Внимание у детей с заиканием

АРХИВ «Студенческий научный форум»

Просмотров научной работы: 5298

Комментариев к научной работе: 0

Поделиться с друзьями:

Проблему заикания можно считать одной из самой древней в истории развития учения о расстройствах речи.

В средневековье в заикании преимущественно усматривали болезнь, связанную с наполнением влажности в головном мозге (Гиппократ) или неправильным соотнесением частей артикуляционного аппарата (Аристотель). Возможность нарушений в центральном или периферическом отделах речевого аппарата при заикании признавал Гален, Цельс, Авиценна.[6]

На рубеже 17-18 вв. заикание пытались объяснить как следствие несовершенства периферического аппарата речи. Так, например, Санторини считал, что заикание возникает при отверстии в твердом небе, через которое просачивается слизь и затрудняет речь. Другие исследователи связывали заикание с нарушением в функционировании речевых органов: судорожное закрытие голосовой щели (Арнот, Шультесс); чрезмерно быстрый выдох (Беккерель); несогласованность мышления и речи (Блюме); и т.д.

В России большинство исследователей рассматривали заикание как функциональное расстройство в сфере речи, судорожный невроз (И.А. Сикорский 1889; И.К. Хмелевский 1897 и др.) или определяли его как страдание чисто психическое, выражающееся судорожными движениями в аппарате речи (Хр. Лагузен, 1838; Г. Д Неткачев, 1909, 1913), как психоз (Гр. Каменка, 1900).[5]

К началу 20 века все многообразие понимания механизмов заикания можно свести к трем теоретическим направлениям:

1. Заикание как спастический невроз координации, происходящий от раздражительной слабости речевых центров (аппарат слоговых координаций). Это четко было сформулировано в трудах Г. Гутцмана, И.А. Кусссмауля, И.А. Сикорского. В дальнейшем они объясняли заикание в свете невротизма.

2. Заикание как ассоциативное нарушение психологического характера. Сторонники теории А. Либманн, Г.Д. Неткачев, Ю.А. Флоренская.

3. Заикание как подсознательное проявление, развивающееся на почве психических травм, различных конфликтов с окружающей средой. Сторонники теории А. Адлер, Шнейдер.[2]

Таким образом, в конце 19 — начале 20 веков все определеннее становится мнение, что заикание — сложное психофизическое расстройство. К 50-60 г. 20 века механизм заикания стали рассматривать, опираясь на учение И.П. Павлова о высшей нервной деятельности человека и, в частности, о механизме невроза.[6]

Заикание, как и прочие неврозы, возникает вследствие различных причин, вызывающих перенапряжение процессов возбуждения и торможения и образование патологического условного рефлекса. Заикание — это не симптом и не синдром, а заболевание ЦНС в целом. Нервный срыв в деятельности коры больших полушарий может быть обусловлен, с одной стороны, состоянием нервной системы, ее готовностью к отклонениям от нормы. С другой стороны, срыв может быть обусловлен неблагоприятными экзогенными факторами. Отражением нервного срыва является расстройство особо уязвимой и ранимой у ребенка области ВНД — речи, что проявляется в нарушении координации речевых движений с явлениями аритмии и судорожности. Нарушение корковой деятельности является первичным и приводит к извращению индукционных отношений между корой и подкоркой и нарушению тех условно-рефлекторных механизмов, которые регулируют деятельность подкорковых образований. В силу создавшихся условий, при которых нормальная регуляция коры извращается, имеют место отрицательные сдвиги в деятельности стриопаллидарной системы. Ее роль в механизме заикания достаточно важна, поскольку в норме эта система ответственна за темп и ритм дыхания, тонус артикуляторных мышц. Заикание возникает не при органических изменениях стриопаллидума, а при динамических отклонениях его функции.

В настоящее время можно выделить две группы причин: предрасполагающие («почву») и производящие («толчки»). При этом некоторые этиологические факторы могут способствовать развитию заикания, так и непосредственно вызывать его.[7]

Предрасполагающими факторами («почва») являются следующие:

Невропатическая отягченность родителей: нервные, инфекционные и соматические заболевания, ослабляющие или дезорганизующие функции ЦНС.

Невропатические особенности самого заикающегося: ночные страхи, энурез, повышенная раздражительность, эмоциональная напряженность.

Наследственная отягченность: заикание, развивающееся на почве врожденной слабости речевого аппарата, которая передается по наследству в качестве рецессивного признака. При этом необходимо учитывать роль экзогенных факторов, когда предрасположенность к заиканию сочетается с неблагоприятным воздействием окружающей среды.

