Связь с аутизмом

Связь между аутизмом и СДВГ

У аутизма и синдрома дефицита внимания и гиперактивности (далее – СДВГ) есть немало общих симптомов. Существует весомая доказательная база, которая позволяет утверждать, что две эти патологии могут быть связаны между собой.

Статистика

Многим людям с диагнозом «аутизм» также приходиться бороться с дефицитом внимания и гиперактивностью. Это состояние характеризуется выраженными проблемами с концентрацией и контролем за внезапными импульсами.

Согласно проведенному в 2015 году исследованию, от 37 до 85 % детей с РАС также страдают и СДВГ.

Исследование 2014 года, в рамках которого были изучены 17 тысяч пар близнецов, показало, что от 28 до 44 % людей с РАС также отвечают диагностическим критерием СДВГ.

Чем похожи РАС и СДВГ

Хотя эти заболевания не одинаковы, у них есть общие места. Что интересно, дети с диагнозом СДВГ чаще всего не демонстрируют особенностей поведения, характерных для аутизма, тогда как многие дети с РАС имеют перечисленные ниже черты, присущие СДВГ:

  • Невнимательность: фундаментальные требования для постановки диагноза СДВГ – это неспособность к сосредоточению, которая проявляется в самых разных ситуациях.
  • Гиперактивность: она часто присуща и детям с РАС, и с СДВГ, хотя не является необходимым критерием для постановки таких диагнозов.
  • Импульсивность: еще один важный аспект СДВГ включает в себя внезапные, импульсивные действия, часто – без полного осознания текущей ситуации. Это так же присуще и людям с РАС.
  • Невозможность планирования и организации: и детям с РАС, и малышам с СДВГ трудно планировать и организовывать свои действия.
  • Мальчики чаще, чем девочки

    Мальчики чаще девочек получают диагноз СДВГ. Точно такая же картина наблюдается и в случае РАС.

  • Согласно государственной статистике США, СДВГ наблюдается примерно у 13,5 % всех мальчиков в возрасте от 3 до 17 лет.
  • Для девочек аналогичного возраста заболеваемость СДВГ составляет лишь 5,4 %. Таким образом, мальчики болеют СДВГ в 2,5 раза чаще девочек.
  • Для аутизма гендерная разница еще более выражена: мальчики получают диагноз РАС почти в 5 раз чаще девочек.

www.corhelp.ru

Ученые нашли связь между аутизмом и важнейшим медиатором ЦНС

Известно, что дети с аутизмом часто проявляют повышенную чувствительность к факторам среды, которые другие люди едва замечают, например, реагируют на щекочущие бирки на одежде, яркий свет, громкий разговор или шум. Нейробиологи Гарварда и Массачусетского технологического института под руководством Каролины Робертсон пришли к выводу, что аутичное поведение может быть связано с тормозным нейромедиатором гамма-аминомасляной кислотой (ГАМК). Возможно, это позволит объяснить основные поведенческие симптомы аутизма.

Исследования на животных показали, что симптомы, напоминающие аутизм, обычно возникают при снижении активности ГАМК в мозге. Однако, до сих пор свидетельств такой связи у людей не было. Группа ученых под руководством Каролины Робертсон исследовала бинокулярную конкуренцию – вид работы зрительного анализатора, благодаря которому мозг вытесняет одно изображение другим, удаляя первое из зрительного восприятия, и человек осознает только одно из двух продемонстрированных ему изображений. Ученые провели эксперимент, в котором приняли участие 20 взрослых аутистов и 21 человек из контрольной группы. Перед каждым глазом человека демонстрировали два изображения, которые конкурировали за восприятие в мозге.

В большинстве случаев человек может вытеснить из сознания изображение на несколько секунд. Однако, испытуемым с аутизмом это удавалось с трудом. Ученые хотели проверить теорию, что подавление восприятия связано с уменьшением интенсивности тормозных сигналов, что, как считается, характерно для мозга аутиста. «Известно, что люди с аутизмом имеют визуальное восприятие, ориентированное на детали. Они демонстрируют повышенное внимание к мелким деталям сенсорной среды и имеют трудности с отфильтровыванием или подавлением информации, не играющей большой роли. Долгое время считалось, что это может быть связано с тормозящей системой мозга. Наши исследования подтверждают эту точку зрения», — считает Робертсон.

Далее, исследователи обнаружили, что способность подавлять восприятие позволяет точно предсказать симптомы аутизма. Кроме того, ученые использовали магнитно-резонансную спектроскопию, чтобы оценить концентрацию ГАМК в мозге испытуемого после завершения теста. Оказалось, что высокие уровни ГАМК связаны с более длительными периодами подавления восприятия. Кроме того, они смогли заметить, что связь между восприятием и присутствием ГАМК отсутствует в мозге людей, страдающих аутизмом.

