Стриженова паранойя

Виталий Камалов: Паранойя в отношении Сети — это полезно и правильно

Сегодня во всем мире отмечается Международный день защиты информации (Computer Security Day). О том, сколько бед может натворить беспечность в Сети, и как от этих бед уберечься, рассказывает руководитель Управления информационной безопасности одного из крупных инвестиционных холдингов, преподаватель курса информационной безопасности Высшей школы бизнес-информатики НИУ ВШЭ Виталий Камалов. Опыт его работы в области IT – более 25 лет, в информационной и корпоративной безопасности – более 20 лет.

– Виталий Вильсонович, в какой мере вопросы защиты информации касаются каждого человека? Например, продавца или водителя автобуса.

У всех людей есть персональные данные, с помощью которых субъект может функционировать в обществе, извлекать выгоду либо получать убытки. Начиная от СНИЛСа, по которому сейчас можно авторизоваться (то есть зарегистрироваться и работать) в разных информационных системах, и вплоть до паспортных данных, по которым можно получить кредиты, скидки в интернет-магазинах или, наоборот, попасть в списки пользователей с негативной кредитной историей. Поэтому сейчас можно уравнять необходимость защиты своих ресурсов физических с ресурсами информационными.

Реализация информационных угроз, на мой взгляд, даже опаснее, поскольку в силу более высокой скорости распространения и более незаметного, невидимого оборота данных их утечка может нанести больший ущерб. Как пример, в отличие от бумажных денег, электронные деньги двигаются мгновенно, в любых направлениях и огромными суммами. Вы даже не заметите, как оказались должником или голодранцем. Потеря ключей от дома заставит вас в течение дня-двух сменить замок, но потеря пароля от почты в течение секунд приведет к утрате важных контактов и, как следствие, статуса, например, в профессиональном сообществе.

Маленький пример: SIM-карты, которые могут быть оформлены на вас (и без вас) по копиям или реквизитам ваших документов. Были случаи, когда моим друзьям звонили и говорили, что у них задолженность за сотовую связь. Оказывается, на них были оформлены какие-то симки, про которые они сами слыхом не слыхивали. В таком случае нужно просто оплатить долг и заблокировать эту сим-карту. И параллельно написать претензию в службу безопасности мобильного оператора. Если не вернете деньги, то хотя бы создадите имидж клиента, который внимательно отслеживает свой счет и не позволит больше навешивать на себя чужие долги.

– Откуда больше риск утечки информации для частных лиц – из бизнес-структур, госорганов, или из всевозможных соцсетей, мессенджеров, конференций, подкастов и так далее?

В общем-то, практически отовсюду. Специализированные компании, конечно, занимаются статистикой утечек и сравнениями, но когда утечка произошла, то для пострадавших уже не очень важно, был ли их риск больше или меньше.

Когда вы оставляете свои данные в информационных системах госструктур, то ваши данные могут попасть к недобросовестным лицам (от спамеров до вымогателей) в силу низкой квалификации, халатности или злого умысла работающих там людей. Когда вы заключаете договор с коммерческими структурами, ваши персональные данные также могут утечь через сотрудников или дыры в системах. И, конечно, велики шансы причинения ущерба вам же вашими же личными данными, если вы активный пользователь Интернета – через соцсети, тематические форумы, интернет-магазины и другие площадки, где вы оставляете информацию о себе.

Кстати, наиболее грамотно в области защиты информации работают, видимо, в тех компаниях, про информационные проблемы которых мы ничего не слышим: где нет утечек, нет потерь и нет претензий. Поэтому где именно работают максимально грамотно, мы, наверное, никогда и не узнаем. (И почему мы не узнаем о проблемах, мы, пожалуй, тоже не узнаем…)

– Среди части пользователей существует мнение, что, если в интернет – например, в соцсети – попали какие-то нежелательные сведения или фотографии, то всегда можно нанять специалиста, который их сможет удалить без следа. Так ли это?

У всех, кого я знаю, бытует обратное мнение. Что попало в Сеть, того уже не выковырять оттуда никогда. Потому что в силу легкости как ручного, так и автоматического копирования и тиражирования, выяснить те места, в которые ваши нежелательные данные попали и куда оказались размножены, практически невозможно.

Поэтому думайте о том, как выглядит любая ваша запись в соцсетях или в комментариях, любая фотография, в том числе размещенная вашими друзьями, с точки зрения респектабельности вашего интернет-образа. Причем, и это главное, думайте до размещения. А не сокрушайтесь после, поскольку вред, который сами себе наносят пользователи, может потом аукаться им десятилетиями, портя карьеру и личную жизнь. Особенно если они становятся публичными фигурами или бизнесменами.

