У меня обнаружили шизофрению

Шизофрения — это «рак» психики

6 августа 2015 16:40 114

Психолог Геннадий Чичканов в редакции «КП». Фото: Иван ВИСЛОВ

Бытует мнение, что шизофрения это такое заболевание, которого и вовсе не существует — ну странненький человек слегка — что тут такого? Плюс еще воспоминания про КГБ — в советские времена было мнение, что эта организация вместе с врачами-убийцами придумала шизофрению для того, чтобы прятать в больницы неугодных ищущих справедливости. И вот только иногда, по случаю, как сейчас мы узнаем, что больные шизофренией способны на многое. Давайте разберемся.

Шизофрения — это рак психики. Или распад психики, называйте как нравится. Это заболевание имеет у разных людей разное течение — от очень медленного, такого что можно жизнь прожить и почти не заметить, то молниеносного — год-два и человек утрачивает способность мыслить и чувствовать.

Повреждается эмоциональная сфера. Человек перестает чувствовать. Один мой пациент, закончивший психфак МГУ и хорошо понимавший, что с ним происходит, говорил: «Я воспринимаю людей как объекты, как столики с ножками». А разобрать столик на запчасти совсем не жалко.

Приходят галлюцинации. Самые страшные из них — это когда пациенту кажется, что кто-то руководит им изнутри: двигает руками и ногами, навязывает мысли — обычно вы такое видите в фильмах ужасов, но, поверьте, это бывает реально и это очень страшно.

Ну и, наконец, разрушается структура мышления — от общего к частному. Есть такой у нас тест, в нем карточки, на которых нарисованы живые существа и разнообразные предметы. В норме, когда здоровый человек их сортирует, все это раскладывается на две кучки — живое и неживое. Один мой пациент рассортировал это на съедобное и несъедобное, при этом в несъедобное попала кошка («Потому что она у меня живет, ее нельзя есть»), а в съедобное — слон («Слон хоть и большой, но мяса у него много, надо есть»). Забавно? Вовсе нет. Завтра и человек неожиданно может попасть в раздел съедобное, и что уж тут поделать.

Человек у которого развивается шизофрения — безумно страдает, однако, как правило, не обращается за помощью — с развитием заболевания критика к состоянию пропадает и он уверен, что так и должно быть. Кроме того, развиваясь, заболевание сужает круг общения — никто не хочет общаться с человеком, который ведет себя «все страньше и страньше», а раз уж людей вокруг нет, то можно и не мыться и к парикмахеру не ходить.

Вылечить это заболевание нельзя, но прием современных препаратов позволяет резко уменьшить скорость его развития и неприятные последствия с этим связанные. На какие особенности поведения нужно обратить внимание?

1. Беспричинная агрессия и злоба, особенно по отношению к близким людям.

2. Многословность без сути. Это когда человек разговаривает много, долго и, казалось бы, умно, но совершенно непонятно зачем он все это говорит и что хотел бы сказать.

3. Утрата свойственных ранее интересов и увлечений;

4. Наличие воображаемого друга.

5. Безмерное фантазирование, результаты которого человек считает реальными.

6. Нелепые страхи (например боязнь отдельных букв)

7. Фантастические жалобы на здоровье (например «кишки слиплись в один комок»)

8. Навязчивые мысли

Эти признаки не обязательно означают, что человек болен, но являются поводом насторожиться и обратиться к психиатру.

m.kp.ru

В 17 лет у меня нашли шизофрению. И я начала рисовать ИХ, чтобы справиться с этим

Вот это да!

К сожалению, как только я сообщаю людям о своем заболевании, я чувствую, что они видят во мне только это.

Меня зовут Кейт, и я 18-летний художник с шизофренией.

В возрасте 17 лет мне был поставлен диагноз шизофрения, когда мои родители поняли, что мое психическое здоровье ухудшается.

В своих галлюцинациях я слышу голоса, звуки, случайные шумы, и часто вижу насекомых, лица и бестелесные глаза.