Это исследование может внести вклад в понимание причин и разработку методов лечения аутизма. Но Робертсон подчеркивает, что обнаруженная дисфункция ГАМК может варьироваться в зависимости от особенностей аутического спектра. Кроме того, роль в формировании поведения, характерного для аутистов, может играть множество других нейротрансмиттеров. Робертсон надеется, что будущие исследования покажут, можно ли измерить активность мозга во время задачи на бинокулярную конкуренцию с помощью ЭЭГ.

psypress.ru

Связь между аутизмом и эпилепсией.

Пока Джанне Феррари не исполнилось 2 с половиной года, ее родители, Берни и Джиллиан, не замечали, что их дочка вела себя не так, как другие малыши ее возраста. Поскольку у Джанны были проблемы с почками и мочевым пузырем, ее родители сосредоточили свое внимание на медицинских вопросах своего ребенка. В это время у Джанны родился младший брат, Энтони.

Когда Энтони исполнилось 6 месяцев, различия между братом и сестрой стали очевидными. Энтони явно реагировал, когда его родители говорили с ним. Джанна по-прежнему этого не делала. Энтони играл со своими игрушками. Вместо того чтобы играть с игрушками, Джанна одержимо выстраивала в ряд DVD-диски. Иногда она смотрела в пустое пространство по несколько минут, как будто увидела то, чего никто другой не видел.

Ее мать Джиллиан была учительницей и сталкивалась в своей практике с детьми с синдромом Аспергера, высокофункциональной формой аутизма. Она заметила некоторые сходства с ними в поведении дочери. Психолог направил их в местный школьный округ, и Джанна получила диагноз «общее расстройство развития неуточненное» (PDD-NOS), это другой подтип аутизма. Но у семьи Феррари все равно оставались сомнения.

Джанна была принята в программу Нейропсихиатрии развития в Медицинском центре при Колумбийском университете. Там специалисты провели поведенческую оценку, а также физиологические и генетические тесты. Они подтвердили, что у Джанны был аутизм, и помогли записать ее в комплексную лечебную программу.

В последующие месяцы в домашних условиях с Джанной проводились занятия в рамках поведенческой терапии пять раз в неделю. Она также занималась с логопедом и поступила в дошкольное учреждение, в котором предоставлялись дополнительные услуги раннего вмешательства. Джиллиан бросила преподавательскую деятельность и стала заниматься с Джанной дома, а также координировать ее терапию.

Когда Джанна была в возрасте около пяти лет, один из ее терапевтов обратил внимание на ее склонность засматриваться в пустое пространство. Она предположила возможность того, что у Джанны могли быть эпилептические кризы.

Электроэнцефалография (ЭЭГ) показала, что у Джанны возникали «эпилептиформные разряды» — аномальная активность мозга, сходная с таковой при эпилепсии. Эпилептиформные разряды могут вызывать у людей предрасположенность к припадкам, но это не означает, что они неизбежны, как объяснила доктор Сидху семье Феррари. Джанна засматривалась в пустоту не из-за припадков, но ее ЭЭГ явно была аномальной.

«Мы знаем, что дети с расстройствами аутистического спектра обладают более высоким риском развития эпилепсии», объясняет Доктор Сидху. «Не до конца ясна связь между аномальными эпилептиформными разрядами и поведением, или же то, каким образом мы можем лучше помочь детям, которые имеют аномальные ЭЭГ, но не имеют истинных эпилептических припадков».

Связь между аутизмом и эпилепсией.

По оценкам экспертов, от 10 до 30 процентов людей с аутизмом страдают эпилепсией с явными припадками. Примерно у 60 процентов наблюдаются эпилептиформные разряды, которые обнаруживаются только на ЭЭГ.

Исследования доктора Сидху сосредоточены на изучении отношения между этой моделью аномальной активности мозга и поведением. В частности, она и ее коллеги стремятся достигнуть ясного понимания того, каким образом эти разряды способствуют проявлению симптомов аутизма и связанных с ними поведенческих проблем в таких областях, как внимание и настроение.

«Это сложная область, поскольку мы не знаем, является ли это причиной аутичного поведения или просто симптомом дисфункции мозга», говорит д-р Сидху. «Эта ситуация напоминает спор о курице и яйце».

«В прошлом, мы никогда бы не подумали о назначении противосудорожных препаратов, если у человека не было истинных припадков», добавляет она. «Но мы переосмысливаем эти представления. Ответы не ясны. Но как же захватывает мысль о том, что у нас, возможно, есть потенциальное лечение для некоторых из проблем поведения у этих детей».

