Теория стресса и копинга

Когнитивная теория стресса

К максимально популярным практически ориентированным концепциям, можно отнести когнитивную концепцию стресса, представленную в работах Р. Лазаруса, которая явилась логичным продолжением теории Г.Селье. Автор этой концепции полагал, что адаптация к среде определяется эмоциями.

Согласно когнитивной теории психологического стресса и совладания с ним, стресснаступает в том случае, когда человек считает, что обстоятельства предъявляют ему слишком высокие, значительно превышающие его ресурсы требования и ставят под угрозу его благополучие. С этим связаны две стадии когнитивной оценки.

На стадии первичной оценки человек оценивает, поставлено ли что-либо на карту в данном взаимодействии, есть ли здесь угроза или опасность. Например, есть ли потенциальная угроза потерять самооценку или, наоборот, существует возможность обрести ее? Есть ли риск для вашего здоровья или для здоровья любимого вами человека?

На стадии вторичной оценки человек оценивает, что можно сделать и возможно ли сделать хоть что-нибудь, что сможет исправить вред, предупредить вред или увеличить возможности извлечь пользу. Иными словами, вторичная оценка означает оценку ресурсов человека, необходимых для того, чтобы справиться с потенциальной угрозой или с потенциальной выгодой, которые были оценены на стадии первичной оценки.

Однако исключительно когнитивные процессы обусловливают как качество, так и интенсивность этих эмоциональных реакций. В своих работах автор пытается дифференцировать понятие физиологического стресса от психологического, путем введения когнитивного компонента в структуру понятия стресса. По мнению Р. Лазаруса, физиологический и психологический стресс существенно различаются между собой по особенностям воздействующих стимулов, по механизму его развития и характеру ответных реакций. Несмотря на некоторые противоречия в рамках подхода этого автора, им было выделено несколько важных положений стресса:

— одинаковые внешние события могут являться или не быть стрессовыми для разных людей;

— одни и те же люди могут одно и то же событие в одном случае воспринимать как стрессорное, а в другом — как обычное, нормальное.

Кроме этого, когнитивная теория стресса отразила представления о том, что, во-первых, взаимодействие человека и среды в определенных адаптационных условиях постоянно подвергается изменению. Во-вторых, для того, чтобы взаимосвязь между этими переменными была стрессовой, у человека должна наблюдаться заинтересованность, высокая мотивация в достижении результатов. В-третьих, психологический стресс возникает только тогда, когда человек оценил, что внешнее и внутреннее требования вызывают чрезмерное напряжение сил или превосходят его ресурсы.

Не менее популярной явилась и поведенческая линия развития концепции стресса, впервые предложенная Р.Лазарусом и С.Фолкманом, а несколько позже переработанная С.Хобфоллом и др. Авторы полагают, что стрессогенными являются не сами по себе жизненные события (смена работы, обмен жилья и т.д.), сколько связанная с этим утрата какой-либо жизненной позиции — потеря статуса, заработка, власти, изменение привычных средств труда, потеря самоуважения и т.д. Центральным понятием концепции С.Хобфолла становится понятие «копинг», введенное впервые Р. Лазарусом с целью снятия противоречия между физиологической неспецифичностью и психологической избирательностью стресса. Определяя содержательную сущность данного понятия, авторы концентрируют свое внимание не только на основных положениях теории стресса, но и акцентируют внимание на различных формах поведения, приводящих к адаптации или дезадаптации личности. При этом еще Р. Лазарус подчеркивал значимость возможностей преодоления стресса по сравнению с природой, величиной и частотой возникновения самого стрессорного воздействия.

В работах современных психологов термин «coping» был заменен русским словом «совладание», суть которого в большей мере отражает суть концепции предложенной указанными авторами. В соответствии с содержанием концепции, «совладать с ситуацией» означает своевременно и точно распознать причины, вызвавшие затруднительную ситуацию, вовремя и адекватно отреагировать на те или иные обстоятельства жизненной среды.

