Захаров невроз у детей

Неврозы у детей и подростков — самый распространенный вид нервно-психической патологии. Как психогенные заболевания формирующейся личности, неврозы в аффективно-заостренной форме отражают многие проблемы человеческих отношений, прежде всего понимания и общения между людьми, поиска своего «я», оптимальных путей самовыражения, самоутверждения, признания и любви. Первоначально неврозы представляют эмоциональное расстройство, возникающее преимущественно в условиях нарушенных отношений в семье, прежде всего с матерью, которая обычно является наиболее близким для ребенка лицом в первые годы его жизни. Не меньшую патогенную роль в последующие годы играют отношения с отцом, если он не способен своевременно разрешить личностные проблемы развития своих детей. Оба родителя испытывают много личных проблем, нередко сами больны неврозом и придерживаются догматически воспринятых или исходящих из прошлого травмирующего опыта взглядов на воспитание без учета индивидуального своеобразия и возрастных потребностей детей. Все это дает основание рассматривать невротическое, психогенное по своему происхождению заболевание ребенка как своего рода клинико-психологическое отражение личностных проблем родителей, начинающихся нередко еще в прародительской семье. Неврозы — это своеобразный клинико-психологический феномен, формирующийся на протяжении жизни трех поколений — прародителей, родителей и детей.

Невроз является психогенным заболеванием формирующейся личности, поэтому на него оказывает влияние все то, что может осложнить процесс формирования личности у детей и способствовать общему нарастанию нервно-психического напряжения у родителей. К этим факторам относятся причины социально-психологического, социально-культурного и социально-экономического характера.

Из социально-психологических факторов заслуживают внимание наличие единственного ребенка в семье или эмоциональная изоляция одного из детей, если их несколько, недостаточная психологическая совместимость родителей и детей; конфликты; одностороннее преобладание (доминирование) одного из взрослых (как правило, матери или бабушки по материнской линии, если она проживает в семье); перестановка или инверсия традиционных семейных ролей; низкая продуктивность совместной деятельности членов семьи и, наконец, известная изолированность семьи в сфере внешних контактов.

pedlib.ru

Неврозы у детей и подростков. Анамнез, этиология и патогенез

В работе «Неврозы у детей и подростков» рассматривается взаимосвязь невротических расстройств с особенностями психического развития, с условиями воспитания и семейными отношениями, приводятся всевозможные формы их проявлений, раскрываются личные качества и характеристики родителей, приводящие к осложнениям внутрисемейной ситуации и невротическому развитию детей.

Оглавление

  • Введение.
  • Глава 1. Исходные понятия.
    • Дефиниция.
    • Эпидемиология неврозов.
    • Источники психогений.
    • Конституционально-генетический фактор.
    • Дата рождения, количество детей в семье и порядок рождения.
    • Глава 2. Своеобразие психического развития детей.
      • Антенатальные патогенные факторы.
      • Перинатальные патогенные факторы.
      • Постнатальные патогенные факторы.
      • Невропатия.
      • Резидуальная церебральная органическая недостаточность.
      • Дизонтогенез.
      • Темперамент.
      • Эмоциональный контакт родителей и детей.
      • Проблемы адаптации.
      • Упрямство.
      • Своеобразие детей до заболевания неврозом.
      • Глава 3. Страх и тревога в генезе неврозов.
        • Определение страха и его разграничение.
        • Значение страха.
        • Диагностика.
        • Распространенность страхов.
        • Семейная обусловленность страхов.
        • Возрастные особенности.
        • Страхи при неврозах.
        • Глава 4. Обследование детей.
          • Методика семейного приема.
          • Игра в кегли.
          • Интервью.
          • Рисование как способ диагностики.
          • Использование вопросников.
          • Внушаемость.
          • Глава 5. Личность родителей и отношения в семье.
            • Состав семьи и образование родителей.
            • Личность родителей.
            • Социально-психологическая структура семьи.
            • Конфликт в семье.
            • Глава 6. Особенности воспитания.
              • Неполная семья.
            • Глава 7. Патогенез неврозов у детей и подростков.
              • Конституциональный фактор.
              • Нервно-соматическая ослабленность.
              • Преморбидные особенности детей.
              • Возрастной фактор.
              • Понятие «жизненной ситуации».
              • Психическая травма.
              • Внутренний конфликт.
              • Нервно-психическое напряжение.
              • Патофизиология неврозов.
              • Изменения личности.
              • Заключение.
              • Приложение. Шкала невротизации.
              • Использованные методики.
              • Литература.
              • Читайте еще:

                Человеческая природа и социальный порядокФункция враждебности состоит, без сомнения, в том, чтобы активизировать энергию сопротивления, усиливать эмоциональную мотивацию, направленную на самосохранение или развитие.

                ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕПоближе к детской кроватке можно поместить икону — чтобы ребенок, когда лежит и болеет, видел ее. Хорошо бы затеплить лампаду. Когда родители входят в комнату, желательно, чтобы они благословляли сына или дочь своим троеперстием, особенно на ночь. Можно окружить ребенка освященными предметами.

                ГЛАВА 1 АППАРАТ ПАМЯТИСущественной особенностью обрабатывающих регистров является возможность обрабатывать одновременно только 7±2 ЕИ. Практика показывает, что полезнее ориентироваться на 5–7 ЕИ.

                Глава 6. ТемпераментыПраздность и сидячий образ жизни так же вредны для этого темперамента, как избыток утомления и тяжелых забот; потому что первое предрасполагает к лимфатизму и тучности, а другое разгорячает кровь и дает начало желчному состоянию.

                Элементы мысли[ 25 ]Следить в частности за отдельными результатами эволюции на этой ступени развития, очевидно, невозможно — так их много; но мы знаем, по счастью, две окончательные формы превращений

                Часть вторая. Они все еще с нами.Индейцы виррарика живут в самых отдаленных и недоступных районах гор, включая штаты Наярит, Халискои Закатекас. Они живут в «городах», которых на самом деле нет. Говоря «нет», я имею в виду вот что: если вам удастся преодолеть все трудности и добраться до этих мест — где нет ни шоссе.

                Вещие сныТак прошли годы. Михаил не чувствовал себя особенно счастливым, но у него все было, как у всех. Все его знакомые мужчины не очень ладили со своими женами, выпивали, старались заработать и отдыхали душой на рыбалках и в гараже. Зато росли дети. Танечке было уже тринадцать, а Роберту девять.

                СПАРИВАНИЕ. В ТОМ ЧИСЛЕ БЫСТРОЕНапоследок зададимся вопросом: почему унаследованные нами от предков программы так противоречивы?- Неужели и у других животных такая же сумятица? Оказывается, нет: обычно у диких видов программы весьма согласованы, притерты друг к другу; новые программы реализуются четко, а древние, которым они.

                Глава 17.. Правда тела.Я, пожалуй, берусь утверждать, что все формы лжи и обмана представляют собой ускользание от истинной сущности самих себя или от правды тела. Конечно, тело и самоосознание не могут быть двумя разделенными сущностями. Однако это не полностью подтверждает мою мысль. Мне бы хотелось донести до вас.

                bookap.info

                Павел Зыгмантович

                Психолог. Делаю сложное понятным

                «Психотерапия неврозов у детей и подростков», Захаров А. И.

                Книга, конечно, несколько устарела. Шутка ли – 1982 год издания. Но устаревание это совсем не критично, как ни странно. Монография (а это монография) основана на широких экспериментах (в некоторых выборка – от тысячи детей) и в этом её основная ценность.

                Автор рассказывает про эксперименты достаточно подробно и местами утомительно (для неподготовленного читателя). Но если не поддаваться скуке, можно найти много полезного.

                Например, очевиден факт – неврозы детей возникают из-за поведения родителей. Однако не стоит впадать в панику и сдувать с ребёнка пылинки. Чтобы породить у ребёнка серьёзные проблемы, нужно сначала создать такие же серьёзные проблемы у себя.

