У тебя шизофрения песня

У тебя шизофрения песня

Прочитал пост https://pikabu.ru/story/paranoidnaya_shizofreniya_moy_opyit_. и решил поделиться своим опытом в борьбе с этим недугом. Мои последние посты могут передать ту степень бреда, от которого у меня плавился мозг. И да, я детально помню все свои «приходы». И прошу прощения за сбивчивое повествование, до сих пор сложно излагать свои мысли. Пишу, чтобы выговориться и послушать комментарии людей, может кто сталкивался с подобным. И да, я не употреблял никаких наркотических веществ. Спасибо.

В 2015 году у меня случился первый приступ (хотя предпосылки в виде голосов и деперсонализации были и раньше). После работы я отдыхал с другом в парке, попивая пиво, часов так в 9 вечера. Внезапно пропали все звуки и ощущения окружения (температура, ветер и прочее, ощущение было — будто в космосе без скафандра). Зато появился мощный и властный голос в голове, который сказал: — Ты умер. Я испугался до дрожи в руках. Мысли начали путаться и я спросил у друга, слышал ли он что-нибудь сейчас. Мне показалось, что он ничего не ответил и просто встал и ушел (как впоследствии оказалось, он просто отошел за добавкой, вернувшись меня он уже не нашел). Посидев немного в одиночестве, я решил пройтись и прислушаться к своим ощущениям. При этом, голос в голове давал мне советы, что идти нужно по «знакам». Шел я уже на автопилоте, выискивая те самые «знаки». Вдруг мне стало неистово жарко, показалось, будто одежда на мне горит. Я рывками скинул с себя все вещи, зачем-то снял даже трусы. Но тогда мне реально казалось, будто я сейчас сгорю. Сумку с вещами (ноутбук и телефон были внутри) я выкинул тоже. Голос продолжал утверждать, что после «знаков» последуют «испытания» — главное идти прямо, никуда не сворачивая. Уже полностью голым я добрел до каких-то гаражей. Толкнув ворота я зашел на их территорию. Затем мне встретились первые люди (был пятничный вечер, но на улице почему-то я никого до этого не встретил). Три мужика сначала поржали надо мной, при этом голос сказал, что они «опасны и нужно с ними драться, иначе убьют» (охрененная логика, да?). В итоге они втроем естественно меня отметелили и сказали, чтоб я валил с гаражей. Но не тут-то было. Встав с земли я снова побрел в каком-то произвольном направлении (правда мне казалось, что я преследую какую-то очень важную цель). Я несколько раз переходил дорогу, водители останавливались и доставали телефоны, прохожие тоже на некоторое время останавливались, но потом шли по своим делам, мол всякое бывает, ну гуляет себе довольный окровавленный парень голым, пятница же. Так бы я и шатался дальше в бреду (голос не замолкал ни на секунду, комментируя все происходящее), но тут меня встретил экипаж ППС. Ребята в форме вывалили из «бобика» и поинтересовались у меня, как жизнь в целом. Голос сказал: «Это охрана, они проведут тебя до цели, иди с ними».

По итогам, меня привезли в отделение, немного поиздевались словесно, но поняв, что никакой информации о своей личности (я же вроде как умер, как мне голос сказал) я им не предоставил, меня закрыли в камере. Благо я там был один. Голос в последний раз произнес: «Вот ты и на месте». Потом я потерял сознание.

Очнулся я все в той же камере, но ощущения уже пришли в норму. Я помнил, все произошедшее со мной, но голосу почему-то я противиться не мог и не хотел, все казалось «правильным». В итоге приехали медики, дали мне простынку прикрыть срам и провели беседу. Я им все рассказал как и Вам выше, на что они только развели руками, даже на экспертизу или в дурку не отправили. Я ничего не курил, не ел и почему так случилось никто понять не мог, и я в том же числе. Благо полицейские как-то выслушав этот бред смягчились и позволили позвонить маме. Сами с ней связались (номер я вспомнил и сообщил), описали ситуацию и попросили привезти одежду.

В общем дальше полицейские пересказали моей маме всю эту историю, спросили бывало ли такое раньше, наблюдался ли я где и отпустили, получив отрицательные ответы (благо за побои сразу открестились, мол такого уже нашли). Нашли мы все мои вещи и сумку (ноутбук, телефон, деньги и ключи были на месте) да поехали домой.