В работах зарубежных и отечественных авторов было показано, что в рамках определения проблемы копинг-поведения наиболее важным является не тот или иной тип стратегии, сколько соотношение копинг-поведения с особенностями окружающей среды. Однако исследование понятия стресса с точки зрения копинг-стратегий и копинг-ресурсов является не единственным теоретическим направлением, разрабатываемым в рамках отечественной психологии. Отечественные авторы выделяют три основных типа стратегий взаимодействия с угрожающей внешней средой:

1) механизм защиты Эго;

2) прямое действие (нападение или бегство);

3) совладание («копинг»).

В работах отечественных психологов проблема стресса всегда рассматривалась в широком общепсихологическом контексте, в частности, в контексте психологии эмоций. Исследование стресса в рамках общепсихологического контекста позволило подойти к исследованию стресса как одной из форм проявлений эмоций. Так Н. Д. Левитов, Ф. Е. Василюк, А. О. Прохоров, Ю. Е. Сосновикова, В. К. Вилюнас, Ю. Е. Сосновикова, В. Л. Марищук, А. Г. Маклаков, Е. П. Ильин, Л. В. Куликов и др. включают исследуемую проблему в структуру эмоций и психических состояний.

studopedia.ru

Теория копинга: копинг-процесс, копинг-поведение, копинг-стратегии

Копинг — это, прежде всего, способы, которым индивидуум поддерживает психосоциальную адаптацию в период стресса. Он включает когнитивную, эмоциональную и поведенческую составляющие для уменьшения или разрешения условий порождающих стресс.

По Lazarus [294] копинг — это стремление к решению проблем, которое предпринимает индивид, если требования среды имеют огромное значение для его хорошего самочувствия (как в ситуации, связанной с опасностью, так и в ситуации направленной на большой успех), поскольку эти требования активируют адаптивные возможности.

Таким образом, копинг-поведениеэто деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими эти требования [134]. Это способ, которым индивидуум переживает стресс или ответ на стресс.

Weber [1] (1992) считает, что психологическое предназначение копинг-поведения состоит в том, чтобы лучше адаптировать человека в ситуации, помогая ему овладеть ею, ослабить или смягчить ее требования.

Задача копинга — поддержание благополучия человека, его физического и психического здоровья и удовлетворенности социальными отношениями.

Под копингом в практическом смысле понимают стратегии, которые используются индивидуумами для достижения адаптивного функционирования или приспособления.

Ключевой вопрос в понимании копинга — это поиск характеристик, которые определяют этот процесс.

Можно выделить три подхода к понятию «копинг». Во-первых, это определение копинга как свойство личности, т.е. относительно постоянную предрасположенность отвечать на стрессовое событие. Во-вторых, «копинг» рассматривается, как один из способов психологической защиты, используемой для ослабления напряжения, а в-третьих, «копинг» понимается как динамический процесс, направленный на управление сложной для индивидуума ситуацией [299].

Копинг-поведение, таким образом, мы можем рассматривать как стратегии действий, предпринимаемые человеком в ситуации психологической угрозы физическому, личностному и социальному благополучию и ведущие к более или менее успешной адаптации.

Функцией копинга является редуцирование стресса. Сила стрессовой реакции, по Р. Лазарусу, определяется не столько качеством стрессора, сколько значимостью ситуации для человека. Именно такой психологической угрозой благополучию человека и является ситуация, в которой оказывается пациент со спинальной травмой.

Прогноз состояния, особенно на первых этапах приспособления к условиям, диктуемым травмой спинного мозга, довольно долго остается неясным, а, кроме того, у пациента ослаблен привычный контроль за телесными функциями. Невозможность управлять ситуацией связана у пациентов со спинальной травмой с тягостными чувствами беспомощности и бессилия. В связи с этим, пациент нуждается в информировании, поддержке, а также физической и психологической помощи. Диагностируя индивидуальные копинг-стратегии пациента, врачи и психологи могут находить эффективные и сфокусированные на индивидуальной проблеме приспособления психологические и психосоциальные интервенции.

Lazarus и Folkman [299] различают два вида копинг-поведения (в зависимости от индивидуальной интерпретации ситуации, как неизбежной, или как изменяемой).

Целенаправленное поведение для устранения или избегания угрозы (борьба или отступление), предназначенное для изменения стрессовой связи с физической или социальной средой рассматривается как активное копинг-поведение.

