У ребенка заикание для работы психолога

5. КОРРЕКЦИЯ ЛИЧНОСТИ И НОРМАЛИЗАЦИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ В ПРОЦЕССЕ РАБОТЫ НАД РЕЧЬЮ

Еще в начале века выдающийся психотерапевт, создатель психологического способа лечения Г.Д.Неткачев выделил заикание как особый психоневроз и вел работу в двух направлениях: речь и личность.

В настоящее время практически все методики лечения заикания предусматривают необходимость коррекции не только речи, но и личности. Вообще говоря, это означает, что вместе с логопедом должны проводить работу психотерапевт и психолог. Некоторые авторы полагают, что в случаях невротического заикания занятия с логопедом могут даже ухудшить результат лечения (35). Вероятно, здесь идет речь о тех случаях, когда логопеды предлагают приёмы, фиксирующие внимание на акте речи (например, вдох перед началом каждой синтагмы). Но как показывает опыт, психотерапевты не достигают значительных успехов, если лечат заикание как обычный невроз.

На каком этапе к лечению должен подключаться логопед, психотерапевт и психолог, как они должны взаимодействовать, — этим вопросам до сих пор уделялось недостаточно внимания. Чтобы ответить на них, обратимся вновь к этиологии данного заболевания. Заикание возникает как у детей без невротических проявлений, так и у имеющих невротические реакции. Кроме того, оно может наблюдаться у детей с неврозом развития, психопатией или в отдельных случаях при тяжелом эндогенном заболевании. При определении стратегии действий логопеда и психотерапевта важно отличить невроз как реакцию на заикание, от заикания, протекающего на фоне невроза развития.

В нашей практике обычно работа начинается с медико-педагогического обследования, которое проводится логопедом и (при наличии диагноза психиатра) и помогает наметить план лечения. Без этого возможны тяжелые ошибки, поскольку заикание иногда маскирует эндогенное заболевание.

Во время медико-педагогического обследования выявляются случаи, когда вмешательство психотерапевта необходимо до начала курса лечения в логопедической группе. При этом следует предупредить пациента, что идет только подготовительная работа к лечению заикания. С остальной группой во время основного курса заниматься должен только логопед, которому следует хорошо знать приемы психотерапии заикания: справляться со страхом речи, навязчивыми мыслями, уловками и т.д. Он должен корригировать поведение, если оно нарушено в связи с заиканием. Безусловно, мы не отрицаем необходимости консультативной помощи психотерапевта во время основного курса лечения, а ставим под сомнение лишь целесообразность лечения заикающихся в психотерапевтической группе параллельно с логопедическими занятиями. Подобная организация работы менее эффективна, так как пациенты ограждают себя от решения своих личностных проблем самим фактом заикания. М.Н.Кроль и Е.П.Михайлова пишут: «Предъявляемая заикающимся проблема настолько остра и очевидна, что самые первые шаги психотерапевта, обычные при ведении невротика: сравнение жалоб и проблем отдельных больных, предоставление им полной самостоятельности в общении, превышение напряжения за счет специально создаваемой неопределенности ситуации и т.д. — оказываются блокированными. Требование работы по нормализации речевого общения для заикающихся естественно, они обращаются за помощью именно для того, чтобы избавиться от трудностей в этой сфере» (72).

pedlib.ru

У ребенка заикание для работы психолога

Психологические аспекты заикания

Проблему заикания невозможно рассматривать без комплексного и всестороннего подхода, объединяющего области логопедии, неврологии, психологии, психиатрии и психотерапии. Именно роли психологии и психотерапии в преодолении заикания и посвящается эта статья. Любой специалист при работе с пациентом должен учитывать психологию контакта, психологические аспекты взаимодействия людей с заиканием с окружающими их людьми, поведенческие и психоаналитические предпосылки заикания, как системного невроза.

В пользу данного подхода выступают результаты проводимого на нашем сайте опроса (исключающего возможность одному и тому же пользователю дважды отвечать на вопрос). Вопрос звучал следующим образом: «Пожалуйста, если Вы заикаетесь, ответьте на следующий вопрос: Заикаетесь ли Вы «наедине с собой» (при размышлении или чтении вслух, при разговоре с животными, в ситуациях, когда никто из людей вас не может услышать) ?».

Результаты получились следующими:

• Да, также как и всегда – 36 голосов (5,11%)
• Значительно меньше – 176 голосов (25%)
• Нет, не заикаюсь – 482 голоса (68,47%)
• Затрудняюсь ответить – 10 голосов (1,42%)

Причём результаты опроса, проводимого на англоязычной аудитории полностью коррелируют с вышеприведенными.
Этот факт является неоспоримым, многие специалисты его знают, однако в литературе, на наш взгляд, он не получил должного отображения и развития. Практически, во многих учебниках и монографиях по заиканию нет даже упоминания об этом… Работая со взрослыми пациентами с проблемой заикания мы спрашивали– «Ранее, при обращении к специалистам, задавался ли вам вопрос относительно заикания в ситуации «наедине с собой»? Ни один пациент не ответил утвердительно! Причём данные иностранной литературы также скудны по поводу этого факта. Изучив более ста иностранных научных статей, посвящённых проблеме заикания, только в публикациях кафедры психологии Северо-Ирландского Университета я нашел упоминание о том, что «некоторые заикающиеся не испытывают проблемы с речью вне общения»…

Почему это происходит? Возможно, из-за недостаточного понимания глубинных механизмов заикания и невозможности дать правильное объяснение этому факту. Ведь что значит, что подавляющее большинство людей с заиканием не испытывает проблемы с речью «наедине с собой» или при разговоре с животными? Это свидетельствует в первую очередь о том, что заикание является невротическим защитным механизмом в процессе психологического контакта. И каждый подобный защитный механизм обладает своей собственной невротической защитой направленной против преодоления проблемы. Большинство людей с заиканием в своей проблеме видят только верхушку айсберга, абсолютно игнорируя подводную, подсознательную часть. Многие люди с заиканием на приёме говорят о том, что у них проблема только с заиканием, а психологически они чувствуют себя прекрасно – при этом объективно можно наблюдать признаки сильнейшей тревоги: пациент находится в напряжении, смотрит в сторону, дыхание неровное, пульс сильно учащён, тело зажато. Но пациент всё равно будет утверждать, что психологически он чувствует себя нормально. Отчасти он прав – состояние хронического стресса при общении стало для него нормой уже давно и сейчас он даже не в состоянии представить себе, как это — чувствовать себя спокойно и расслаблено в момент беседы, контакта с другим человеком.