Поражение головного мозга в различные периоды развития под влиянием многих вредных факторов: внутриутробные и родовые травмы, асфиксия; постнатальные-инфекционные, травматические и обменно-трофические нарушения при различных детских заболеваниях.[4] Неблагоприятными условиями служат следующие:

Физическая ослабленность детей;

Возрастные особенности деятельности мозга; большие полушария головного мозга в основном формируются к 5-му году жизни, к этому же возрасту оформляется функциональная ассиметрия в деятельности головного мозга. Речевая функция онтогенетически наиболее дифференцированная и поздносозревающая, особенно хрупка и ранима. Причем более медленное ее созревание у мальчиков, чем у девочек, обуславливает более выраженную неустойчивость их нервной системы;

Ускоренное развитие речи (3-4 года), когда ее коммуникативная, познавательная и регулирующая функции быстро развиваются под влиянием общения со взрослыми. У многих детей в этот период наблюдается повторение слогов и слов (итерации), имеющее физиологический характер;

Скрытая психическая ущемленность ребенка, повышенная реактивность на почве ненормальных отношений с окружающими;

Недостаточность положительных и эмоциональных контактов между взрослыми и ребенком;

Недостаточность развития моторики, чувства ритма, мимико-артикуляторных движений.[8]

В группе неблагоприятных причин выделяются такие как:

Анатомо-физиологические причины: физические заболевания с энцефалопатическими последствиями а) травмы (внутриутробные, природовые, нередко с асфиксией, сотрясение мозга); б) органические нарушения мозга, при которых могут повреждаться подкорковые механизмы, регулирующие движения; в) истощение или переутомление нервной системы в результате интоксикаций и др. заболеваний, ослабляющих центральные аппараты речи (корь, тиф, рахит, глисты, коклюш, болезни внутренней секреции, обмена, несовершенство звукопроизносительного аппарата в случаях дислалии, дизартрии, ЗПР).

Психические и социальные причины: а) кратковременная — одномоментная — психическая травма (испуг, страх); б) длительно действующая психическая травма, под которой понимается неправильное воспитание в семье: избалованность, неровное воспитание, императивное воспитание, длительные отрицательные эмоции в виде стойких психических напряжений или неразрешенных, постоянно закрепляемых конфликтных ситуациях; в) неправильное формирование речи в детстве: речь на вдохе, скороговорение, нарушение звукопроизношения, быстрая нервная речь родителей; г) перегруз детей младшего возраста речевым материалом, несоответствующее возрасту усложнение речевого материала и мышления (абстрактные понятия, сложная конструкция фразы); д) подражание заикающимся (различают две формы такой речевой индукции: пассивная — ребенок непроизвольно начинает заикаться, слыша речь заикающегося; активная — он копирует речь заикающегося), е) переучивание леворукости.[13]

Формально принято выделять две формы заикания: тоническую, при которой возникает пауза в речи, либо какой-то звук растягивается, и клоническую, характеризующуюся повторением отдельных звуков, слогов или слов. Также выделяют смешанную форму заикания, при которой наблюдаются и тонические, и клонические судороги. В другой классификации различают неврозоподобную и невротическую форму заикания. Неврозоподобная форма заикания подразумевает выраженный неврологический дефект, в частности, нарушения моторики в целом и артикуляции в частности; типична коморбидность (сосуществование двух и/или более синдромов) с дизартрией. При этом возможно возникновение невротических реакций, но течение заикания мало зависит от них. Дети, страдающие неврозоподобным заиканием, обычно поздно начинают говорить, вообще развиваются чуть медленнее сверстников. ЭЭГ (электроэнцефалография) в большинстве случаев выявляет патологическое либо пограничное функционирование головного мозга. При невротической форме заикания типично нормальное, либо раннее речевое и моторное развитие. Запинки изначально возникают на фоне стресса, как однократного (испуг), так и хронического. У таких детей отсутствуют выраженные неврологические нарушения, их ЭЭГ отражает более гармоничное функционирование мозга, чем в предыдущей группе. При этом выраженность заикания крайне зависит от функционального состояния: эти люди зачастую почти чисто говорят в спокойной обстановке, но с случае стресса (публичное выступление, разговор с незнакомым человеком, внезапно заданный вопрос) не могут сказать ни слова из-за сильных речевых судорог. Также отмечается сильная выраженность логофобии (страха речи) и избегающего поведения. В целом состояние этих больных соответствует критериям невроза, поэтому для невротической формы заикания чаще применяют термин «логоневроз», однако некоторые авторы используют его просто как синоним слова «заикание». [14]

Первичными признаком заикания являются видимое нарушение плавности речи, в том числе повторение звуков, слогов, слов или фраз, паузы и продление звука. Эти признаки отличаются от обычных нарушений речи свойственных всем людям главным образом в том, что при заикании нарушения речи длятся дольше и чаще, требуют от человека, который заикается больше усилий и напряжения.[5]

Повторения случаются когда какая-то единица речи, например, звук, слог, слово или фраза повторяется. Они свойственны для детей, которые начинают заикаться. Удлинение звуков также свойственно детям, которые начинают заикаться. Например: «ммммммммолоко». Блоки — это задержки в разговоре, вызванные остановкой звука и воздуха, часто связанные с блокированием движения губ и языка. Блоки появляются позже и связаны с мускульными усилиями.[10]

Ко вторичным признакам относятся попытки человека избежать момента заикания. Это могут быть физические движения, например внезапный отвод глаз, мигание глазами, подергивание головой, похлапывание руками, вставка в разговор посторнних звуков и слов, таких как «мм», «ээ», «Вы знаете» и т.д.