Пассивное копинг-поведение представляет собой интрапсихические формы преодоления стресса, являющиеся защитными механизмами, предназначенные для снижения эмоционального возбуждения раньше, чем изменится ситуация. Если копинг-поведепие выбирается индивидом осознанно и меняется в зависимости от контекста, то механизмы психологической защиты неосознаваемы и, в случае их закрепления, становятся дезадаптивными. Таким образом, изменение интерпретации ситуации, как поддающейся контролю, может повлечь за собой и изменение копинг-поведения.

Сложность же состоит в том, что имеющиеся у пациента со спинальной травмой умения и навыки по решению проблемных ситуации (ситуаций, которые нельзя структурировать привычным образом) подвергаются серьезному испытанию. Эта проблема усугубляется еще и тем, что большинство пациентов со спинальной травмой получают ее в молодом возрасте и имеют ограниченный (их жизненным опытом) потенциал совладания.

Основной вопрос в исследовании копинг-процесса пациентов с разными видами патологии и инвалидности — это понимание того, почему люди отличаются столь сильно между собой в ответе па похожие жизненные события и как эти различные реакции влияют на результат приспособления [211].

Рис.1. Функционирование стилей реагирования (Haan, 1977)

Haan [221] отметил, что активное копинг-поведение и защита основываются на тождественных процессах, но отличаются разной направленностью.

Копинг-процессы берут начало с восприятия стрессора. В ситуации новых для личности требований, при которых существующий до этого ответ оказывается неподходящим, начинается копинг-процесс.

Если новые требования непосильны для индивидуума, то копинг-процесс может принимать форму защиты. Защитные механизмы позволяют устранить психическую травму за счет искажения действительности.

Существует несколько методик исследования копинг-стратегий и механизмов психологической защиты: опросники Лазаруса, Индекс Жизненного Стиля, методика Хейма. Методика Е. Heim позволяет исследовать 26 ситуационно-специфических вариантов копинга, распределенных в соответствии с тремя основными сферами психической деятельности на когнитивный, эмоциональный и поведенческий копинг-механизмы [231].

Механизмы совладения с ситуацией более пластичны, чем психологические защиты, но требуют от человека большей затраты энергии, большего когнитивного, эмоционального и поведенческого вклада. Однако Lazarus и Folkman возражают против трактовки копинга в качестве более эффективного, чем психологические защиты, механизма приспособления [297]. По их мнению, необходимо учитывать при этом особенности личности, контекст и случайные события.

Выявление адаптивных возможностей пациента со спинальной травмой становится важным звеном восстановительного процесса и делает возможной сфокусированную на психологических проблемах пациента работу. Эффект реабилитации в значительной степени зависит от вклада пациента в процесс и его кооперации с персоналом. Психолог помогает увидеть ограничения и потенциальные возможности пациента.

Karp [251] выделяет три типа поведения, которые мешают достижению хорошего результата реабилитации:

  1. Пассивно-агрессивное поведение, которое выражается в безразличии к предложениям и перекладывании ответственности за результат на других людей.
  2. Выраженная зависимость –– пациент неактивен и теряет шанс чего-то достигнуть.
  3. Выраженное антисоциальное поведение, в котором» пациент представляет опасность для себя и других.

Одним из факторов, определяющих позитивный характер приспособления (и совладания с ситуацией) является чувство внутренней согласованности (Antonovsky, приведено по Lustig, 311), влияющее на способность к продуцированию смыслов. Оно облегчает приспособление в сложной ситуации за счет повышения вероятности того, что индивидуум будет:

  • верить, что решение проблемы будет зависеть от его усилий,
  • воспринимать стрессовый фактор как брошенный ему вызов в большей степени, чем как несчастье,
  • делать усилия, изменяя ситуацию.
  • Исследования Antonovsky (приведено по Lustig, 311) были сфокусированы на поиске общих ресурсов, которые помогают индивидуумам управлять стрессом. Эти «общие ресурсы сопротивления» облегчают позитивное приспособление к напряжению, связанному со стрессорами.

