Стратегии совладания со стрессом это

Механизмы психологической адаптации: стратегии совладания со стрессом

Копинг, копинговые стратегии (англ. coping, coping strategy) — это то, что делает человек, чтобы справиться со стрессом. Близкое понятие, широко используемое и глубоко разработанное в русской психологической школе — переживание.

Впервые термин появился в психологической литературе в 1962 году Л. Мэрфи применил его, изучая, каким образом дети преодолевают кризисы развития. В 1966 году Р. Лазарус в книге «Психологический стресс и процесс совладания с ним» обратился к копингу для описания осознанных стратегий совладания со стрессом и с другими порождающими тревогу событиями.

Со временем понятие «копинг» стало включать в себя реакцию не только на «чрезмерные или превышающие ресурсы человека требования», но и на каждодневные стрессовые ситуации.

Проблемно-фокусированные / эмоционально-фокусированные копинг-стратегии

Исследователи, первые использовавшие понятие копинга в психологии, предложили и первую классификацию копинг-стратегий. Лазарус и Фолкман предложили дихотомическую классификацию копинг-стратегий, выделив их следующую направленность: • проблемно-фокусированные стратегии • эмоционально-фокусированные стратегии

Когнитивные / поведенческие / эмоциональные копинг-стратегии

Некоторые исследователи предлагают классификации, в которых копинг-стратегии различаются в зависимости от типов процессов (эмоциональных, поведенческих, когнитивных), лежащих в их основе.

Эффективные / неэффективные копинг-стратегии

В то же время, некоторые исследователи пришли к тому, что стратегии лучше всего сгруппировать в копинговые стили, представляющие собой функциональные и дисфункциональные аспекты копинга.

1. К наиболее адаптивным копинг-стратегиям относятся стратегии, направленные непосредственно на разрешение проблемной ситуации. 2. Копинг-стратегии не связанные с активными действиями, но способствующие адаптации человека в стрессовой ситуации: «поиск эмоциональной социальной поддержки», «подавление конкурирующей деятельности», «сдерживание» – ожидание более благоприятных условий для разрешения ситуации вместо импульсивных действий и «юмор» как попытка справиться с ситуацией с помощью шуток и смеха по ее поводу. 3. Неадаптивные копинг-стратегии: «фокус на эмоциях и их выражение», «отрицание», «ментальное отстранение» – уход от стресса через фантазирование, мечты, сон; «поведенческое отстранение» – отказ от активного разрешения ситуации.

Копинг-стратегии как степень контроля над ситуацией

В психологической литературе также представлены иные классификации, которые рассматривают копинг-стратегии как планируемые поведенческие стратегии, которые служат для того, чтобы поддерживать или восстанавливать контроль в ситуациях, когда он подвергается угрозе.

Копинг-стратегии. (Фолкман, Лазарус):

1. Стратегия противостоящего совладания — состоит из агрессивных усилий человека изменить ситуацию, проявления непрязни и гнева в отношении того, что создало проблему.

2. Стратегия дистанцирования — описывает попытки индивида отделить себя от проблемы, забыть о ней.

3. Стратегия самоконтроля — заключается в старании регулировать собственные чувства и действия.

4. Стратегия поиска социальной поддержки — состоит из усилий индивида найти в обществе информационную, материальную и эмоциональную помощь.

5. Стратегия принятия ответственности — заключается в признании своей роли в порождении проблемы и в попытке не повторять прежних ошибок.

6. Стратегия избегания — складывается из усилий человека избавиться от проблемной ситуации, уйти из нее.

7. Стратегия планового решения проблемы — состоит в выработке плана действий и следования ему.

8. Стратегия позитивной переоценки — описывает усилие человека придать позитивное значение происходящему, его попытку справиться с трудностями путем интерпретации обстановки в позитивных терминах.

Копинг-стратегии, неэффективные в одних ситуациях, могут оказаться вполне эффективными в других; например, стратегии, неэффективные в ситуации, которая неподконтрольна субъекту, могут быть эффективны в ситуациях, которые субъект способен контролировать и изменять в желаемую сторону

Копинги в отличии от защитных механизмов имеют: 1. Осознанный характер 2. Произвольная природа процесса. Впоследствии был предложен еще один критерий (Крамер).

scicenter.online

Профилактика и методы управления стрессом

Так как в настоящее время, очень многие люди испытывают сильное напряжение и стрессовое состояние, то профилактика стресса является одним из самых эффективных способов его преодоления. Как же осуществлять управление стрессом наиболее эффективно, и какие именно способы можно применять для управления конфликтами и стрессами?

Чем опасен стресс и как он влияет на организм человека?

Стресс очень негативно влияет на организм человека и провоцирует его на возникновения различных заболеваний:

  • слабеет иммунная система организма. Организм становится слабым и подверженным различным инфекциям и заболеваниям;
  • отношения с близкими и родными людьми становятся очень плохими, люди, которые находятся в стрессовом состоянии, становятся ранимыми и обидчивыми;
  • стресс также пагубно влияет и на оценку человеком самого себя. Сам человек не способен к объективной собственной оценке, ни к реакции окружающих;
  • от стресса значительно ухудшается и состояние кожи человека, возникает раздражение, зуд;
  • развитие сильной стрессовой ситуации может негативно влиять и на вес, так как больной, озабоченной подобной ситуацией, начинает больше есть, что приводит к его избыточному весу и другим сопутствующим заболеваниям;
  • очень часто стрессовая ситуация способствует развитию алкоголизма, наркомании и других вредных привычек;
  • помимо этого у женщин могут возникать гормональные сбои в организме, что грозит появлением выкидышей у беременных;
  • у мужчин же данные заболевания приводят к потере аппетита, импотенции и ухудшению памяти;
  • постоянное воздействие стресса на организм иногда приводит даже к раковым заболеваниям и к преждевременной смерти.
  • Основные симптомы стресса. Стратегия защиты

    К главным симптомам стресса относятся: сильная усталость, раздражение, постоянная мигрень. Стресс ухудшает состояние организма человека, является стимулом для возникновения множества различных болезней. Любой человек должен иметь представление, как лучше всего справится со стрессом. Есть большое число способов, как быстро избавиться от стресса.

    Особые стратегии совладания со стрессом

    Управление стрессами, профилактика стресса предполагает знание множества стратегий для управления стрессами. Чаще всего используется какой-либо один из типов стратегий. Однако, как и все в жизни, стратегии также меняются. Так одни стратегии, которые были весьма эффективны в прошлом, с течением времени становятся совершенно неэффективными. Одними из самых распространенных стратегий управления стрессами являются:

    • Противостояние ситуации — заключается в том, что человек очень негативно настроен по отношению к разным житейским ситуациям. Данная стратегия противодействия стрессу отлично подходит для управления конфликтами и стрессами и обеспечивает устойчивость к стрессу в ситуации, когда имеется угроза. В этом случае, вся энергия, которая направлена на угрозу, сможет создать отличный эффект. В противном случае, она не будет иметь эффекта.
    • Откладывание решение проблемы (дистанцирование) — она очень помогает в том случае, когда нужно взглянуть на сложившуюся ситуацию с другой стороны. Однако дистанцирование не следует применять при своей болезни или болезни близких.
    • Самоконтроль- отлично подходит в том случае, когда у вас есть форс-мажорная ситуация (наводнение, пожар, стихийное бедствие или другой форс-мажор).
    • Поиск общественной поддержки — данная стратегия эффективно работает в условиях сильного горя. Далеко не все могут остаться одним со своими проблемами и неприятностями. Это очень эффективный способ противодействия стрессу в той ситуации, когда происходит трагическое событие в жизни. Но не стоит проводить подобные действия в том случае, если человек не может решить свои элементарные проблемы.
    • Принятие ответственности — стратегия является тем путем, который выбирают только самые сильные люди, для которых управление стрессом не пустой звук и которые имеют представление, как избежать стресса. Однако, для чрезмерно ответственных людей подобная стратегия может принести горькие плоды. Если вы будете постоянно за все нести ответственность, очень быстро приобретете невроз.
    • Плавное решение проблемы — стратегия заключается в том, что необходимо продумать план, как выбраться из такой негативной ситуации и как точно следовать такой ситуации.
    • Положительная переоценка происходящих действий — стратегия заключается в том, что все события стоит оценивать только с хорошей стороны, а из плохих событий уметь извлекать уроки. Таким образом, следует принимать все удары судьбы с решительностью и стойкостью.
    • Избегание или перекладывание ответственности — стратегия заключается в том, чтобы постоянно избегать ответственности. К слову сказать, эта стратегия является крайне неэффективной и рождает инфантилизм.

    Устойчивость к стрессу. Как сохранить душевное равновесие?

    Устойчивость к стрессу – это не данность, дарованная человеку природой. Для того чтобы противодействовать стрессу, достаточно использовать несколько способов.