Многие специалисты сталкивались в своей практике с проблемой «возврата заикания», когда плодотворная и целенаправленная работа приводила к преодолению заикания, пациент начинал свободно общаться не только на группе, но и в жизненных ситуациях.… Однако, через некоторое время (когда пациент, поверив в окончательное преодоление заикание, уже перестал посещать занятия и логопедическую группу), несмотря на ранее достигнутый эффект все возвращается «на круги своя», и пациент вновь предстаёт на пороге кабинета с тем же самым заиканием, с которым пришёл впервые… Это свидетельствует о том, что проблема заикания, действительно, имеет глубокие психологические корни и вовлекает всю личность человека, его характерологические и личностные особенности, требующие в первую очередь системного подхода…

Что происходит, когда человек с заиканием включается в систему взаимоотношений с другими людьми, и в этой системе, директивно и беспрекословно, снимаются его защитные психологические барьеры? Правильно, заикание тут же проходит. Гипноз, Кашпировский, Дубровский, тренинги EST, религиозные секты, колдуны и маги, бабушки-гадалки – любое директивное включение человека в мощную, подавляющую его индивидуальные защитные реакции систему приводит к редуцированию заикания, как будто его и не было. Однако, стоит пациенту выйти из этой системы, вернуться домой — в привычную среду психологических взаимоотношений и контактов, как через 2-3 недели заикание возвращается на место. Психоаналитически, этот феномен объясняется родительским трансфертом — переносом на директивную систему глубинных детских ожиданий родительской поддержки. Тренер, гипнотизёр, группа, секта становятся при этом любящим и принимающим родителем, у пациента практически сразу появляется базовое чувство безопасности, ощущение спокойствия и расслабленности, чувство, что его принимают и поддерживают и заикание исчезает.… Но только на момент нахождения пациента в директивной системе. Окружающий мир предоставляет для него слишком много свободы, слишком много ответственности, слишком много опасностей и по возвращению в этот мир (выходу из системы) пациент снова прибегает к старым защитным механизмам (заиканию).

Приведу пример с пациенткой, у которой заикание быстро и полностью прошло после телесеанса Кашпировского. Однако, через 2 месяца, после прочтения разоблачительной статьи о Кашпировском заикание также резко вернулось. Глубинное, подсознательное доверие к системе – будь то окружающая пациента Реальность или директивная система находится в основе базового чувства безопасности, которое в свою очередь обуславливает спокойное и расслабленное существование и взаимодействие человека с окружающим…

Вопрос, как развить у пациента это базовое чувство безопасности, вызвать доверие к окружающему миру? Вопрос больше психотерапевтический, и именно он решает основную проблему заикания. У большинства детей, по мере взросления и накопления опыта чувство безопасности и доверия к миру развивается само, поэтому взрослых с заиканием намного меньше, чем детей. Ребёнку многое может дать родительская поддержка, поэтому специалисту важно уделить особое внимание общению с родителями маленького пациента, постараться понять и выявить дефицит родительской поддержки у ребёнка с заиканием…

Никакая часть размещённых на этом сайте материалов ни в каких целях не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, если на то нет письменного разрешения владельцев авторских прав.

www.zaikanie.ru

Статья по теме:
Особенности работы педагога-психолога с детьми и подростками, страдающими заиканием

Заикание как нарушение коммуникативной функции накладывает отпечаток на поведение и характер ребенка, формируя чувство неполноценности и неуверенности в своей речи, поэтому наряду с логопедической коррекцией необходимы занятия психологического характера.

Предварительный просмотр:

Особенности работы педагога-психолога

с детьми и подростками, страдающими заиканием

Иващенко Оксана Сергеевна, педагог-психолог Муниципального бюджетного образовательного учреждения для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи

«Центр диагностики и консультирования»

Заикание как нарушение коммуникативной функции накладывает отпечаток на поведение и характер ребенка, формируя чувство неполноценности и неуверенности в своей речи, поэтому наряду с логопедической коррекцией необходимы занятия психологического характера. Исследователи отмечают ряд особенностей личности детей и подростков страдающих заиканием, которые необходимо корректировать педагогу-психологу непосредственно на индивидуальных и фронтальных занятиях. Так, В. С. Кочергина [8] условно разделила заикающихся детей на три группы соответственно особенностям их личности. К первой группе были отнесены дети с повышенной тормозимостью или возбудимостью. По словам автора, до возникновения заикания дети этой группы были практически здоровы и уравновешенны. Во вторую группу были включены дети, у которых неуравновешенное поведение отмечалось с раннего детства и являлось индивидуальной особенностью их личности. Развитие заикания сопровождалось появлением общей детской нервности. Третью группу составили дети, у которых задолго до развития заикания наблюдались признаки тяжелого невроза. Такие дети были склонны к истерическим реакциям, к образованию навязчивых страхов, представлений и действий.

Белякова Л. И. [1] указывает, что в дошкольном возрасте наличие заикания, как правило, не оказывает заметного влияния на социальное поведение детей. Их контакты с ровесниками и взрослыми лицами остаются практически обычными. Резко меняется поведение заикающихся к 10-12-ти годам жизни. В этот период появляется осознавание своего дефекта речи, боязнь произвести на собеседника неблагоприятное впечатление, обратить внимание посторонних на речевой дефект, не суметь выразить мысль вследствие судорожных запинок и т.д. Именно в этом возрасте у заикающихся с невротической формой патологии речи начинает ярко проявляться патологическая личностная реакция на речевое нарушение. Формируется стойкая логофобия — боязнь речевого общения с навязчивым ожиданием речевых неудач. В таких случаях образуется своеобразный порочный круг, когда судорожные запинки в речи обусловливают сильные эмоциональные реакции отрицательного знака, способствующие, в свою очередь, усилению речевых нарушений.

Подростки начинают испытывать затруднения во время ответов в классе, волнуются при разговоре с незнакомыми лицами. Постепенно увеличивающиеся потребность и необходимость в речевом общении, усложнение взаимоотношений со сверстниками, нарастание требований, предъявляемых к речевой коммуникации в подростковом возрасте, приводят к тому, что для подавляющего большинства заикающихся речь становится источником постоянной психической травматизации. Это в свою очередь вызывает повышенную истощаемость, утомляемость и способствует развитию патологических черт характера [10].

Постепенно одни подростки с невротической формой заикания начинают избегать речевых нагрузок, резко ограничивают речевые контакты, другие, напротив, становятся агрессивными, навязчивыми в общении (явление гиперкомпенсации). Как отмечает Хватцев М.Е., с возрастом логофобия в ряде случаев приобретает особо значимое место в общей клинической картине невротической формы заикания, носит навязчивый характер и возникает при одной мысли о необходимости речевого общения или при воспоминаниях о речевых неудачах в прошлом. В этом состоянии заикающиеся часто произносят не то, что им хотелось бы сказать, а лишь то, что легче произнести [12].