    Автор заметил, что такие факторы как деньги, вера в Бога, семья и социальная поддержка, являясь ресурсами сопротивления, обеспечивают индивидуума опытом, который характеризуется последовательностью, балансом стимулов и участием в формировании результата. Это поддерживает убежденность индивидуума в том, что он может порождать порядок в своей жизни.

    Такой упорядоченный мир, в котором живет индивидуум, является постижимым, управляемым и осмысленным. Те индивидуумы, которые имели хорошо выраженное чувство внутренней согласованности, были способны управлять стрессом успешнее.

    Постижимость — это степень, в которой индивидуум воспринимает мир как предсказуемый, упорядоченный и объяснимый.

    Управляемость представляет собой степень, в которой индивидуум верит, что имеет ресурсы для того, чтобы справиться с требованиями ситуации.

    Осмысленность рассматривается как вера в то, что требования ситуации являются вызовом, достойным вклада и свершений. Она обеспечивает индивидуума мотивацией к поиску порядка в мире, используя имеющиеся и находя новые ресурсы для управления ситуацией.

    Общие ресурсы сопротивления стрессу помогают развивать чувство внутренней согласованности и являются копинг-ресурсами, которые помогают индивидууму справляться со стрессорами. Так последовательность опыта формирует основу для ощущения постижимости мира. Убеждение индивидуума в том, что ресурсы являются подходящими для ситуации, дает основание для ощущения своего контроля над ситуацией. Опыт участия в формировании результатов своих действий приводит к ощущению осмысленности происходящею.

    Чувство внутренней согласованности не является особой разновидностью копинга. Индивидуум с выраженным чувством внутренней согласованности, уверенный в том, что он понимает проблему, и рассматривающий ее как брошенный ему вызов, выбирает наиболее подходящее копинг-поведение для самых разных проблем [311].

    reabilitaciya.org

    Копинг: справляемся со стрессом

    Копинг, копинговые стратегии — это то, что делает человек, чтобы справиться со стрессом. Понятие объединяет когнитивные, эмоциональные и поведенческие стратегии, которые используются, чтобы справиться с запросами обыденной жизни.

    Впервые термин появился в психологической литературе в 1962 году; Л. Мэрфи применил его, изучая, каким образом дети преодолевают кризисы развития. Четыре года спустя, в 1966 году Р. Лазарус в своей книге «Psychological Stress and Coping Process» («Психологический стресс и процесс совладания с ним») обратился к копингу для описания осознанных стратегий совладания со стрессом и с другими порождающими тревогу событиями.

    Более точно копинг-поведение определяется так: копинг — это «непрерывно меняющиеся когнитивные и поведенческие попытки справиться со специфическими внешними и/или внутренними требованиями, которые оцениваются как чрезмерные или превышающие ресурсы человека». Авторы подчеркивают, что копинг — это процесс, который все время изменяется, поскольку личность и среда образуют неразрывную, динамическую взаимосвязь и оказывают друг на друга взаимное влияние.

    Важно отметить, что в понятие «стресс» в копинге несколько отличается от того, что понимал под стрессом Ганс Селье, собственно и предложивший этот термин. Для Селье, стресс — это процесс внутренних изменений в системах организма в ответ на любое сильное или продолжительное воздействие окружающей среды. Мы привыкли понимать под стрессом нечто негативное, однако это не так. Реакция организма на разные лекарственные вещества изначально одинаковая, и Селье эту реакцию назвал общим адаптационным синдромом, позже — стрессом-реакцией. Стресс помогает организму поддерживать внутреннюю среду неизменной, постоянной, поддерживая в организме гомеостаз. Стресс реакция развивается не только на негативные воздействия, но и на позитивные, если только они существенно меняют ситуацию для организма. Независимо от того, радуетесь ли вы неожиданной премии или, наоборот, расстроены штрафом на крупную сумму, на физиологическом уровне начальная реакция на оба эти события будет одинаковой. Для организма не важно: плохо это или хорошо, для него важно насколько изменились свойства крови, лимфы и других тканей, может ли он с этими изменениями жить и как вернуть их обратно. Организму важна реальность, а не наши сказки вокруг переживаний.