    Не работайте в «авральном режиме»

    Процесс управления стрессом – это очень тонкий механизм, для того, чтобы профилактика стресса была наиболее эффективна, постарайтесь на работе не перегружаться и делать все в спокойном темпе, без спешки. Это позволит избежать и возникновения различных заболеваний.

    Для противодействия стрессу правильно организуйте свое рабочее место

    Определите для каждой вещи свое собственное место, постарайтесь содержать его в максимальной чистоте. Это обеспечит вам дополнительный комфорт и позволит не нервничать по пустякам. Правильно организовав себя и свое рабочее место, совладать со стрессом будет достаточно простой задачей.

    Отличная защита от стресса –это максимальная концентрация на конкретном деле

    Всегда следуйте плана – сначала выполняем первое дело и только затем приступаем ко второму. Обязательно выделяйте отдельное время, когда вы можете просто подумать о предстоящих мероприятиях, и мешать вам уже никто не будет. Уделяйте время приему пищи, как очень важному мероприятию. В это время старайтесь не разговаривать по телефону, не смотреть видеофильмы или ТВ и не читать газеты и книги.

    Делегируйте обязанности

    Без эффективного делегирования важнейших задач, вопрос «как избежать стресса?» будет постоянно сопровождать вас. Разгрузите себя, и ваша профилактика стресса будет наиболее эффективной.

    Награждайте себя

    Эмоциональный стресс и регуляция эмоциональных состояний требует некой компенсации за большую и успешно проделанную работу. После того, как вы хорошо выполните свою работу – наградите себя. Постоянно хвалите и радуйтесь своим успехам. В том случае, если вы хорошо выполнили работу, уделите немного времени, чтобы порадоваться этому. Если же вы допустили промашку – то отнеситесь к этому по философски и не ругайте себя. Как говорил Карнеги: «Не нужно пилить опилки».

    К еще одной стратегии борьбы со стрессом относится и полное погружение в необходимое дело. Когда вы работаете, постарайтесь, чтобы вас никто не беспокоил. Повесьте табличку на вашу дверь «Не беспокоить». Производите полный самоконтроль. Постоянно контролируйте свою работу и лишь иногда позволяйте баловать себя. Чередование отдыха и работы – это наиболее эффективная профилактика стресса. Если вы будете любить дело, которым вы занимаетесь, то вам обязательно будет сопутствовать успех. Разумеется, что и стресс будет значительно меньший. Точно и правильно планируйте свой рабочий день. Методы защиты от стресса окажутся не полными, если не упомянуть планирование своего рабочего дня и отдыха.

    Если вы не хотите, чтобы управление конфликтами и стрессами привело вас на больничную койку или к психиатру, то не нужно быть перфекционистом до мозга костей. Просто качественно выполняйте собственную работу и любите дело, которым вы занимаетесь. Это одна из лучших профилактик стресса, которую рекомендуют многие психологи и психиатры.

    Методы профилактики стресса

    Для того, чтобы стресс не причинял проблем, необходимо научиться преодолевать его. Сегодня, имеются множество методов управления стрессами и их профилактики. Так, существует даже особый термин – «копинг», который переводится, как «совладание со стрессом» и он используется для людей, которые пытаются противостоять перегрузкам.

    Так, для того, чтобы преодолеть стресс желательно заняться спортом. Пользу от здорового образа жизни еще никто не отменял. Запишитесь в тренажерный зал, на фитнес, в бассейн. Чаще улыбайтесь и смотрите на окружающий мир позитивно. Встречая каждый день с улыбкой, вы сможете быстрее справиться со стрессом.

    Еще одним эффективным способом борьбы со стрессом является массаж и SPAпроцедуры. Воздействие на акупунктурные точки оздоравливает весь организм и придает ему энергию и силы.

    Людям, которые часто находятся в стрессовых ситуациях, обязательно стоит побеспокоиться о здоровом питании с преобладанием овощей и фруктов. Не забывайте и о китайском травяном чае. Не пейте кофе и другие бодрящие напитки. Используя эти несложные советы, вы уйдете от множества психотравмирующих ситуаций, приобретете устойчивость к стрессу и ответите себе на самый важный вопрос «Как избежать стресса?», что обязательно сохранит ваше здоровье на очень долгие годы!

    vseostresse.ru

    Стратегии совладания со стрессом на разных этапах профессионализации инженеров Текст научной статьи по специальности «Психология»

    Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Жукина Е.В.

    Статья посвящена анализу копинг-статегий в профессионально трудных ситуациях в деятельности инженерно-технических работников с позиции когнитивной теории стресса и адаптации. В результате исследования установлено, что в зависимости от возрастных этапов профессионализации в поведении инженера преобладают разные типы копинг-стратегий. Показано, что спектр используемых стратегий совладения со стрессом изменяется по мере профессионального становления. Гибкое использование копинг-стратегий рассматривается как поведенческий ресурс, способствующий профессиональной адаптации.

    Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Жукина Е.В.,

    Coping stress strategies at different stages of engineers’ professional development

    The author analyzes coping strategies in stressful working conditions of engineers using cognitive approach to stress and adaptation. As a result of author’s research age distinctions in coping were revealed: depending on different stages of an engineer’s professional development various strategies of behavior prevail. Certain changes are shown to occur in the level and structure of coping strategies. Flexible coping strategies thus seem to be behavioral sources facilitating professional adaptation.

    Текст научной работы на тему «Стратегии совладания со стрессом на разных этапах профессионализации инженеров»

    Сер. 6. 2007. Вып. 2. Ч. I

    ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

    СТРАТЕГИИ СОВЛАДАНИЯ СО СТРЕССОМ НА РАЗНЫХ ЭТАПАХ ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИИ ИНЖЕНЕРОВ

    Актуальность исследования проблемы преодоления стресса в рамках психологии труда обусловлена тем, что в современных социально-экономических условиях в связи с модернизацией техники, появлением новых технологий происходит усложнение содержания профессиональных задач, и, как следствие, отмечается рост информационных и эмоциональных стрессов. Поэтому наибольший интерес представляет изучение стратегий преодоления профессионально трудных ситуаций (ПТС). Особую важность представляет исследование проблемы профессионального становления личности в преодолении профессиональных стрессов, направленное на поиск психологических закономерностей этого процесса, возникающих в зависимости от степени несоответствия между требованиями со стороны профессии и возможностями субъекта деятельности на определенном этапе профессионализации.

    Деятельность инженерно-технических работников (ИТР) в современных российских условиях сопровождается многочисленными стрессогенными факторами. Это различные стрессогенные ситуации, связанные как с социально-экономической ситуацией в стране в целом, так и с реструктуризацией производства промышленного предприятия в переходный период рыночной экономики, с неэффективным менеджментом, с дефицитом высоко квалифицированных специалистов. В профессиональной деятельности инженеров трудности могут возникать в связи с информационными перегрузками, с широким спектром функциональных обязанностей, что в случае недостаточной степени профессиональной готовности может привести к возникновению стресс-синдромов в виде состояний сниженной работоспособности.

    Деятельность инженерно-технических работников освещена с позиции когнитивной теории стресса и адаптации. Данный подход предполагает оценку проблемной ситуации и преодоление связанного с ней стресса, обладает большими возможностями, поскольку ориентирован на обеспечение сложной взаимосвязи и взаимодействия человека и условий среды1. Когнитивный подход подразумевает, что субъективная репрезентация трудных ситуаций и используемые стратегии их преодоления являются базовой единицей анализа стресса. Каждый человек в профессиональной деятельности сталкивается с множеством различных стрессогенных ситуаций.

    Разнообразие стрессовых ситуаций определяет различия в используемых стратегиях преодоления. Применительно к конкретной ситуации люди могут использовать разные стратегии. Один и тот же человек в различных ситуациях может применять либо разные стратегии, либо наиболее типичные для него; причем, в ряде случаев для преодоления стресса в конкретной ситуации возможна реализация нескольких разнородных стратегий преодоления стресса. Успешность использования какой-либо стратегии в одной конкретной стрессогенной ситуации не гарантирует ее эффективность в других ситуациях или на разных этапах преодоления стресса в одной и той же ситуации.

    В проведенном исследовании нами проверялась гипотеза о влиянии когнитивной оценки ПТС на избирательность копинг-стратегий. Изучались также особенности субъективной репрезентации ПТС и стратегии их преодоления на разных возрастных этапах профессионализации ИТР. Выделенные нами этапы профессионализации основаны на разработанной А.К. Марковой теорией профессионального становления2.

    В исследовании приняли участие инженерно-технические работники. Общее число выборки 84 человека (55 мужчин и 29 женщин) в возрасте от 23 до 74 лет (средний возраст 47 лет).

    В качестве задач нашего исследования были выделены следующие:

    1) изучить социально-психологические показатели профессиональной адаптации на разных возрастных этапах профессионализации;

    , 2) выявить типичные профессионально стрессовые ситуации (ПТС) у ИТР и копинг-стратегии на разных возрастных этапах профессионализации;

    3) выявить различия в спектре применяемых копинг-стратегий у ИТР разных возрастных этапов профессинализации.