При особо неблагоприятном течении невротической формы заикания у подростков нередко формируется сложная клиническая картина, характеризующаяся дисгармоническим развитием личности. Это проявляется в чувстве социальной неполноценности со своеобразной системой суждений, постоянно сниженном фоне настроения, ситуационном страхе перед речью, который нередко генерализуется, сочетаясь с отказом от речевого общения вообще. Отличительной особенностью данной группы заикающихся является то, что в спокойном состоянии, при отвлечении внимания от процесса артикуляции (например, при большой заинтересованности темой разговора), а также наедине с собой речь у них осуществляется свободнее, часто совершенно лишена судорожных запинок.

Г. Д. Неткачев [13] в своих трудах называет заикание болезнью боязливой личности и выделяет такие проявления заикающегося как страх, робость, неуверенность, тревога, подозрительность, недоверие, боязнь чужого мнения. Ф. Штоккерт, Ю. А. Флоренская, М. И. Пайкин, М. Е. Хватцев, А. М. Смирнова, Н. А. Власова, Н. И. Жинкин и другие авторы также отмечали усугубляющую роль зафиксированного внимания заикающихся на своем дефекте.

Одним из основных явлений, из которых развивается невротическое расстройство, является чувство собственной неполноценности. И чем больше фиксируется больным внимание на своем болезненном симптоме, тем более упорным он становится. Так образуется порочный круг, из которого ребенок никак не в состоянии выбраться: болезненный симптом заставляет его фиксировать на нем свое внимание, а вследствие этого симптом еще усиливается и еще более приковывает к себе внимание больного. Н. И Жинкин, рассматривая заикание как расстройство речевой саморегулировки, отмечает, что чем больше возрастает опасение за исход речи и чем в большей мере произнесение оценивается как дефектное, тем сильнее нарушается речевая саморегуляция [4]. Это состояние через несколько повторений превращается в патологический условный рефлекс и возникает все чаще, теперь уже перед началом речи. Процесс становится циркулярным, так как дефект на приеме усиливает дефект на выходе.

Исследователи заикания в понятие фиксированности на дефекте вкладывают разное содержание: особое свойство внимания (устойчивое, застревающее, навязчивое, концентрированное), осознание дефекта, представление о нем, разное эмоциональное отношение к нему (переживание, тревожность, боязливость, страх).

Л. С. Волкова [12] выделила три степени фиксации на своем дефекте заикающихся:

1. Нулевая степень болезненной фиксации: дети не испытывают ущемления от сознания дефекта либо вовсе не замечают его. Отсутствуют элементы стеснения, обидчивости за свою неправильную речь, какие-либо попытки к преодолению дефекта.

2. Умеренная степень болезненной фиксации: старшие школьники и подростки переживают свой дефект, стесняются его, скрывают, прибегают к различным уловкам, стараются меньше общаться. Они знают о своем заикании, испытывают от этого ряд неудобств, стараются замаскировать свой недостаток.

З. Выраженная степень болезненной фиксации: у заикающихся переживания по поводу дефекта выливаются в постоянно тягостное чувство неполноценности, когда каждый поступок осмысливается через призму речевой неполноценности. Это чаще подростки. Они концентрируют внимание на речевых неудачах, глубоко переживают их, для них характерен уход в болезнь, болезненная мнительность, страх перед речью, людьми, ситуациями и пр.

В зависимости от благоприятных социальных условий, в которых растет и воспитывается ребенок, а также от его особенностей психические явления могут в разной степени и кратковременно проявляться или закрепляться и перерастать в стойкие психические состояния и свойства личности, определяя в целом психологические особенности заикающихся. Попытки замаскировать речевые трудности порождают у заикающихся различные неречевые и речевые уловки, которые наблюдаются в общей моторике (движения руками, ногами, корпусом, головой и др.); реже — в речевой моторике (покусывания кончика языка, нижней губы, облизывание губ, причмокивавие, беззвучное артикулирование звуков и т. д.) в виде вспомогательных звуков их сочетаний или слов (эмболы).

В. И. Селеверстов отмечает у заикающихся слабость переключения с одного вида деятельности на другой, пониженный самоконтроль, низкий уровень подуктивности, неустойчивость внимания, повышенную истощаемость психической деятельности [15].

Таким образом, дети, страдающие заиканием, имеют ряд психолого-педагогических особенностей, зависящих от формы заикания, степени тяжести и возраста заикающегося, а также социальных условий, в которых он находится. Эти особенности затрагивают развитие личности ребенка, страдающего заиканием, его психическую и познавательную сферы, а также поведение. Именно эти особенности необходимо учитывать педагогу-психологу при работе с детьми и подростками, страдающими данной речевой патологией.

С появлением взглядов на заикание как на невротическое расстройство многие авторы стали придавать первостепенное значение в его преодолении психотерапевтическому воздействию (Бертран, Либманн, Лагузен, Меркель, Неткачев, Фрешельс, Шультесс и др.). Сторонники психологического направления видели в заикании прежде всего психическое страдание, поэтому при выборе средств воздействия на заикающегося учитывали влияние этих средств на его психику.

Для заикающегося ребенка педагогу-психологу на занятиях необходимо создать спокойное и в то же время бодрое, жизнерадостное настроение; отвлечь его внимание от тревожных мыслей о своем дефекте.

Психотерапия в комплексе лечения заикания занимает существенное место. Основная задача психотерапии – оздоровление психики ребенка, страдающего заиканием – осуществляется через:

  1. воспитание полноценной личности;
  2. воспитание здоровой установки на свой недостаток и социальную среду;
  3. воздействие на микросоциальную среду.
  4. Рациональная психотерапия состоит из индивидуальных и коллективных специальных бесед, которые представляют собой логически обоснованную систему разъяснений, убеждений и обучения заикающегося. Цель ее в том, чтобы объяснить ребенку в доступной, образной и убедительной форме сущность заикания, его обратимость, роль самого ребенка в преодолении заикания, критически разобрать особенности его поведения. Силой логического убеждения и примером педагог-психолог стремится помочь заикающемуся в перестройке неправильных форм поведения, внушая уверенность в свои силы, в возможность преодоления заикания.