    Однако Селье разделил два вида стресса. Если стресс не наносит вреда организму (вызван позитивными эмоциями или слабыми негативными, которые помогают мобилизовать силы организма и обеспечить повышение жизнедеятельности) — речь идет об эустрессе. Стресс, наносящий организму вред (вызванный продолжительными негативными воздействиями) — называют дистрессом. Так вот, в копинге под стрессом понимают именно дистресс, ровно потому, что именно такое понимание стресса характерно для массового сознания.

    Как показано Лазарусом, утверждается, что стресс — это дискомфорт, испытываемый, когда отсутствует равновесие между индивидуальным восприятием запросов среды и ресурсов, доступных для взаимодействия с этими запросами. Именно индивид оценивает ситуацию как стрессовую или нет. По Лазарусу и Фолкману, индивиды оценивают для себя величину потенциального стрессора, сопоставляя запросы среды с собственной оценкой ресурсов, которыми они владеют, чтобы справиться с этими самыми запросами.

    Co временем понятие «копинг» стало включать в себя реакцию не только на «чрезмерные или превышающие ресурсы человека требования», но и на каждодневные стрессовые ситуации. Содержание копинга при этом осталось тем же: копинг — это то, что делает человек, чтобы справиться со стрессом: он объединяет когнитивные, эмоциональные и поведенческие стратегии, которые используются, чтобы справиться с запросами обыденной жизни. Мысли, чувства и действия образуют копинг-стратегии, которые используются в различной степени в определенных обстоятельствах. Таким образом, копинг — это «поведенческие и когнитивные усилия, применяемые индивидами, чтобы справиться со взаимоотношениями человек-среда».

    При этом подчеркивается, что реакции индивида на стрессовую ситуацию могут быть как произвольными, так и непроизвольными. Непроизвольные реакции — это те, что основаны на индивидуальных различиях в темпераменте, а также те, что приобретены в результате повторения и больше не требуют сознательного контроля.

    Психологи, занимающиеся проблематикой копинг-поведения, придерживаются разных точек зрения на эффективность стратегий совладания. Если во многих теориях учитывается, что копинг-стратегии по своей сути могут быть как продуктивными, функциональными, так и непродуктивными, дисфункциональными, то существуют авторы, с точки зрения которых неотъемлемой характеристикой копинг-поведения является его полезность; они определяют совладание как «адаптивные действия, целенаправленные и потенциально осознанные».

    Альтернативная точка зрения состоит в том, что копинг не всегда является продуктивным; его эффективность зависит от двух факторов: ответной реакции и контекста, в котором этот копинг реализуется.

    Исследователи копинг-стратегий в попытках систематизировать и создать стройную классификацию выделяют несколько уровней обобщенности того, что предпринимает индивид, чтобы справиться со стрессом: это копинговые действия, копинг-стратегии и копинговые стили. Копинговые действия (то, что индивид чувствует, думает или делает) часто группируются в копинг-стратегии, стратегии, в свою очередь, группируются в копинговые стили (например, группу стратегий, которая представляет собой концептуально похожие действия). Например, таким стилем может быть «Обращение к другим». Иногда термины копинговые действия и копинг-стратегия используются как взаимозаменяемые, в то время как копинговые стили в общем относятся к действиям или стратегиям, которые последовательно используются индивидом, чтобы справиться со стрессом. Другие похожие термины — это копинговые тактики и копинговые ресурсы.

    Ресурсный подход к копинг-стратегиям

    Достаточно недавно исследователи, занимающиеся проблематикой копинг-стратегий, при взгляде на копинг стали придерживаться так называемого ресурсного подхода. Ресурсный подход делает акцент на то, что существует процесс «распределения ресурсов» (commerce of resources), который объясняет тот факт, что некоторым людям удается сохранять здоровье и адаптироваться несмотря на различные жизненные обстоятельства.

    Ресурсные теории предполагают, что существует некоторый комплекс ключевых ресурсов, которые «управляют» или направляют общий фонд ресурсов. То есть «ключевой ресурс — это главное средство, контролирующее и организующее распределение (торговлю) других ресурсов».