    Мы предположили, что ИТР в «зрелом» возрасте (36-55 лет) чаще используют конструктивные копинг-стратегии, чем молодые специалисты, что делает их выносливыми и адаптированными к профессии.

    Для решения поставленных задач использовался следующий психодиагностический инструментарий. Для оценки уровня социально-психологической адаптированности (СПА) к профессии мы применяли опросник, разработанный Р.Х, Исмагиловым. Для изучения моделей преодолевающего поведения использовался «Опросник способов совладания», разработанный на основе модели С. Фолкмана и Р. Лазаруса. Для изучения когнитивной оценки типичных ПТС в деятельности ИТР нами была специально разработана анкета на основе типологии стрессовых ситуаций Р. Лазаруса3. Первый тип — ситуация утраты, представляет собой травмирующую потерю, утрату того, что имеет большое личное значение (потеря физических или психических ресурсов, потеря работы). Второй тип — ситуации угрозы, требующие от человека больших усилий, связанных с их преодолением, активизации адаптационных возможностей. Третий тип — ситуации вызова, требующие для адаптации мобилизации.

    Результаты исследования показали в целом высокие значения социально-психологической профессиональной адаптации инженеров (84,56 баллов). Однако сравнительное исследование уровня социально-психологической адаптации на различных этапах профессионализации показало, что самый низкий уровень социально-психологической адаптации на 1-м этапе профессионализации (24-35 лет). В соответствии с методикой Р.У. Исмагилова, этот результат может быть охарактеризован как неполная адаптация (74,72 балла)4. На 2-м этапе профессионализации уровень адаптации достигает своего максимального значения и незначительно снижается в последующие годы, оставаясь на высоком уровне (табл. 1). Результаты однофакторного дисперсионного анализа выявили, что в старших возрастных группах второго (г = 17.45, р 0,05

    Решение второй задачи проводилось в два этапа. На первом этапе исследования с помощью анкетирования были определены типичные ПТС для инженерно-технической деятельности. Было обнаружено, что среди всех стрессовых ситуаций, о которых сообщили нам респонденты, в большей степени преобладают ситуации «Потери» (46%), ситуации «Угрозы» составляют 31% и «Вызова» — 23%.

    Полученные данные говорят о том, что наиболее часто в профессиональной деятельности ИТР встречаются ситуации «Потери» (46%). Под потерей подразумевается утрата личных ресурсов — физических и психических. К ним может быть отнесено время как основной, невосполнимый ресурс, потеря которого воспринимается очень болезненно. Потеря личных ресурсов сопровождается недостаточными и несвоевременными денежными вознаграждениями, что говорит о неспособности адекватно восстановить вложенные (истраченные) ресурсы за счет получаемого вознаграждения.

    Ситуации «Угрозы» встречаются в профессиональной деятельности ИТР в 31% от общего числа ПТС. Такие ситуации можно охарактеризовать как жесткие, с завышенными требованиями со стороны организации (руководства) по отношению к сотрудникам; такие ситуации угрожают статусу сотрудника, ставят под сомнение уровень его компетентности. Например, на данном предприятии отмечается высокая степень нарушения дисциплины в форме абсентизма, равнодушного, безответственного отношения к работе, рабочему оборудованию, незаинтересованности в рабочем процессе в целом. Ситуации такого типа отличает высокий риск срыва работ, что может поставить под угрозу нормальное функционирование предприятия.

    К наименьшему количеству стрессогенных ситуаций, реже всего встречающихся в профессиональной деятельности ИТР, относятся ситуации «Вызова» — 23%. Психологическими особенностями данного типа ситуаций является мобилизация усилий или поиск дополнительных психологических ресурсов для их преодоления. К ситуациям типа «Вызов» нами были отнесены: конфликтные ситуации, возникающие в результате агрессивного поведения некоторых сотрудников или руководителя; авторитарного, жесткого стиля руководства; несправедливых порицаний, сильного давления.

    Результаты сравнительного анализа уровня стрессогенности ПТС на разных этапах профессионализации представлены в таблице 2. ИТР на 1-м этапе профессионализации

    в большей степени подвержены стрессовому воздействию ПТС. Это видно из сравнительного анализа средних значений оценки стрессогенности профессионально трудных ситуаций разного типа ИТР 1-го этапа профессионализации с последующими. Как уже упоминалось, сотрудники 1-го этапа характеризуются неполной социально-психологической профессиональной адаптацией. Скорее всего, это обусловлено тем, что большая часть повседневных рабочих ситуаций оценивается как потенциально стрессовые и требует напряжения всех адаптационных механизмов, но внутренних ресурсов стрессоустойчивости недостаточно, чтобы полностью адаптироваться к профессиональной деятельности.

    Сравнительный анализ оценки ПТС на разных возрастных этапах профессионализации

    Тип ситуации Возрастные этапы профессионализации

    24-35 36-45 46-55 56-65 66-75

    1 этап 2 этап 3 этап 4 этап 5 этап

    «Вызов» 24,73 21,71 21,53 18,12 21,25

    «Угроза» 21,95 21,29 20,51 18,81 19,08

    «Потеря» 24,15 22,00 22,07 19,85 18,06

    Исследование показало, что инженеры в профессиональной деятельности сталкиваются с большим количеством стрессогенных ситуаций разного типа, поэтому одним из важных качеств для них является стрессоустойчивость и умение использовать конструктивный копинг, который способствует профессиональному развитию личности.

    Изучение частоты использования копинг-стратегий как реакции на профессионально трудные ситуации показало, что чаще всего ИТР используют конструктивные копинг-стра-тегии, такие как самоконтроль, активное решение проблемы, принятие ответственности, положительная переоценка и социальная поддержка, что свидетельствует об адекватном реагировании инженеров в большинстве стрессогенных ситуаций, которые возникают в их профессиональной деятельности.

    В ходе нашего исследования было выяснено, что существуют достоверно значимые различия в избираемых копинг-стратегиях на разных этапах профессионализации ИТР. Инженеры на 1-м этапе возрастной профессионализации (24-35 лет) реже используют копинг «принятие ответственности», т. е. они в меньшей степени, чем их коллеги на 3-м этапе (46-55 лет) склонны брать на себя ответственность. Очевидно, что молодые специалисты, по большей части, работают под началом опытных инженеров и отвечают за свою часть работы, но не несут ответственность за весь процесс работ и конечный результат. Также молодые специалисты чаще (г = 5,53, ъ =2,067, р 0,05

    Дистанцирование 9,55 9,0 9,83 8,55 9,50 р > 0,05

    Самоконтроль 15,27 16,17 15,43 13,85 14,0 р > 0,05

    Поиск социальной поддержки 14,0 12,08 12,09 12,31 8,67 р > 0,05

    Принятие ответственности 13,09 13,75 14,86 12,85 14,50 р

    Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970

    cyberleninka.ru

    Стратегии совладания со стрессом и соматическое здоровье человека: теоретические подходы и эмпирические исследования Текст научной статьи по специальности «Общая психология»

    Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Трифонова Елена Александровна

    В статье рассматриваются современные теоретические подходы к проблеме совладания со стрессом и его эмпирические исследования в связи с риском развития соматических заболеваний, а также качеством жизни и медицинским прогнозом у лиц с диагностированными соматическими расстройствами.

    Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Трифонова Елена Александровна,

    Coping Strategies and Physical Health: Theoretical Approaches and Empirical Studies

    The article reviews contemporary theoretical approaches in coping research and empirical studies of coping in relation to the risk of physical diseases, quality of life and medical prognosis in persons with diagnosed physical disorders.

    Текст научной работы на тему «Стратегии совладания со стрессом и соматическое здоровье человека: теоретические подходы и эмпирические исследования»

    1. Arshavsky I. A. Osnovy negentropijnoj teorii biologii individual’nogo razvitija, znachenie v analize i reshenii problemy zdorov’ja // Valeologija. Diagnostika, sredstva i praktika obespechenija zdorov’ja. SPb.: Nauka, 1993. S. 5-24.

    2. Bol’shaja meditsinskaja entsiklopedija. M.: Sovetskaja entsiklopedija, 1978. T. 8. S. 355-357.

    3. Brehman 1.1. Vvedenie v valeologiju — nauku o zdorov’e. L.: Nauka, 1987. 125 s.

    4. Gorizontov P. D. Gomeostaz, ego mehanizmy i znachenie // Gomeostaz. M.: Medicina, 1981. S. 5-28.

    5. Grachev G V Informatsionno-psihologicheskaja bezopasnost’ lichnosti: sostojanie i vozmozhnosti psi-hologicheskoj zashchity. M.: Izd-vo RAGS. 1998. 125 s.