                А родителей с такими серьёзными проблемами, к счастью, всё же не так уж много. Относительно, понятно дело, речь не об абсолютных величинах, но вот вы, конкретно вы, скорее всего, никаких особых проблем своему ребёнку не создадите.

                Очень полезна практическая часть монографии. Если продраться через сухо и сложно написанный текст, можно увидеть конкретные приёмы психологической помощи ребёнку, которые родители могут использовать дома, не обращаясь к специалисту.

                Если делать какую-то выжимку из книги, то суть всей помощи ребёнку сводится примерно к следующему – побольше умеренности. Умеренно давайте ребёнку свободу, умеренно опекайте его, умеренно любите, умеренно ограничивайте, умеренно требуйте. И всё.

                Но, повторюсь, это выжимка. В тексте монографии содержится много нюансов и подробностей. Ради них книгу стоит осилить, пускай она и написана для специалистов.

                Отдельно порекомендую книгу тем, кто свято верит в тезис «в СССР не было психотерапии». Достаточно даже бегло изучить раздел «Обзор отечественной литературы», чтобы понять, какая разнообразная, самобытная и эффективная психотерапия была в Союзе.

                Итак, монография сложная, для специалистов, но я бы всё равно порекомендовал бы её многим родителям. Если вы тревожитесь за своего ребёнка – осильте эту книгу. Станет полегче.

                Захаров А. И. «Психотерапия неврозов у детей и подростков»
                Ни бумажной, ни легальной электронной версии нет. Но вы вполне сможете найти нелегальную электронную версию, это легко.

                Другие рекомендации хорошей литературы — здесь .