    К ресурсному подходу относят некоторых серьёзных исследователей, работы которых ранее не связывались с изучением копингового поведения. В рамках ресурсного подхода рассматривают широкий спектр различных ресурсов, как средовых (доступность инструментальной, моральной и эмоциональной помощи со стороны социальной среды), так и личностных (навыки и способности индивида). Хобфолл предлагает теорию сохранения ресурсов (Conservation of Resources, COR — теория), в которой рассматривает два класса ресурсов: материальные и социальные, или связанные с ценностями (esteem). Так, например, М. Селигман в качестве главного ресурса в совладании со стрессом рассматривает оптимизм. Другие исследователи в качестве одного из ресурсов, влияющих на используемые копинг-стратегии, предлагают конструкт «жизнестойкость» (hardiness).

    Конструкт самоэффективности, разработанный А. Бандурой, также можно рассматривать как важный ресурс, влияющий на копинговое поведение. По Э. Фрайденберг, с самоэффективностью связаны познавательные процессы, которые относятся к внутренним убеждениям людей об их собственной способности совладания. Это убеждение в человеке подчеркивает способность к «центральной» организации и использованию собственных ресурсов, а также способность к получению ресурсов из окружающей среды.

    Ресурсный подход предполагает, что владение и управление ресурсами и применяемые копинг-стратегии могут оказывать друг на друга взаимное влияние. Так, если у подростка нет желания эффективно взаимодействовать со своим социальным окружением, у него будет мало друзей. В этом случае можно заявить, что копинг-стратегия повлияла на ресурсы. Напротив, в случае, если ребенок рос в обедненной социальной среде, то есть, у ребенка были ограниченные ресурсы, это обстоятельство может повлиять на предпочитаемые им копинг-стратегии и на частоту использования им социальной поддержки в качестве стратегии совладания со стрессом.

    Классификации копинг-стратегий

    Поскольку интерес к копинг-стратегиям возник в психологии относительно недавно и из-за сложности самого феномена совладания с трудностями, исследователи ещё не пришли к одной единой классификации копинг-поведения. Работы по копинг-стратегиям пока ещё являются достаточно разрозненными, поэтому чуть ли не каждый новый исследователь при изучении проблематики копингового поведения предлагает свою собственную классификацию. При этом, чтобы хоть как-то систематизировать имеющиеся подходы к копинг-стратегиям, уже прилагаются усилия по классификации самих классификаций.

    Проблемно-фокусированные / эмоционально-фокусированные копинг-стратегии

    Исследователи, первые использовавшие понятие копинга в психологии, предложили и первую классификацию копинг-стратегий. Лазарус и Фолкман предложили дихотическую классификацию копинг-стратегий, выделив их следующую направленность:

  • проблемно-фокусированные стратегии (11 копинговых действий)
  • эмоционально-фокусированные стратегии (62 копинговых действия)
  • По Лазарусу в копинговом процессе представлен как проблемно-фокусированный, так и эмоционально-фокусированный аспект.

    Другими исследователями предлагались похожие классификации копинг-стратегий. Так, например, Моос и Шеффер выделяют три стратегии:

    • сфокусированная на оценке (установление для себя значения ситуации); с
    • фокусированная на проблеме (принятие решений и совершение конкретных действий для преодоления стресса);
    • сфокусированная на эмоциях (управление чувствами и поддержание эмоционального равновесия).

    Перлин и Шулер предлагают аналогичную предложенной Моосом и Шеффером классификацию, выделяя в ней три следующих стратегии: стратегия изменения способа видения проблемы, стратегия изменения проблемы, и стратегия управления эмоциональным дистрессом.

    Эти две классификации практически повторяют классификацию Лазаруса и Фолкмана. При этом Моос и Шеффер и, соответственно, Перлин и Шулер выделяют в стратегии «фокусировка на проблеме» действия двух типов: когнитивные («фокусировка на оценке» и «изменение способа видения проблемы», соответственно) и поведенческие («фокусировка на проблеме» и «стратегия изменения проблемы», соответственно).

    Многие из классификаций копинг-стратегий, возникавшие вслед за классификацией Лазаруса и Фолкмана, составлялись в той же традиции, предлагая дихотическое разделение копинг-стратегий по принципу «работа с проблемой» / «работа с отношением к проблеме». Таким образом, многие классификации копинг-стратегий, в основном, сводятся к различению между активными, фокусированными на проблеме усилиями справиться с внешними запросами проблемы против более интроспективных усилий переформулировать или когнитивно переоценить проблему так, что она лучше соответствует внешним требованиям.