Не совершайте в Сети необдуманных действий, ибо «фарш невозможно провернуть назад, и мясо из котлет не восстановишь» (с). Нежелательные для вас сведения могут не всплыть мгновенно, но они все равно где-то оседают и хранятся: в архивах провайдеров, поисковых систем, агрегаторов, «вольных парсеров», держателей разных тематических ресурсов, на локальных устройствах пользователей. Бывает, что запись мелькнет в Сети всего на несколько минут (а то и секунд), после чего ее затирают… Но никогда нет гарантий того, что кто-то не успел «качнуть» ее себе на публичный, «групповой» или локальный ресурс: сайт, компьютер, флешку, дискету (школьникам: были в каменном веке такие носители). То есть, любая попавшая в Интернет запись есть не только в месте ее размещения, но и в информационном пространстве в самом широком смысле. И если кому-то понадобится ее найти, то сделать это будет возможно. Для примера: вбейте в поисковую строку «Яндекса» свой домашний телефон – в результатах поиска увидите свой домашний адрес. Вбейте свой мобильный – увидите свое предложение о продаже велосипеда пять лет назад.

– Каковы должны быть базовые правила информационной безопасности, которые должен соблюдать каждый, как правила личной гигиены?

Это как ходьба по тонкому льду. Сначала потыкать вперед палочкой, оценить риски и тот возможный ущерб, который последует после ваших действий в электронном пространстве, взвесить все и только потом что-то размещать, входить на какие-то страницы, вводить пароли и номера кредитных карт, к чему-то присоединяться, подписываться на какие-то ресурсы, выкладывать фотографии и так далее.

Это как прыгать с вышки на мелководье или пилить сук под собой: надо каждый раз оценивать последствия. Причем, повторюсь, до, а не после.

Вот пример из жизни. Предположим, вы зашли на страничку своего банка и увидели там всплывающее окно: «Хотите кредит?». Человек в шутку отвечает: «Да, дайте мне миллиард». И практически одним щелчком отправляет запрос на такой кредит. Ему, естественно, отказали, он посмеялся и забыл. А через полгода человек, пытаясь в другом банке получить кредит на сто тысяч, получает отказ. Потому что у него уже есть негативная кредитная история – она в базе кредитных историй: в одном банке ему отказали в кредите, и от этого так просто не отделаешься.

– Но так же и до паранойи недолго дойти.

В вопросах защиты информации это только полезно. Есть такой термин «параноидальная степень защиты». Это подход, который не имеет ничего общего с психическими отклонениями. Просто он подразумевает несколько пересекающихся, подстраховывающих друг друга механизмов защиты и резервирования, несколько уровней каскадного контроля, самотестирования и так далее. Так что в отношении защиты информации паранойя – это уже, можно сказать, методологический термин. Такой подход уместен и правилен. Маленькие действия в информационном мире могут повлечь за собой практически неконтролируемые катастрофические последствия для человека или компании.

– Как быть с логинами-паролями? Как часто их менять, где хранить?

Ничего нового: для разных категорий ресурсов полезно иметь пароли разного уровня сложности. Если это банковские, иные финансовые, медицинские или глубоко личные ресурсы – то это должны быть сложные пароли: минимум двенадцать символов, среди которых буквы (заглавные и прописные), цифры и спецсимволы, так, чтобы нельзя было подобрать по словарю – для хорошего дорогого вам ресурса это необходимая норма. Такой пароль трудно подобрать перебором или аналитикой. Правила создания паролей есть в Интернете.

Для других ресурсов пароли могут быть покороче и попроще. Например, для всех своих интернет-магазинов пароли вы можете объединять общим алгоритмом создания: использовать для всех паролей, например, шесть-восемь одинаковых букв-цифр, которые невозможно подобрать по словарю, плюс несколько букв-цифр, присущих только этому магазину. Или использовать в качестве «примочки» мнемоническую запись. Это лишь один из множества алгоритмов генерации паролей.

Менять пароли надо, поскольку периодически происходят утечки массивов паролей с самих ресурсов. Также целесообразно поменять пароль, если вы заходили на какой-то ресурс из кафе, аэропорта, гостиницы, просто с чужого компьютера. Здравствуй, паранойя. На каждом чужом компьютере стоят программы-шпионы, которые воруют ваши логины/пароли, чтобы при первой возможности испортить вам жизнь.