    Для маленьких детей рациональная психотерапия выражается в использовании разнообразных игровых приемов, красочного дидактического материала, труда, музыки, ритмики и пр. Многие педагоги-психологи, работая с заикающимися детьми, преимущественно используют игры и упражнения на релаксацию, которые помогают расслабить мышцы рук, предплечья, шеи, ног, лица, что способствует снятию нервного напряжения, уменьшению тиков и, соответственно, тяжести заикания. Релаксация способствует выработке спокойного, ровного дыхания, что необходимо в работе по преодолению заикания. Помимо релаксационных упражнений некоторыми специалистами применяется для снятия мышечного напряжения такие альтернативные методы как расслабляющий самомассаж, элементы аромотерапии, также в последниие годы применяется приемы арт-терапии, сказкотерапии, песочной терапии, музыкотерапии (особенно на занятиях по логоритмике). В настоящее время пользуется популярностью не только лечение естественными, природными звуками (плеск волны, шум дождя, пение птиц и др.), но и искусственно созданными. Спокойная музыка нормализует дыхание, помогает привести в баланс процессы возбуждения и торможения коры головного мозга, что необходимо при устранении заикания [12]. Положительное эмоциональное возбуждение успокаивает ребенка, страдающего заиканием, снимает напряжение, расслабляет различные группы мышц. Наиболее часто лицам, страдающим заиканием, рекомендуется слушать мелодии, исполняющиеся в медленном ритме. Нервную систему успокаивает прослушивание звуков скрипки и фортепиано, а флейта оказывает расслабляющий эффект.

    Помимо музыкальной терапии некоторые психологи применяют в своей практике и хромотерапию. Так, яркие цвета (красный, оранжевый) действуют возбуждающе, успокаивающее свойство имеет синий цвет.

    Все виды психологической помощи направляются на устранение психогенных нарушений (страха речи и ситуаций, чувства ущемленности и подавленности, навязчивой фиксации на своем речевом расстройстве, многообразных переживаний в связи с этим и пр.) и на перестройку у заикающегося измененного под влиянием дефектной речи социального контакта с окружающими; на формирование умений владеть собой и своей речью, на перестройку своих личностных качеств. Эти занятия предусматривают развитие общей и речевой моторики, нормализация темпа и ритма дыхания и речи, активизацию речевого общения, в случае необходимости развитие слухового внимания и фонематического восприятия.

    Задачи социальной адаптации заикающихся осуществляются путем комплекса педагогических и психологических воздействий. Значительную и решающую роль в этом играет семья. Особая степень эмоциональной привязанности ребенка к семье и родителям является серьезным психологическим фактором, который учитывает специалист, проводя консультативно-методическую работу с родителями. Семья с ее естественными психолого-педагогическими реабилитационными воздействиями является первичной и прочной основой перевоспитания личности заикающегося и закрепления его правильной речи. Педагог-психолог разъясняет родителям, что важное значение для детей имеет разнообразие видов деятельности. Для детей подбираются занятия, игры спокойные, нешумные (мозаика, конструктор, домино и др.). В режиме дня заикающегося ребенка-дошкольника на сон должно быть отведено не менее 10-11 часов ночью и 2 часа днем, школьников 8-9 часов ночью и 1,5-2 часа днем. Прием пищи предусматривается не позже, чем за 1,5-2 часа до сна, или в противном случае восстановление силы нервных клеток коры головного мозга во время сна протекает менее интенсивно. В распорядке дня важно предусматривать достаточное время для отдыха. С этой целью для школьников необходимо облегчить учебный процесс, чаще делать перерывы при выполнении домашних заданий. Педагогам рекомендуется принимать ответы школьников в основном в письменном виде, устно спрашивать лишь тогда, когда ребенок сам проявляет инициативу, не требовать от него быстрого произнесения, не перегружать их внеклассной и домашней работой.

    Таким образом, при работе с ребенком, страдающим заиканием, педагогом-психологом используются преимущественно такие виды работы как психотерапия, релаксация, консультативно-педагогическая работа с педагогами и родителями, которая направлена на обеспечение благоприятных условий воздействия на заикающегося ребенка; создание правильного отношения к нему дома и в детском учреждении; организацию необходимой самостоятельной работы ребенка вне психолого-педагогических занятий.

  5. 1. Л.И. Белякова, Е.А. Дьякова. Заикание. Учебное пособие для студентов педагогических институтов по специальности “Логопедия” — М.: В. Секачев, 1998. — 304 с.: ил.;
  6. 2. Волкова Г. А. Заикание и дизонтогенез // Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): Учебное пособие студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений: В 2 тт./ Под ред. Л.С. Волковой и В.И. Селиверстова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 560 с.: ил.;
  7. 3. Власова Н. А, Герцштейн Э. Н. Опыт работы с логоневротиками дошкольного возраста// Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): Учебное пособие студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений: В 2 тт./ Под ред. Л.С. Волковой и В.И. Селиверстова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 560 с.: ил.;
  8. 4. Жинкин Н. И. Заикание// Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): Учебное пособие студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений: В 2 тт./ Под ред. Л.С. Волковой и В.И. Селиверстова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 560 с.: ил.;
  9. 5. Зееман М. Заикающиеся дети// Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): Учебное пособие студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений: В 2 тт./ Под ред. Л.С. Волковой и В.И. Селиверстова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 560 с.: ил.;
  10. 6. Кен Р. Заикание // Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): Учебное пособие студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений: В 2 тт./ Под ред. Л.С. Волковой и В.И. Селиверстова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 560 с.: ил.;
  11. 7. Комплексный анализ патогенетических механизмов и этиологии синдрома заикания. И.П. Лукашевич, Р.И. Мачинская, Т.В. Фридман, В.М. Шкловский // Дефектология № 5,2000.;
  12. 8. Кочергина В. С. Некоторые клинические особенности заикающихся детей дошкольного возраста// Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): Учебное пособие студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений: В 2 тт./ Под ред. Л.С. Волковой и В.И. Селиверстова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 560 с.: ил.;
  13. 9. Лагузен Хр. Способ излечения заикания// Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): Учебное пособие студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений: В 2 тт./ Под ред. Л.С. Волковой и В.И. Селиверстова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 560 с.: ил.;
  14. 10. Левина Р. Е. К проблеме заикания у детей// Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): Учебное пособие студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений: В 2 тт./ Под ред. Л.С. Волковой и В.И. Селиверстова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 560 с.: ил.;
  15. 11. Либманн А. Патология и терапия заикания и косноязычия// Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): Учебное пособие студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений: В 2 тт./ Под ред. Л.С. Волковой и В.И. Селиверстова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 560 с.: ил.;
  16. 12. Логопедия. Учебник для ВУЗов/Под ред. Л.С.Волковой, С.Н.Шаховской. – М.: Владос. 1999.;
  17. 13. Неткачев Г. Д. Заикание// Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): Учебное пособие студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений: В 2 тт./ Под ред. Л.С. Волковой и В.И. Селиверстова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 560 с.: ил.;
  18. 14. Поваляева М. А. Справочник логопеда. – Изд. 5-е. – Ростов н/Д: Феникс, 2006. – 445, [1] с.: ил. – (Справочник);
  19. 15. В.И.Селиверстов. Заикание у детей: Психокоррекционные и дидактические основы логопедического воздействия: Учеб. Пособие для студ. высш. и средн. пед. учеб. заведений. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. – 208 с.

