Стихотворение гляжу на будущность с боязнью

Автограф хранится в ГИМ, ф. 445, № 227а (тетрадь Чертковской библиотеки), л. 43. При жизни поэта не печаталось. Впервые опубликовано с некоторыми искажениями в литературном сборнике «Вчера и сегодня». 1845. Кн. 1. С. 95. Датируется предположительно 1838 г., т.к. находится на одном листе с посвящением к «Казначейше» и с «Кинжалом», написанными, видимо, в начале этого же года. Это мнение высказано в коммент. И.Л. Андроникова [4]. Однако поскольку датировка указанных произведений Л. также предположительна, данная версия не может считаться убедительной. Б. Эйхенбаум связывает создание ст. со временем ареста и ссылки Л. (1837) и в собрании сочинений поэта (1958–1959) оно датируется 1837– 1838 гг. [5]. Уточнить время создания ст. «Гляжу на будущность с боязнью» могут помочь факты биографии поэта и анализ его духовно-творческого развития. Так, в письме Л. к С.А. Раевскому от марта 1837 г. есть слова, которые говорят о внутренней дисгармонии в душе поэта: «Мне иногда кажется, что весь мир на меня ополчился» [V; 390]. Тематически «Гляжу на будущность с боязнью» близко к таким ст. поэта, как «Я не хочу, чтоб свет узнал», «Не смейся над моей пророческой тоскою», относящимся к 1837 г. На этом основании ставится и дата написания данного ст. Но вместе с тем такой подход к решению вопроса о датировке ст. не может быть решающим, поскольку основные мотивы ст. «Гляжу на будущность с боязнью» можно считать сквозными и характерными для всего творчества поэта.

Смысл ст. также вызывает разноречивые толкования. Очевидно, что в ст. выражено психологически сложное и напряженное состояние лирического героя, связанное с переломом в его судьбе. В первой строфе подводится своеобразный итог прожитому: «Гляжу на прошлое с тоской / И, как преступник перед казнью, / Ищу кругом души родной» [II; 109]. Далее мысль героя ст. движется в поисках смысла прожитой жизни и предначертания судьбы: «Придет ли вестник избавленья / Открыть мне жизни назначенье, / Цель упованья и страстей / Поведать, что мне Бог готовил, / Зачем так горько прекословил / Надеждам юности моей» [II; 109]. Такая психологически напряженное коллизия ст. характерна для Л. Поэтому здесь правомерно сравнение лирической медитации данного ст. с преддуэльными размышлениями Печорина: «Пробегаю в памяти все мое прошедшее и спрашиваю себя невольно: зачем я жил? для какой цели я родился. » [VI; 321].

Вторая строфа ст. — своеобразный взгляд в будущее: «Земле я отдал дань земную / Любви, надежд, добра и зла; / Начать готов я жизнь другую» [II; 109].Однако, какую «будущность» готовит себе лермонтовский лирический герой и о какой «другой» жизни говорит, комментаторы этого текста также понимали поразному. Так, Р. Иванов-Разумник, А. Гуревич и др. считали, что в этих строках выражена тоска поэта по идеалу, недостижимому и ускользающему. Но многие комментаторы (С. Шувалов, Л. Семенов, В. Кирпотин) склонны считать, что здесь поэтом выражено предчувствие близкой смерти и ощущение исчерпанности земного бытия [3; 8; 9]. Об этом со всей очевидностью свидетельствует стих «Начать готов я жизнь другую». Более того, он ждет и желает ее, говоря о душевной усталости: «Молчу и жду: пора пришла; / Я в мире не оставлю брата, / И тьмой и холодом объята / Душа усталая моя» [II; 109]. Исследователи находят переклички темы данного ст. с 41-й строфой «Тамбовской казначейши» [2], с пушкинскими «Узником» и «Стансами» («В надежде славы и добра») [1]. Однако И. Роднянская [7] не склонна связывать ст. с текстами других поэтов и указывает, что начало ст. «Гляжу вперед я без боязни», это — лермонтовская автоцитата: ср.: «Гляжу назад — прошедшее ужасно, / Гляжу вперед — там нет души родной» (1830). Более того, само ст. есть поэтический ответ на юношеское ст. самого Л. — незавершенный набросок «Когда б в покорности незнанья» (1831).