Ко вторичным признакам также относится стратегия избегания конкретных слов, людей или ситуаций, которые могут быть трудными для человека, который заикается. Некоторые люди при заикании успешно избегают трудных ситуаций и слов и их даже трудно заподозрить в заикании. При таком заикании люди имеют высокий уровень тревоги, страха перед даже небольшой запинкой в разговоре.[9]

Говоря о психолого-педагогических особенностях детей младшего школьного возраста считаем необходимым остановиться на характеристике личностных особенностей, особенностях учебной деятельности, специфике устной и письменной речи.

Личностные особенности. Многие заикающиеся дети школьного возраста характеризуются тревожностью, мнительностью, боязливостью, неуверенностью в своих силах, низкой самооценкой и боязнью речевого общения. Все эти особенности развития личности заикающихся приводят к нарушению социальной адаптации.[11]

Особенности учебной деятельности. Одной из самых характерных особенностей учебной деятельности заикающихся детей младшего школьного возраста является ее неустойчивость, что выражается в повышенной отвлекаемости, рассеивании внимания. Наблюдается зависимость качества учебной работы от условий, в которых она протекает. Так, при четкой организации учебной работы, заикающиеся дети могут проявить достаточную сосредоточенность. Изменение же привычных условий вызывает у большинства из них неустойчивость деятельности.[11]

Заикающиеся учащиеся испытывают затруднения при выполнении заданий, связанных с переключением с одного вида деятельности на другой.

Следствием низкой способности к переключению внимания можно считать также возникающие у заикающихся детей трудности в осмыслении вопросов, заданных в иной формулировке, например: «Какое число больше 20 в 3 раза?», «В каком числе содержится 3 раза по 20?», «Чему равно произведение 20×3?»[8]

Трудность переключения с одного вида работы на другой выражается также в том, что в процессе урока дети не всегда улавливают смену заданий.

У некоторых заикающихся школьников (особенно у тех, кто имеет отклонения в речевом развитии) наблюдается неумение самостоятельно проконтролировать результаты как собственной, так и чужой работы. Они с трудом анализируют образец, с трудом находят и сопоставляют ошибки при списывании текста. Эти дети испытывают также определенные трудности в процессе оценки только что выполненных устных упражнений, когда нужно, обдумывая собственный ответ и приготовив соответствующие примеры, следить за ответами своих товарищей, помогать им в случае затруднений, исправлять неправильные ответы.[9]

Особенности устной речи. Большинство заикающихся детей, обучающихся в общеобразовательной школе, располагают достаточным словарным фондом для обозначения предметов, их действий и качеств, владеют навыками конструирования основных типов предложений.[11]

Заикающиеся учащиеся испытывают специфические затруднения в выборе языковых средств и свободной их комбинации. Их ответам свойственны поспешность, неподготовленность, в результате чего происходит «застревание» на отдельных словах, «выпадение» отдельных слов и даже частей предложения. Это особенно наглядно проявляется в развернутых высказываниях, связанных с необходимостью обобщать, делать выводы, планировать собственную деятельность. Из-за характерного для ряда заикающихся многословия они иногда теряют логическую нить рассуждения; стремление же скорее выговориться мешает мысленно подготовить все высказываемое, отобрать необходимые для его реализации языковые средства. Именно в такой ситуации и возникает, как правило, усиление заикания. Оно усиливается также, если устное общение проходит в условиях, отличающихся от привычных: изменяется форма опроса; учащимся предлагается внезапный вопрос, к ответу на который они не успели подготовиться; в ходе урока имеет место длительное ожидание вызова к доске, а также при недостаточно корректном отношении учителя к заикающимся. У заикающихся школьников, имеющих отклонения в фонетическом и лексико-грамматическом развитии, подобные трудности усугубляются несформированностью языковых средств.

Затруднения в продуцировании связных высказываний, фиксируемые у заикающихся учащихся, имеют специфические особенности. Они резче выражены, носят более стойкий характер и обнаруживают большую зависимость от условий общения, вида содержания учебной деятельности. В связи с этим у части заикающихся отмечаются своеобразные трудности в усвоении (на уровне реализации знаний) учебного материала, таких разделов программы, как «Связная речь» и «Чтение», т.е. тех, где учащиеся должны проявлять умение подробно или сжато передать содержание прочитанного текста, картины и т.п.[3]

Особенности письменной речи. В письменных работах заикающихся школьников наблюдаются разнообразные ошибки: нарушения начертания букв, их пространственного расположения; ошибки, обусловленные недостаточным усвоением правил орфографии, пунктуации. На этом пестром и колеблющемся фоне стабильно выделяются определенные ошибки. Частыми являются разнообразные нарушения структуры записываемого слова.[11]

В письме заикающихся учащихся часто встречаются исправления, зачеркивания. Действуя импульсивно, заикающиеся учащиеся нередко допускают ошибки, которые сами же корректируют по ходу написания.