                zygmantovich.com

                Детские неврозы по А. И. Захарову

                У каждого ребенка в течение детства возможно развитие детских неврозов. Они могут развиваться из-за напряженного беспокойства. По мнению психотерапевта А.И.Захарова, в процессе развития человеческого организма, беспокойство может проявляться: как страх «быть ни кем» (младший дошкольный возраст); как страх «быть ничем»(старший дошкольный возраст); как страх «быть не тем»(младший школьный возраст) и как страх «быть не собой» (подростковый возраст). Внезапный, острый страх с переходом в ужас, с чувством неминуемой смерти от какой-то зловещей поломки в организме, может превратиться в болезненный, патологический. Все это на разных периодах развития может способствовать развитию неврозов. Невротический страх — есть боязнь чего-то опасного, происходящего прямо сейчас, — в отличии от тревоги, которая есть боязнь чего-то плохого в будущем, даже недалёком(М.Бурно,2008).
                В научной литературе прописано:»Неврозы (от греч. neuron — жила, нерв) — группа «пограничных» функциональных нервно-психических расстройств, проявляющихся в специфических клинических феноменах при отсутствии психотических явлений. Неврозы имеют полифакторную природу. В этиологии неврозов определённую роль играют следующие факторы: биологические (наследственность и конституция, длительные соматические заболевания); социально-психологические (неблагоприятные семейные обстоятельства, неправильное воспитание)[1.c.328-329].
                А.И.Захаров считает, что невротический страх, который или не оправдывается конкретной угрозой, или не соответствует ей по степени значимости, но всегда имеет определённую психологическую подоплёку своего происхождения (мотивацию). Невротический страх в виде общей боязливости, страха ожидания (в оригинале у З.Фрейда – невроза тревоги). Классической моделью невротического страха являются фобии. В отличие от невротического реальный страх возникает при конкретной внешней опасности , являясь выражением инстинкта сохранения (Фрейд.З.,1922). Страхов при неврозах достоверно больше, чем в норме, что подчеркивает повышенную чувствительность к страхам при неврозах, их большую выраженность и аффективную заряженность. В младшем дошкольном возрасте невротической разновидностью будет страх «быть никем», основанный на выраженной в этом возрасте потребности в эмоциональном признании и поддержке со стороны близких для ребёнка лиц, к которым он привязан. Страх «быть никем», не представлять, не значить, в оценках и отношениях окружающих имеет своим источником характерный для данного возраста страх одиночества , т.е. эмоциональной и социальной изоляции. Это страх быть отвергнутым, лишиться поддержки, быть ни с кем, наедине со своими беспокоящими (волнующими) проблемами, опасениями и страхами, от которых нет защиты и которые нарушают внутреннюю целостность. Чувство своей ценности, уверенность в своих силах и возможностях. Беспокойство ощущается наиболее остро, когда ребенок остается один, в темноте и в замкнутом пространстве комнаты, как это бывает при засыпании. Страхи у детей часто представляют вторичное образование относительно страхов родителей или их неадекватного, исходящего из неблагоприятных личностных особенностей по отношению к детям младшего дошкольного возраста. Действительно, страх «быть никем» чаще встречается у детей гиперопекающих и эгоцентрических родителей, создающих искусственную (формализованную) и аффективную напряженную среду в отношениях избыточными запретами, моральными предписаниями и подчёркнутой принципиальностью, равно как и чрезмерную, основанную на страхе одиночества, зависимость детей от себя и своего настроения. Эти же родители часто не обеспечивают необходимого тепла и любви во взаимоотношениях с детьми, требуя в то же время беспрекословного подчинения и беззаветных проявлений чувств любви и признания. Таким образом, они, в первую очередь матери, требуют от детей больше, чем могут дать сами в плане эмоциональной отзывчивости и поддержки. Страх «быть никем» максимально представлен при истерическом неврозе, являясь одной из центральных мотиваций его внутреннего конфликта.
                При истерическом неврозе клиническая симптоматика может проявляться в моторной сфере (судорожные припадки и пр.), в виде сенсорных и речевых нарушений (истерическая глухота, слепота, мутизм (немота)) и вегетативно-висцеральных расстройств (рвота,понос, нарушение сердечно-сосудистой деятельности и др.).
                Характерная черта указанных расстройств — это как правило, их небольшая глубина, демонстративность переживаний, их четкая ситуативная обусловленность. У детей истерические реакции имеют ряд особенностей: наиболее частыми нарушениями у них могут быть энурез, заикание, анорексия (отказ от пищи)[1. c.329].
                В старшем дошкольном возрасте формируется другая разновидность невротического страха — страх «быть ничем», т. е. не быть, не существовать. Источник этого страха — страх смерти, распространенный в норме и при неврозах. При последних он встречается уже в 5 лет, подчеркивая более выраженный, чем в норме, и аффективно (аффект- сильное эмоциональное переживание) заостренный инстинкт самосохранения. Иррациональные мысли у старших дошкольников типа: «а вдруг что-нибудь произойдёт, случится» приобретают навязчивый оттенок (помимо его воли) с активным избеганием всех связанных с ними тем. Всё это может быть связано с пребыванием в больнице, тяжелой болезнью, операциями, с тревожно-мнительным отношением в круге общения, смертью близких и знакомых, испугами со стороны животных, при падении и во время сна.