Далее исследовательница указывает, что в ст. «схвачен психологически острый, мучительный, пограничный момент — “между двух жизней в страшном промежутке надежд и сожалений”, как сказано в сходном переживании еще в ст. “Смерть” (“Ласкаемый цветущими мечтами”, 1830–31). Во время таких кризисов Л. не раз затевал пылкие прения с богом по поводу жестокой непостижимости проведения» [7; 114]. Соглашаясь с исследовательницей, следует подчеркнуть, что вместе с тем смысл первой строфы — страстное обращение и ожидание ответа Творца: «Придет ли вестник избавленья / Открыть мне жизни назначенье, / Цель упований и страстей, / Поведать — что мне Бог готовил, / Зачем так горько прекословил / Надеждам юности моей» [II; 109].

Ст. состоит из двух строф, состоящих из десяти стихов, написанных 4-стопным ямбом с рифмовкой AbAbCCdEEd. Причем первое четверостишие в каждой строфе представляет своеобразный тезис, который в следующих шести стихах получает развитие. Такой тип строфы (одическая строфа), которым написано ст. «Гляжу на будущность с боязнью», использовался поэтом в уже упоминавшемся наброске «Когда б в покорности незнанья…» (1831). И.Б. Роднянская считает, что тематически, интонационно и строфически ст.

«Гляжу…» можно считать своеобразным полемическим ответом на ст. юного поэта «Когда б в покорности незнанья…», полного «юношеского идеализма». Действительно, в ст. 1831 г. Л. разрабатываются мотивы желаний, надежд на будущую жизнь и доверия Богу:

I
Когда б в покорности незнанья
Нас жить создатель осудил,
Неисполнимые желанья
Он в нашу душу б не вложил,
Он не позволил бы стремиться,
К тому, что не должно свершиться,
Он не позволил бы искать
В себе и в мире совершенства,
Когда б нам полного блаженства
Не должно вечно было знать.
II
Но чувство есть у нас святое,
Надежда, Бог грядущих дней, —
Она в душе, где все земное,
Живет наперекор страстей;
Она залог, что есть поныне
На небе иль в другой пустыне
Такое место, где любовь
Предстанет нам как ангел нежный,
И где тоски ее мятежной
Душа узнать не может вновь [I; 222].

Приведенный набросок повторяет не только строфическую организацию, рифму и размер ст. «Гляжу на будущность с боязнью», но и мотивно во многом ему соответствует.

Лит.: 1) Благой Д.Д. Лермонтов и Пушкин // Жизнь и творчество М.Ю. Лермонтова: сборник статей. Т.1. – М.: ОГИЗ, 1941. – С. 356–421; 2) Герштейн Э.М. Роман «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова. – М.: Художественная литература, 1976. – 128 с.; 3) Кирпотин В.Я. Избранные работы: в 2 т. – М.: Просвещение, 1978. – Т.1, – С. 80–81; 4) Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений: в 4 т. / Под ред. И.Л. Андроникова и Ю.Г. Оксмана – М.: Худож лит., 1964; 5) Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений: в 4 т. – М.; Л., 1958–1959 («малое издание») ; 6) Пейсахович М.А. Строфика Лермонтова // Творчество М.Ю. Лермонтова. – М.: Наука, 1964. – С. 417–491; 7) Роднянская И.Б. «Гляжу на будущность с боязнью» // ЛЭ. – С. 113–114; 8) Семенов Л.П. М.Ю. Лермонтов. Статьи и заметки. – М.: Сириус, 1915. – C. 60, 83; 9) Шувалов С.В. Религия Лермонтова // Венок Лермонтову. – М.; П.: Издание Т-ва «В.В.Думнов, Наследники Бр. Салаевых», 1914. – С. 135–164; 10) Эйхенбаум Б.М. Статьи о Лермонтове. – М. – Л.: АН СССР, 1961. – 372 с.

lermontov-slovar.ru

Онлайн игры,тренажеры,презентации,уроки,энциклопедии,статьи

М.Ю. Лермонтов. Анализ стихотворения «Гляжу на будущность с боязнью…»

Это стихотворение написано М.Ю.Лермонтовым в начале 1838 года и интонационно и своим настроем вырастает из написанного чуть ранее великолепного, как впрочем всё у этого гениального человека, произведения «Моё грядущее в тумане…». Невозможно удержаться, чтобы не процитировать оба стихотворения:

Моё грядущее в тумане…

Моё грядущее в тумане,

Былое полно мук и зла…

Зачем не позже иль не ране

Меня природа создала?