В 2011 году д-р Сидху в сотрудничестве с неврологами Autism Speaks начала изучение последствий аномальной ЭЭГ-активности. Для участия в исследовании ученые пригласили 60 детей с аутизмом в возрасте от 3 до 7, ни один из которых не страдает эпилепсией. Команда ищет, как аномалии ЭЭГ соотносятся с такими проблемами в поведении, как невнимание и агрессия. Если они найдут подобную связь, то следующим шагом будет изучение потенциальных методов лечения.

Что касается семьи Феррари, доктор Сидху пока не рекомендует назначение Джанне противосудорожных препаратов, поскольку у нее нет истинных эпилептических припадков, и такие препараты имеют свои побочные эффекты.

Вместо этого она предложила, чтобы Джанна продолжала получать поведенческое вмешательство, с систематическим прохождением неврологических тестов два или три раза в год. Мать Джанны подписала разрешение, позволяющее доктору Сидху использовать результаты ее тестов в своем исследовании.

Благодаря поддержке своей семьи, одноклассников и терапевтов, общественная жизнь Джанны активно развивается. Сейчас ей семь лет, она берет уроки танцев и участвует в сообществе девочек-скаутов. Она посещает специализированную школу в течение недели, а также ходит на индивидуальные занятия после школы. Она учится читать, умеет считать монеты и определять время.

По субботам Джанна посещает программу, где аутичные дети вместе с обычно развивающимися сверстниками могут просто весело провести время и пообщаться. Джанна особенно любит декоративно-прикладное искусство и настольные игры.

У Джанны до сих пор почти ежедневно случаются истерики. У нее также отсутствует понимание техники безопасности, и она нуждается в постоянном контроле. Но эти проблемы не сравнятся с теми, что были раньше, говорит ее мама Джиллиан. «Сейчас она умеет лучше выражать свои потребности, и это помогает нам устранять истерики». Она вежливо разговаривает и сотрудничает с врачами и специалистами, а также проявляет менее интенсивное повторяющееся поведение.

«Мне повезло стать частью команды для Джиллиан и ее семьи», добавляет доктор Сидху.

autism-aba.blogspot.com

Нейроновости

Свежие записи

Связь между болью и аутизмом

Люди с аутизмом слишком чувствительны к боли — и это связано со способностью к эмпатии. Такой вывод сделали учёные из UT Dallas. Такие нейронные реакции связаны с передней поясной корой головного мозга. Исследование провела научная группа Сяоси Гу (Xiaosi Gu), которая описала восприятие боли человеком с аутизмом и то, как это сказывается на его социальных функциях. Результаты опубликованы в European Journal of Neuroscience.

Источник: UT Dallas

«Большинство экспериментов, связанных с аутизмом, фокусировались именно на аспектах социальной и сенсорной дисфункций. Немногие исследования рассматривали оба фактора», – комментирует Гу.

Исследование сосредоточено на очень специфическом аспекте сенсорной обработки – восприятии боли человеком во время того, когда он её ожидает, а затем чувствует, и особенностях мозговой деятельности во время этого акта.

Исследователи использовали устройство стимуляции, во время работы которого участники эксперимента чувствовали слабые удары электрическим током. Изначально они были готовы испытать боль, и во время того, когда начинались неприятные ощущения, испытуемые находились в МРТ-сканере для отслеживания активности мозга и физиологических реакций.

Одна из областей мозга, отвечающая за предвидение чувства боли – это передняя поясная кора (anterior cingulate cortex, ACC). Когда участники ожидали в сканере, что вот-вот пойдёт болевой импульс, исследователи видели, как «загорается» именно этот участок мозга.

Передняя поясная кора

По словам ведущего исследователя, ими сделано три основных вывода. Во-первых, люди с аутизмом гиперчувствительны к боли. Во-вторых, помимо этого, они так же, как и здоровые люди, реагировали на ожидаемую боль: их мозг показывал высокую активность в области передней поясной коры. В-третьих, исследование показало, что чем большая активность мозга фиксировалась во время ожидания неприятного ощущения, тем менее участники оказывались склонными к эмпатии. Это говорит о том, что у пациентов с аутизмом предвидение боли напрямую связано с социальными нарушениями.

«Возможность соприкосновения с болью – неотъемлемая часть повседневной жизни. С этим сталкиваются люди без аутизма, но для больных это всегда большой стресс. Суть нашего исследования в том, чтобы доказать сложность взаимодействия людей с аутизмом с социальной средой», – отмечает Гу.