Оказалось, что это только начало. Спасибо всем, кто прочел такую простыню, еще раз простите за слог, если будет интересно, напишу какие приходы были дальше и как я в итоге все-таки попал в стационар (вот это был АД).

pikabu.ru

Тексты песен, слова любимых песен на русском языке

Алфавитный рубрикатор

Текст песни — Шизофрения

Мы будем звезды мировых новостей,
Ты знаешь, в мире нет чего-то важней
Успокоительных, запитых водой,
Из-за того, что я хочу быть с тобой.

Блин, закурить бы, хоть вообще не курю.
Или напиться, хоть вообще-то не пью.
Твоя улыбка хуже бренди пьянит,
Мы на ногах то еле-еле стоим.

Набрать бы воздуха, под воду уйти,
Подводных лодок навстречать по пути.
Надеть бы крылья и на небо быстрей,
И вместе с птицами смотреть на людей.

Любовь – заёрзанное слово до дыр.
Но, сука, без нее зачем этот мир?
Я прямо в легкие вдыхаю полёт,
Ты и есть, наверное, мой кислород!

Припев:
Все это шизофрения — моя любовь к тебе,
Мы наши души разбили по трезвой голове.
Все это шизофрения – твоя любовь ко мне,
И мы с тобой, как слепые,
Как лампы в темноте.

Все это шизофрения — моя любовь к тебе,
Мы наши души разбили по трезвой голове.
Все это шизофрения – твоя любовь ко мне,
И мы с тобой, как слепые,
Как лампы в темноте.

Транслитерация /транскрипция:
Slava — Shizofreniya

My budem zvezdy mirovyx novostej,
Ty znaesh’, v mire net chego-to vazhnej
Uspokoitel’nyx, zapityx vodoj,
Iz-za togo, chto ya xochu byt’ s toboj.

Blin, zakurit’ by, xot’ voobshhe ne kuryu.
Ili napit’sya, xot’ voobshhe-to ne p’yu.
Tvoya ulybka xuzhe brendi p’yanit,
My na nogax to ele-ele stoim.

Pripev:
Vse e’to shizofreniya — moya lyubov’ k tebe,
My nashi dushi razbili po trezvoj golove.
Vse e’to shizofreniya – tvoya lyubov’ ko mne,
I my s toboj, kak slepye,
Kak lampy v temnote.

Nabrat’ by vozduxa, pod vodu ujti,
Podvodnyx lodok navstrechat’ po puti.
Nadet’ by kryl’ya i na nebo bystrej,
I vmeste s pticami smotret’ na lyudej.

Lyubov’ – zayorzannoe slovo do dyr.
No, suka, bez nee zachem e’tot mir?
Ya pryamo v legkie vdyxayu polyot,
Ty i est’, navernoe, moj kislorod!

Vse e’to shizofreniya — moya lyubov’ k tebe,
My nashi dushi razbili po trezvoj golove.
Vse e’to shizofreniya – tvoya lyubov’ ko mne,
I my s toboj, kak slepye,
Kak lampy v temnote.

textgotov.com

Слава — «Шизофрения». Международный музыкальный фестиваль «Жара». Гала-концерт. Фрагмент выпуска от 11.08.2017

Код для встраивания видео

Плеер автоматически запустится (при технической возможности), если находится в поле видимости на странице

Размер плеера будет автоматически подстроен под размеры блока на странице. Соотношение сторон — 16×9

Плеер будет проигрывать видео в плейлисте после проигрывания выбранного видео

Вместе с этим смотрят

Все участники концерта — «Я счастливый». Роза Хутор. Рождество 2017. Фрагмент выпуска от 07.01.2017

Международный музыкальный фестиваль «Жара». Гала-концерт. Часть 1. Выпуск от 11.08.2017

Международный музыкальный фестиваль «Жара». Юбилейный вечер Григория Лепса. Выпуск от 25.08.2017

День Аллы Пугачевой на Международном музыкальном фестивале «Жара». Выпуск от 10.09.2017

Все — «Жара». Музыкальный фестиваль «Жара». Фрагмент выпуска от 16.07.2016

Музыкальный фестиваль «Жара». Часть 2. Выпуск от 30.07.2016

Международный музыкальный фестиваль «Жара». Гала-концерт к юбилею Софии Ротару. Выпуск от 03.09.2017

Большой праздничный концерт, посвященный 300-летию российской полиции. Выпуск от 09.06.2018

«Ээхх, Разгуляй!» Выпуск от 29.04.2018

Сочи. Роза Хутор. Творческий вечер Константина Меладзе. Выпуск от 08.01.2017

Сочи. Роза Хутор. Рождество 2017. Выпуск от 07.01.2017

Праздничный концерт к 80-летию Госавтоинспекции. Выпуск от 09.07.2016

Самое популярное

Рекомендуем

Последние обновления

Мои подписки:

© 1996-2018, Первый канал. Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов запрещено.
При согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс.
Код для вставки в блоги и другие ресурсы, размещенный на нашем сайте, можно использовать без согласования.