                Типичным у детей с неврозами младшего школьного возраста будет страх «быть не тем», т.е. не соответствовать общепринятым нормам, ожиданиям со стороны значимых лиц. Это страх сделать не так, как нужно, не то, что следует, т.е. страх ошибки, неудачи, поражения, своей несостоятельности в представлении окружающих, социальной изоляции. Страх «быть не тем» — это страх несчастья, беды вследствие нарушения общепринятых норм поведения: «а вдруг что-нибудь произойдёт, случится . ужасное, непоправимое». Данная мотивация воспроизводит страх «быть ничем», т.е предшествующий страх смерти как непоправимого и фаталистического несчастья, соотносимого не только со страхом смерти себя, но и со страхом смерти родителей. Сплав двух страхов «быть никем» и «быть ничем» получает своё преломление в страхе «быть не тем» и проявляется в виде невротического страха сделать что-либо не так, не то, не успеть, опоздать, всего того, что может обернуться непоправимой в чём-то бедой с предвосхищением возможных событий (тревожность).Страх «быть не тем» встречается в возрасте интенсивного развития нравственно-этических и нормативно-регулирующих социальных отношений, отражая возросший уровень самосознания в формировании личности, новую социальную позицию школьника. У младшего школьника в этот период создаются предпосылки развития собственного достоинства, самолюбия, выраженного чувства вины и совести. Завышенный уровень притязаний и излишний рационализм к себе в период повышенной внушаемости и со стороны родителей может привести к нервно-психическим напряжениям у детей, что может привести к неврастении.
                Неврастения является следствием перенапряжения, истощения нервной системы, переутомления.Термин «неврастения» ввел М.Бирд в 1869 г.(нервная астения, слабость). Клиническое проявление неврастении — синдром раздражительной слабости (не выносливость к сильным раздражителям, подавленное настроение и т.п.) Работоспособность нарушается в следствие ослабления внимания и повышенной утомляемости. Нередко наблюдается плохой сон, головные боли.
                Страх «быть не тем» часто сопровождается скованностью и излишним напряжением при опросах с места, ответах у доски, общения с незнакомыми людьми, выполнении ответственных заданий, в том числе при проведении контрольных работ и тестирования. У младших школьников типичным выражением страха «быть не тем» не только при неврастении, но и при неврозе страха будет торможение, реже возбуждение, при неожиданных вопросах, ответах на неподготовленную тему. В этих условиях легче проявляются заикание, тики, возможны рефлекторные позывы на низ, мочеиспускание, спазмы в виде комка в горле, болей в животе, икота, кашель, нарушение дыхания. Вместе с тем нарастают вегетососудистые реакции типа покраснения, прилива и озноба, головокружения и полуобморчных состояний. Все эти реакции отсутствуют в привычных условиях общения. Нередко торможение при ответах и застенчивость в контактах указывают на гипертрофированное чувство стыда, вины, опасения позора и социального неприятия, т.е. на страх быть не такими. как все. Это может иметь место при неврастении, неврозе страха и обессивном (навязчивом) неврозе. Объединяющим звеном будет тревожность, нарастающая в подростковом возрасте более активно, чем в норме.
                У детей и подростков с различными клиническим формами неврозов страх изменения возникает вначале от ощущения непроизвольного характера происходящих с ним болезненных изменений. Неспособность владеть собой означает разрыв между желаниями и возможностями их реализации. Подобная преграда вызывает чувство бессилия и безотчётного беспокойства, ассоциируется с действиями потусторонних сил. В немалой степени из-за страха изменения «я» подростки с неврозами не курят, не употребляют алкоголь, поскольку для них мучительно восприятие себя как ещё более неспособного контролировать чувства и соответствовать общепринятым нормам поведения. В этом они кардинальным образом отличаются от сверстников с психопатическим чертами характера, у которых ослаблен или извращен инстинкт самосохранения и которые испытывают чувство удовольствия, так называемого «кайфа», от ощущения своей физической и психической измененности. Более того, подростки с неврозом боятся, что в следствие нарастающего психического напряжения, расстройства соматических функций они могут не выдержать, «сломаться», сойти с ума, т.е. они боятся, что с ними может что-то случиться, произойти непоправимое — в максимальной мере это смерть или необратимые физические и психические изменения.
                Страх «быть не собой» — это одновременно и страх быть другим — обезличенным, лишенным самосознания, индивидуальности и самобытности. Ребенок страшится потерять человеческий облик, поскольку это означает быть посмешищем в глазах окружающих, вести себя нелепо, не так как нужно, как следовало бы, быть изгоем и отвергнутым. Таким образом, в мотивации страха «быть не собой» присутствуют страхи «быть ничем», «не тем» и «никем». Итак, страх «быть не собой» имеет при неврозах сложную мотивацию происхождения. Ведущая линия в нем — аффективно переживаемая невозможность быть собой вследствие прогрессирующих невротических изменений личности и реакции на навязываемый родителями образ «Я», несовместимый с индивидуально преломляемым самосознанием и потенцией развития. Рассматриваемые страхи можно сгруппировать следующим образом:
                «Быть никем» — страх одиночества — младший дошкольный возраст — истерический невроз;
                «Быть ничем» -страх смерти — старший дошкольный возраст — невроз страха;
                «Быть не тем» — страх несоответствия — младший школьный возраст- неврастения
                «Быть не собой» — страх изменения — подростковый возраст — обессивный невроз.
                Общим для перечисленных страхов является страх отсутствия признания (групповой поддержки) или страх «быть не таким, как все». Основой для данного центрального в формировании личности страха при неврозах будет потребность в самоактуализации и системе значимых межличностных отношениях или проблема «быть собой среди других» [А.И. Захаров. Происхождение и психотерапия детских неврозов. СПб.:Каро. 2006,c.94-116].