Текст: Вера Тулунина

Heightened brain response to pain anticipation in high-functioning adults with autism spectrum disorder by Xiaosi Gu, Thomas J. Zhou, Evdokia Anagnostou, Latha Soorya, Alexander Kolevzon, Patrick R. Hof, and Jin Fan in European Journal of Neuroscience. Published online May doi:10.1111/ejn.13598

Ещё на портале:

Один комментарий на“ Связь между болью и аутизмом ”

Спасибо за ссылку на интересное исследование. Выводы в заметке показались любопытными и спорными, полезла почитать целиком статью. Удивилась некоторому расхождению с заметкой.
Возможно, я неправильно поняла, но несколько уточнений.

1 — «Во-первых, люди с аутизмом гиперчувствительны к боли».

Разве «ГИПЕРчувствительны»? в научной статье максимум такие указания
«ASD participants have lower behavioral tolerance for pain».
Далее говорится, что некоторые части ACC у группы ASD (люди с аутизмом) заметно более активны в период болевой стимуляции.. но вывода про гиперчувствительности не нашла нигде.

2 — «В-третьих, исследование показало, что чем большая активность мозга фиксировалась во время ожидания неприятного ощущения, тем менее участники оказывались склонными к эмпатии. Это говорит о том, что у пациентов с аутизмом предвидение боли напрямую связано с социальными нарушениями».

Дословно, там проводится корреляция: у людей, у которых была выше активность ACC (а это были преимущественно люди из группы ASD, но не поголовно), в дополнительных тестах был выявлен пониженный отклик к эмпатии (Empathy Quotient, низкий коэффициент эмпатии). Эта формулировка намного мягче и без прямых указаний, насколько одно влияет на другое, она просто указывает на корреляцию.

И как мне показалось, любопытным (но не отраженным в текущей статье) был дополнительный вывод от авторов исследований:
«In short, ASD participants might be construed as having an abnormal attentional orientation to nociceptive signals that, in the setting of interoceptive inference and predictive coding, translates into a failure of sensory attenuation and improper gain or gating control».
Насколько понимаю научный язык, вывод может быть таким: из-за того, что у люди с аутизмом повышенная чувствительность к болевым сигналам и даже их ожиданию/предвосхищению (они как бы всегда начеку), это скорее всего приводит к эмоциональному истощению и утрате контроля за состоянием всего вокруг.

Еще раз спасибо за ссылку на статью и внимание к исследованию — это главное. Просто хотела указать на некоторые узкие моменты. И возможно, дополнительно подискутировать на тему ?

neuronovosti.ru

Я врач из Южной Калифорнии, сертифицированный специалист в психиатрии и неврологии. В настоящее время я специализируюсь на биомедицине аутизма, как из личного интереса, так и отвечая на острую потребность постоянно растущего числа родителей в помощи для своих детей с этим диагнозом. Я была встревожена докладом, выпущенным Институтом медицины в понедельник и опубликованным в «Лос-Анджелес таймс» 23 апреля. Хотя я согласна, что долгосрочные реферируемые исследования пока не доказывают связи между MMR (комбинированная вакцина от кори, краснухи и свинки. — Прим. перев.) и аутизмом, я полагаю, что доклад вводит в заблуждение общественность, особенно родителей — настоящих и будущих. Специалисты, имеющие дело с постоянно растущим числом детей, страдающих аутизмом, имеют огромный объем клинических данных, говорящих о том, что безопасность вакцин нуждается в куда более тщательном исследовании.

На основании повседневной практики я, как клиницист, убеждена сегодня, что любой ребенок, получивший прививку от гепатита В при рождении, а потом положенные ревакцинации вместе с DPT (АКДС. — Прим. перев.), получает недопустимый уровень нейротоксина в форме этилртути в тимеросале, консерванте, используемом в вакцине. У любого ребенка с генетической иммунной восприимчивостью (а это примерно один из шести) это запускает ряд процессов, повреждающих мозг, кишечник, иммунную систему. К тому времени, когда приходит время получить прививку MMR, иммунная система настолько ослаблена у подавляющего большинства этих детей, что не может нормально воспринять тривакцину, и начинается регресс в заболевания аутистического оспектра.