Чтобы не забыть свои пароли, существуют программы – электронные хранилища, в которых (под очередным паролем) находятся ваши пароли или описание алгоритмов их создания

Или все-таки сохраняйте их в голове, но тогда запоминать легче не сами пароли, а алгоритм их создания. Например, у вас длинный префикс, который вы помните, плюс идентификация по ресурсу, про которую знаете только вы. Носить в голове целиком много разных паролей, конечно, можно, но помните, что есть и так называемый «синдром первого дня после отпуска»… Короче, психически нормальным людям проще помнить алгоритм, на основании которого вы создавали пароль, чем запомнить много независимых комбинаций символов. Тогда и записывать ничего не надо. Так надежнее.

Если вы хотите непременно записывать пароли, то записи лучше хранить «не в том пространстве», в котором вы их используете. Например, пароли от электронных ресурсов можно хранить дома, записанными на бумаге. А пароль от сейфа можно хранить, наоборот, на шифрованном локальном электронном носителе, который к тому же находится не в том помещении, что и сейф. То есть, пространство, в котором вы храните пароль и пространство, в котором вы его используете, должны быть разными. Это затруднит злоумышленнику доступ к ресурсу даже при наличии пароля и даст вам время на обновление скомпрометированного ключа. Естественно, полезно пользоваться и достижениями в области защиты данных: двухфакторной аутентификацией, электронной подписью…

– Виталий Вильсонович, является ли введение госуслугами элементов единой системы электронного документооборота фактором повышенного риска?

Справедливости ради надо сказать, что именно в этой системе делается сейчас достаточно много для повышения защищенности данных. Там проблемы были, какие-то еще есть и сейчас, но именно в этой системе с защитой информации стараются работать. Привлекаются специалисты, методики, внедряются алгоритмы, и я как пользователь вижу, как прогрессирует эта система и в части защиты информации, и в области предотвращения неправомерного доступа.

Конечно, как только появляется новый ресурс, автоматически повышаются и риски, но если этот ресурс более защищен, чем остальные, то вероятная утечка будет происходить из других мест, где защита хуже.

В целом я могу сказать, что уровень защищенности во многих госструктурах растет. Есть свои проблемы роста, поскольку в программу электронного правительства входит достаточно много ресурсов, но методики там постепенно отстраиваются. Повышается качество средств авторизации, идентификации, оптимизируется порядок использования электронной подписи и многое другое. Это не только мое мнение – так считают достаточно многие весьма авторитетные специалисты в области защиты информации.

– Что можно и нужно сделать, чтобы поднять массовый уровень грамотности в области информационной безопасности? И нужно ли вообще что-то делать, или шишек набьют – сами научатся?

Нет, конечно, надо повышать «грамотность населения». Мы же учим правила дорожного движения, учимся не совать пальцы в розетку. Было бы очень хорошо преподавать основы информационной безопасности в школе. В России есть опыт проведения Всероссийского урока безопасности школьников в сети Интернет. Специалистами разработаны методички и рекомендации о том, как себя вести в социальных сетях, на форумах, в чатах: как отвечать собеседникам, как вступать в диалог и уклоняться от диалога, как отличить «нечистоплотного» собеседника (потенциального педофила, хакера, вора паролей или личных данных), как не поддаваться попыткам взлома паролей путем социальной инженерии – например, когда вам звонят якобы из банка или благотворительного фонда, говорят, что хотят вам денег начислить, не хватает только пин-кода от вашей карты… И номера карты тоже…

«Безопасность в киберпространстве» могли бы преподавать в рамках курса «Основы безопасности жизнедеятельности», но такой курс ведут в школах люди, которые, как правило, именно в информационной безопасности разбираются не всегда. Поэтому главное сейчас, на мой взгляд, – учить тех, кто будет учить, и обучаться самим, желательно не на своих ошибках.

mir24.tv

Николай Носков о шоу «Две звезды» на Первом канале: После съемок я не могу смотреть на Заворотнюк

В воскресенье вечером в Омске , в Концертном зале, выступал Николай Носков . В воскресенье вечером в Омске, в Концертном зале, выступал Николай Носков. В это же время на Первом канале шло новое разрекламированное шоу «Две звезды», в котором артист принял участие. 22 участника этой передачи распределены по дуэтам. В каждой паре один — профессиональный певец, второй — вокалист-дилетант. Также среди профессионалов Лариса Долина, Лайма Вайкуле, Михаил Боярский , Валерия. В числе дилетантов — Владимир Жириновский , Анастасия Заворотнюк , Сергей Жигунов … Носков на проекте поет с актрисой и телеведущей Екатериной Стриженовой , в первом выпуске пара исполнила песню Николая «Паранойя».