nsportal.ru

Заикание как психологическая проблема Текст научной статьи по специальности «Психология»

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Кругликова Анна Юрьевна

Статья посвящена рассмотрению заикания как психологической проблемы : источник, феноменология, стратегии речевого поведения, типы оказания психологической помощи . Представлен эффективный способ преодоления заикания семейная групповая логопсихотерапия .Article is dedicated to the examination of stuttering as the psychological problem: source, phenomenology, strategy of vocal behavior, the types of rendering to psychological aid. Is represented the effective method of overcoming the stuttering family group of logopsychoterapiya

Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Кругликова Анна Юрьевна,

Текст научной работы на тему «Заикание как психологическая проблема»

го здоровья ребенка, его возможности, потребности, интересы и способности. Все предлагаемые дошкольнику занятия должны соответствовать двигательным возможностям детей. Во время режимных моментов и игр рекомендуется использовать спокойную, релаксационную музыку. С целью преодоления тревожности, страхов, агрессии проводятся мероприятия с использованием здо-ровьесберегающих технологий. Наиболее продуктивной технологией в развитии адаптивных механизмов детей с ДЦП в окружающем мире является сказкотерапия. Погружение в сказку снижает уровень тревоги, агрессивности, помогает восстановить силы. Сказкотерапия влияет на развитие эмоциональной сферы, вербальных и невербальных средств общения, познавательных процессов [3].

Как дополнительные технологии используют музыкотерапию, арттерапию, театрализацию, драматизацию и др.

Такой подход в освоении содержания обучения создает условия для развития у детей позитивной оценки своих возможностей, побуждает веру в свой интеллектуальный и духовный рост. Индивидуализация обучения и воспитания, дифференциация требований к каждому ребенку обеспечивает благоприятную атмосферу, снимает ощущения дискомфорта, создает обстановку сотрудничества, доверия и доброжелательности. Методы и приемы работы педагогов ДОУ направлены, прежде всего, на включение воспитанников с ДЦП в образовательно-оздоровительный процесс деятельности дошкольного учреждения, на создание ситуации успеха у таких детей.

Таким образом, реабилитация детей с ДЦП — это не только медицинская задача, но и во многом задача педагогическая и социальная.

При осуществлении комплексной коррекционно-психолого-педагогической помощи и поддержки ребенка в образовательно-оздоровительном процессе ДОУ компенсирующего вида, необходимо обеспечить скоординированную деятельность всех специалистов, работающих с детьми с ДЦП на основе интеграции. Порознь решая свои задачи, не имея объединяющего начала, эти специалисты не имеют возможности обеспечить преемственность помощи и поддержки ребенка.

1. Ипполитова, М.В. О детях с церебральным параличом // Дети с отклонениями в развитии: метод. пособие / сост. Н.Д. Шматко. — М.: Аквариум, 1997.

2. Левченко, И.Ю. Технологии обучения и воспитания детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата / И.Ю. Левченко, О.Г. Приходько. — М.: Академия, 2001. — 192 с.

3. Мамайчук, И.И. Психологическая помощь детям с проблемами в развитии / И.И. Мамайчук. — СПб.: Речь, 2006. — 224 с.

4. Смирнова, И.А. Специальное образование дошкольников с ДЦП / И.А.э Смирнова. — СПб.: ДЕТСТВО-ПРЕСС, 2003. — 160 с.

5. Шипицына, Л.М. Детский церебральный паралич / Л.М. Шипицына, И.И. Мамайчук И.И. — СПб.: Дидактика Плюс, 2001.

УДК 159.9 ББК 88.6

ЗАИКАНИЕ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

Аннотация. Статья посвящена рассмотрению заикания как психологической проблемы: источник, феноменология, стратегии речевого поведения, типы оказания психологической помощи. Представлен эффективный способ преодоления заикания — семейная групповая логопсихоте-рапия.

Ключевые слова: заикание, психологическая проблема, психологическая помощь, семейная групповая логопсихотерапия.

STUTTERING AS PSYCHOLOGICAL PROBLEM

Abstract. Article is dedicated to the examination of stuttering as the psychological problem: source, phenomenology, strategy of vocal behavior, the types of rendering to psychological aid. Is represented the effective method of overcoming the stuttering — family group of logopsychoterapiya.

Key words: stuttering, psychological problem, psychological aid, the family group of logopsychoterapiya.

В настоящее время значимость разработки систем и комплексных программ по улучшению социально-психологической адаптации, как отдельных индивидов, так и целых социальных групп определяется тем, что наличие любой физической, психологической или психосоматической патологии неизбежно создает тяжелый «психологический фон» и является благоприятной почвой для нарушения многообразных связей с миром. Выраженная степень невротических проявлений у подростков и взрослых, в частности при заикании, оказывает деформирующее влияние на процесс их общения и личностного развития.

Заикание определяется как сложное психофизиологическое состояние, которое проявляется в расстройстве ритма и плавности речи в ситуациях значимого общения [1]. Данное нарушение относится к группе функциональных неврозов, имеющих коммуникативную природу, и может быть рассмотрено как нарушение речевой коммуникации. Заикание, возникшее в раннем возрасте и сопровождающее развитие личности до возраста ее зрелости, существенным образом деформирует ее отношения с внешней средой, с одной стороны, и собственное развитие, с другой. Особую значимость при этом нарушении приобретает фиксированность человека на своем речевом дефекте (В.И. Селиверстов), что препятствует не только плавному, ритмичному речеговорению, но и возможности полноценно выразить себя в общении. Степень фиксации на заикании начинает прогрессировать уже в подростковом возрасте и становится фактором, препятствующим не только общению, но и личностному росту во многих сферах жизнедеятельности.

Поскольку при заикании повреждается не просто способность к речепорождению и речего-ворению, но и способность полноценно общаться, заикающимся показана не только (а иногда и не столько) коррекция речи как таковой, но и психологическая помощь, способствующая восстановлению нарушенного речевого общения на всех уровнях: коммуникативном, перцептивном, интерактивном. Это позволяет рассматривать заикание как психологическую проблему.

Психологическая проблема (от греч. problema — задача, задание) всегда связана с невозможностью удовлетворения того или иного сильного желания (влечения, потребности, мотива) человека. Причина невозможности достижения желаемого и само желание находятся в психике самого человека, в его внутреннем мире, в его отношении к себе, к миру. В этой связи психологическая проблема может быть решена только средствами внутренними, порой включающими в себя отказ от первичного желания, и задача оказывающих помощь в том, чтобы помочь клиенту измениться самому, а не изменить нечто во внешних, не зависящих от него обстоятельствах жизни.