К чему творец меня готовил,

Зачем так грозно прекословил

Надеждам юности моей.

Добра и зла он дал мне чашу,

Сказав: «Я жизнь твою украшу,

Ты будешь славен меж людей. »

И я словам его поверил,

И, полный волею страстей,

Я будущность свою измерил

Обширностью души своей.

С святыней зло во мне боролось —

Я удушил святыни голос,

Из сердца слезы выжал я.

Как юный плод, лишенный сока,

Оно увяло в бурях рока

Тогда, для поприща готовый,

Я дерзко вник в сердца людей

Сквозь непонятные покровы

Приличий светских и страстей.

(1836 или 1837)

Гляжу на будущность с боязнью

Гляжу на будущность с боязнью,

Гляжу на прошлое с тоской

И, как преступник перед казнью,

Ищу кругом души родной;

Придет ли вестник избавленья

Открыть мне жизни назначенье,

Цель упований и страстей,

Поведать — что мне бог готовил,

Зачем так горько прекословил

Земле я отдал дань земную

Любви, надежд, добра и зла;

Начать готов я жизнь другую,

Молчу и жду: пора пришла.

Я в мире не оставлю брата,

И тьмой и холодом объята

Душа усталая моя;

Как ранний плод, лишенный сока,

Она увяла в бурях рока

Под знойным солнцем бытия.

( 1838)

Добра и зла он дал мне чашу,

Сказав: «Я жизнь твою украшу,

Ты будешь славен меж людей. »

И он, поэт, не сомневается в своей избранности и праве на славу, кто как не он сам знает на что он способен:

И я словам его поверил,

И, полный волею страстей,

Я будущность свою измерил

Обширностью души своей.

Но какая горечь сквозит в последующих словах Лермонтова, поистине обнажающих тончайшую его натуру, вынужденную идти на жертвы:

С святыней зло во мне боролось —

Я удушил святыни голос,

Из сердца слезы выжал я.

Как юный плод, лишенный сока,

Оно увяло в бурях рока

Под знойным солнцем бытия.

И теперь, с тяжелейшей ношей, мягко опущенной на его далеко не могучие плечи Создателем, с глазами не знающими слёз и сердцем не ведающим трепета поэт стоит, словно на утёсе под которым бушует море страстей человеческих:

Тогда, для поприща готовый,

Я дерзко вник в сердца людей

Сквозь непонятные покровы

Приличий светских и страстей.

Это произведение создано в 1836-37 г. Скорее всего ещё до бурных событий, связанных с появлением Михаила Лермонтова со стихотворением «Смерть поэта(Погиб поэт-невольник чести…) «, произведшего фурор, скандал и сравнимое с эффектом разорвавшейся бомбы! Но мотив вселенского одиночества, фатализма и горечи, настоенной на едва уловимой иронии — был присущ Лермонтову в полной мере (тем более, что его поэтический, если можно так выразиться стаж составлял к этим годам почти десять лет).

И вот прошёл почти год с бурных событий февраля 1837 года : арест, перевод из гвардейского гусарского полка в Петербурге в драгунский, находившийся в Грузии, знакомство с разными людьми, возвращение хлопотами бабушки обратно в столицу. Лермонтов пишет «Гляжу на будущность с боязнью…» и сравнивая его с проанализированным выше стихотворением «Моё грядущее в тумане…» испытываешь лёгкое изумление произошедшими за столь короткий срок метаморфозами. Язык Лермонтова стал ещё более безупречен, строфы достойны восхищения:

Гляжу на будущность с боязнью,

Гляжу на прошлое с тоской

И, как преступник перед казнью,

Ищу кругом души родной;

Но помимо поэтического совершенства отчётлива и осязаема глубина и умудрённость Лермонтова-поэта (что кажется невероятным, учитывая возраст Михаила Юрьевича -23 года. ). В такие минуты с горечью понимаешь справедливость слов Толстого: » Вот кого жаль, что так рано умер! Что бы сделать он мог! «. Однако, как говорится, история не терпит сослагательного наклонения. Созданного Лермонтовым за 15(!) лет творчества иным не достичь и за 50…

Возвращаясь к произведению «Гляжу на будущность с боязнью…» не покидает ощущение усталого фатализма поэта. Да он «боится» будущего, но не собирается сворачивать со своей стези:

Земле я отдал дань земную

Любви, надежд, добра и зла;

Начать готов я жизнь другую,

Молчу и жду: пора пришла.