Чтение заикающихся учащихся также характеризуется рядом специфических особенностей. Обычно такие дети читают в быстром темпе, не договаривая окончаний, а иногда и целые слова. Исследователи отмечают наличие чтения по догадке, что приводит к искажению смысла фразы и даже всего читаемого текста. Чтение прерывается многочисленными запинками и паузами и, как правило, лишено выразительности.[1]

Таким образом, все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что заикающиеся дети младшего школьного возраста быстро утомляются, к концу урока их внимание и воля ослабевают. И все задания они начинают выполнять хуже обычного. Следует отметить, что у детей того же возраста в массовой школе, не имеющих заикания, подобные особенности либо вовсе не наблюдаются, либо встречаются редко.

С учетом специфических особенностей речи заикающихся детей и связанных с ней внеречевых процессов, а так же факторов, вызывающих усиление или ослабление заикания, должна строиться диагностическая и коррекционная работа.

Литература:

Белякова Л.И. Логопедия. Заикание. — 2-е изд., испр. и доп. – М., 2012.

Власова Н.А., Беккер К.П. Заикание. — М., 1983.

Волкова Г.А. Игровая деятельность в устранении заикания у дошкольников: Книга для логопеда. — М., 1993.

Леонова С.В. Психолого-педагогическое обследование заикающихся детей // Логопед. — 2004. — №5. — С. 30-31.

Логопедия. / Под ред. Л.С. Волковой, С.Н. Шаховской. — М., 1999.

Логопедия. Заикание. / Под ред. Л.С. Волковой. — М., 2004.

Лукашевич И.П., Мачинская Р.И., Фридман Т.В., Шкловский В.М. Комплексный анализ патогенетических механизмов и этиологии синдрома заикания // Дефектология. — 2000.- №5. – С. 9-18.

Меньшикова С.В. Коррекция заикания у детей. Практическое пособие для логопедов и родителей. – Казань, 1999.

Пеллингер Е.Л., Успенская Л.П. Как помочь заикающимся школьникам. — М., 1995.

Поварова И.А. Коррекция заикания в играх и тренингах. 2-е изд. — СПб., 2004.

Рычкова Н.А. Логопедическая ритмика. — М., 1998.

Селиверстов В.И. Заикание у детей: Психокоррекционные и дидактические основы логопедического воздействия. — М., 2000.

Ульенкова, У.В. Организация и содержание специальной психологической помощи детям с проблемами в развитии. — М., 2011.

www.scienceforum.ru

Внимание у детей с заиканием

Неврозоподобная форма заикания чаще всего начинается у детей в возрасте 3-4 года постепенно, без видимых внешних причин.

При неврозоподобной форме заикания в анамнезе зачастую отмечаются тяжелые токсикозы беременности с явлениями угрожающего выкидыша, асфиксия в родах и пр. В грудном возрасте такие дети беспокойны, крикливы, плохо спят. Их физическое развитие проходит в пределах низкой возрастной нормы либо с небольшой задержкой. Они отличаются от здоровых детей плохой координацией движений, моторной неловкостью, поведение характеризуется расторможенностью, возбудимостью. Они плохо переносят жару, духоту, езду в транспорте.

У детей этой группы отмечается повышенная истощаемость и утомляемость при интеллектуальной и физической нагрузке. Их внимание неустойчиво, они быстро отвлекаются. Нередко такие дети чрезмерно суетливы, непоседливы, с трудом подчиняются дисциплинарным требованиям, могут быть раздражительными и вспыльчивыми. Психоневрологическое состояние таких детей расценивается клиницистами как церебрастенический синдром.

Особенно ярко отличие от нормы выступает в речевом развитии. Так, первые слова нередко появляются лишь к 1,5 годам, элементарная фразовая речь формируется к 3-м годам, развернутые фразы отмечаются лишь к 3,5 годам жизни. Наряду с задержкой развития речи имеются нарушения произношения многих, звуков, медленное накопление словарного запаса, позднее и неполное освоение грамматического строя речи. Начало заикания совпадает с периодом формирования фразовой речи, т.е. с возрастом 3-4 года.

В начальном периоде заикания, который продолжается от 1 до 6 месяцев, заикание протекает как бы волнообразно, то несколько смягчаясь, то утяжеляясь, однако периодов, свободных от судорожных запинок речи, обычно не наблюдается. При отсутствии логопедической помощи речевое нарушение постепенно утяжеляется. Заикание быстро “обрастает” обильными сопутствующими движениями и эмболофразией.

Для данной формы заикания типичны относительная монотонность и стабильность проявлений речевого дефекта. Судорожные запинки усиливаются при физическом и психическом утомлении детей, в период соматических заболеваний, но обычно мало зависят от внешних ситуационных факторов.

При обследовании моторики у детей с неврозоподобной формой заикания обращает на себя внимание патология моторных функций, выраженная в разной степени: от недостаточности координации и подвижности органов речевой артикуляции до нарушения статической и динамической координации рук и ног.