    6. Evdokimov V I., Ushakov I. B. Kachestvo zhizni spetsialistov ekstremal’nyh professij: bibliograficheskij referativnyj ukazatel’. Voronezh: Istoki. 2004. 208 s.

    7. Zajtsev A. G., Muhortov A. V., Plahov N. N., Chesnejshij T A. Psihofiziologicheskie etapy razvitija cheloveka i uslovija, obespechivajushchie formirovanija ego zdorov’ja: Mater. nauch.-prakt. konf.: «Organizat-sija profilakticheskoj raboty s naseleniem. Problemy i puti reshenija». SPb.: Komitet po zdravoohraneniju Pravitel’stva Sankt-Peterburga, 2009. S. 168-171.

    8. Kamenskaya V G., Kotova S. A. Aksiologicheskaja paradigma zdorov’ja v rossijskom obrazovanii // Vest-nik Gertsenovskogo universiteta. 2007. № 6. S. 43-47.

    9. Kirjanov B. F. Matematicheskie modeli integral’nogo pokazatelja zdorov’ja naselenija // Fundamental’nye issledovanija. 2008. № 9. S. 99-100.

    10. Kogan V V Chelovek v potoke informatsii. Novosibirsk: Nauka, 1981. 177 s.

    11. Kuznetsov S. M. «Zdorov’e» kak predmet issledovanija gigieny (fundamental’nyj kriterij ocenki blagopo-luchija cheloveka i okruzhajushchej sredy): Doklad na Jubilejnoj nauchno.-prakt. konfer., posvjashchennoj 70-letiju kafedry voenno-morskoj i radiatsionnoj gigieny Voen.-med. akademii. SPb.: VMedA, 2010.

    12. Lobzin Ju. V Rol’ infekcionnoj patologii v sostojanii zdorov’ja podrostkov i molodezhi: Doklad na Jubilejnoj nauchno.-prakt. konfer., posvjashchennoj 70-letiju kafedry voenno-morskoj i radiacionnoj gigieny Voen.-med.akademii. SPb.: VMedA, 2010.

    13. Makarova L. P., Korchagina G A. Osobennosti sostojanija zdorov’ja sovremennyh shkol’nikov // Vestnik Gertsenovskogo universiteta. 2007. № 6. S. 47-48.

    14. Plahov N. N., Sopko G I., Shatrovoj O. V Zdorov’e kak sistemnyj indikator samoidentifikatsii rebenka: Mater. 18 Mezhdun. konf.: «Rebenok v sovremennom mire. Protsessy modernizatsii i tsennosti kul’tury». SPb., 2011. S. 600-604.

    15. Ekologija cheloveka i profilakticheskaja meditsina. Megatezaurus / Pod red. I. B. Ushakova. M., Voronezh: IPA, 2001. 488 s.

    16. Solomin V P., Stankevich P. V Stanovlenie urovnevogo vysshego pedagogicheskogo obrazovanija v oblasti bezopasnosti zhiznedejatel’nosti // Formirovanie obrazovatel’nyh programm v svete standartov tret’ego pokolenija: Mater. XIII nauch.-prakt. konf. SPb.: Izd-vo RGPU im. A. I. Gertsena.2009. S. 5-14.

    СТРАТЕГИИ СОВЛАДАНИЯ СО СТРЕССОМ И СОМАТИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ И ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

    В статье рассматриваются современные теоретические подходы к проблеме сов-ладания со стрессом и его эмпирические исследования в связи с риском развития соматических заболеваний, а также качеством жизни и медицинским прогнозом у лиц с диагностированными соматическими расстройствами.

    Ключевые слова: стресс, совладание со стрессом, здоровье, качество жизни, личность, психическая адаптация.

    Coping Strategies and Physical Health:

    Theoretical Approaches and Empirical Studies

    Keywords: stress, coping, health, quality of life, personality, psychological adaptation.

    Проблема адаптации является одной из центральных в науках о человеке, в том числе в медицинской психологии, теория и методы которой находят широкое применение для решения задач психологического сопровождения профилактики, лечебного и реабилитационного процессов. Переход от нозоцентрического к адаптационному подходу в понимании проблемы здоровья и болезни, связанный с признанием необходимости целостного рассмотрения человека в единстве его биологических, психологических и социальных свойств, создает особые условия для развития этого направления медико-психологических исследований. В связи с этим в аспекте практической деятельности все большее внимание уделяется вопросам психологической диагностики и развития навыков эффективного преодоления как экстремальных, кризисных, так и повседневных проблемных ситуаций.

    Признание актуальности этих задач отразилось в развитии самостоятельного направления психологии — теоретических и эмпирических исследований совладающего со стрессом поведения (копинга), прежде всего в рамках трансактного подхода, разработанного R. Lazarus [1; 4; 29].

    В трансактной модели совладания со стрессом подчеркивается активно-приспособительный, динамический характер процесса психической адаптации. Стресс рассматривается как многомерный процесс взаимодействия личности и ситуации. Реакция личности при таком подходе есть результат определенных отношений между характеристиками выдвинутого требования и имеющимися в распоряжении человека

    ресурсами. Качество этих отношений опосредуется через когнитивные процессы оценки.

    При рассмотрении стресса в виде трансактного процесса структура стрессового эпизода представлена последовательностью следующих элементов:

    • осознание стрессора и его оценка;

    • нарушение гомеостаза, связанные со стрессом эмоции и когнитивные процессы;

    • результат совладания и новая оценка ситуации.

    Единой классификации стратегий совладания не существует. Традиционным является разграничение стратегий совладания на проблемно-ориентированные (problem focused) и эмоционально-ориентированные (emotion focused). Проблемно-ориентированные стратегии имеют своей целью изменение ситуации, в то время как эмоционально-ориентированные (фокусированные на эмоциях) — направлены на регуляцию эмоционального состояния, индуцированного проблемной ситуацией (точнее, ее оценкой).

    В качестве специальных способов совла-дания рассматриваются: поиск информации и вытеснение информации, прямое действие и торможение действия, а также ин-трапсихические формы преодоления — управление вниманием, успокоение и т. д. C. Holahan et al. [24] сводят различные варианты адаптивных реакций в две основные группы: приближение (approach) и избегание (avoidance). Для обеих категорий авторы выделяют когнитивные и поведенческие

    варианты. Эмпирические классификации стратегий совладания отражены в широком спектре опросников для оценки совладаю-щего со стрессом поведения [1].

    Внимание к проблемам совладания со стрессом в клинике соматических расстройств связано, в первую очередь, с доказанной ролью стрессовых состояний в формировании риска развития соматических заболеваний, в их динамике и медицинском прогнозе. При этом понимание стресса как трансактного процесса делает необходимым изучение не только и, возможно, не столько потенциально стрессогенных ситуаций, сколько поведения личности в подобных ситуациях.

    Рассматривая возможное влияние стратегий совладания со стрессом, авторы трансактной концепции стресса-копинга R. Lazarus, S. Folkman [29] выделяли три варианта таких соотношений: влияние используемой стратегии совладания на 1) нейрогормо-нальные, иммунные, биохимические процессы в организме; 2) риск табакокурения, злоупотребления алкоголем, употребления наркотических веществ и т. п.; 3) поведение, связанное со здоровьем (диета, физическая активность, обращение за медицинской помощью и т. д.) и приверженность врачебным рекомендациям при наличии диагностированных заболеваний.

    Уточняя описанный подход, C. Aldwin, L. Yancura [8] выделяют пять возможных моделей взаимосвязи совладания со стрессом и состоянием здоровья.

    1. Модель непосредственной связи: обнаруживается непосредственная связь между стратегиями совладания и соматической переменной.

    2. Модель буфера: стратегия совладания выступает в качестве модулятора стресса (буфера), оказывающего влияние на состояние здоровья.

    3. Модель опосредованного эффекта: связь между совладанием и состоянием здоровья опосредована другими переменными, прежде всего эмоциональным статусом.

    4. Контекстуальная модель: эффект сов-ладания зависит от контекста или реакции окружающих.

    5. Модель «ложного» эффекта: при учете личностных особенностей связь между стратегией совладания и состоянием здоровья исчезает.

    Совладание со стрессом и риск развития соматического заболевания

    Следует подчеркнуть, что совладание со стрессом в настоящее время не рассматривается как эмпирически доказанный самостоятельный фактор риска соматической патологии, что отражает общие трудности в поиске надежных психосоциальных предикторов нарушения соматического здоровья.

    Более перспективными оказываются направления исследований, в которых совла-дание выступает как коррелят или возможный механизм в системе нарушения адаптации человека. В частности, известно, что «вредные привычки» — табакокурение, употребление алкоголя, переедание — способны выступать как спонтанно сформировавшиеся способы преодоления эмоционального дискомфорта, стресса [5; 7]. В исследовании T. L. Lindquist et al. [30] было показано, что повышение артериального давления у лиц трудоспособного возраста связано не столько с уровнем профессионального стресса, сколько с особенностями используемых стратегий его преодоления, а также с характеристиками образа жизни.