Увлекаемый своей судьбой поэт не питает никаких иллюзий, мир для него лишён очарования и пасторальности, но нет в душе его и ожесточения:

Я в мире не оставлю брата,

И тьмой и холодом объята

Душа усталая моя;

Как ранний плод, лишенный сока,

Она увяла в бурях рока

Он ранний плод… «Слишком раннюю утрату и усталость испытать мне в жизни довелось…» — какая невероятная, почти хрустальная перекличка спустя без малого сто лет…

kid-mama.ru

«Гляжу на будущность с боязнью…» М. Лермонтов

«Гляжу на будущность с боязнью…» Михаил Лермонтов

Гляжу на будущность с боязнью,
Гляжу на прошлое с тоской
И, как преступник перед казнью,
Ищу кругом души родной;
Придет ли вестник избавленья
Открыть мне жизни назначенье,
Цель упований и страстей,
Поведать — что мне бог готовил,
Зачем так горько прекословил
Надеждам юности моей.

Земле я отдал дань земную
Любви, надежд, добра и зла;
Начать готов я жизнь другую,
Молчу и жду: пора пришла;
Я в мире не оставлю брата,
И тьмой и холодом объята
Душа усталая моя;
Как ранний плод, лишенный сока,
Она увяла в бурях рока
Под знойным солнцем бытия.

Анализ стихотворения Лермонтова «Гляжу на будущность с боязнью…»

Время написания стихотворения «Гляжу на будущность с боязнью…» до сих пор точно не определено. При этом существует несколько базовых версий от разных исследователей творчества Лермонтова. Литературовед Борис Михайлович Эйхенбаум относил произведение к 1837 году. Он упоминал период, когда Михаил Юрьевич находился под арестом, связанным с расследованием дела о «Смерти поэта». Ираклий Луарсабович Андроников в качестве времени написания рассматриваемого текста указывал 1838 год. Мнение подкреплено тем, что автограф расположен на одном листе с «Кинжалом» и посвящением к «Тамбовской казначейше». Кстати, датировка обоих произведений также предположительна.

Не могут прийти к единому мнению литературоведы и по поводу трактовки стихотворения. Точно ясно одно – «Гляжу на будущность с боязнью…» представляет собой отражение напряженной внутренней ситуации, в которой находится лирический герой. У него впереди – возможные кардинальные перемены в жизни. Перед тем, как они свершатся, ему необходимо подвести промежуточный итог. Понять, к чему удалось прийти, что достигнуто. Ключевые вопросы – о какой будущности идет речь и что за другую жизнь имеет в виду Лермонтов? Некоторые специалисты по творчеству Михаила Юрьевича находят здесь ярко выраженную тоску по идеалу и нравственному обновлению. Другие литературоведы трактуют будущность как загробную жизнь, конец земного существования.

Второе толкование на первый взгляд кажется более верным. В стихотворении превалирует интонация меланхоличной безнадежности. В финале появляется образ «раннего плода, лишенного сока», символизирующий «увядшую» душу. Подобная метафора встречается и в других произведениях Лермонтова. В стихотворениях «Он был рожден для счастья, для надежд…» (1832) и «Дума» (1838) говорится о плоде, «до времени созрелом». В качестве главного аргумента против восприятия будущности как финала земного существования приводится первая часть анализируемого текста. Для нее характерна настолько сильная заинтересованность в грядущих событиях, настолько эмоциональные вопросы к жизни, что думать о пассивном приятии близкого конца не приходится.