Мышечный тонус при этой форме заикания неустойчив, движения напряженные и несоразмерные. Имеются нарушения координации движений рук и ног, тонкой моторики рук, артикуляционной моторики. Наиболее выраженные нарушения отмечаются в мимической, артикуляционной и тонкой моторике рук. При неврозоподобной форме заикания особенно страдает динамический праксис. Заикающиеся с трудом запоминают последовательность движений, с трудом переключаются с одной серии движений на другую. Большая часть заикающихся этой группы с трудом воспроизводит и удерживает в памяти заданный темп и ритм. Как правило, у них плохо развивается музыкадьный слух.

Большинство заикающихся этой группы двигательные ошибки не исправляют самостоятельно. Словесная инструкция по двигательным задачам является недостаточной, при обучении необходимы наглядные образцы.

Клиническое обследование таких детей свидетельствует, как правило, о нерезко выраженном органическом поражении мозга резидуального характера, причем помимо общемозговых синдромов (церебрастенический, гипердинамический синдромы и пр.), у них обнаруживаются остаточные явления поражения моторных систем мозга.

При логопедическом обследовании обнаруживается обычно нормальное строение речевого аппарата. Все движения органов артикуляции характеризуются некоторой ограниченностью, нередко отмечается малоподвижность нижней челюсти, наблюдается недостаточная подвижность языка и губ, плохая координация артикуляторных движений, затрудненный поиск артикуляторных поз. Нередко имеется нарушение тонуса мышц языка, его “беспокойство”, недифференцированность кончика. Довольно часто у детей с неврозоподобной формой заикания регистрируется повышенная саливация не только в процессе речи, но и в покое.

Отличается от нормы и организация просодической стороны речи: темп речи либо ускорен, либо резко замедлен, голос мало модулированный.

Как правило, наблюдается резкое нарушение речевого дыхания: слова произносятся во время вдоха или в момент полного выдоха.

У всех детей с неврозоподобной формой заикания обнаруживается корреляция отклонений от нормы в психомоторном и речевом развитии.

Для детей с легкой степенью отклонений в психомоторном и речевом развитии характерны некоторые затруднения в динамической координации всех движений (от общих до тонких артикуляционных). Лексико-грамматическая сторона речи не имеет существенных отклонений от нормы. Нарушение звукопроизношения носит, главным образом, фонетический характер (мёжзубной сигматизм, губно-зубное произношение и т.п.).

У детей со средней степенью отклонений в психомоторике и речи имеются нарушения статической и динамической координации движений (общих, тонких и артикуляционных). У таких детей отмечается некоторое отставание в формировании лексико-грамматического строя речи. Нарушение звукопроизношения носит фонетико-фонематический характер (велярное или увулярное произношение звука “р”, смешение шипящих и свистящих и т.п.).

У детей с тяжелой степенью отклонений в психомоторике и речи, наряду с расстройством статической и динамической координации движений, имеются различные нарушения двигательной сферы в целом. У таких детей отмечается недоразвитие речи, выраженное в разной степени (от фонетико-фонематического до общего недоразвития речи III уровня).

Психическое состояние детей с неврозоподобной формой заикания характеризуется повышенной возбудимостью, взрывчатостью, в одних случаях, и вялостью, пассивностью — в других. Внимание таких детей обычно неустойчиво, они не обнаруживают стойкого интереса к творческой игровой деятельности, нередко отмечается снижение познавательной активности.

Для иллюстрации приводим следующее наблюдение:

Пример 4: А. Ф., 5,5 лет.

Со слов родителей, мальчик страдает заиканием, нарушением звукопроизношения, раздражительностью, упрямством, неусидчивостью.

Наследственность психическими заболеваниями и речевыми расстройствами не отягощена. Ребенок родился от первой беременности, протекавшей с токсикозом в первую половину. Роды в срок со стимуляцией. Родился в асфиксии небольшой степени. К груди был приложен на третьи сутки, сосал активно. До одного года рос беспокойным. Раннее физическое развитие в пределах возрастной нормы:

голову держит с 2-х месяцев, сидит с б-ти месяцев. Ходить стал после года. Отдельные слова появились вскоре после года, короткие фразы — после 2,5 лет, развернутая фраза лишь к четырем годам. Речь всегда была невнятной. До года ничем не болел. С 1 г. 1 мес. стал посещать ясли, затем детский сад. С этого времени часто болел простудными заболеваниями. Почти все время воспитывался на пятидневном режиме детских воспитательных учреждений. С детьми легко вступал в контакты. Однако детский сад посещал неохотно, тяготился пребыванием там, много плакал, по понедельникам не хотел уходить из дома. Заикание родители заметили в 3 года. Начало заикания было постепенным. С течением времени судорожная активность речевых мышц усилилась, стала проявляться постоянно. Речевое состояние: строение артикуляторного аппарата без особенностей. Движения артикуляторных органов скованные, переход от одного артикуляторного движения к другому затруднен. Голос громкий, мало модулированный.