Рассмотрим заикание как психологическую проблему. Изучение причин и механизмов возникновения заикания в форме логоневроза показывает, что устоявшиеся логофобические трудности можно рассматривать как следствие незавершенности многих ситуаций речевого общения. Концепция незавершенных действий является одной из центральных в гештальт-терапии, а ее истоки лежат в гештальт-психологии восприятия (Б.Ф. Зейгарник, Ф. Перлз, Польстер и Польстер). Б.Ф. Зейгарник был открыт феномен улучшенного запоминания незавершенных действий, который постулировал принцип завершения: личность всегда стремится к завершению действия или ситуации, поскольку незавершенные действия и ситуации составляют напряженно заряженную систему, требующую разрешения, реализации. Принцип завершения стал фундаментом концепции незавершенных действий (ситуаций) в гештальт-терапии (Ф. Перлз) [4].

В основе незавершенного речевого действия при заикании — неполнота и неполноценность коммуникативного акта, а часто и его прерывание, а, следовательно, прерывание удовлетворения потребности в общении. Личность в общении стремится к удовлетворению своей активно-напряженной коммуникативной потребности, т. е. к завершению незавершенных коммуникативных ситуаций. Однако при устоявшемся заикании мы наблюдаем формирование обратной тенденции — к избеганию завершения, что выражается в ограничении общения или отказе от него.

Первично незавершенная ситуация общения при заикании выступает источником возникновения проблемы. Она вызывает психическое состояние неудовлетворенности от контакта и его прерывание. Возникает и прерывание ведущей в контакте потребности на уровне мобилизации ресурсов и окончательного действия. На основе психолингвистического анализа наличие заикания также устанавливается на всех этапах речепорождения, начиная с уровня мотивации, когда моти-вационная включенность несет на себе влияние прошлого негативного состояния в ситуациях неполноценного, прерванного общения. С позиций патогенетической концепции невроза при невротическом заикании повторяющиеся многократно негативные психические состояния в дальнейшем начинают не просто сопровождать, но и предварять каждый процесс речевого общения. Возникает невротический патологический круг незавершения ситуаций общения и неудовлетворения потребности в естественном и полноценном общении. Можно сказать, что у заикающихся с возрастом накапливается опыт негативного речевого общения, лишенного успешного завершения и сопряженного с негативными психическими состояниями (неудовлетворенность собой и своей речью, повышенная тревожность, раздражительность, обреченность и т.п.).

Феноменологически заикание проявляется на всех уровнях целостной личности: на уровне мыслей, чувств, действий. Мы видим целый комплекс проявлений психофизического расстройства на уровне дыхания, голоса, темпа речи, телесных ощущений (спазмирование отделов речевого аппарата, мышечные ощущения от позы и двигательной активности и т.п.), а также на уровне чувств (волнение, тревожность, страх, неуверенность). Проблема заикания, в отличие от многих психологических проблем, не может быть скрыта от людей. По меткому замечанию Ю.Б. Некрасовой, заикание является «звучащей психотравмой», она становится явной не только аудиально (запинки в речи клоно-тонического характера, речевые уловки, свертывание речевой программы), но также визуально (судорожные проявления в мышцах лица, рта, шеи, лицевые тики, сопутствующие движения — подергивания плечом, рукой или ногой, постукивания, притоптывания и пр.) и телесно (принятие неудобных поз «неуверенности» и собственной незначительности, разговор без визуального контакта, негибкие стратегии речевого общения и пр.).

Еще одной особенностью заикания как психологической проблемы является ее маскировка под болезненное состояние. Для некоторых заикающихся и их родителей до сих пор заикание -это болезнь, которую нужно лечить преимущественно медицинскими средствами. Необходимость лечебного воздействия при тяжелых формах заикания опровергнуть нельзя, однако это никак не умаляет значимости психологических трудностей, возникающих в общении заикающихся.

Вопросы оказания психологической помощи лицам, страдающим заиканием, на сегодняшний день достаточно проработаны, но потребность в них не всегда осознается. В словаре под ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского психологическая помощь определяется как «область практического применения психологии, ориентированная на повышение социально-психологической компетентности людей и оказания психологической помощи, как отдельному человеку, так и группе, организации» [5, 306]. Здесь же указаны основные способы оказания психологической помощи — индивидуальное консультирование и групповые формы психологической работы, например, психокоррекция, психопрофилактика, а также психотерапия, в том числе групповая.

Как подчеркивал Карл Роджерс, автор клиент-центрированной психотерапии, психологическая помощь заключается в создании особых «помогающих» отношений между специалистом и человеком; это «отношения, в которых, по крайней мере, одна из сторон намеревается способствовать другой стороне в личностном росте, развитии, лучшей жизнедеятельности, развитии зрелости, в умении ладить с другими» [6]. Помогающие отношения проявляются, прежде всего, в сопереживании человеку, испытывающему трудные моменты жизни, в поощрении его к осознанию этих переживаний. Это можно делать и без активного вмешательства, а просто быть рядом. В результате таких отношений Другой становится «более целостной личностью, человеком с более выраженной индивидуальностью, способным выразить себя».

Помощь может быть оказана тому, кто в ней нуждается, кто имеет какие-либо трудности в поведении, общении, требующие разрешения. Иначе говоря — проблему. Для решения проблемы и оказания помощи, когда сам человек не справляется, от другого человека требуется: 1) обладать определенными ресурсами; 2) знать, как решается проблема; 3) предпринять действия по ее решению. Третье звено — центральное, поскольку только собственные действия человека приводят к разрешению проблемы и к удовлетворению фрустрированной потребности. Вот почему оказать помощь человеку вне его участия даже с самыми лучшими намерениями невозможно.

Анализируя опыт индивидуального консультирования и групповой работы с заикающимися, мы приходим к выводу, что признание заикания как психологической проблемы дается им нелегко. Очень часто это просто отрицается, и все их внимание направлено на работу только с речью. Заикающиеся чаще предлагают себя в качестве объекта воздействия и в меньшей степени позволяют себе быть подлинными субъектами психологической помощи.

Существует два способа решения психологических проблем: 1) с опорой клиента на самого себя и свои силы — модель «вместе с клиентом», 2) с опорой клиента на психотерапевта — модель «вместо клиента». Необходимо заметить, что оба способа по-своему ценны, они дополняют друг друга и могут быть полезными и эффективными. Выбор того или иного типа помощи зависит от ситуации, потребностей и возможностей людей. Но при этом первый тип помощи в большей степени связан с субъектными отношениями, а второй — с объектными отношениями.

Опыт показывает, что эффективность преодоления заикания как разрешения психологической проблемы общения определяется личностным участием заикающегося, его постепенным личностным ростом посредством саморазвития. В таблице показаны отличия двух типов оказания психологической помощи [2].