В стихотворении «Гляжу на будущность с боязнью…» Лермонтов с удивительной психологической точностью показал пограничный момент, отличающийся остротой, мучительностью. Попав в сложнейшую ситуацию, лирический герой пытается осмыслить прошлое и настоящее, приподнять завесу тайны над будущим.

pishi-stihi.ru

«Гляжу на будущность с боязнью»

И. Б. Роднянская Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Науч.-ред. совет изд-ва «Сов. Энцикл.»; Гл. ред. Мануйлов В. А., Редкол.: Андроников И. Л., Базанов В. Г., Бушмин А. С., Вацуро В. Э., Жданов В. В., Храпченко М. Б. — М.: Сов. Энцикл. , 1981

Смотреть что такое «»Гляжу на будущность с боязнью»» в других словарях:

Гляжу на будущность с боязнью, Гляжу на прошлое с тоской — Гляжу на будущность съ боязнью, Гляжу на прошлое съ тоской. М. Ю. Лермонтовъ. „Гляжу“. 1841 г … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

«Моё грядущее в тумане» — «МОЁ ГРЯДУЩЕЕ В ТУМАНЕ», элегич. медитация Л. (1836 37?), одно из первых обращений к теме бесперспективности будущего, развитой в стих. «Гляжу на будущность с боязнью. » и «Дума». В отличие от последних эта тема раскрывается здесь в сугубо… … Лермонтовская энциклопедия

Консовский, Алексей Анатольевич — Алексей Консовский Имя при рождении: Алексей Анатольевич Консовский Дата рождения: 15 (28) января 1912(1912 01 28) … Википедия

гляде́ть — гляжу, глядишь; деепр. глядя и глядя, (народно поэт. и обл.) глядючи; несов. 1. (сов. поглядеть) (деепр. глядя и глядя). Устремлять, направлять взгляд, иметь глаза направленными на кого , что л. или куда л.; смотреть. Глядеть вдаль. Глядеть в… … Малый академический словарь

ана́фора — ы, ж. лит. Стилистический прием, состоящий в повторении одних и тех же слов, предложений, звуков в начале смежных или близко расположенных друг к другу строк, строф или фраз; единоначатие; например: Гляжу на будущность с боязнью, Гляжу на прошлое … Малый академический словарь

глядеть — гляжу, глядишь; глядя и глядя. (нар. разг.) глядючи; нсв. Разг. 1. деепр.: глядя и глядя. (св. поглядеть). Устремлять, направлять взгляд на кого , что л. или куда л.; смотреть. Г. на дорогу, на доску, на экран. Г. в окно. Г. на себя. Г. в зеркало … Энциклопедический словарь

глядеть — гляжу/, гляди/шь; гля/дя и глядя/, (нар. разг.), гля/дючи; нсв.; разг. см. тж. глядя на, не глядя на, глядя по, того и гляди, гляди … Словарь многих выражений

«Дума» — «ДУМА», стих. зрелого Л. (1838), обнажающее обществ. духовный кризис последекабрьского поколения; оно замыкает предшествующие нравств., социальные и филос. искания поэта, подводит итог прошлому душевному опыту, отражая бесцельность личных и… … Лермонтовская энциклопедия

анафора — ы; ж. [греч. anaphora]. Лит. Стилистический приём, состоящий в повторении одних и тех же слов, предложений, звуков в начале смежных или близко расположенных друг к другу строк, строф или фраз (например: Гляжу на будущность с боязнью, Гляжу на… … Энциклопедический словарь

dic.academic.ru

Стихотворение гляжу на будущность с боязнью

Главная » Выпускное сочинение: пишем на отлично » «Гляжу на будущность с боязнью, гляжу на прошлое с тоской…» (Есть ли надежда в лирике Лермонтова?)

«Гляжу на будущность с боязнью, гляжу на прошлое с тоской…» (Есть ли надежда в лирике Лермонтова?)