Темп речи несколько ускорен. Артикуляция нечеткая. Звуколроизношение резко нарушено: ш-с, р-в, ч-ть, ц-т, л-нет. Отсутствуют йотированные звуки и звук “ы>. Заикание проявляется в вопросно-ответной и спонтанной формах речи в виде артикуляционных тонических и клонических судорог, смыкательной судороги губ, вокальных тонических судорог, которые чаще возникают в начале речевого потока на гласные звуки. Комплексное медико-педагогическое воздействие оказывалось на протяжении 6 месяцев. Поставлены и введены в речь звуки С, Ч, Щ, но их произношение недостаточно автоматизировано. Темп речи остается неустойчивым с тенденцией к ускорению. Увеличился словарный запас, уменьшились явления аграмматизма. Заикание стало менее выраженным, однако судорожные сокращения артикуляторных и дыхательных мышц остаются, особенно ярко проявляясь в вопросно-ответной и спонтанной формах речи. При осмотре через 4 месяца после окончания логопедических занятий мальчику 6 л. 4 мес. В речи остается заикание, выраженное в легкой степени, проявляющееся в вопросно-ответной и спонтанной речи. В игре наедине с собой в речи наблюдаются легкие судорожные запинки. Рекомендован повторный курс медико-педагогического воздействия. После повторного курса коррекционного воздействия в течении наблюдалась положительная динамика: введены в речь и автоматизированы все звуки. Единичные судорожные запинки остаются только в спонтанной речи. Остаются нерезко выраженные явления аграмматизма. Устная спонтанная речь характеризуется короткими фразами, сложные предлоги употребляются редко. Отмечается низкий уровень развития монологической речи.

Несмотря на указанные особенности онтогенеза, психическое развитие большинства заикающихся с неврозоподобной формой происходит в пределах нормы. Они своевременно поступают в школу. В школе успевают средне, но как правило, успешно ее заканчивают. Многие поступают в техникумы, институты.

В тех случаях, когда дети с неврозоподобной формой заикания получают своевременную (т.е. приближенную ко времени появления заикания) и достаточно длительную (т.е. в течение, как минимум, целого года) регулярную логопедическую помощь, то как правило, такие дети не нуждаются в повторных курсах коррекционного воздействия. Их речь стабильно остается плавной. Катамнестические исследования свидетельствуют о том, что в этих случаях заикание не рецидивирует.

В тех случаях, когда своевременно и в полном объеме не оказывается логопедическая помощь, неврозоподобная форма заикания имеет склонность к прогредиентному течению. Для этих случаев характерно постепенное утяжеление заикания. Дети, не получившие своевременной логопедической помощи, с трудом обучаются в общеобразовательной школе. Именно эти заикающиеся нередко входят в число учащихся школ для детей с тяжелыми нарушениями речи. Они выбирают профессию, как правило, не связанную с речевой нагрузкой и редко заканчивают высшие учебные заведения.

У лиц с неврозоподобной формой заикания в возрасте 14-17 дет порой появляются личностные переживания в связи с дефектом речи. Они носят редуцированный характер и не имеют черт глубокого, эмоционально ярко окрашенного переживания своей речевой малоценности, как это бывает у подростков и взрослых лиц, страдающих невротической формой заикания.

Для подростков и взрослых с неврозоподобной формой заикания наиболее характерно пассивное отношение к своему речевому дефекту. Они обращаются за помощью, как правило, по настоянию своих родных или близких знакомых. В процессе коррекционного воздействия заикающиеся этой группы недостаточно активны и инициативны.

При хроническом течении неврозоподобной формы заикания у взрослых лиц речь характеризуется нередко тяжелыми тоно-клоническими судорогами во всех отделах речевого аппарата. Как правило, отмечается резкое нарушение дыхания в процессе речи: длительная задержка, прерывистость, судорожность и т.д. Речь обычно сопровождается разнообразными движениями пальцев рук, притоптыванием, кивательными движениями головы, покачиванием туловища и другими содружественными движениями, напоминающими гиперкинезы, т.е. насильвенные сокращения мышц, не носящие маскирующего или эмоционально-выразительного характера. При тяжелой форме заикания речевое общение утомляет взрослых заикающихся. Вскоре после начала беседы они начинают отвечать односложно, жаловаться на чувство физической “усталости до изнеможения”. Для психического состояния взрослых характерны трудность адаптации к новым условиям, снижение памяти и внимания, истощаемость. Большинству из них занятия с логопедом приносят облегчение в речи, в тех случаях, если коррекционная педагогическая работа носит регулярный и длительный характер.

Неврозоподобная форма заикания характеризуется тем, что речевые запинки проявляются в любой обстановке, как наедине с самим собой, так и в обществе. Активное внимание заикающихся к процессу говорения облегчает речь, запинок становится меньше. В то же время наблюдения показывают, что физическое утомление, продолжительное психическое напряжение, перенесение соматических заболеваний ухудшают качество речи.

В качестве иллюстрации приведем следующий пример.

Пример 5. Заикающийся 3. И., 19 лет.