Типы оказания психологической помощи

Тип 1. Решение проблемы вместе Тип 2. Решение проблемы вместо

с клиентом клиента

Оказание помощи в соответствии с индивидуальными особенностями клиента, его жизненной ситуацией с опорой на осознавание клиентом собственных переживаний и его личностный потенциал.

Базовая установка психолога — в клиенте есть достаточный уровень компетентности и необходимые личностные ресурсы.

Задача психолога — укрепление способности клиента самостоятельно разрешать свои проблемы, активизация его внутренних ресурсов в преодолении трудностей

В жизни человек одновременно является и субъектом, и объектом в зависимости от роли, которую он играет в определенном социальном действии. Кем быть предпочтительнее — зависит от ситуации, выбор всегда за самим человеком. Плохо, когда человек находится в положении объекта не по своей воле (ребенок, которого наказывают, отчитывают, взрослый, которым скрыто манипулируют). В этом случае человек не может действовать свободно. Как правило, человек, имеющий проблему и испытывающий в связи с этим страдание, обделенность (фрустрацию) находится в зависимости от психотравмирующей ситуации, что мешает ему принимать адекватные решения. Проблема загоняет человека в тупик, в результате чего он оказывается в роли «страдающего объекта», а не субъекта. Задача психотерапевта — освободить человека от этой зависимости и сделать его в большей степени субъектом собственной ситуации.

Проблему клиента как субъекта своей жизни первым поставил один из родоначальников гуманистической психотерапии Карл Роджерс, создавший клиенто-центрированную терапию, то есть терапию, центрированную на человеке, его личности. Главное — это наличие у человека собственных внутренних сил здоровья и саморазвития [6]. Поэтому он утверждал, что человек может и должен ощущать себя субъектом.

Именно субъект становится готовым к принятию решения в ситуации выбора и способен нести ответственность за выбранный путь. Чаще всего это — путь личностного роста, источник которого, по мнению Ф. Перлза, заключается в тупиковых ситуациях, где значимость выбора определяется очень высоко [4]. Именно в результате осознанного выбора личность приобретает новое знание о себе и новый опыт практического действования: сначала в терапии, а потом и в реальной жизни. Ф. Перлз создал реальную практическую модель личностного роста, определив его условия, отдельные техники и технологии, подчеркивая при этом, что личностный рост не может проходить насильственно, ему нельзя обучить, его можно только фасилитировать.

Результативность процесса социальной реабилитации всегда зависит от того, насколько человек ощущает себя субъектом личностного преобразования. Личностно-направленная (психологическая) психотерапия всегда обращена к субъектной составляющей личности клиента — это часть ее основополагающей философии. Психотерапевт Н.Д. Линде выделяет следующие шесть отличий человека в позиции субъекта от человека в позиции объекта [2, 16-18].

1. Субъект проявляет свободную активность, это выражается в трех основных видах действий: а) инициативе, т.е. в спонтанных, самостоятельных начинаниях и предложениях; б) принятии решений, наиболее приемлемых из ряда альтернатив; в) самореализации, т.е. самостоятельных действиях по воплощению в жизнь своих решений и намерений (автономность и ответственность).

2. Субъект обладает богатым, разносторонним внутренним миром и принимает решения, опираясь на свое собственное понимание ситуации, своих интересов, последствий своих действий.

3. Субъект способен меняться, он может сформировать в самом себе новые качества, изменить свое поведение, может быть спонтанным и открытым к новому качеству, к новому опыту. 4. Субъект способен к самостоятельному развитию, самосовершенствованию, т. е. сегодня он может справляться с задачами более сложными, чем он решал вчера, а завтра он будет решать еще более сложные проблемы. Это относится и к интеллектуальным, и к творческим способностям, и к личностному росту человека. Последнее особенно важно для психотерапии, потому что личность на пути своего развития постоянно сталкивается с все более сложными проблемами и, решая их, совершенствуется. 5. Субъект строит некоторую личностную перспективу, то есть в своих сегодняшних действиях и решениях исходит из некоторого представления о своем будущем. Это выражается в ощущении осмысленности своего существования (концепция Виктора Франкла о смысле жизни). Ради будущего, ради перспективы своего развития человек способен перенести огромные тяготы «здесь и сейчас» (если знать, зачем — человек может вынести любое как). 6. Жизнь субъекта многомерна, она протекает одновременно как бы во многих планах, все ее параметры важны и необходимы для полноценного существования (семья, работа, хобби, спорт, духовные

Оказание помощи в форме готовых рецептов разрешения той или иной проблемы, советов, уменьшение остроты переживаемых трудностей путем внушения или поддержки.

Базовая установка психолога — клиент не обладает достаточным уровнем компетентности и необходимыми ресурсами.

Задача психолога — предложить собственные ресурсы для решения проблемы, продемонстрировать конкретные действия для клиента

интересы, отдых). Все это образует сложный разноплановый контекст жизни (некий целостный гештальт). Сильное изменение одного из параметров (неудовлетворенность работой, трудоголизм при неумении отдыхать, выпивка для алкоголика и пр.) может привести к разрушению всего образа жизни.

Перечисленные выше качества субъекта представляют собой целостную систему, выпадение одного из качеств ведет к серьезным нарушениям, даже к нарушению субъектности, а наличие всех шести качеств достаточно для ее полноценного существования. Парадоксально, но факт: очень часто клиент с заиканием приходит к психотерапевту (чаще к врачу) в надежде переложить на него груз ответственности за решение своих проблем и сохранить свое состояние объектности в другой форме. Помощь же психотерапевта заключается в том, чтобы сделать человека сильнее, свободнее, независимее, чтобы он сумел сам выйти из своего психологического тупика и мог полноценно реализовать себя.

Преодоление такого сложного речевого нарушения, как заикание, у детей, подростков и взрослых наиболее эффективно осуществляется на основе логопсихотерапевтического подхода (Л.З. Андронова-Арутюнян, М.И. Буянов, С.И. Гарбузов, А.И. Лубенская, М.И. Мерлис, Л.Я Мис-суловин, Ю.Б. Некрасова, Н.Л. Карпова, В.М. Шкловский). В своей практике авторы используют лого- и психокоррекцию, психологическое консультирование, психотерапевтические методы. Так, среди психотерапевтических форм работы можно отметить сеанс императивного внушения в бодрствующем состоянии по К.М. Дубровскому (Л.З. Андронова-Арутюнян, Ю.Б. Некрасова, Н.Л. Карпова, В.М. Шкловский), аутогенную тренировку и самовнушение (А.И. Лубенская, С.М. Лю-бинская), рациональную психотерапию (Л.З. Андронова-Арутюнян, В.М. Шкловский).