    Другое направление исследований роли совладания со стрессом — поиск копинг-коррелятов известных психологических факторов риска соматических заболеваний. Наиболее изученный из них — депрессия. Ряд исследований показывает, что характерные для депрессивных состояний нарушения нейроэндокринной регуляции (по гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси) способствуют развитию соматических заболеваний — сердечно-сосудистых расстройств [36], ожирения [20], метаболического синдрома [18], сахарного диабета 2-го

    типа [27] и т. д. Большое значение также имеют мотивационно-поведенческие корреляты депрессивных состояний: существенное снижение физической активности, подверженность табакокурению и злоупотреблению алкоголем [21]. С позиции концепции совладания со стрессом существенно, что больные депрессией характеризуются более частым использованием эмоционально-ориентированных стратегий совладания, стратегий по типу избегания и руминаций (навязчивых размышлений негативного характера) [13; 23]. Указанные особенности совладания со стрессом, по-видимому, являются значимыми элементами в структуре поведения депрессивных больных, поддерживают депрессивное состояние и тем самым увеличивают его патогенность.

    Другой подтвержденный личностный фактор риска заболеваний — враждебность, трактуемая чаще всего как антагонистическое отношение (или комплекс анатагони-стических отношений) к другим людям, проявляющееся особыми когнитивными установками (представлениями о других людях как об источнике угрозы и т. п.), эмоциональными реакциями (гневом, раздражением, отвращением, досадой и т. п.) и поведенческим стилем (вербальной и невербальной агрессией, избеганием и т. п.). В исследованиях было убедительно продемонстрировано значение враждебности как самостоятельного предиктора развития ишемической болезни сердца, гипертонической болезни, нарушений сердечного ритма, метаболического синдрома, смертности от сердечно-сосудистых заболеваний [2]. Как и в случае депрессии, в качестве факторов, опосредующих связь между враждебностью и соматическим статусом, рассматривают комплекс физиологических коррелятов (повышенную нейроэндокринную реактивность), а также известные поведенческие факторы риска (курение, нездоровое питание, недостаток физической активности и т. п.). W. Mao et al. [31] описали зависимости между пассивной стратегией совладания,

    враждебностью и депрессивной симптоматикой: пассивный копинг оказывает как непосредственное влияние на выраженность депрессивных симптомов, так и опосредованное враждебностью. Склонность к использованию пассивных стратегий совлада-ния усиливает враждебность (по-видимому, за счет низкой эффективности, увеличения стрессовой нагрузки и негативных социальных последствий), что приводит к еще большему снижению адаптационного потенциала, к нарастанию эмоционального напряжения и к развитию депрессивного синдрома, который также является фактором риска соматических нарушений.

    Совладание со стрессом и медицинский

    прогноз при соматических заболеваниях

    Исследования, касающиеся зависимости между стратегиями совладания и объективными показателями функционирования организма, не многочисленны. Ряд авторов отмечает, что для лиц с пассивным и избегающим копингом характерна повышенная кардиоваскулярная реактивность — более выраженные и длительные изменения деятельности сердечно-сосудистой системы в ответ на воздействие стрессора [48]. К. Schmeelk-Cone et а1. [42] приводят данные, согласно которым активное совладание способно выступать в качестве буфера, ослабляя связь между уровнем социального стресса и показателями кортизола. По данным УкаНапо Р. et а1 [49] и С. A1dwin et а1.

    [9], у лиц с избегающим поведением и сов-ладанием по типу самообвинения обнаруживается более высокий уровень триглицеридов, в то время как активный, инструментальный копинг имеет обратную зависимость с данным биохимическим показателем. Есть также свидетельства положительного влияния активного проблемно-ориентированного совладания, стратегии положительной переоценки ситуации и поиска социальной поддержки на функционирование иммунной системы [19; 28].

    Предполагается, что зависимости между стратегиями совладания и объективными биомедицинскими показателями опосредуются фактором выраженности дистресса. Избегание, которое чаще всего выступает в качестве копинг-фактора, связанного с неблагоприятными последствиями для состояния здоровья, нередко является следствием недооценки личностью возможностей влияния на ситуацию, фактически вынужденным отказом от действий из-за осознания собственной беспомощности перед проблемой.

    По результатам подавляющего большинства исследований активные проблемноориентированные действия — оптимальный способ совладания со стрессом, обеспечивающий достаточно высокое качество жизни и максимально возможное сохранение здоровья. Предпочтение же пассивных эмоционально-ориентированных стратегий соотносится с высокой вероятностью нарушений психической адаптации, низким качеством жизни и неблагоприятным течением заболевания [37].

    Использование пассивных эмоционально-ориентированных копинг-стратегий часто сочетается с подверженностью вредным привычкам (злоупотребление алкоголем, курение, избыточное питание и т. п.) [16] и низким уровнем приверженности лечению

    Имеются данные, согласно которым избегающий и пассивный стиль совладания у ВИЧ-положительных асимптоматичных больных связан с более высоким темпом прогрессирования заболевания, в то время как конфронтация и планирование — с более низким темпом его развития [47]. Отдельно описывается негативное влияние на состояние здоровья систематического подавления негативных мыслей и эмоций, а также сдерживания поведенческих реакций. Так, в частности, М. Scheier М. et а1. [41], установили, что у пациентов, стремящихся подавить негативные переживания перед операцией по аорто-коронарному шунтированию,

    наблюдается более медленное послеоперационное восстановление, а также выше вероятность послеоперационных осложнений. Предполагается, что патогенность совлада-ния по типу подавления эмоций связана с дополнительными усилиями, прилагаемыми личностью для обеспечения высокого самоконтроля [38].

    В ряде работ было показано негативное влияние избегающего копинга на течение и исход онкологических заболеваний [15], однако в мета-аналитическом обзоре М. Ре^ ticrew et а1. [39] указывают на то, что в настоящее время нет достаточно убедительных доказательств роли стратегий совлада-ния в формировании медицинского прогноза у больных раком.

    Активность личности в преодолении жизненных трудностей является одним из важных признаков психического здоровья. Пассивно-избегающий стиль чаще всего соотносится с недостаточной психической зрелостью, эмоциональной нестабильностью, слабой фрустрационной толерантностью. Подобный стиль совладания со стрессом обнаруживается у больных с невротическими расстройствами, в патогенезе которых важную роль играет неспособность личности эффективно разрешать интра- и интерпсихические конфликты [3]. При хроническом соматическом заболевании пассивность тем более опасна, поскольку активное участие пациента в лечебном процессе является необходимым условием предотвращения декомпенсации болезни, в особенности, если речь идет о тех расстройствах, характер течения и исход которых зависит от контролируемых факторов.

    Следует, однако, подчеркнуть, что, несмотря на приведенные выше данные, рассматривать эмоционально-ориентированные копинг-стратегии как безусловно дисфункциональный способ совладания со стрессом болезни некорректно. Проблемно-ориентированные типы совладания признаются дезадаптивными при кризисных состояниях. Так, например, на начальных этапах ле-

    чения при инвалидизации вследствие несчастного случая, использование проблемно-ориентированного копинга повышает вероятность развития посттравматического стрессового расстройства [43]. Применение активных эмоционально-ориентированных копинг-стратегий (положительной переоценки, самоконтроля и др.) при онкологических заболеваниях позволяет пациентам существенно снизить уровень тревоги и депрессии, вызванных неконтролируемой угрозой для жизни и высокой неопределенностью ситуации [35]. Некоторые авторы указывают также на эффективность пассивных эмоционально-ориентированных стратегий (таких, как избегание, погружение в фантазии) с точки зрения снижения тревоги у онкологических больных [44].

    По результатам мета-аналитического исследования Suls J., Fletcher B. [45] делают вывод о том, что копинг-стратегии по типу избегания (например, отрицание, отвлечение, дистанцирование, снижение значимости, игнорирование) часто являются предпочтительными на начальном этапе заболевания, поскольку позволяют пациенту преодолеть острый кризис с наименьшими потерями для эмоционального благополучия. Потребность в немедленных действиях и тревожная сосредоточенность на проблемах, связанных с заболеванием, в его начальной фазе часто приводит лишь к нарастанию эмоционального напряжения, что в значительной степени обусловлено высокой неопределенностью ситуации, отсутствием четких представлений о степени угрозы для жизни и благополучия, о возможностях контроля и устранения патологических симптомов и т. п. Вместе с тем предпочтение пассивных эмоционально-ориентированных способов преодоления стресса на этапах, следующих за кризисом начала болезни, а также при высокой степени ее подконтрольности (прежде всего, при хронических заболеваниях), соотносится с неблагоприятным медицинским и психосоциальным прогнозом.