Поступил в клиническое отделение с жалобами на сильное заикание, раздражительность, вспыльчивость, плохой сон. В анамнезе: патохарактерологических особенностей у родителей не отмечалось. Дядя по линии отца обладал быстрой речью, “как из пулемета”. Старший брат в возрасте 3-5-ти лет заикался, в настоящее время заикание у него выражено слабо.

Больной родился от второй беременности, протекавшей нормально. Роды затяжные, родился в асфиксии. В раннем детстве отмечалось отставание в развитии двигательных навыков: ходить стал в 1 г. 2 мес., всегда был неловким, плохо бегал, не мог лазать по деревьям (рос в сельской местности). Речь развивалась также с задержкой: первые слова появились к 1,5 годам, фразовая речь после 3-х лет. Речь была малопонятной для окружающих, так как многих звуков он не выговаривал, произносил все очень быстро. Заикание стало заметным с 3-х лет, после развития фразовой речи. Какого-либо непосредственного предшествующего травмирующего заболевания или переживания не отмечалось. Рос подвижным ребенком. С детьми не дружил, конфликтовал и с братом. По характеру был вспыльчивый, “взрывчатый”, раздражительный. До школы знал буквы, умел считать. В школу пошел с 7-ми лет, с трудом мог высидеть урок, убегал из класса. В начальных классах учился без особого затруднения, но с 4-го класса стал успевать хуже.

До 10-ти лет отмечался ночной энурез, до 10-14 — снохождения. С 10-ти лет возросла “внутренняя взрывчатость”, раздражительность.

Школу закончил в 17 лет, пытался поступить в Казанский университет на факультет журналистики, но не прошел по конкурсу. Стал работать на заводе электриком. Работа нравилась, справлялся с ней. По настоянию родителей поступил через год в филиал МАИ на вечернее отделение. Учился без интереса. Друзей не имел. Мечтал, “наперекор всему”, вновь держать экзамены на факультет журналистики.

Физическое состояние: больной высокого роста, астенического телосложения. Выглядит соответственно возрасту. Со стороны внутренних органов патологии не выявляется. АД 100/60.

Неврологическое обследование: имеется незначительная асимметрия лицевой иннервации — сглаженность правой носогубной складки, правая глазная щель несколько шире левой. Зрачки равномерны. Конвергенция глазных яблок недостаточная, отмечаются нистагмоидные подергивания при крайних отведениях. Реакция на свет вяловатая. Глоточный рефлекс слегка снижен. Координаторные пробы выполняет нечетко. В позе Ромберга слегка пошатывается. При выполнении координаторных проб дрожат пальцы рук, патологических рефлексов не выявляется. Сухожильные рефлексы слева несколько выше, чем справа. Нарушений чувствительности нет. Сила мышц рук и ног достаточная. Тонус нормальный. Отмечается ярко-красный стойкий рефлекторный дермографизм, потливость кистей рук.

С трудом сохраняет заданный ритм движений, перемена ритма и темпа затруднены. Ходьба “неуклюжая”, неритмичная. Координация движений средняя. Моторная память плохая. Музыкальный слух и музыкальная память неразвиты. Речь во время занятий по логоритмике затрудненная, с запинками, монотонная. Дыхание судорожное. Психическое состояние: сознание ясное, ориентирован полностью. О себе рассказывает неохотно. Во время беседы краснеет, покрывается испариной, отмечается сердцебиение. Жалуется на тяжелое заикание, “внутреннюю взрывчатость”, несильные головные боли, плохой сон. Мимика адекватна, но недостаточно выразительна. Настроение неровное, раздражителен, несдержан. Считает, что нарушение речи мешает ему иметь товарищей и стать журналистом. Интеллект соответствует возрасту и полученному образованию. Внимание неустойчиво, память несколько снижена, на вопросы, касающиеся круга интересов, отвечает формально, в письменной речи отмечается много ошибок. К помощи врачей и логопедов по поводу расстройства речи обращается впервые, в связи с неудачей на конкурсных экзаменах в университет. К логопедическим занятиям относится непоследовательно, много времени уделяет работе над речью, пунктуален, аккуратен в работе, в то же время некритичен, переоценивает свои успехи, раздражается в ответ на замечания. Речевое состояние, строение речевого аппарата: твердое небо высокое, куполообразное. Язык толстый, малоподвижный. Уздечка языка короткая. Нижняя челюсть малоподвижна. Прикус нормальный. Темп речи ускорен. Речь “сбивчивая”, смазанная. Артикуляция крайне нечеткая. Нечетко произносит звуки С, 3, Ц, Ч, Щ, Ш, Ж X, т.е. нарушено звукопроизношение всей группы шипящих и свистящих. Сам больной не ощущает затруденний при произнесении этих звуков. Заикание проявляется во всех видах речи. Судорожные запинки возникают в момент экспирации при произнесении гласных и щелевых согласных звуков. При этом артикуляционная мускулатура больного застывает в положении ближайшего согласного звука. В момент тонуса живот подтянут. Больной отмечает сжатие грудной клетки. Вдох короткий, резкий, напряженный. Выдох прерывистый, толчкообразный. Иногда в момент тонической судороги прорываются отдельные хриплые звуки. Очень часто экспираторные судороги сопровождаются ритмическими движениями мышц артикуляционного аппарата. При прорыве тонической судороги часто наблюдается картина артикуляционного клонуса. Клоническая судорога возникает и самостоятельно. Клонические судороги дыхательно-артикуляционной локализации. Тонические судороги проявляются в виде угловой судороги губ, языка и нижней челюсти. Кроме того, отмечается затруднение при произнесении звука Н, независимо от его места в слове, что указывает на распространение спазма на небно-глоточную занавеску. Речевое общение быстро утомляет больного, он начинает умолкать, производить перестановки, замены. Речь сопровождается движениями пальцев рук, притоптыванием ногой, кивательными движениями головы, раскачиванием туловища. Во время речи больной скован. В процессе логопедических занятий поставлены и введены в речь звуки С, 3, Ц, Ч, Щ, но их произношение остается недостаточно автоматизированным. Темп речи остается нестабильным, сохраняется ускоренная речь. Однако при активном внимании больного к речи темп нормализуется. Несколько уменьшилась “смазанность” речи. При активном внимании пациента к процессу артикуляции речь становится более четкой и выразительной. Судорожные сокращения артикуляторной мускулатуры остаются. На фоне ускоренного темпа речи проявляется артикуляционный клонус.