Неодушевленные предметы выглядят как на картинах Ван Гога: искаженные и резкие.

Я часто вижу насекомых, и моя депрессия заставляет меня чувствовать себя никчемной, как они. Эти иллюстрации отражают мою болезнь.

Это цитата художника по имени Джори, и это говорило со мной: «Я надеюсь, что вы задохнетесь от своего сигаретного дыма».

Это существо выползло из вентиляционного отверстия в моем потолке и щелкало, а иногда я вижу, как оно выползает из-под предметов.

Это автопортрет. Я посмотрела в зеркало, и мои глаза увидели это. И я это нарисовала.

Моя самооценка находится на самом низком уровне, и я чувствую себя совершенно никчемной. Мне хотелось бы превратиться в «красивого» человека.

Иногда глаза выглядят так. Они странных цветов и форм.

Организация, общение, паранойя, депрессия, беспокойство и управление эмоциями – это для меня труднее всего.

У меня тяжелая болезнь, но я не живу на улицах, крича о похищениях инопланетян. Среди больных шизофренией есть такие же люди, как я, которые просто сидят дома, в своей комнате. Это спектр симптомов с различной степенью тяжести. Каждый человек уникален.

m.lifter.com.ua

У меня шизофрения. И я живу вопреки всему

Эту историю прислал наш читатель. Мы публикуем её без изменений. Если Вы считаете, что именно она должна получить приз, ставьте «Мне нравится» и делитесь со своими друзьями в социальных сетях. Ту историю мужества, которая заработает больше ретвитов, лайков и прочих плюсов за две недели, мы наградим премией в 2000 рублей. Между тем, конкурс «История мужества» продолжается! Присылайте свои рассказы о том, как Вам и Вашим близким удалось научиться жить с травмой, оправиться от большого горя или преодолеть невероятные трудности. Ждем писем и фотографий на [email protected] .

Я инвалид II группы. У меня прекрасное физическое здоровье, но есть серьезные проблемы с психическим здоровьем – я страдаю шизофренией, точнее мой диагноз называется «паранойей» (код F 20.0).

Первый приступ у меня случился после обучения на первом курсе экономического факультета, куда я поступила благодаря золотой медали… Было очень морально тяжело, когда внезапно из подающей надежды студентки я превратилась в больного человека, да еще с таким диагнозом. Помню до сих пор, как я испугалась, узнав, что практически все пациенты в больнице имеют инвалидность. Я не могла поверить, что я теперь ИНВАЛИД. Весь академический отпуск я провела в ожидании второго курса университета. И, благодаря семье, в основном маме я все-таки закончила обучение и получила высшее образование. Лечащая врач не настаивала на том, чтобы я срочно брала инвалидность. К тому же у меня была повышенная стипендия, т.к. я продолжала учиться на одни пятерки.

Второй удар мне принесла болезнь, когда я поняла, что при этом заболевании мала вероятность родить здорового ребенка. Да и замуж никто не звал. Только услышав мой диагноз, мой молодой человек сказал – регистрации не будет. Было много других неприятностей, но я и так уже написала слишком много негатива.

Что я хотела сказать – заключается не в этом. Я хотела сказать, что при любом диагнозе, даже самом страшном, есть надежда. Сейчас я поняла, что так пугающая меня инвалидность – на самом деле не приговор, а государственная помощь для выживания. К тому же работать можно и с инвалидностью, даже нужно. Семья – это не обязательно муж и дети. У меня огромная семья – мама, сестра, зять и маленькая племянница, которая любит меня. Есть друзья, которые со мной уже около десяти лет, знают обо мне все и всегда готовы выслушать, иногда скорректировать ход моих мыслей.