                Основные предпосылки возникновения неврозов у детей
                Материал Автор статьи Е.В. Мурашова
                Невроз — сложное, многокомпонентное заболевание, развивающееся на основе множества причин и предпосылок. Основные из них мы уже называли. Это инициирующая психологическая травма или длительно действующие стрессорные факторы, истощающие адаптационные возможности организма; особенности психологической защиты ребенка, его темперамент, его характер; а также — наличие индивидуально значимого внутреннего конфликта.
                Часто среди дилетантов, а иногда и от не слишком квалифицированных психологов можно услышать упрощенное толкование механизмов развития невроза, практически ограничивающееся первым пунктом вышеприведенного списка, то есть психотравмирующей ситуацией. У ребенка невроз, потому что его отдали в ясли или потому, что он долго лежал в больнице и перенес тяжелую операцию и разлуку с родными. Или (и это встречается еще чаще) невроз ребенка объясняется тем, что в семье сложные отношения между родными, часто бывают скандалы, папа приходит домой пьяным и т. д.
                Отдают в ясли множество детей, многие дети тяжело болеют и лежат в больницах, к сожалению, в огромном числе семей эмоциональная обстановка далека от стабильности и благополучия. Да и вообще, если взглянуть на обстоятельства трезво, то любой из пунктов приведенного выше списка встречается в жизни чуть ли не на каждом шагу. В чьей жизни не было психотравмирующих ситуаций (особенно подобных упомянутым)? Кто может поручиться за исключительную силу своих психологических защит и утверждать, что они нигде и никогда не дают сбоев? У какого человека нет никаких внутренних конфликтов между осознаваемой и неосознаваемой частью психики? Но невроз развивается далеко не у всех. Почему?
                И кто же подвержен наибольшему риску? Возможно ли это определить заранее, так, как практические врачи определяют группы риска по развитию заболеваний сердца, желудка, развитию сахарного диабета? Ведь, предвидя и зная, куда «подстелить соломки», гораздо легче предотвратить нежелательное развитие любых событий (в нашем случае — развитие невроза). Отчасти подобное предвидение возможно.
                Невроз, как и любое другое тяжелое заболевание, редко развивается на пустом месте. Так же как и всем другим серьезным расстройствам функционирования организма (инфаркт, онкологические заболевания, язва желудка), ему предшествуют расстройства менее серьезные, как бы предвестники. Такие предвестники известны врачам практически для всех распространенных заболеваний. Изменение кислотности и гастрит (предвестник язвы желудка), ишемическая болезнь сердца и другие нарушения его функции (предвестник инфаркта), состояние «предрака» (предвестник онкологических заболеваний) — все это серьезные поводы для тревоги и немедленного начала лечения. Если лечение правильно, своевременно и эффективно, то страшный «исход», как правило, удается предотвратить.
                Все это верно и для невроза. Выделяют так называемое предневрозное состояние и даже предневрозный характер. Что же это такое?
                Предневрозный характер формируется из более или менее полного сочетания следующих черт:
                • ребенок мнителен, робок, неуверен в себе;
                • как следствие этого, не доверяет другим;
                • ребенок чрезмерно зависим от значимых лиц, перекладывает на них всю ответственность за свою жизнь и поступки;
                • он тревожен, предрасположен к перестраховкам;
                • повышенно внушаем;
                • ребенок малоактивен, опаслив, избегает игр со сверстниками или, наоборот, повышенно активен, но это активность тревожная, с элементами демонстрационности;
                • обидчив, постоянно ждет насмешки, нападения;
                • он склонен долго и тяжело «переживать» собственные неудачи и вообще все события своей жизни и жизни семьи. И радость, и горе легко выбивают его из равновесия.