Посещение занятий аутогенной тренировки в течение двух месяцев дало возможность больному овладеть способностью к активному вниманию в процессе речевой артикуляции. Приемами релаксации больной не владеет, но в процессе занятий на короткое время ощущает мышечное расслабление и эмоциональное успокоение. Тем не менее, существенного влияния на речь эти состояния не оказывают. Несколько уменьшились гиперкинезы, особенно кивательные движения головой. В процессе лечения в клинике у пациента улучшился сон, настроение стало устойчивее. Научился активно следить за процессом произнесения, что облегчало речь, позволяло правильно произносить звуки, делало ее более плавной.

Анализируя данное наблюдение, можно отметить наследственную отягощенность речевой патологией, а также наличие перинатальных вредностей. Видимо, последнее явилось причиной задержки раннего физического развития и становления речевых функций. Наряду с поздним появлением речи, она характеризовалась обилием неправильно произносимых звуков, а также запинками, которые появились в период формирования фразы. С началом фразовой речи у пациента уже были заметны судорожные нарушения артикуляции. Заикание появилось без какой-либо предшествующей психической или физической травмы. Ярко выраженной психической переработки своего дефекта не было, логофобии по существу не отмечалось, тем не менее, пациент, считая себя неполноценным из-за заикания, тяготился речевым нарушением, так как, по его мнению, он из-за этого не стал журналистом. В психическом состоянии на момент обследования основным являлось наличие дисфорий, неустойчивости внимания. Неврологическое обследование выявляло нерезко выраженные симптомы диффузного поражения мозга в виде асимметрии лицевой иннервации, горизонтального нистагмоида, нарушения координации, плохой переносимости транспорта и духоты. Речь характеризовалась смазанной артикуляцией и быстрым темпом. Во время речевого общения отмечалось большое количество сопутствующих движений. Включение сознательного контроля за речью делало ее более плавной. На основании изложенного выше можно считать, что у пациента имелись симптомы раннего диффузного органического поражения мозга с явлениями редуцированного психоорганического синдрома, речевое нарушение относилось к неврозоподбной форме заикания.

Таким образом, для неврозоподобной формы заикания характерно:

1) судорожные запинки появляются у детей в возрасте 3-4 года;

2) появление судорожных запинок совпадает с фазой развития фразовой речи;

3) начало заикания постепенное вне связи с психотравмирующей ситуацией;

4) отсутствие периодов плавной речи и малая зависимость качества речи от речевой ситуации;

5) привлечение активного внимания заикающихся к процессу говорения облегчает речь;

6) физическое или психическое утомление, соматическая ослабленность ухудшают качество речи.

Довольно часто в практике встречаются заикающиеся, клиническая картина речевой патологии которых бывает смешанной.

Так, реактивное психогенное начало заикания может наблюдаться и у детей с органической неполноценностью мозга. В таких случаях на фоне задержки психомоторного и речевого развития, несовершенства звукопроизносительной стороны речи бывает достаточно “незначительного” психогенного воздействия, чтобы нарушилась хрупкая координация речедвигательного акта и появились бы судорожные запинки. Такое невротическое по своему происхождению заикание имеет сложную клиническую картину, в которой сочетаются симптомы разных уровней поражения деятельности центральной нервной системы функционального и органического.

В других случаях неврозоподобная форма заикания может осложняться целым комплексом вторичных невротических реакций, связанных с особенностями личностного реагирования на речевой дефект, что “маскирует” истинную природу речевой патологии. Такие формы речевой патологии являются смешанными и труднее поддаются коррекционным воздействиям

pedlib.ru