Онлайн-трансляция эфирного потока в сети интернет без согласования строго запрещена.
Трансляция эфира возможна исключительно при использовании плеера и системы онлайн-вещания Первого канала.
Заявка на организацию трансляции.

Справочная Первого канала тел. +7 (495) 617-73-87

www.1tv.ru

Голоса отчуждения

Тридцать лет назад у меня диагностировали шизофрению. Прогноз можно было описать одним словом — «могила»: я никогда не смогу жить самостоятельно, сделать карьеру, завести отношения, выйти замуж. Моим домом станет интернат, где я буду сидеть целыми днями в комнате отдыха и смотреть телевизор вместе с другими людьми, изнуренными психическими заболеваниями, а когда симптомы будут немного затихать, то смогу выполнять какую-нибудь тупую работу. Я провела сотни дней в психиатрических клиниках. После моей последней госпитализации, в возрасте 28 лет, доктор рекомендовал мне поработать кассиром, и, если я справлюсь, может быть пересмотрен вопрос о моей готовности к более ответственной должности.

Тогда я решила: я напишу историю своей жизни. Сама. Сегодня я занимаю должность профессора Юридической школы Гульда Университета Южной Калифорнии, работаю на кафедре психиатрии в медицинской школе Калифорнийского университета в Сан-Диего и была стипендиатом Фонда Макартуров (один из крупнейших благотворительных фондов США, его стипендии называют «грантами для гениев». — Esquire).

Вопреки общепринятому мнению, шизофрения — это не то же самое, что расстройство множественной личности и не разрушение личности. Сознание шизофреника не разрушено, оно раздроблено. Вы наверняка видели на улице неряшливого человека, который стоял и бормотал что-то себе под нос или орал. Скорее всего, у него какая-то форма шизофрении. Но шизофренией страдают люди самого разного социального положения, и среди них есть профессионалы, занимающие ответственные посты.

Мой первый ярко выраженный случай психоза произошел в 16 лет: я вдруг отправилась домой посреди уроков. Я почувствовала, что дома вокруг какие-то странные; они посылали мне сигналы: «Ты особенная. Ты особенно плохая. Теперь иди. Шепоты и вопли». Потом было еще несколько тревожных знаков в колледже, но «официально» я не сходила с ума до поступления в магистратуру Оксфорда. Пару лет симптомы были, что называется, «негативные»: апатия, замкнутость, потеря способности к работе и дружбе. Но потом начались «позитивные симптомы», психозы.

С субъективной точки зрения это больше всего похоже на ночной кошмар наяву: ужас и замешательство, странные образы и мысли. Только в страшном сне можно проснуться, а во время психоза у вас не получится даже просто открыть глаза и прогнать все это прочь. Говоря же объективно, у меня возникали бредовые идеи — иррациональная уверенность, что я силой мысли убила сотни тысяч людей; редкие галлюцинации вроде наблюдений за гигантским пауком, карабкающимся вверх по стене; беспорядочные, запутанные мысли — то, что называют «свободными ассоциациями».

Несмотря на многолетнюю борьбу с шизофренией, постепенно я смирилась со своим диагнозом. Прекрасная психоаналитическая терапия и медикаментозное лечение сыграли решающую роль в моих успехах. С чем я отказалась смиряться, так это с прогнозом врачей.

Классическая психиатрия не предполагает существование таких людей, как я. Или я не страдаю шизофренией (пожалуйста, расскажите об этом бредовым идеям, роящимся в моем сознании), или я не могу достичь того, чего достигла (пожалуйста, расскажите об этом ученому совету Университета Южной Калифорнии). Но я страдаю, и я достигла. Вместе с университетскими коллегами я взялась за исследование, которое должно показать, что я не одинока. Есть и другие люди с шизофренией, которые добились значительных профессиональных успехов — в том числе научных. Мы собрали группу из 20 «высокофункциональных» шизофреников. Три четверти из них перенесли от двух до пяти госпитализаций. Средний возраст — 40 лет, половина мужчины, половина — женщины. У всех есть дипломы об окончании средней школы, большинство в свое время пытались получить среднеспециальное или высшее образование. Среди них есть студенты магистратуры, менеджеры, техники, а также врач, адвокат, психолог и исполнительный директор некоммерческой организации. В то же время большинство из этих людей не женаты, у них нет детей — и все из-за их диагноза. Мы с коллегами собираемся провести еще одно исследование — людей, страдающих шизофренией, но высокофункциональных с точки зрения отношений — мое собственное замужество в 40 с лишним (лучшее, что со мной когда-либо случалось) после 18 лет без всяких отношений выходит за рамки малейших вероятностей. Но пока мы сконцентрировались на исследовании этой группы.