Судьи ставят оценки. В итоге останется одна пара-победительница.

«Стриженову выбрал сам»

— Как вы попали на «Две звезды»? — спросили мы у Носкова.

— Первый канал предложил принять участие. Мне на выбор дали трех актрис. Двух не помню (прошло уже много времени), а третья — Катя Стриженова. Мы дружим давно, и я выбрал ее.

— Вы обучали Екатерину петь?

— Я ее ничему не учил, на проекте есть специальные педагоги. Катя вместе с ними подбирала для себя тональности, а я уже потом подстраивался. У меня широкий диапазон голоса. В следующих выпусках мы будем петь «Крутится, вертится шар голубой», «Там, где клен шумит»… много всего. Кстати, в подборе песен я тоже не принимал участия.

— Как проходили съемки?

— Очень тяжело. Ведь там все вживую — и пение, и оркестр; много репетировали. С часу дня до часу ночи мы сидели на студии, и так три дня подряд. После этого включил телевизор, там идет сериал «Моя прекрасная няня». Когда увидел Заворотнюк (на передаче она поет с Боярским. — Ред.), понял, что уже не могу на нее смотреть. Потому что наобщались досыта. А так. Весело все прошло. И очень по-доброму.

— Какой приз получит пара-победительница?

— Нет, честно. Да и о призе никакого разговора не было.

— Какие отношения у ведущих шоу и бывших супругов Лолиты и Александра Цекало?

— Нормальные у них отношения, хорошие — и на сцене, и за кулисами.

— Какие сюрпризы ожидают зрителей?

— Позже на проекте образуются дуэты профессионалов: я спою с Долиной свой романс на стихи Гумилева в джазовой обработке. Маршал споет с Валерией…

— Материал уже полностью отснят?

— Запланировано еще три дня съемок в ноябре. Шоу будет идти до конца этого года.

«Я занимался нефтяным бизнесом»

В этом году Носкову исполнилось пятьдесят, однако выглядит певец гораздо моложе.

— Николай, в чем секрет?

— Если человек себя изнутри за свою жизнь замусорил, то это написано на его лице. И ему необходимо бежать делать пластику. А когда человек пытается что-то внутри себя сделать, чтобы там солнышко светилось, — это и снаружи появляется. Еще я перестал есть мясо — всех, кто моргает, не ем. — А спорт? — Нет, просто делаю зарядку по утрам. Надеваю боксерские перчатки и делаю эти самые боксерские штуки, мышцы быстро приходят в тонус. — У многих звезд есть свой бизнес. А у вас? — Как говорят индусы, лучше плохо исполнять свою карму, чем хорошо чужую. Я пробовал несколько раз, имея некоторые денежные сбережения, вложить их куда -то, но… Любой бизнес предполагает полную отдачу. Спящих инвесторов, которые просто дают деньги и забывают о них, как правило, обманывают. Я пробовал, но понимал, что никаких дивидендов я не получаю. Лучше уж я до конца останусь музыкантом, чем открою какой-нибудь колбасный цех. — Чем же вы занимались? — Чего только не было, дело даже доходило до нефти.

«Авраам Руссо растопыривает пальцы»

— У вас сейчас есть продюсер?

— Нет. Я уже столько лет на сцене, что любому продюсеру фору дам. С Пригожиным мы расстались в 2000-м году. Контракт закончился.

— Говорят, вы хотели петь одно, а он советовал вам другое…

— Нет, он в мою музыкальную политику никогда не вникал. Я всегда делал то, что хотел.

— Как вы относитесь к его конфликту с Авраамом Руссо?

— Это как раз непонимание артиста и продюсера. Артист никакой, страшное дело. Для него и песни нужно искать, и музыкантов… В данной ситуации продюсер выполняет очень много работы. Человек вообще ничего не делает, только рот раскрывает и пафосно растопыривает пальцы: «Я звезда».

— Вы на стороне Пригожина?

— Мне трудно встать на чью-то сторону. Просто я знаю, как Пригожин работает с такими артистами. Со мной у него не было вообще никаких проблем. Я сижу на стуле, он звонит: «Коля, что пишешь?» Я отвечаю: «Акустический альбом», — и подношу трубку к динамику. Он слушает: «О, похороны, что ли…» На определенном этапе мы поняли, что не устраиваем друг друга, и очень спокойно разошлись.

m.omsk.kp.ru

Екатерина Стриженова: Такие разные мужчины

На своем творческом пути — в театре, кино и на телевидении — Екатерине Стриженовой посчастливилось работать с самыми яркими людьми современности. А так как февральский номер журнала LЁD посвящен мужчинам, мы попросили Екатерину рассказать нашим читателям о самых запомнившихся встречах и работе с представителями сильного пола.