История болезни большинства таких детей одна и та же. Сознательные родители делают своему ребенку все обязательные прививки, затем следуют многократные ушные инфекции, многократные курсы антибиотиков, развитие пищевой непереносимости (особенно пшеницы и молочных продуктов) и аллергии, хроническая диарея или запор, постепенное ограничение рациона питания, нарастающие признаки когнитивных дефицитов, таких как исчезновение зрительного контакта, нетерпимость к переменам в привычном, отсутствие интереса к социализации и отношениям с другими людьми, задержка речевого развития. Последнее и заставляет большинство родителей обращаться за помощью для своего ребенка, даже если они ничего не знают о синдромах аутического спектра (а большинство родителей не знают). Затем часто происходит следующее: педиатр говорит родителям, что «это всего лишь детский понос» (у ребенка месяцами отсутствует оформленный стул), или «он выглядит вполне нормальным, некоторые дети просто начинают говорить позже, чем другие» (никаких слов в 18–24 месяца) и т. д. и диагноз откладывается на еще более позднее время. ЭТО С МЕДИЦИНСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ БОЛЬНЫЕ ДЕТИ!! Их желудочно-кишечный тракт настолько поврежден сначала введенными токсинами, затем вторжением болезнетворных микроорганизмов, особенно дрожжевой инфекцией, и затем приемом в пищу продуктов, таких как молоко и пшеница, которые они не могут переработать, что в итоге начинается голодание мозга, который не может развиваться и воспринимать мир так, как это делает мозг здорового ребенка.

Они отчаянно нуждаются в специальном раннем педагогическом вмешательстве, чтобы помочь мозгу быть восприимчивым. К счастью, об этом уже хорошо известно и обычно это доступно. Параллельно эти дети нуждаются в раннем биомедицинском вмешательстве, чтобы вылечить пищеварительную, иммунную и нервную системы, чтобы они начали адекватно функционировать. Они нуждаются в коррекции диеты и исключении токсических продуктов и веществ, патогенных для кишечника и мозга, чтобы их истощенный мозг мог развиваться должным образом. Они нуждаются в специальных витаминах и минералах, чтобы компенсировать химические отклонения, произведенные токсинами и последующим неврологическим голоданием.

В последние несколько лет тысячи детей получали лечение методами орального хелатирования, чтобы уменьшить интоксикацию организма тяжелыми металлами, такими как свинец, ртуть, мышьяк и алюминий. Клиницисты, отваживающиеся отступить от медицинских шаблонов и использовать эту форму лечения, получают хорошие, а иногда удивительные результаты этой очень безопасной терапии. Как при любом лечении, чем раньше оно у детей начинается, тем более вероятен успех. Протоколы этого нового метода еще меняются, но за детьми ведется пристальное наблюдение с контролем мочи и крови, чтобы удостовериться, что их здоровье не ухудшается в процесса лечения. Это длительный процесс; тяжелые металлы, которые стали частью их клеточной структуры, не уходят легко. Дети нуждаются в тщательном наблюдении, и особое внимание в этой терапии должно быть уделено применению питательных веществ, витаминов и минералов. В своей практике я была поражена улучшениями у многих детей, которые начали программу добавок минералов, витаминов и нутриентов еще до того как стали принимать лекарства для хелатирования.

Каждый ребенок это сложная, уникальная биохимическая и психологическая система, и он должен быть оценен, обследован и пролечен индивидуально. Поэтому этот вид лечения более длителен и сложен, и он предъявляет больше требований к родителям, ребенку и специалистам, чем обычный медико-фармацевтический подход, и нерентабелен для перегруженных специалистов, руководствующихся соображениями бюджетов страховых программ. Существует огромная потребность в образовании врачей в этой области, равно как и потребность в том, чтобы страховые компании признали новые методы лечения, которые в конце концов внесут огромный вклад в дело ранней помощи при этих расстройствах. Остро необходимы клиники ранней диагностики, где заинтересованные врачи и другие медики могли бы оценить состояние этих детей и порекомендовать родителям наилучший способ предотвратить пожизненную инвалидность. Недавно на ежегодной педиатрической конференции Национального института здоровья в городе Вифезда, штат Мериленд, один из руководителей сказал, что предполагаемая пожизненная стоимость обучения и лечения ребенка с аутизмом составляет два миллиона долларов! Калифорнийская школьная система получила 700 новых случаев аутизма менее чем за три последних месяца. Наши системы образования и здравоохранения просто не справляются с этой колоссальной проблемой. Бóльшая часть миллионов, выделенных для изучения аутизма, тратится на туманные генетические исследования грызунов в университетах людьми, которые, вероятно, никогда не видели ребенка с аутизмом, в то время как тысячи детей ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС остро нуждаются в медицинской диагностике, лечении и надлежащей педагогической коррекции — это равносильно игнорированию проблемы.

Я считаю, что рассмотрение MMR вне контекста всей программы вакцинации и объявление ее безопасной лишь усыпит бдительность родителей и исследователей и подвергнет опасности еще больше детей, пока мы будем разбираться в этой сложной ситуации.

1796web.com