    Когнитивные / поведенческие / эмоциональные копинг-стратегии

    Кроме того, некоторые исследователи предлагают классификации, в которых копинг-стратегии различаются в зависимости от типов процессов (эмоциональных, поведенческих, когнитивных), лежащих в их основе. Так, Никольская и Грановская выделяют три больших группы копинг-стратегии, проходящих на следующих уровнях: поведение, эмоциональная проработка подавленного и познание.

    Есть и классификации, имеющие дело только с одним типом процессов. Так, например, Коплик, рассматривая чисто когнитивные копинг-стратегии, предлагает дихотическую классификацию: стратегия поиска информации и стратегия закрытости для информации.

    Напротив, Виталиано выделяет три способа эмоционально-ориентированного преодоления: самообвинение, избегание и предпочтительное истолкование.

    Другая теория также выделяет три вида эмоционального совладания, но в основе этой классификации лежит не тип демонстрируемой реакции, а то, на что направлены действия по совладанию: на регуляцию внутренней (переживаемой) эмоции; регуляцию поведения, связанного с переживанием эмоции; регуляцию контекста, вызывающего эмоцию.

    Эффективные / неэффективные копинг-стратегии

    В то же время, некоторые исследователи пришли к тому, что стратегии лучше всего сгруппировать в копинговые стили, представляющие собой функциональные и дисфункциональные аспекты копинга. Функциональные стили представляют собой прямые попытки справиться с проблемой, с помощью других или без неё, в то время как дисфункциональные стили связаны с использованием непродуктивных стратегий. В литературе принято называть дисфункциональные копинг-стили «избегающим копингом».

    Так, например, Фрайденберг предлагает классификацию, в которой 18 стратегий сгруппированы в три категории: обращение к другим (обращение к другим за поддержкой, будь это сверстники, родители или кто-то ещё), непродуктивный копинг (стратегии избегания, которые связаны с неспособностью справиться с ситуацией) и продуктивный копинг (работать над проблемой, сохраняя оптимизм, социальную связь с другими и тонус). Как видно, копинг-стратегия в категории «Обращение к другим» стоит особняком от категорий «эффективного» и «неэффективного» копинга. Таким образом, несмотря на то, что данная классификация основана на измерении «эффективности / неэффективности», исследователями здесь все же предпринята попытка выделить ещё одно измерение — «социальная активность», которое с точки зрения исследователей не может однозначно оцениваться как продуктивное или непродуктивное.

    Копинг-стратегии как степень контроля над ситуацией

    В психологической литературе также представлены иные классификации, которые рассматривают копинг-стратегии как специфические поведенческие конкретизации процессов произвольного контроля над действием, а именно, как планируемые поведенческие стратегии, которые служат для того, чтобы поддерживать или восстанавливать контроль в ситуациях, когда он подвергается угрозе . Так, например, в предложенной этими авторами классификации BISC (Behavioral Inventory on Strategic Control, «Руководство по стратегическому контролю поведения») предполагается, что копинг-стратегии детей варьируются по четырём измерениям стратегического поведенческого контроля: активная деятельность, косвенная деятельность, просоциальное поведение и антисоциальное поведение.

    Похожая классификация предлагается Хобфоллом. В своей COR-теории (Conservation of Resources, «Теория сохранения ресурсов») он предлагает рассматривать в копинг-поведении шесть осей: просоциальная / антисоциальная направленность, прямое / непрямое поведение и пассивное / активное поведение.

    Копинг-стратегии и эффективное функционирование индивида

    На сегодняшний день проблематика копинг-стратегий активно исследуется в самых разных сферах и на примере самых разных типов деятельности. Серьёзное внимание уделяется изучению связи копинг-стратегий, которые применяет индивид, с его эмоциональным состоянием, успешностью в социальной сфере и т. д. При этом копинг-стратегии оцениваются с точки зрения их эффективности / неэффективности, а за критерий эффективности принимается понижение чувства уязвимости к стрессам.