Что необходимо человеку для жизни? Конечно, еда, одежда, жилье. Но помимо материальных ценностей, нужны и духовные. Помимо того, что имеет человек в настоящем, важно и то, на что он может рассчитывать в будущем. По этой причине столь значительную роль в жизни играет надежда. Без нее теряет смысл и жизнь. А потому даже в безвыходных ситуациях в потаенных уголках души человека всегда теплится надежда. И к человеку творческому, поэту, это относится вдвойне. Ярким примером может служить лирика Лермонтова.
В стихотворении «Монолог», несмотря на то что оно написано в 1825 году, когда автору было всего 15 лет, уже появляется разочарованность в жизни. Поэт пишет: «И нам горька остылой жизни чаша; и уж ничто души не веселит». Лирическому герою не нужны ни «глубокие познанья», ни «жажда славы», ни «талант и пылкая любовь свободы».
В стихотворении «Стансы» показано, что поэт не только разочарован в настоящем, но и не удовлетворен прошлым. Он пишет: «Я не крушуся о былом, оно меня не усладило. Мне нечего запомнить в нем, чего б тоской не отравило!» Вот так и исчезает надежда: «Надежды нету в утешенье: она навек умчалась прочь, как жизни каждое мгновенье».
Но оказывается, можно заранее разочароваться в еще не происшедшем, потерять надежду на будущее. «Гляжу назад – прошедшее ужасно; гляжу вперед – там нет души родной!» – пишет Лермонтов в стихотворении «Не думай, чтоб я был достоин сожаленья…» Грядущее настолько безнадежно, что даже сегодняшнее «мученье» – «одно предчувствие гораздо больших бед».
В этом же году появляется, может быть, одно из самых трагичных по мироощущению стихотворений М. Ю. Лермонтова – «Предсказание», в котором поэт рисует безнадежное будущее России. Все несчастья страны начнутся с падения монархии. Придет время, «когда детей… низвергнутый не защитит закон». Но ведь дети – это будущее страны. Для России, с точки зрения Лермонтова, этого будущего не существует. Поэт уверен в своих словах, ведь перед читателем даже не предчувствие, а предсказание. «Черный год» для страны будет связан со смертью, кровью, чумой и «гладом». Может быть, даже Бог не поможет, если в человеке «с возвышенным челом» «будет все ужасно, мрачно». Тогда, наверно, окончательно исчезнет надежда на лучшее будущее.
Но чаще всего Лермонтов пишет все же не о судьбе страны, а о себе. В стихотворении «1830 год. Июня 15-го» лирический герой говорит: «Ныне грустный, жалкий я живу без дружбы, без надежд, без дум, без сил…» Что же послужило причиной потери надежды? Вину за это поэт возложил на «общество иное». Именно в этом обществе лирический герой «погубил беспечности душевный талисман», и теперь ему нельзя ни любить, ни иметь друзей.
Но неужели этим исчерпываются причины трагической безнадежности? С чем еще может быть связано исчезновение надежды в душе человека? Конечно же, с несчастной любовью. Например, в стихотворении «Стансы» («Взгляни, как мой спокоен взор…») поэт спрашивает лирическую героиню: «Чем успокоишь жизнь мою, когда уж обратила в прах мои надежды в сем краю, а может быть, и в небесах?» Получается, что для лирического героя Лермонтова все-таки может существовать надежда на счастье на земле и в небе. И даже если человек разочаруется в своей земной жизни, всегда остается вера в божественный мир. Поэт уверен во всем, что относится к «сему краю», но когда он говорит о небесах, то уже употребляет слова «может быть».
О надежде на лучший мир Лермонтов пишет в стихотворении «Когда б в покорности незнанья…»: «Но чувство есть у нас святое; надежда, бог грядущих дней, – она в душе, где все земное живет наперекор страстей…» Эта надежда становится залогом существования горнего мира.
А в высшем мире обязательно должна быть любовь. Земное чувство разрушило надежды на счастье здесь, но там, в мире ином, любовь предстанет «как ангел нежный», приносящий «полное блаженство». Вот, вероятно, то, ради чего стоит жить, на что следует надеяться.
Но так видит мир лирический герой ранней лирики М. Ю. Лермонтова. Меняется ли с годами его представление о жизни, счастье и надежде?