Работа у меня такая, что так или иначе приходится встречаться с большим количеством людей. Но работа актера такова, что ты должен не только общаться, но и влезать в чужую шкуру. И тут должно сойтись всё. Между партнерами должна проскочить та самая творческая искра, благодаря которой два совершенно посторонних человека несут зрителю тот или иной образ.

Вообще надо сказать, мне в моей актерской жизни всегда везло с партнерами. Евгений Леонов, Олег Басилашвили, Сергей Шакуров, Геннадий Хазанов, Александр Ширвиндт, Гоша Куценко, Федор Бондарчук, Дмитрий Марьянов, Александр Домогаров, Андрей Руденский, Николай Еременко, Андрей Краско, Евгений Дятлов, Андрей Чернышов и многие другие мужчины, рядом с которыми мне пришлось сыграть не одну женскую роль, женскую судьбу. О каждом из них я могу много и долго рассказывать. И с каждым из них отношения складывались по-разному. Да, друзья, как вы уже поняли, речь пойдет о мужчинах, сыгравших определенную роль в моей актерской судьбе. Итак…

Мы настолько разные, что по всем гороскопам не должны быть вместе. Когда Павел Глоба сказал, что у Саши будет два брака, я предлагала мужу развестись и снова сыграть свадьбу, чтобы обмануть судьбу. Мы знаем друг друга 25 лет… Мы вместе выросли… С ним я стала женщиной, женой, мамой… Это самый главный мужчина в моей жизни. Мы не только вместе снимались в кино, но и неоднократно встречались на сцене. Когда в спектакле «Гамлет» мы сыграли Офелию и Лаэрта, все говорили, что мы брат и сестра. Потом появилось «Доброе утро», и многие считали, что нас поженили для хорошего рейтинга. Но потом нас полюбили… И даже сейчас, когда Саша уже не появляется со мной в кадре, зрители продолжают писать письма нам обоим. Мне посчастливилось поработать с Александром Стриженовым как с режиссером в картинах «От 180 и выше» и «Любовь-морковь». У меня больше тридцати картин, и мне есть с кем сравнивать. Каждому актеру Саша выстраивал рисунок роли, всегда знал, чего хочет, и добивался своего. В феврале выходит его новый фильм «Юленька» с Маратом Башаровым и Ириной Купченко. Но я уже пойду смотреть его как зритель.

Одна из моих самых первых работ в кинематографе — съемки в фильме «Мушкетеры. Двадцать лет спустя». Я попала на съемочную площадку, где, куда ни посмотри, одни звезды… Михаил Боярский, Вениамин Смехов, Валентин Смирнитский, Игорь Старыгин… Где бы они ни появлялись, все женщины принадлежали только им. Но меня не смутила их популярность, потому что один мой служебный роман, который начался в четырнадцать лет на съемках картины «Лидер», продолжается до сих пор, и поэтому ко всем мужчинам я отношусь только лишь как к партнерам.

Помню, когда я впервые появилась на съемочной площадке, Михаил Боярский возмутился: «Что это за Мадлен такая?! Что за любовница Д’Артаньяна? Где попа? Где необъятная грудь? Тебе восемнадцать-то уже стукнуло?» Позже, правда, ему представилась возможность все это разглядеть — когда накануне съемки любовной сцены он сломал руку, и раздеваться пришлось мне. Словом, к концу съемок мы подружились. Сейчас у нас очень дружеские отношения, мы часто встречаемся на разных проектах, я очень рада тому, что популярность Михаила Боярского со временем не угасает. С Валентином Смирнитским мы сейчас играем в спектакле «Слухи», а с Игорем Старыгиным — в спектакле «Сыновья его любовницы».

В «Мушкетерах» нам нужно было делать серьезные каскадерские трюки. Мне пришлось скакать не только на лошади, но и на осле, и на верблюде. В одной из сцен моей героине нужно было прыгать со второго этажа в руки Д’Артаньяна. По задумке режиссера, это должен был быть крупный план, и в связи с этим мне объявили, что мне придется прыгать самой, со шпагой в руках, не прибегая к помощи дублера. Постановщик всех трюков Владимир Баллон долго объяснял мне, что и как я должна сделать, как держать оружие, чтобы не поранить партнера, как группироваться. Честно скажу: мне было страшно. Вдруг Михаил Сергеевич в нужный момент отойдет с нужной точки, и я переломаюсь о бетонный пол? Кто я ему? Всего-навсего очередная партнерша по фильму.