Логопсихотерапевтический подход, сложившийся в 60-70-х годах ХХ в., основан на взаимонаправленности логопедической, психологической и психотерапевтической работы и взаимопроникновении разнообразных методов воздействия не только на речь как психическую функцию, но и на личность заикающегося (Ю.Б. Некрасова) [1, 3]. Такой подход является комплексным, личностно-ориентированным, во многом эклектичным, вобравшим в себя наиболее ценные методы и формы работы с заикающимися в современной психологической и логопедической теории и практике преодоления заикания.

Семейная групповая логопсихотерапия Ю.Б. Некрасовой — Н.Л. Карповой в наибольшей степени является выразителем данного подхода. Цель ее состоит в вызывании, закреплении, пролонгировании позитивных психических состояний в ситуациях речевого общения [1]. В фокусе внимания логопсихотерапевта — исследование, анализ испытываемых человеком психических состояний, сравнение их с состояниями в других коммуникативных ситуациях и формах общения (в паре, в кругу, в команде, на публике). Нацеленность на осознавание состояний сочетается с поиском тех из них, которые для человека являются ресурсными, т.е. позитивными, саногенными (оз-доравливающими, по Ю.М. Орлову), приносящими уверенность, комфорт, удовлетворенность своим общением. Стимулируется создание таких ситуаций общения, которые позволяют получить эффект завершенности в форме «коммуникативного успеха». Через осознавание удается перейти к последовательному разрушению старых стереотипов общения и возможности управлять своим общением.

Поскольку привычные стратегии устанавливать и прерывать контакты, строить свое общение закладываются, формируются достаточно рано и являются характерными для той семьи, в которой вырос клиент, то оправдан семейно-ориентированный подход. Семейная групповая логоп-сихотерапия, рассматривая феномен косвенного участия родителей в закреплении и хронифика-ции заикания, выдвигает принцип активного участия в процессе социальной реабилитации родителей и родственников каждого из участников группы. Это делает исследование детско-роди-тельских отношений, характерных стратегий и способов организации контакта (или его прерывания) достаточно наглядным и осязаемым (за счет присутствия родителей в группе), а также вполне открытым для психологического вмешательства.

Для семейной логопсихотерапии характерны все виды работы с телом (кинезитерапия, в том числе дыхательная гимнастика Стрельниковых, голосовые упражнения, вокалотерапия, аутогенная тренировка), осознаванием (библиотерапия, коммуникативно-речевой тренинг, психотерапевтические беседы), чувствами (символотерапия, арт-терапия, сказкотерапия) [7]. В модифицированном виде здесь способны «работать» разнообразные психологические техники: отреагирова-ние негативных чувств разными средствами (игровыми, художественными, вербальными, невербальными), экспериментирование как способ обретения нового коммуникативного опыта через личностные изменения, поиск здоровой творческой адаптации (психотерапевтические беседы).

Понимание заикания как психологической проблемы, проявляющейся в трудностях речевого общения, позволяет экстраполировать на область его преодоления — семейную групповую ло-гопсихотерапию — принципов и методов психологической работы. Это дает возможность обогащать имеющиеся направления работы, искать новые ориентиры и точки приложения в организации психологических воздействий и психологического взаимодействия. Использование в семей-

ной групповой логопсихотерапии психологического консультирования (индивидуального и группового) придает процессу восстановления нарушенного речевого общения дополнительные возможности и продуктивность.

1. Карпова, Н.Л. Основы личностно-направленной логопсихотерапии: учеб. пособие / Н.Л. Карпова. — 2-е изд. — М.: МПСИ: Флинта, 2003.

2. Линде, Н.Д. Основы современной психотерапии: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Н.Д. Линде. — М.: Изд. центр «Академия», 2002.

3. Некрасова, Ю.Б. Психологические основы процесса социореабилитации заикающихся: автореф. дис. в форме научн. докл. . д-ра. психол. наук / Ю.Б. Некрасова. — М., 1992.

4. Перлз, Ф. Гештальт-подход, Свидетель терапии: пер. с англ. М. Папуша / Ф. Перлз. — М.: Изд-во Ин-та Психотерапии, 2001.

5. Психология: словарь / под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Политиздат, 1990.

6. Роджерс, К. Взгляд на психотерапию. Становление человека: пер. с англ. / К. Роджерс; под ред. Е.И. Исе-ниной. — М., 2001.

7. Семейная групповая логопсихотерапия: исследование заикания / под ред. Н.Л. Карповой. — СПб.: Нестор-История, 2011.

УДК 37 ББК 74.37

ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЗДОРОВЬЕСБЕРЕГАЮЩИХ ТЕХНОЛОГИЙ В ЛОГОПЕДИЧЕСКОЙ РАБОТЕ С ДЕТЬМИ С ДИЗАРТРИЕЙ

Аннотация. Автор описывает наиболее актуальные в настоящее время технологии коррек-ционно-логопедического воздействия на речь детей с дизартрией.

Ключевые слова: артикуляционная моторика, дыхательная гимнастика, логопедический массаж.

USE TECHNOLOGIES WILL BE IN SPEECH THERAPY WORK WITH CHILDREN WITH DYSARTHRIA

Abstract. The author describes the most relevant technology currently correction and speech therapy effects on the speech of children with dysarthria.

Key words: articulating motility, breathing exercises, massage logopaedic.

В настоящее время дизартрия является одним из самых распространённых нарушений речи у детей и довольно часто встречается в логопедической практике (Е.Н. Винарская, О.Г. При-ходько, О.А. Токарева и др.).

В многочисленных исследованиях, посвящённых состоянию речи при дизартрии, отмечаются смазанность и нечёткость звукопроизношения, различные фонационные и просодические расстройства, а также нарушение речевого дыхания (Е.Ф. Архипова, М.В. Ипполитова, Е.М. Мас-тюкова, О.В. Правдина и др.). Так, у дошкольников данной категории одним из частых проявлений является назализованность и хриплость голоса, отсутствие его мелодичности, а также малоин-тонированная, монотонная и невыразительная речь. Например, декламируя стихи или повествуя о чем-то, дети делают вдох в середине фразы, что превращает их высказывание в речь «на бегу», взахлеб.

При обследовании двигательных механизмов у детей с дизартрией на практике всегда выявляются недостатки в развитии общей, мелкой и речевой моторики, выраженные в различной степени. Так, для движений артикуляционных органов характерна неточность, ограниченность и низкая амплитуда. При их выполнении проявляется гиперсаливация, синкинезии подбородком, цианоз и тремор языка, его отклонение от средней линии в статичном положении вне рта.

Несмотря на то, что у детей с легкой степенью выраженности дизартрии не наблюдается выраженных параличей и парезов, моторика их отличается общей неловкостью, недостаточной координированностью, они отстают от сверстников в ловкости и точности движений, задержива-

cyberleninka.ru