В стихотворении «Не смейся над моей пророческой тоскою…» поэт с уверенностью говорит: «Ни счастия, ни славы мне в мире не найти…» И опять появляется надежда на высшие силы: «Но я без страха жду довременный конец. Давно пора мне мир увидеть новый…» Как ни странно, именно со смертью поэт связывает счастье. Она становится возрождением души, источником надежды.
И наконец, свои размышления о жизни Лермонтов обобщает в стихотворении «Гляжу на будущность с боязнью…», где он пишет: «Гляжу на будущность с боязнью, гляжу на прошлое с тоской…» Вот как характеризует поэт жизнь на земле. И все потому, что «жизни назначенье» еще неизвестно лирическому герою. Уже вполне закономерным становится противопоставление земли небесам. Совсем молодой Лермонтов как бы подводит итоги: «Земле я отдал дань земную любви, надежд, добра и зла; начать готов я жизнь другую…»
Видимо, надежда на счастье, пусть даже в другом мире, живет в душе лирического героя. Но есть ли она у его современников? В стихотворении «Дума» поэт пишет: «Печально я гляжу на наше поколенье! Его грядущее иль пусто, иль темно…» У людей, живущих в этом мире, как и у лирического героя, нет жизненного предназначения. Их существование – это «путь без цели». Но даже в столь неблагополучное время люди таят «надежды лучшие» от «ближних и друзей». Может быть, именно про надежду Лермонтов сказал: «Мы жадно бережем в груди остаток чувства»?
Но несмотря на то что поэт принадлежит к этому поколению, он отличается от него тем, что смог сохранить веру в лучший мир, надежду на счастье в нем. По этой причине тема одиночества становится одной из самых важных в творчестве М. Ю. Лермонтова. В стихотворении «Выхожу один я на дорогу…» лирический герой видит, как «пустыня внемлет Богу» и «звезда с звездою говорит». Лишь ему одному открываются эти божественные тайны. Поэт говорит: «Уж не жду от жизни ничего я… я б хотел забыться и заснуть!» Но сон этот не совсем «холодный сон могилы».
Наверное, лишь избранным дана возможность увидеть надежду даже в смерти. К ним относится и М. Ю. Лермонтов, как бы трагичны ни были его стихи, в них всегда остается немного надежды на лучшее. Если в этой жизни счастье невозможно, оно, по мнению поэта, обязательно будет в другой. И эта надежда гения заставляет верить и надеяться его читателей.


Тема сочинения раскрыта. Видно, что вопрос, присутствующий в ее формулировке, обдуман самостоятельно и глубоко. Положительной чертой работы является то, что используются не только те стихи Лермонтова, которые включены в школьную программу, но и прочитанные самостоятельно, причем их отбор полностью соответствует теме. Анализ текста стихотворений достаточно серьезен для выпускника средней школы, цитаты подобраны удачно. Рассуждения автора последовательны и логичны. Сочинение написано хорошим литературным языком. Введение и заключение соответствуют теме. Оценка – «отлично» .

Оглавление книги открыть закрыть

Часть I. Работа над сочинением
Составление плана сочинения
Введение и заключение в сочинении
Внесценические персонажи в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»
Назначение поэта и поэзии (на материале творчества А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова и Н. А. Некрасова)
«Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать…» (А. С. Пушкин)
Работа над языком сочинения
Комплексный анализ сочинения
Великосветская знать в романе Толстого «Война и мир»
Трагедия Родиона Раскольникова
Толстые и тонкие
«Вот он: на цыпочках и не богат словами…» (Образ Молчалина в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»)
«В мой жестокий век восславил я свободу…» (Вольнолюбивая лирика А. С. Пушкина)
«Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать…» (По лирике А. С. Пушкина)
«Чувства добрые» в лирике А. С. Пушкина
Одно произведение – несколько сочинений
«Книга… освещает наше личное движение к истине…»
Двойники Раскольникова (по роману Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»)
Фантастическое, легендарное и реальное в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита»
Чацкий глазами героев комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»
Любовь в жизни Базарова
Образ Базарова в романе И. С. Тургенева «Отцы и дети»
«Гляжу на будущность с боязнью, гляжу на прошлое с тоской…» (Есть ли надежда в лирике Лермонтова?)
Роль цвета в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»
Философские мотивы в лирике Тютчева и Фета
Роль «сна Обломова» в понимании смысла романа И. А. Гончарова «Обломов»
Образ Петербурга в русской литературе
Возможные темы сочинений
Смешные фразы из школьных сочинений
«Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать…» сочинение по стихам А. С. Пушкина

« назад Оглавление вперед »
Образ Базарова в романе И. С. Тургенева «Отцы и дети» &#0171 | &#0187 Роль цвета в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

referatwork.ru