Как эти люди с шизофренией смогли преуспеть в весьма высокоинтеллектуальных занятиях? Мы выяснили, что, помимо лекарств и терапии, все участники разработали различные техники, с помощью которых удерживали свою шизофрению на поводке. Педагог с магистерской степенью сказал, что он научился бороться со своими галлюцинациями, спрашивая у себя: «А какие есть доказательства этому? Может быть, это просто проблема восприятия?» Другой участник эксперимента рассказал, что, когда он слышит «унижающие голоса» — а происходит это с ним постоянно, — то просто решает «прогнать их прочь». Отчасти бдительность к симптомам была «предупреждающими выстрелами», чтобы «предотвратить взрывные последствия этих симптомов», сказал еще один наш испытуемый, который работал координатором в НКО. К примеру, если слишком долгое пребывание в обществе может спровоцировать симптомы, он заранее выделяет момент во время своего путешествия с друзьями, когда сможет побыть один.

Одна из самых распространенных упоминаемых техник, которые помогли участникам нашего исследования справиться со своими симптомами, была работа. «Работа стала важной частью моей личности, — сказал педагог из нашей группы. — Когда ты становишься полезным и чувствуешь уважение коллег, принадлежность к своей организации получает очевидную ценность». Этот человек работает даже по выходным, потому что для него это «отвлекающий фактор». Другими словами, увлеченная работа часто оставляет всякий сумасшедший бред за бортом. Лично я добилась от своих докторов, друзей и семьи того, что как только начинаю пробуксовывать, то сразу получаю от них большую поддержку. Я ем удобную для себя пищу (злаки) и слушаю тихую музыку. Я минимизирую количество раздражителей. Обычно эти приемы в сочетании с лечением и терапией сводят симптомы на нет. Однако именно работа, использование разума — моя лучшая защита. Работа заставляет меня сосредоточиться и держать бесов в кулаке. Мой разум — это мой заклятый враг и мой лучший друг. Вот почему так тревожна ситуация, когда доктора говорят своим пациентам не ждать и не стремиться к желаемой карьере. Слишком часто классический психиатрический подход к ментальным заболеваниям заключается в том, чтобы распознать характерные симптомы. Из-за этого многие психиатры придерживаются мнения, что медикаментозное воздействие на симптомы лечит и саму болезнь. Но такой подход не позволяет учитывать индивидуальные сильные стороны человека и его возможности, заставляя специалистов по психиатрическим заболеваниям недооценивать надежду своих пациентов добиться чего-то в этом мире.

И речь не только о шизофрении: недавно «Журнал детской психологии и психиатрии» опубликовал исследование, показывающее, что у небольшой группы людей с диагнозом «аутизм» симптомы перестали проявляться вскоре после того, как они устроились на работу — и это после долгих лет поведенческой терапии и медикаментозного лечения, которые не давали такого эффекта. Когда я говорю о шизофрении, я ни в коем случае не хочу строить из себя Полианну (героиня одноименного романа американской писательницы Элеанор Портер, воплощение жизнерадостности и оптимизма. — Esquire). Ментальное заболевание ведет к серьезным ограничениям, и очень важно не романтизировать эту тему. Не все мы можем стать нобелевскими лауреатами, как Джон Нэш из фильма «Игры разума». Но и в ментальной болезни иногда можно найти семена творческой мысли. Люди слишком часто недооценивают способность человеческого мозга приспосабливаться и изобретать. Подход, который учитывает сильные стороны личности, может помочь рассеять пессимизм, сопутствующий теме ментальных заболеваний. Поиск способа «оздоровления нездоровья» должен стать основной целью терапии. Врачи должны побуждать своих пациентов вступать в отношения и искать работу, которая была бы для них важной. Они должны подбадривать пациентов, чтобы те смогли найти свой собственный набор приемов, позволяющих справляться с симптомами и стремиться к качеству жизни в том виде, в котором они себе его представляют. И чтобы все это получилось, врачи должны помогать пациентам ресурсами — терапией, лекарствами и поддержкой.

«Каждый человек способен дать миру собственную уникальность или свой уникальный дар», — сказала одна из участниц нашего исследования. Она выразила мысль о том, что те из нас, кто страдают шизофренией, хотят того же, что и все остальные: говоря словами Зигмунда Фрейда, работать и любить.