Об этой ситуации я вспомнила на «Ледниковом периоде», когда мы с Алексеем Тихоновым разучивали разные поддержки. Алексей всегда говорил мне: «Ты должна доверять мне, иначе мы с тобой не сможем ничего делать. Ты просто должна довериться мне и безошибочно делать то, что я говорю». Но чтобы абсолютно доверять человеку, нужно хотя бы его узнать. Мне же на начальном этапе наших тренировок не хватало уверенности в том, что Алексей дорожит именно моей жизнью, а не жизнями всех млекопитающих на земле.

АЛЕКСАНДР ДЕДЮШКО, ИГОРЬ ЛАГУТИН

«Ледниковый период» совпал с новой премьерой спектакля «Сыновья его любовницы» режиссера Ольги Анохиной на сцене театра им. Вахтангова. Премьеру мы выпускали год назад с Сашей Дедюшко. Помню, как он радовался, что ему досталась эта роль! На сцене между нашими героями разгорались настоящие итальянские страсти. У него была очень яркая роль, во время спектакля он успевал следить за всем, что я делаю, импровизировал, успевал делать мне замечания, что меня ужасно забавляло. Мы с ним блестяще выпустили премьеру, а через неделю он трагически погиб — со всей семьей разбился в автокатастрофе. Это была настоящая потеря. Внутри была такая пустота, что я не понимала, как смогу сыграть это с кем-то другим. Но в память о Саше мы решили сохранить спектакль. Но когда мы стали искать замену, то оказалось, что сейчас много молодых талантливых актеров, а вот среди тех, кому за сорок — пробел… Очень многие спились, кто-то вообще перестал любить женщин… И после долгих поисков мы наши Игоря Лагутина, актера театра Сатиры, известного по сериалу «Закон и порядок». Игорь так органично вошел в эту роль, что все женщины в зрительном зале его любят и ненавидят вместе с моей героиней.

Я согласилась сниматься в картине «Американский дедушка» только потому, что мне сказали, что моим партнером будет Евгений Леонов. Меня не интересовал ни гонорар, ничего. Только он — джентльмен удачи с голосом Винни-Пуха. Как только Леонов появлялся на площадке, там сразу воцарялся порядок. Все как-то сразу собирались и начинали работать — быстро, легко и с настроением. На площадке он сам себе был цензором, сам себе режиссером, много импровизировал, что-то подсказывал…

Нас утвердили на главные роли в фильме «Эхо из прошлого». До этого мы не были знакомы и впервые встретились прямо на съемочной площадке в Питере, где сразу же должны были играть любовь двух бывших одноклассников. Это дурацкая киношная манера — начинать съемки с самых сложных сцен. Я, конечно, смогу работать один на один с камерой, с табуреткой, вообще без партнера, но тут была возможность разглядеть своего партнера. И я попыталась найти в нем что-то привлекательное, чтобы «зацепить» внимание. Интересный. Интеллигентный. С приятным низким голосом. Профессионал. С хорошим чувством юмора… Вполне достаточно, чтобы сыграть любовь. Чтобы передать напряжение героев, режиссер дал мне в руки заварочный чайник с кипятком. Поэтому, когда герой Анатолия целовал меня в плечи, в шею, я была парализована, боясь ошпариться, а он продолжал делать свое дело, говоря: «Осторожно, кипяток!». И хотя мы были полностью одеты, все говорят, что это самая эротичная сцена в фильме.