    Так, например, получены данные, что копинговые реакции, фокусированные на проблеме (например, попытка изменить что-то в стрессовых взаимоотношениях с другим человеком или между другими людьми в своем социальном окружении) связаны с более низкими уровнями отрицательных эмоций в стрессовых ситуациях, которые воспринимаются как контролируемые. Кроме того, применение проблемно-фокусированных копинг-стратегий отрицательно связано с проблемами в поведении и социальными проблемами. При этом показано, что дети, меньше применяющие проблемно-фокусированные копинг-стратегий, переживают больше проблем в адаптации. Напротив, частое использование эмоционально-фокусированного копинга связано с более серьёзными проблемами в поведении, а также с большим количеством симптомов тревожности и депрессии.

    Такие стратегии, как поиск социальной поддержки, агрессивный копинг (например, вербальная/физическая агрессия для того, чтобы решить проблему или выразить чувства), отрицание также, похоже, связаны с компетентностью и способностью к адаптации. В пользу эффективности стратегии «поиск социальной поддержки» свидетельствуют и данные, полученные в других исследованиях. Здесь было показано, что школьники (мужского пола), получавшие более высокие баллы по шкале успеваемости, активнее использовали данную копинг-стратегию.

    Положительной оценки также заслуживает такая стратегия, как активное решение проблем. Так, было показано, что подростки, способные к активному решению проблем, демонстрируют большую легкость в адаптации.

    Экспериментальные исследования предоставляют различные данные относительно того, как оценивать такую стратегию, как избегающий копинг (избегание стрессовых мыслей или ситуаций на поведенческом и когнитивном уровне). С одной стороны, он связывается с более высоким уровнем депрессии, сложностями адаптации в школе.

    Напротив, другие исследователи демонстрируют, что дети со стратегией избегания демонстрируют меньше проблем с поведением в школе и, по отзывам учителей, обладают большей социальной компетентностью. Возможно, что избегающий копинг положительно связан с социальной успешностью в том случае, когда стрессовая ситуация является неконтролируемой и когда избегание помогает предотвратить разрастание негативной ситуации. Кроме того, исследователи предполагают, что избегающий копинг может быть полезен в ситуациях непродолжительного стресса, но в случае длительных стрессовых ситуаций избегание расценивается как неадаптивная реакция.

    Неоднозначно оценивается и такая копинг-стратегия, как «позитивная переоценка ситуации». С одной стороны, придание проблеме позитивного значения уменьшает стресс и служит эмоциональному приспособлению к нему; с другой стороны, изменение отношения отвлекает от решения конкретных практических проблем. Тем не менее, представляется, что стратегия позитивной переоценки может быть эффективна в ситуации, когда субъект не может контролировать результат.

    Что касается академической сферы, то, к сожалению, работы по изучению влияния копинг-стратегий на академическую успешность пока представлены в психологической литературе очень слабо. Так, например, нельзя четко и однозначно заявить, что успешные копинг-стратегий ведут к свехдостижениям в учёбе (под сверхдостижениями — overachievment — здесь понимается более высокий уровень достижений, чем в среднем для учащихся данного уровня способностей).

    Тем не менее, уже можно ссылаться на данные, свидетельствующие, например, о том, что подростки (мужского пола), которые делают выбор в пользу более продуктивных копинг-стратегий, имеют явное преимущество в учёбе; а именно, они демонстрируют сильную склонность к тому, чтобы успевать лучше, чем мы можем ожидать, исходя из их результатов по тестам IQ.

    Стратегии, направленные на решение проблем, в общем, являются более эффективными, чем стратегии, назначение которых — совладание с отношением индивида к проблеме. Но, как бы то ни было, исследования также свидетельствуют, что применение сразу нескольких способов совладания более эффективно, чем выбор только одного конкретного способа реагирования на ситуацию. Как уже было сказано, эффективность копинг-стратегий зависит как от самой реакции, так и от контекста, в котором эта реакция осуществляется. Копинг-стратегии, неэффективные в одних ситуациях, могут оказаться вполне эффективными в других; например, стратегии, неэффективные в ситуации, которая неподконтрольна субъекту, могут быть эффективны в ситуациях, которые субъект способен контролировать и изменять в желаемую сторону.

    www.psychologos.ru