполный клинический эффект, который, несмотря на ослабление психопатологической симптоматики по шкале PANSS, не приводит к развитию стойкой ремиссии заболевания продолжительностью более 6 мес. Под ремиссией понимается «состояние, при котором пациенты чувствуют облегчение основных признаков и симптомов заболевания, у них не наблюдается расстройства поведения и нет достаточных критериев, необходимых для подтверждения первоначального диагноза шизофрении» (Andreason N.C., Carpenter Jr. W.T., Kane J.M. et al. Remission in schizophrenia: proposed rationale and criteria for consensus. Am J Psychiatry 2005; 162: 441-449).

        Технической задачей заявленного изобретения является расширение арсенала иммунотропных, цитокин-содержащих препаратов, а также повышение эффективности терапии больных шизофренией, а именно улучшение клинических показателей, регистрируемых по шкале PANSS, и достижение стойкой, качественной ремиссии заболевания продолжительностью более 6 мес при полном отказе от нейролептиков (применение последних возможно только при необходимости быстрого купирования острого психотического возбуждения перед началом цитокинотерапии).

        Поставленная задача достигается тем, что в качестве иммунотропного, цитокин-содержащего препарата используют композиционный раствор цитокинов, который в виде мелкодисперсного аэрозоля вводят ингаляционно с помощью небулайзера в дозе 10 мл/введение по индивидуальной курсовой программе в зависимости от исходного состояния больного и особенностей/тяжести заболевания в течение до 3 мес на фоне полной отмены психотропных препаратов.

        Предлагаемый способ позволяет повысить эффективность лечения больных шизофренией, что проявляется в виде выраженной редукции психопатологической симптоматики по шкале PANSS и индукции стойкой ремиссии продолжительностью более 6 мес без дополнительного использования сопутствующей терапии психотропными препаратами (нейролептиками, антидепрессантами, транквилизаторами и т.д.).

        Композиционный раствор цитокинов (КРЦ) получают по стандартной методике (Иммунологические и антисептические возможности донорской свиной селезенки в лечении гнойно-септических заболеваний // Методические рекомендации МЗ РФ №94/41. — Ижевск — Москва, 1995. — 24 с.; Применение перфузата ксеноселезенки в лечении больных с обширными гнойно-деструктивными заболеваниями легких и плевры с осложненным течением // Методические рекомендации. — Новосибирск, 1992. — 13 с.) путем артерио-венозной перфузии свиной селезенки 0,9% физиологическим раствором хлорида натрия с объемной скоростью 30-40 мл/мин, в процессе которой происходит «вымывание» из органа в раствор иммунотропных медиаторов — цитокинов. Каждую партию приготовленного препарата подвергают стерилизующей фильтрации с использованием капсул Sartobran P (Sartorius) с величиной пор 0,2 мкм, расфасовывают по 10 мл в стерильные пенфлаконы и допускают к клиническому применению только после получения результатов контрольного бактериологического исследования. КРЦ, стандартизованный по белку (4,5-5,0 мг/мл), криоконсервируют и хранят при -18°С.

        Предварительными исследованиями (Никонов С.Д., Черных Е.Р., Останин А.А. и др. Теоретические и экспериментальные предпосылки использования перфузатов ксеноселезенки в клинической практике // Экспериментальные и клинические аспекты ксеноспленотерапии. Ижевск: Экспертиза, 1997. — С.17-24) было установлено, что в составе КРЦ содержатся три зоны белковых треков (по данным препаративного электрофореза) с молекулярным весом 40-45 кД, 30 кД и 17 кД, которые стимулировали пролиферацию лимфоидных клеток в культуре in vitro. Ростостимулирующий эффект КРЦ и его белковых фракций сохранялся после длительного (до 12 мес) криоконсервирования препарата. В результате дальнейшей оценки уровня и/или биологической активности ряда цитокинов в составе КРЦ были выявлены ИЛ-2, ГМ-КСФ, эритропоэтин, ИЛ-3, интерферон-гамма, ИЛ-1b, ФНО-альфа. Наличие в составе КРЦ такой комбинации иммунорегуляторных цитокинов обуславливает высокую биологическую активность препарата. Так, в различных витральных тестах было показано, что КРЦ не только усиливает пролиферацию лимфоидных клеток, но также стимулирует фагоцитарную активность моноцитов/макрофагов, цитотоксическую активность киллерных клеток, образование гранулоцитарно-макрофагальных и эритроидных колоний, а также обладает нейропротективными, нейротрофическими, ноотропными свойствами и в виде внутривенных инфузий может эффективно использоваться в лечении опийной наркомании (Пат.2290947 РФ. Способ лечения опийной наркомании / Воронов А.И., Останин А.А., Савотина Л.Н., Черных Е.Р., Козлов В.А. — №2005133139/14; заявл. 27.10.2005; опубл. 10.01.2007, Бюл. №1).

        Заявленный способ осуществляется следующим образом.