Когда на Первом канале запускался проект «Две звезды», никто толком не знал, что это будет. Это был чистой воды эксперимент, принять участие в котором пригласили и меня. Когда об этом узнал муж, то сказал: «Если уж учиться петь, то у Носкова». Таким образом, он выбрал мне партнера. Коля не отказался, хотя даже не знал моих вокальных данных. Я долго и много репетировала с педагогом, а он все время надо мной смеялся. Казалось, он вообще не воспринимал всерьез ни сам проект, ни меня. Первая песня, которую мы исполнили перед судьями, была «Паранойя», после которой ко мне подошел Олег Газманов и сказал: «Катя, после этого исполнения я понял, что ты можешь всё!» Мы получили самые высшие баллы и завелись… Хотелось брать новые вершины и не останавливаться на достигнутом. Мы дошли до середины проекта и набрались наглости на двоих исполнить песню «Я люблю тебя, это здорово», как вдруг Николай объявил, что ложится на плановую операцию. Я его просила: «Ну подожди, осталось совсем чуть-чуть до финала, мы одни из лидеров…» Мне было очень жалко бросать начатое. Он пообещал, что уже через три дня мы с ним выйдем на сцену. Но после операции у него поднялась под сорок температура, и он не то что петь — говорить не мог. Я ужасно расстроилась. Николай предложил: «Давай выйдем, споем, как сможем и судьи нас «сольют». Нет уж, подумала я, если уж уходить, то уходить достойно. И я сама на прощание с проектом подготовила песню «Катюша». Друзья мне в помощь пригласили Академический ансамбль песни и пляски внутренних войск МВД под руководством народного артиста России Виктора Петровича Елисеева. Николай вынес к моим ногам цветы, а когда я запела, помочь мне вышел Александр Малинин. И после это выступления мне предложили остаться в проекте, но уже в паре с Малининым.

«Две звезды» — проект не менее сложный, чем все остальные. Потому что здесь, как нигде, важен дуэт. Потому что нет фонограммы, но есть живой оркестр и живые зрители, которые сразу же заметят фальшь. И у нас Колей, на мой взгляд, этот дуэт состоялся. А так и не исполненную песню мы еще обязательно споем.

Об этом человеке я могу говорить долго и много. Он не был моим партнером, но он был моим первым мужчиной на льду. Я не собиралась участвовать в «Ледниковом периоде», долго не соглашалась и думала, что никогда не соглашусь. Но когда он меня подхватил и с восторгом сказал: «Ты скользишь!» — это были те самые волшебные слова, которые сыграли свою волшебную роль.

Он видит больше нас и дальше нас. Это, правда, так возбуждает — когда ты видишь талантливого мужчину.

Илья открылся для меня в первый съемочный день. Я стояла за кулисами. Еще никто не знал, что и как должно быть, никто не понимал, как можно за один съемочный день снять все восемнадцать пар. И тогда на лед вышел Илья. Он взял микрофон и стал руководить службами. И они, как кролики под гипнозом удава, стали делать каждый свое дело. И в этот момент я вдруг увидела суперпрофессионала, который может быть не только артистом на льду, но и руководителем, и бизнесменом. Не скрою, меня это очень удивило. А потом меня поразило его трогательное отношение к фигуристам, к его команде. Я видела, сколько во время проекта было разных ситуаций, страстей, переживаний, ссор, слез, разладов, примирений… Он следит за каждой судьбой. Меня удивляет и восхищает то, насколько его внимания хватает на каждого. Я чувствовала его внимание на протяжении всего проекта. Даже когда нашим тренером был Александр Жулин, Илья никогда не отказывался посмотреть, что-то посоветовать.

И, конечно, большое спасибо ему за то, что он все-таки отдал мне в партнеры своего друга Алексея Тихонова. Хотя очень не хотел. Потом он мне признался: «Никто не верил в то, что ты будешь кататься». И поэтому, конечно, он не хотел отдавать мне Алексея: ведь если бы меня судьи выгнали из проекта, шоу автоматически лишилось бы и моего замечательного партнера.

АЛЕКСЕЙ ТИХОНОВ

С Алексеем мы долго находились в состоянии восторга от того, что все, что бы мы ни делали, у нас получалось. Помню ощущение неописуемой радости, когда впервые получили все «шестерки».

Он невероятно добрый, сильный, максимально корректный и безотказный. Для меня очень трогательно наблюдать, как он после выступления всегда звонит родителям. И они тоже после эфира всегда обязательно позвонят ему и расскажут о своих впечатлениях. Он всегда старается сделать все, чтобы другим было хорошо. Он никогда не откажет, о чем бы его ни попросили. Иногда даже в ущерб себе, своему времени, своему сну, своим близким. Все мне говорили: «Катя, как вам повезло с партнером! Он может даже тумбочку научить кататься!» Тем самым подчеркивали, что мне и делать-то ничего не надо рядом с таким партнером. И это действительно так. Но на самом деле Алексей не только блестяще катается, но он один из немногих спортсменов, кто читает книги, разбирается в музыке, интересуется театром и любит хорошее кино.