БОЛЬНИЦА

«В больнице я пережила полную потерю личного пространства. Например, в первое время за мной наблюдали, когда я принимала душ или шла в уборную. Я не могла поговорить ни с кем наедине пять или шесть недель — кто-нибудь из медперсонала присутствовал при каждом моем разговоре, в том числе с родителями. Я очень за терапию, но очень против силовых методов. Самый травматичный опыт, который я когда-либо переживала, — это привязывание к койке. За руки, за руки и за ноги, а еще за руки, за ноги и сетку на грудь. Первые дни меня держали связанной по 20 часов в день. Потом три недели — от 4 до 15 часов. Это страшно — чувствовать свою деградацию и беспомощность, а кроме того больно — лежать так много часов кряду. Это моя самая тяжелая травма. Связывание годами снилось мне в кошмарах. Каждый день в США от этой процедуры умирают три человека».

КОЛЛЕДЖ

«Это случилось на семнадцатой неделе моего обучения в Йельской школе права. Мы с двумя однокурсниками обсуждали какие-то юридические заключения в библиотеке. Вдруг я стала говорить вещи, напрочь лишенные смысла. «В заключении есть присутствие, — заявила я им. — В этом вся соль. Соль стоит на столе. Пат так говорила. Вы кого-нибудь убили?» Они смотрели на меня с ужасом: «Элин, ты о чем?» — «Да так, знаете, как обычно. Кто куда, где кто, ад и рай. Пойдем на крышу. Это плоское пространство. Там безопасно». Они пошли вслед за мной на крышу, по дороге пытаясь выяснить, что со мной. «Это и есть настоящая я», — заявила я им, размахивая руками над головой. Потом стала петь — и надо вам сказать, не то чтобы очень тихо. «Поедем во Флориду, в солнечный лесок. Хотите танцевать?» — «Ты что, накурилась?» — «Я? Накурилась? Нет, наркотикам нет. Поедем во Флориду, в солнечный лесок, где растут лимоны, где живут демоны». — «Ты нас пугаешь». Кое-как им удалось увести меня с крыши. В читальном зале я сказала: «Кто-то залез в копии моих дел. Мы это дело так не оставим. Оставим долги должникам нашим». Этот эпизод привел к моей первой американской госпитализации (до этого, в Англии, их было две)».

ЛЕКАРСТВА

«Годами я пыталась отказаться от лекарств. Мне казалось, что если я научусь управляться без таблеток, то смогу наконец сказать, что я на самом деле не больна, что все это просто чудовищная ошибка. Моим девизом было «чем меньше лекарств, тем меньше ненормальности». Мой психоаналитик в Лос-Анджелесе, доктор Каплан, убеждал меня продолжить курс, но я решила сделать еще одну последнюю, отчаянную попытку. Начала сокращать дозировки и очень скоро почувствовала первые результаты. По возвращении из Оксфорда я отправилась в кабинет доктора Каплана, прямо в угол, рухнула на пол, закрыла лицо руками и начала трястись. Всюду мне мерещились злобные существа с кинжалами наперевес. Они рубили меня на мелкие кусочки и заставляли глотать раскаленные угли. Позже Каплан говорил, что я «корчилась в агонии». Даже в таком состоянии, которое он точно описал как «остро- и безудержно-психотическое». В результате отказаться от таблеток вовсе не получилось. Миссия все еще не завершена».

ПСИХИАТР

«Я пошла на консультацию к доктору Мардеру, специалисту по шизофрении. Он считал, что у меня легкое психотическое расстройство. Я зашла к нему в кабинет, сразу же села, согнулась в три погибели и начала бормотать:
— Взрывы головы, и люди пытаются убить. Ничего, если я разнесу ваш кабинет к чертям собачьим?
— Вам следует уйти, если вы думаете, что сделаете это.
— Ладно. Маленький. Огонь на льду. Скажите им, чтобы не убивали меня. Скажите им, чтобы не убивали меня. Что я сделала не так? Сотни тысяч с мыслями, запретами.
— Элин, вам кажется, что вы представляете опасность для себя и окружающих? Думаю, вам следует лечь в больницу. Я могу организовать все прямо сейчас, без лишнего шума.
— Ха-ха-ха. Вы предлагаете мне ложиться в больницы? Больницы — это несчастье, ненастье. От них надо держаться подальше. Я — Бог, или была им (когда мой муж в первый раз читал этот пассаж, он сделал ремарку на полях: «Тебя уволили или ты сама ушла?». — Прим. автора). Я дала, и я взяла. Прости мне, ибо не ведаю, что творю».

esquire.ru