    Совладание с симптомами как механизм адаптации к болезни (на примере преодоления боли)

    При оценке эмпирических данных, полученных при изучении механизмов совлада-ния со стрессом боли, необходимо учитывать тип боли, представленной в обследуемой клинической группе. В наиболее «чистом» виде закономерности психической адаптации к стрессу боли могут быть прослежены на модели хронического соматогенного (обусловленного соматической болезнью) болевого синдрома.

    Имеются достаточно убедительные доказательства того, что хроническая боль связана с депрессией и с другими расстройствами невротического регистра [6; 17]. Распространенность депрессии среди больных с хронической болью оценивается в 40-50%, при этом у лиц с коморбидной боли депрессией отмечается более выраженная болевая симптоматика и неудовлетворительное качество жизни, чувство беспомощности и пассивно-избегающее поведение [22; 50].

    Конкретные механизмы патогенеза депрессии при хронической боли не вполне ясны. Значительная часть пациентов с хроническими болями сохраняет психическое здоровье, несмотря на изнуряющий характер соматический патологии. В настоящее время преобладает точка зрения, согласно которой при хронической боли наиболее вероятно развитие психических нарушений у больных с исходной психической уязвимостью. Одной из характеристик этой уязвимости является дисфункциональное сов-ладающее поведение.

    Единого мнения относительно того, какие стратегии совладания с болью являются наиболее эффективными (позволяющими снизить интенсивность симптомов и связанного с ними эмоционального дистресса), не существует. Чаще всего отмечается предпочтительность активных когнитивных стратегий саморегуляции по типу самопод-держки, самоинструктирования, реинтер-

    претации болевых симптомов [26]. Предполагается, что адаптивное поведение характеризуется ориентированностью не столько на избавление от боли, сколько на обретение контроля над нею доступными средствами; отказом от повышенной бдительности, тревожного ожидания и заведомо неэффективных приемов (например, эмоциональной разрядки); адекватной оценкой опасности боли и возможностей регулирования ее интенсивности.

    Весьма однородны данные, касающиеся дезадаптивных вариантов личностного реагирования на боль и способов совладания с нею. К этой категории, как правило, относят пассивные копинг-стратегии, катастрофиза-цию (преувеличение негативных последствий боли, навязчивые мысли о ней, восприятие боли как серьезной угрозы и т. п.), повышение либо существенное снижение поведенческой активности, игнорирование боли [25; 26; 40].

    Так, например, при обследовании 922 больных, впервые обратившихся к терапевту по поводу поясничной боли, было установлено, что предпочтение пассивных стратегий в три раза увеличивает вероятность упорных болей, ограничивающих жизнедеятельность пациента, по данным повторного обследования, три месяца спустя. При этом даже с учетом исходной выраженности болевых симптомов и данных анамнеза у больных с пассивным стилем совладания риск неблагоприятного течения заболевания сохранялся достоверно повышенным в 1,5 раза. Предпочтение же активных стратегий не имело прогностической значимости ни в отношении усиления, ни в отношении устранения болевого синдрома [25].

    При пассивном совладании с болью происходит более медленное восстановление после травмы вне зависимости не только от тяжести физического поражения, но и от выраженности депрессивных нарушений [12]. Пассивный стиль совладания является фактором развития депрессии и инвалиди-зации при хроническом болевом синдроме

    вне зависимости от интенсивности болевых симптомов [11].

    Значительную долю исследований, касающихся механизмов совладания со стрессом хронической боли, составляет изучение клинической группы больных ревматоидным артритом. Большинство специалистов в данной области подчеркивает негативные последствия снижения двигательной активности и формирования ограничительного поведения как способа совладания с ревматической болью. Так, например, в проспективном исследовании с интервалом в три года было установлено, что при ревматоидном артрите поведенческая стратегия «снижение активности» является значимым предиктором ухудшения качества жизни и возрастания степени выраженности симптомов нарушения психической адаптации вне зависимости от тяжести заболевания на этапах первичной и катамнестической оценки [46]. Чувство беспомощности и пассивный стиль совладания с болью, по данным лон-гитюдного исследования [14], могут также рассматриваться в качестве факторов, опосредующих связь между тяжестью заболевания и степенью выраженности депрессивной и болевой симптоматики спустя год после первого обследования.

    Таким образом, в переживаниях и в поведении пациентов, адаптационные ресурсы которых не позволяют им успешно преодолевать стресс боли, что определяет усиление болевых симптомов, существенное снижение качества жизни, формирование стереотипов ограничительного поведения, развитие сопутствующих депрессивных расстройств и нарушений социальной адаптации, можно выделить следующие общие темы: страх боли, чувство беспомощности, капитуляция перед болью.

    Исследования, проведенные к настоящему времени, позволяют утверждать, что пассивные стратегии совладания с болью (снижение уровня активности, ограничение физических нагрузок, отдых и т. п.), а также реагирование по типу катастрофизации

    (преувеличение опасности, неподконтроль-ности, негативных последствий болевых симптомов и т. п.) являются когнитивноповеденческими переменными, оказывающими существенное влияние на медицинский и психосоциальный прогноз при хронической боли.

    Как следует из вышесказанного, адаптивное поведение при хронической боли, то есть поведение, обеспечивающее наиболее благоприятный медицинский и психосоциальный прогноз, предполагает способность пациента к активному преодолению стресса боли. Такова общепринятая модель «копин-га боли».

    В последние годы, однако, все большее внимание исследователей уделяется модели «принятия боли», иногда противопоставляемая модели «совладания с болью» («ко-пинга боли») [33]. В психологическом конструкте «принятие боли» выделяют два основных аспекта:

    • сохранение активности (вовлеченности в повседневную деятельность) в противоположность самоограничению, снижению уровня активности, избеганию физических нагрузок;

    • готовность жить с болью.

    В концепции принятия боли подчеркивается, что оно предполагает восприятие боли как части повседневной жизни, а также готовность человека существовать с болезненными ощущениями, не испытывая настоятельной потребности предпринимать шаги по их снижению / устранению.

    В клинических исследованиях показано, что принятие хронической боли коррелирует с более низкими субъективными оценками ее выраженности, с меньшей выраженностью тревожной и депрессивной симптоматики, с более высоким уровнем активности, дееспособности и с более успешным профессиональным функционированием [34].

    В лабораторных экспериментах с болевой стимуляцией было продемонстрировано преимущество поведения по типу принятия

    боли в противоположность другим стратегиям. Так, например, по данным A. Masedo, M. Esteve Rosa [32], испытуемые, реагирующие по типу принятия, дают наиболее низкие оценки интенсивности боли, дольше способны выносить болевую стимуляцию, в эксперименте у них отмечается наименьшее повышение эмоционального напряжения. Испытуемые же, стремящиеся подавить боль, проявляют наименьшую выносливость и максимальный эмоциональный дистресс. Промежуточное положение между двумя группами занимают испытуемые, спонтанно вырабатывающие приемы совла-дания с болью.

    Таким образом, к настоящему времени накоплен значительный объем эмпирических данных, свидетельствующих о важной роли стиля совладания со стрессом в формировании качества жизни, риска развития соматических заболеваний, а также медицинского и психосоциального прогноза. Показано, что активные проблемно-ориентированные действия в условиях стресса (в том числе стресса болезни) обеспечивают более высокий уровень адаптации, положительную динамику заболевания, более быстрое восстановление. Вместе с тем в критических и неконтролируемых ситуациях (ситуациях реальной угрозы для жизни, ин-курабельности, интенсивной боли) попытки личности овладеть ситуацией, оказать на нее активное влияние могут приводить к дестабилизации эмоционального состояния, повышая уязвимость и ухудшая психологический прогноз. Вышеизложенное позволяет заключить, что формирование навыков эффективного преодоления стресса у лиц с риском соматических заболеваний, а также с уже диагностированными соматическими расстройствами является перспективным направлением профилактики и психологического обеспечения лечебного процесса, в реализации которого необходимо продуктивное сотрудничество психологов и врачей.

    1. Вассерман Л. И., Абабков В. А., Трифонова Е. А. Совладание со стрессом: теория и психодиагностика. СПб.: Речь, 2010. 192 с.

    2. Ениколопов С. Н., Садовская А. В. Враждебность и проблема здоровья человека // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. 2000. №7. С. 59-64.

    3. Карвасарский Б. Д., Абабков В. А., Васильева А. В., Исурина Г. Л., Караваева Т. А., Назыров Р. К., Чехлатый Е. И. Копинг-поведение у больных неврозами и его динамика под влиянием психотерапии: Пособие для врачей. СПб., 1999. 24 с.

    4. Рассказова Е. И., Гордеева Т. О. Копинг-стратегии в психологии стресса: подходы, методы и перспективы [Электронный ресурс] // Психологические исследования: Электрон. Научн. журн. 2011. № 3(17). URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 01.03.2012).

    5. Ротарь О. П., Трифонова Е. А., Коростовцева Л. С., Иваненко В. В., Киталаева К. Т., Могучая Е.