Нас — абсолютно чужих людей — соединили на длительный промежуток времени. И, конечно же, всякое бывало. В профайлах вы видели, как у Алексея заканчивается терпение. Я понимаю, ему со мной было не просто. Я же тоже девушка с характером. Уставший, он приезжал со съемок сериала «Жаркий лед», торопился домой, а тут еще я со своими вопросами: сколько шагов? с какой ноги? Его слова: «Не говори, а делай!» мне снятся до сих пор. Но со временем я научилась видеть, какое у него настроение, понимать его. Слушать его и слушаться.

Когда мы с «Ледниковым» прибыли на гастроли на Украину, то вести шоу попросили нас с Алексеем. Это большая редкость, когда человек, хорошо двигаясь, умеет и великолепно говорить. Мы подхватывали друг друга, как будто это не экспромт, а хорошо выстроенный конферанс. Так открылся для меня еще один талант Алексея Тихонова.

ОДНАЖДЫ Я УХОДИЛА ИЗ ПРОЕКТА

Алексей Тихонов из тех мужчин, которые не привыкли, чтобы женщина, находящаяся рядом, вообще возражала. Если он считает, что это правильно и так должно быть, значит, будет так и никак иначе. Он человек с очень нежным сердцем, но со стальным характером.

…В тот день у нас утром была запланирована репетиция, а вечером у меня была премьера спектакля. Нас преследовал синдром хронической усталости. Каждую неделю ставить новый номер на льду — это вообще достойно Книги рекордов Гиннесса. И вот я приезжаю утром на тренировку, а Алексей проспал. Мы отрепетировали оставшееся у нас время и договорились закончить тренировку вечером, после моего спектакля. И вот уже ночью, отыграв спектакль, я приезжаю на тренировочный каток и вижу, что пришла одна из его бывших парнерш. Алексей подходит ко мне и просит: «Катя, ты покатайся пока одна». Я сказала: «Хорошо», — развернулась и ушла.

…У меня слишком загруженный график, и я не могу позволить себе «просто покататься». Я никак не могла понять, почему нужно чем-то заниматься именно во время нашей запланированной тренировки. В общем я отбила прощальное письмо с благодарностью Авербуху и выключила телефон на три дня.

Помирила нас хореограф Мария Орлова. На протяжении всего проекта она очень много сделала для того, чтобы мы с Лешкой не потеряли общий язык. А когда я ушла, именно Маша сумела нас соединить и сделать так, чтобы мы хотя бы поговорили. Я сказала: «Потерпи, совсем скоро ты будешь видеть меня только по телевизору».

После того как мы пережили этот конфликт, родился наш номер со слайдами. Думаю, с этого момента мы стали настоящей парой. Поэтому и во время финального выступления мы исполнили именно этот номер.

У меня особое отношение к Алексею. И если говорить о партнерстве, то теперь, по прошествии нескольких месяцев тренировок, когда он предлагает мне сделать тот или иной элемент или поддержку, я делаю без возражений, потому что я полностью ему доверяю. Я верю в его надежность и очень с большой нежностью к нему отношусь. Для меня он стал каким-то особым человеком.

О МУЖЧИНАХ ВООБЩЕ

Есть такой термин — «цинизм профессии». Сколько раз в кино мне приходилось рыдать из-за неразделенных чувств, выходить замуж за разных мужчин, предавать, выяснять отношения, изменять, убивать и умирать… Но когда находишься на съемочной площадке или на театральной сцене, ты понимаешь, что это временно и что все закончится так, как написано в сценарии. Самое же сложное — найти мужчину, с которым можно прожить жизнь.

Для меня мужская фигура очень важна. Мне не все равно, кто рядом со мной. Если говорить о жизни, то для меня формула «пусть пьет, пусть бьет, лишь бы рядом был» совершенно неприемлема. Такой мужчина даже для хорошего цвета лица не подходит. Потому что мы, женщины, действительно можем все. Но хочется, чтобы рядом был мужчина, который дает тебе возможность побыть женщиной. Побыть слабой. Любовь — это поступки. Я ценю именно их.

К сожалению, сегодня очень большая редкость, чтобы мужчина был одновременно и умным, и добрым, и сильным, и талантливым. Хотя я понимаю, что идеальных мужчин не бывает. Любовь — это выбор. Мы сами выбираем объект своей любви и любим.

Для меня не важно, блондин он или брюнет, голубые у него глаза или карие. Но я всегда обращаю внимание на руки мужчины и на его голос. Это то, что создает образ, и то, что остается в памяти.

Руки Алексея Тихонова нельзя сравнить ни с чьими. Пожалуй, это самые надежные руки, в которые передал меня мой муж Александр Стриженов. И это единственный человек, кому Саша доверил меня в этом проекте.

petrova-tikhonov.ru