Но самое главное – я теперь не верю, а знаю – Бог есть. Недавно услышала забавную фразу – «Когда человек говорит Богу – это молитва. Когда Бог говорит человеку – это шизофрения». Конечно, я никогда не слышала Бога, его голоса. Но чувство, что Он здесь, рядом, – это практически физическое ощущение. Когда Его рядом нет – тоже чувствуется практически на физическом уровне. Начинаешь тут же вспоминать свои грехи, звать Его. Это сложно объяснить словами. Просто БОГ ЕСТЬ. И ОН помогает всем, кто просит и тем, кто о Его существовании даже не задумывается. Помогает через семью, друзей, врачей… А если диагноз у человека смертельный – то и тут Он дает надежду – надежду на блаженство в Царствии Небесном. Ведь если БОГ есть, то есть и РАЙ и АД, есть ВЕЧНОСТЬ. Это прописные истины.

Я уже слишком много написала. Но хочу сказать еще кое-что. Не презирайте душевнобольных! Да, мы странные, с нами тяжело, нас трудно понять. Но мы тоже люди. К сожалению, нас очень часто стыдятся наши родственники – это факт. И зачастую на это есть причины. Но мы люди, мы многое понимаем и видим отношение к нам. Мы не можем изменить себя силой воли, самовнушением или как-то еще. Как не могут вырасти ноги у тех, у кого их ампутировали. Так и мы не можем изменить свой мозг, даже свое поведение. Не судите нас слишком строго!

neinvalid.ru

Я всегда была «художником», я просто не понимала, что это значит, пока у меня не появилось психическое заболевание. Я презираю термин «психически больной», потому что это означает, что я, как личность, в корне испорчена и разбита.

Они видят стереотипы, увековеченные средствами массовой информации и изображенные в голливудских фильмах. Именно поэтому я так открыто говорю о том, с чем я живу.

Я рисую свои галлюцинации, так как рисование помогает мне справиться с этим.

Я испытываю много эмоций и слышу голоса, которые говорят мне, что огонь должен гореть.

Вот пример бестелесных глаз, которые я вижу. Они появляются на холмах или в толпе, у меня на стенах и на полу. Они деформируются и двигаются.

Это птичка, она поет для меня.

Надпись: «Может, если я украду их красоту, я обрету свою…»

Что вы думаете об этом? Расскажите нам в комментариях!

lifter.com.ua

Ученые в США обнаружили генетический механизм, способствующий развитию шизофрении

По словам директора Центра психологических исследований при MIT, открытие может проложить путь к ранней диагностике и новым способам лечения шизофрении

ВАШИНГТОН, 29 января. /Корр. ТАСС Андрей Шитов/. Генетический механизм, способствующий развитию шизофрении, обнаружили ученые в США. По сообщению газеты The Washington Post, это может стать «переломным моментом» в борьбе с данным заболеванием.

Директор Центра психологических исследований им. Стэнли при Массачусетском технологическом институте (MIT) Стивен Хайман, возглавлявший в прошлом Национальный институт психиатрии, заявил изданию, что открытие может проложить путь к ранней диагностике и новым способам лечения шизофрении, которые еще год назад были немыслимы.

Американские ученые-медики из MIT, а также Гарвардского университета и Бостонской детской больницы установили, что риск развития шизофрении резко повышен у людей, имеющих наследственные отклонения в одном из генов, отвечающем за так называемый «синаптический прунинг» — сокращение числа ненужных нейронов и связей между ними при взрослении клеток мозга. Согласно публикации, у пациентов, страдающих шизофренией, изменение одной-единственной позиции в последовательности ДНК приводит в результате к «ненормальной потере серого вещества» мозга.

«Гены как бы вывешивают на нейронах таблички «съешь меня», — пояснила журналистам одна из соавторов работы, бостонский нейрофизиолог Бет Стивенс. — Но они помечают слишком большое количество синапсов. И они погибают».

Хайман назвал эту работу «самым значимым исследованием в области лечения шизофрении за всю историю». Основатель профильного Института им. Броуда в MIT Эрик Ландер также считает, что достигнут «поразительный прорыв». «Нам как бы позволили впервые заглянуть в «черный ящик», — сказал он.

Профессиональный отчет о работе напечатан в журнале Nature.

tass.ru