    B., Зубкова П. Ю., Алёхин А. Н., Конради А. О., Шляхто Е. В. Адаптация к профессиональному стрессу и риск метаболического синдрома у работников банка // Артериальная гипертензия. 2011. Т. 17. № 1.

    6. Смулевич А. Б. Депрессии в общей медицине. М.: Медицинское информационное агентство. 2001. 256 с.

    7. Трифонова Е. А., Ротарь О. П., Коростовцева Л. С., Иваненко В. В., Киталаева К. Т., Конради А.

    О., Шляхто Е. В., Алёхин А. Н. Табакокурение как способ совладания со стрессом у лиц молодого возраста // Клиническая психология в здравоохранении и образовании: Материалы международной конференции, Москва, 24-25 ноября 2011 г., Московский государственный медико-стоматологический университет. М.: МГМСУ, 2011. С. 181-187.

    9. Aldwin C. M., Levenson M. R., Spiro A., Ward K. Hostility, stress, coping, and serum lipid levels // The Gerontologist. 1994. V. 34. P. 333.

    12. Carroll L. J., Cassidy J. D., Côté P. The role of pain coping strategies in prognosis after whiplash injury: passive coping predicts slowed recovery // Pain. 2006. V. 124. P. 18-26.

    13. Christensen M. V., Kessing L. V. Clinical use of coping in affective disorder, a critical review of the literature // Clin Pract Epidemol Ment Health. 2005. V. 1. P. 20.

    14. Covic T., Adamson B., Spencer D., Howe G A biopsychosocial model of pain and depression in rheumatoid arthritis: a 12-month longitudinal study // Rheumatology. 2003. V. 42. P. 1287-1294.

    15. Epping-Jordan J. A., Compas B. E., Howell D. C. Predictors of cancer progression in young adult men and women: Avoidance, intrusive thoughts, and psychological symptoms // Health Psychology. 1994. V. 13. P. 539-547.

    18. Goldbacher E. M., Bromberger J., Matthews K. A. Lifetime history of major depression predicts the development of the metabolic syndrome in middle-aged women // Psychosom Med. 2009. V. 71(3). P. 266-72.

    19. Goodkin K., Fuchs I., Feaster D., Leeka J., Rishel L. Life stressors and coping style are associated with immune measures in HIV-1 infection: A preliminary report // International Journal of Psychiatry. 1992. V. 22. P. 155-172.

    22. Haythornthwaite J. A., Sieber W. J., Kerns R. D. Depression and the chronic pain experience // Pain. 1991. V. 46. P. 177-184.

    24. Holahan C. J., Moos R. H., Schaefer J. A. Coping, stress-resistance and growth: Conceptualizing adaptive functioning. // M. Zeidner, N. Endler (Eds.). Handbook of coping. Theory, research, applications. New York: J. Wiley & Sons, Inc., 1996. P. 24-43.

    25. Jones G T., Johnson R. E., Wiles N. J., Chaddock C., Potter R. G., Roberts C., Symmons D .P., Macfarlane G. J. Predicting persistent disabling low back pain in general practice: a prospective cohort study // Br J Gen Pract. 2006. V. 56. № 526. P. 334-341.

    26. Keefe F J., Williams D. A. A comparison of coping strategies in chronic pain patients in different age groups // J Gerontol.1990. V. 45. № 4. P. 161-165.

    27. KnolM. J., Twisk J. W. R., Beekman A. T F., Heine R. J., SnoekF. J., Pouwer F. Depression as a risk factor for the onset of type 2 diabetes: a meta-analysis // Diabetologia. 2006. V. 49. P. 837-845.

    29. Lazarus R. S., Folkman S. Stress, appraisal and coping. New York: Springer; 1984.

    30. Lindquist T. L., Beilin L. J., Knuiman M. W. Influence of lifestyle, coping, and job stress on blood pressure in men and women // Hypertension. 1997. V. 29 (1 Pt 1). P. 1-7.

    33. McCracken L. M., Eccleston C. Coping or acceptance: what to do about chronic pain? // Pain. 2003. V. 105. P. 197-204.

    34. McCracken L. M., Vowles K. E. Acceptance of chronic pain // Current Pain and Headache Reports. 2006. V. 10. № 2. P. 90-94.

    36. Musselman D. L., Evans D. L., Nemeroff C. B. The relationship of depression to cardiovascular disease. Epidemiology, biology, and treatment // Arch Gen Psychiatry. 1998. V. 55. P. 580-592.

    38. Pennebaker J. W., Hughes C. F., O’Heeron R. C. The psychophysiology of confession: Linking inhibitory and psychosomatic processes // Journal of Personality and Social Psychology. 1987. V. 52. P. 781-793.

    41. Scheier M. F., Matthews K. A., Owens J. F., Magovern G J., Lefebvre R. C., Abbott R. A., Carver C. S. Dispositional optimism and recovery from coronary artery bypass surgery: The beneficial effects on physical and psychological well-being // Journal of Personality and Social Psychology. 1989. V. 57. P. 1024-1040.

    43. Schnyder U., Moergeli H., Klaghofer R., Buddeberg C. Incidence and Prediction of Posttraumatic Stress Disorder Symptoms in Severely Injured Accident Victims // Am J Psychiatry. 2001. V. 158. P. 594-599.

    44. Steptoe A., Sutcliffe I., Allen B., Coombes C. Satisfaction with communication, medical knowledge, and coping style in patients with metastatic cancer // Social Science & Medicine. V. 32. P. 627-632.

    45. Suis J., Fletcher B. The relative efficacy of avoidant and nonavoidant coping strategies: a meta-analysis // Health Psychol. 1985. V. 4. № 3. P. 249-288.

    46. van Lankveld W., Naring G., van’t Pad Bosch P., van de Putte L. The negative effect of decreasing the level of activity in coping with pain in rheumatoid arthritis: an increase in psychological distress and disease impact // J Behav Med. 2000. V. 23. № 4. P. 377-391.

    47. Vassend O., Eskile A., Halvorsen R. Negative affectivity, coping, immune status, and disease progression in HIV infected individuals // Psychology and Health. 1997. V. 12. P. 375-388.

    48. Vitaliano P P., Russo J., Bailey S. L., Young H. M., McCann B. S. Psychosocial factors associated with

    cardiovascular reactivity in older adults // Psychosomatic Medicine. 1993. V. 55. P. 164-177.

    49. Vitaliano P. P., Russo J., Niaura R. Plasma lipids and their relationships with psychosocial factors in older adults // Journals of Gerontology: Series B, Psychological Sciences and Social Sciences. 1995. V. 50. P. 18-24.

    50. Weickgenant A. L., Slater M. A., Patterson T L., Atkinson J. H., Grant I., Garfin S. R. Coping activities

    in chronic low back pain: relationship with depression // Pain. 1993. V. 53. P. 95-103.

    1. Vasserman L. I., Ababkov V A., Trifonova E. A. Sovladanie so stressom: teorija i psihodiagnostika.SPb.: Rech’, 2010. 192 s.

    2. Enikolopov S. N., Sadovskaja A. V Vrazhdebnost’ i problema zdorov’ja cheloveka // ZHurnal nevrologii i psihiatrii im. S. S. Korsakova. 2000. № 7. S. 59-64.

    3. Karvasarskij B. D., Ababkov V A., Vasil’eva A. V., Isurina G L., Karavaeva T. A., Nazyrov R. K., Cheh-latyj E. I. Koping-povedenie u bol’nyh nevrozami i ego dinamika pod vlijaniem psihoterapii: Posobie dlja vrachej. SPb., 1999. 24 s.

    4. Rasskazova E. I., Gordeeva T. O. Koping-strategii v psihologii stressa: podhody, metody i perspektivy [Elektronnyj resurs] // Psihologicheskie issledovanija: elektron. nauch. zhurn. 2011. N 3(17). URL: http://psystudy.ru (data obrashchenija: 01.03.2012).

    5. Rotar’ O. P., Trifonova E. A., Korostovtseva L. S., Ivanenko V V., Kitalaeva K. T., Moguchaja E. V., Zubkova P. Ju., Aljohin A. N., Konradi A. O., Shljahto E. V. Adaptatsija k professional’nomu stressu i risk me-tabolicheskogo sindroma u rabotnikov banka // Arterial’naja gipertenzija. 2011. T. 17. № 1. S. 25-33.

    6. Smulevich A. B. Depressii v obshchej medicine. M.: Meditsinskoe informatsionnoe agentstvo. 2001. 256 s.

    7. Trifonova E.A., Rotar’ O.P., Korostovtseva L.S., Ivanenko V.V., Kitalaeva K.T., Konradi A.O., Shljahto E.V., Aljohin A.N. Tabakokurenie kak sposob sovladanija so stressom u lits molodogo vozrasta // Klinicheskaja psihologija v zdravoohranenii i obrazovanii: Materialy mezhdunarodnoj konferentsii, Moskva, 24-25 nojabrja 2011 g., Moskovskij gosudarstvennyj mediko-stomatologicheskij universitet. M.: MGMSU, 2011. S. 181-187.