        Госпитализация больного осуществляется в специализированный стационар. Пациент помещается в палату с круглосуточным наблюдением. Мебель и оборудование палаты вандалоустойчивы и травмобезопасны, подача воды, электричества, система отопления и кондиционирования воздуха контролируются снаружи и исключают возможность причинения вреда самому себе и персоналу. Сразу после установления диагноза отменяют прием психотропных препаратов (нейролептиков, антидепрессантов, транквилизаторов), если пациент получал их в стационаре (или амбулаторно) и начинают курсовое лечение с использованием КРЦ. Пациента обучают обращению с небулайзером и правильному дыханию. Первые несколько ингаляций проводят под контролем врача. Перед использованием терапевтическую дозу КРЦ (10 мл) размораживают при комнатной температуре, после чего распыляют интраназально с помощью небулайзера со специальной насадкой для доставки цитокинов в виде мелкодисперсного аэрозоля непосредственно к слизистой обонятельных пятен (зон) верхних носовых ходов. Для этого пациент вдыхает воздух через нос возможно медленнее («как бы принюхиваясь»), затем осуществляет быстрый выдох через рот. В острых и тяжелых случаях при ярко выраженной бредовой, галлюцинаторной и диссомнической симптоматике процедуру в течение первых 2-3 суток проводят с интервалом 8 часов. Каждая процедура длится от 30 до 40 минут. Нередко после 3-6 ингаляций препарата появляется крепкий самостоятельный сон. После 12-21 ингаляций пациенты отмечают внутреннее успокоение, появляется возможность концентрации внимания, исчезают псевдогаллюцинации, прежде всего зрительные. Нормализуется эмоционально-волевая сфера, дезактуализируются бредовые идеи. Больной постепенно выходит в состояние ремиссии. Тем не менее, ингаляции КРЦ продолжаются с частотой один раз/3-5 суток в течение до 3 месяцев. После чего курс цитокинотерапии прекращается, а за пациентом ведется амбулаторное наблюдение.

        Ниже приводятся клинические примеры лечения больных шизофренией.

        Пример 1. Больная М-ова Л.М., 09.08.1992 г.р.

        Эпизод №1 (10.01.2010 г. дебют заболевания).

        Девушка отлично училась в 11 классе средней школы, отличалась веселым характером, активной жизненной позицией. Неожиданно, на зимних каникулах, без видимых причин замолчала, «пропала энергия, погрузилась в собственные мысли, пропал интерес к жизни», появилась тревога, страх. Девушка прекратила посещать школу, нарушился сон. После обращения к невропатологам и психотерапевтам днем принимала грандоксин, а на ночь ноксирон, но сон не восстановился. Жаловалась, что «пища стала безвкусной, кушать совсем не хочется». Селедка «стала пахнуть неприятно», и этот запах преследует ее уже неделю, хотя рыбы рядом нет. Несколько дней подряд слышит сверху мужской голос, который «шепотом заставляет повеситься». Жалуется на «безотчетный страх, напряжение, чувство необъяснимой, щемящей тоски в груди…». Наследственность отягощена. Один из кровных родственников отца комиссован из армии, периодически госпитализировался, слышал голоса и всю жизнь был на учете в психодиспансере с диагнозом шизофрения.

        В день обращения пациентка была госпитализирована. Проведено несколько последовательных консультаций, в результате три независимых психиатра после клинического осмотра определили диагноз; шизофрения параноидная форма (F20.0). Дебют.

        После получения письменного информированного согласия родственников начато лечение по заявленному способу, обязательным условием которого был отказ от применения психотропных препаратов. Первые ингаляции проводились под контролем врача после обучения пациентки обращению с небулайзером и правильному дыханию. КРЦ в объеме 10 мл ингалировали через нос с помощью специальной насадки в течение 30-40 мин. Через 8 ч ингаляцию повторили. Через час после второй ингаляции исчезли напряжение, страх и слуховые галлюцинации. Еще через 8 ч проведена третья ингаляция, после которой девочка заснула и проспала 9 часов. В течение последующих двух суток появился аппетит, пища приобрела естественный вкус, неприятный «запах селедки» исчез, без дополнительных назначений стала спать по 6-7 часов в сутки.

        Начиная с 4 дня после начала цитокинотерапии ингаляции КГЦ проводились 1 раз/сутки, ежедневно в утренние часы. Девочка повеселела, о пережитых галлюцинациях рассказывала спокойно, стала говорить, что «может быть их и не было, просто так привиделось», хорошо ела и спала.

        На 9 день после начала курса цитокинотерапии (после проведения 14 ингаляций КРЦ) пациентка с портативным небулайзером была переведена на амбулаторное лечение. В последующем ингаляции КРЦ в объеме 10 мл осуществлялись с частотой 1 раз/3 суток в утренние часы, в течение 2 месяцев, без перерывов. В этот период спала самостоятельно по 6-8 ч. Делала всю домашнюю работу, поведение отличалось несамостоятельностью, подчиняемостью, пассивностью, заторможенностью. Пыталась читать учебники, но ничего не запоминала. Курс ингаляций КРЦ продолжали в прежнем режиме еще в течение 1 мес. Работоспособность прогрессивно улучшалась, стала посещать школу.

        Лечение прекращено, всего на курс было использовано 54 ингаляций КРЦ. Нейролептики, транквилизаторы и антидепрессанты не применялись. Девушка успешно сдала ЕГ в специализированной биологической школе г.Новосибирска и поступила на педиатрический факультет медицинской академии. По данным катамнеза: в течение года настроение устойчивое, сон крепкий, аппетит хороший, психопродуктивной симптоматики нет (таблица 1). По оценкам психиатров, наблюдавших пациентку в остром состоянии, шизофренический дебют закончился без признаков дефекта. Состояние полной ремиссии.

        www.findpatent.ru