    8. Aldwin C., Yancura L. A. Coping and health: A comparison of the stress and trauma literatures // Schnurr P. P., Green B. L. (Eds.) Physical health consequences of exposure to extreme stress. American Psychological Association. 2004. P. 99-126.

    10. Barton C., Clarke D., Sulaiman N., Abramson M. Coping as a mediator of psychosocial impediments to optimal management and control of asthma // Respir Med. 2003. V. 97. P. 747-761.

    11. Brown G K., Nicassio P. M., Wallston K. A. Pain coping strategies and depression in rheumatoid arthritis // J Consult Clin Psychol. 1989. V. 57. № 5. P. 652-657.

    13. Christensen M. V., Kessing L. V Clinical use of coping in affective disorder, a critical review of the literature // Clin Pract Epidemol Ment Health. 2005. V. 1. P. 20.

    14. Covic T., Adamson B., Spencer D., Howe G. A biopsychosocial model of pain and depression in rheumatoid arthritis: a 12-month longitudinal study // Rheumatology. 2003. V. 42. P. 1287-1294.

    16. Epstein L. H., Perkins K. A. Smoking, stress, and coronary heart disease // J Consult Clin Psychol. 1988. V. 56. P. 342-349.

    17. Fishbain D., Cutler R., Rosomoff H., Rosomoff R. Chronic pain-associated depression: antecedent or consequence of chronic pain? A review // Clin J Pain. 1997. V. 13. P. 116-137.

    18. Goldbacher E.M., Bromberger J., Matthews K. A. Lifetime history of major depression predicts the development of the metabolic syndrome in middle-aged women // Psychosom Med. 2009. V. 71(3). P. 266-72.

    20. Goodman E., Whitaker R. C. A prospective study of the role of depression in the development and persistence of adolescent obesity // Pediatrics. 2002. V. 110. № 3. P. 497-504.

    21. Hamalainen J., Kaprio J., Isometsa E., Heikkinen M., Poikolainen K., Lindeman S., Aro H. Cigarette smoking, alcohol intoxication and major depressive episode in a representative population sample // J Epidemiol Community Health. 2001. V. 55. P. 573-576.

    23. Holahan C., Moos R., Holahan C., Brennan P., Schutte K. Stress generation, avoidance coping, and depressive symptoms: A 10-year model // J Consulting Clinical Psychology. 2005. V. 73. P. 658-666.

    24. Holahan C. J., Moos R. H., Schaefer J. A. Coping, stress-resistance and growth: Conceptualizing adaptive functioning.In: M. Zeidner, N. Endler (Eds.). Handbook of coping. Theory, research, applications. New York: J. Wiley & Sons, Inc., 1996. P. 24-43.

    25. Jones G T., Johnson R. E., Wiles N. J., Chaddock C., Potter R. G., Roberts C., Symmons D. P., Macfarlane G. J. Predicting persistent disabling low back pain in general practice: a prospective cohort study // Br J Gen Pract. 2006. V. 56. № 526. P. 334-341.

    26. Keefe F. J., Williams D. A. A comparison of coping strategies in chronic pain patients in different age groups // J Gerontol. 1990. V. 45.№ 4. P. 161-165.

    27. KnolM. J, Twisk J. W.R., Beekman A. T. F., Heine R. J., SnoekF. J., Pouwer F. Depression as a risk factor for the onset of type 2 diabetes: a meta-analysis // Diabetologia. 2006. V. 49. P. 837-845.

    28. Koh K. B., Choe E., Song J. E., Lee E. H. Effect of coping on endocrinoimmune functions in different stress situations // Psychiatry Res. 2006. V. 143(2-3). P. 223-234.

    29. Lazarus R. S, Folkman S. Stress, appraisal and coping. New York: Springer; 1984.

    30. Lindquist T. L., Beilin L.J., Knuiman M. W. Influence of lifestyle, coping, and job stress on blood pressure in men and women // Hypertension. 1997. V. 29 (1 Pt 1). P. 1-7.

    31. Mao W. C., Bardwell W. A., Major J. M., Dimsdale J. E. Coping strategies, hostility, and depressive symptoms: a path model // Int J Behav Med. 2003. V. 10. P. 331-342.

    32. Masedo A. I., Rosa Esteve M. Effects of suppression, acceptance and spontaneous coping on pain tolerance, pain intensity and distress // Behav Res Ther. 2007. V. 45. P. 199-209.

    33. McCracken L.M., Eccleston C. Coping or acceptance: what to do about chronic pain? // Pain. 2003. V. 105. P. 197-204.

    35. MishelM. H., Sorenson D. S. Uncertainty in gynecological cancer. A test for the mediating functions of mustery and coping // Nursing Research. V. 40. P. 167-171.

    36Musselman D. L., Evans D. L., Nemeroff C. B. The relationship of depression to cardiovascular disease. Epidemiology, biology, and treatment // Arch Gen Psychiatry. 1998. V. 55. P. 580-592.

    37. Penley J. A., Tomaka J., Wiebe J. S. The association of coping to physical and psychological health outcomes: a meta-analytic review // J Behav Med. 2002. V. 25(6). P. 551-603.

    38. Pennebaker J. W., Hughes C. F., O’Heeron R. C. The psychophysiology of confession: Linking inhibitory and psychosomatic processes // Journal of Personality and Sotsial Psychology. 1987. V. 52. P. 781-793.

    39. Petticrew M., Bell R., Hunter D. Influence of psychological coping on survival and recurrence in people with cancer: systematic review // BMJ. 2002. V. 325. P. 1066.

    40. Samwel H. J., Evers A. W., Crul B. J., Kraaimaat F W. The role of helplessness, fear of pain, and passive pain-coping in chronic pain patients // Clin J Pain. 2006. V. 22. № 3. P. 245-251.

    41. Scheier M. F., Matthews K. A., Owens J. F., Magovern G J., Lefebvre R. C., Abbott R. A., Carver C. S. Dispositional optimism and recovery from coronary artery bypass surgery: The benefitsial effects on physical and psychological well-being // Journal of Personality and Sotsial Psychology. 1989. V. 57. P. 1024-1040.

    42. Schmeelk-Cone K. H., Zimmerman M. A., Abelson J. L. The buffering effects of active coping on the relationship between SES and cortisol among African American young adults // Behav Med. 2003. V. 29. № 2. P. 85-94.

    43. Schnyder U., Moergeli H., Klaghofer R., Buddeberg C. Intsidence and Prediction of Posttraumatic Stress Disorder Symptoms in Severely Injured Accident Victims // Am J Psychiatry. 2001. V. 158. P. 594-599.

    44. Steptoe A., Sutcliffe I., Allen B., Coombes C. Satisfaction with communication, medical knowledge, and coping style in patients with metastatic cancer // Sotsial Science & Meditsine. V. 32. P. 627-632.

    45. Suls J., Fletcher B. The relative efficacy of avoidant and nonavoidant coping strategies: a meta-analysis // Health Psychol. 1985. V. 4. № 3. P. 249-288.

    46. van Lankveld W., Naring G., van’t Pad Bosch P., van de Putte L. The negative effect of decreasing the level of activity in coping with pain in rheumatoid arthritis: an increase in psychological distress and disease impact // J Behav Med. 2000. V. 23. № 4. P. 377-391.

    48. Vitaliano P. P., Russo J., Bailey S. L., Young H. M., McCann B. S. Psychosocial factors associated with cardiovascular reactivity in older adults // Psychosomatic Meditsine. 1993. V. 55. P. 164-177.

    49. Vitaliano P. P., Russo J., Niaura R. Plasma lipids and their relationships with psychosocial factors in older adults // Journals of Gerontology: Series B, Psychological Sciences and Sotsial Sciences. 1995. V. 50. P. 18-24.

    50. Weickgenant A. L., Slater M. A., Patterson T L., Atkinson J. H., Grant I., Garfin S. R. Coping activities in chronic low back pain: relationship with depression // Pain. 1993. V. 53. P. 95-103.

    ОРГАНИЗАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

    Рассматривается организационная модель психологической экспертизы образовательной среды. Раскрывается специфика особенности исследования в гуманитарной сфере научного знания. Определяется содержание организационных этапов психологической экспертизы, анализ проблематики, описание объекта и предмета, подбор экспертов, разработка процедуры исследования, механизм реализации организационной модели, составление экспертного заключения.

    Ключевые слова: психологическая экспертиза образовательной среды, гуманитарная экспертиза, ресурсные возможности, качество образовательной среды, эксперты, организационная технология, экспертное заключение.

    Organizational Model of Psychological Evaluation of the Educational Environment

    The article regards the organizational model of psychological evaluation of the educational environment. The content of organizational stages ofpsychological evaluation, its object and subject, selection of experts, the procedure of research, the mechanism of realization of the organizational model, and the expert’s evaluation document are described.