                С формирования такого характера и начинается путь ребенка к неврозу. Если среди приведенных черт преобладает педантичность, обостренный инстинкт самосохранения, боязливость, тревожность и мнительность, и при этом ребенок внимателен к мелочам, дотошен и рассудителен, то, скорее всего, у данного ребенка разовьется невроз навязчивых состояний.
                Если ребенок легко сдается перед трудностями, мнителен, робок, с удовольствием играет роль «больного и слабого», то здесь наблюдается явная предрасположенность к заболеванию неврастенией.
                Если же мы имеем дело с ребенком эгоистичным, с демонстративным, часто инфантильным поведением, если такой ребенок легко внушаем, капризен, вечно недоволен окружающими, постоянно требует повышенного внимания к своей особе, то такого ребенка, скорее всего, ожидает заболевание истерическим неврозом.
                Понятно, что при наличии у ребенка предневрозного характера родителям целесообразно обратиться к специалисту (психологу или психоневрологу) с тем, чтобы вовремя откорректировать имеющиеся нарушения.
                Как вы уже, несомненно, поняли, заболевают неврозом и дети, и взрослые. Но хотелось бы отметить, что неврозы, возникающие в детском возрасте, отличаются некоторым своеобразием. Это своеобразие заключается в том, что у детей достаточно часто наблюдаются так называемые моносимптомные неврозы, из самого названия которых явствует, что их клиническая картина проявляется всего одним, как правило, достаточно ярким симптомом. Иногда этот симптом выглядит весьма изолированным и непонятным, и только глубокий анализ анамнеза ребенка и семейной ситуации позволяет выявить все компоненты заболевания неврозом. К таким неврозам относятся невротическое заикание, тики, расстройства сна и аппетита, невротические энурез и энкопрез (недержание мочи и кала), патологические привычки, такие как сосание пальца, кусание ногтей и ногтевых валиков, онанизм, выдергивание бровей, ресниц и т. д.
                Что делать, если у ребенка невроз
                Невроз, как и многие другие заболевания, гораздо легче предотвратить, чем лечить. Но лечить его можно и нужно. Лечение невроза, как правило, длительное. Проводит его только специалист в тесном контакте с семьей ребенка.
                Невроз отличника – пример работы психолога
                Если предположить, что у Василисы невроз, то должны быть налицо все его компоненты. Давайте смотреть.
                Предневрозный характер — имеет место. Василиса гиперответственна, педантична, тревожна, несмотря на все свои способности и достижения не уверена в себе («Сто раз все перепроверит»). Очень зависима от мнения окружающих, боится совершить ошибку и повести себя «не так». Характер Василисы, судя по всему, результат взаимодействия воспитания и темперамента. По темпераменту Василиса, скорее всего, флегматик, склонна все делать неторопливо и как следует. А гиперответственность, высокую требовательность к себе в ней воспитали мама и бабушка. Делать много, на совесть, да еще и все делать правильно, все успевать — это тяжело. Поэтому Василиса допоздна сидит за уроками, почти не гуляет, не посещает никаких кружков.

                www.proza.ru

                Заключение. — Психотерапия неврозов у детей и подростков — Захаров А.И.

                Неврозы в детском возрасте являются клинико-психологическим выражением проблем семьи в трех поколениях: прародителей, родителей и детей. В этих поколениях происходят относительное уменьшение выраженности характерологических изменений, в наибольшей мере представленных в прародительской семье, и увеличение невротических, эмоциональных в своей основе и психогенных по своему происхождению изменений личности. Центром перекреста характерологических и невротических изменений в семье являются родители детей с неврозами.

                Изменения личности у родителей предшествуют развитию невроза у детей, способствуя возникновению конфликтных отношений в семье и неблагоприятно отражаясь на их воспитании. В связи с этим выделяются эгоцентризм, затрудняющий принятие ребенка и его индивидуальности и эмпатический контакт с ним в дальнейшем; тревожность, лежащая в основе гиперопеки; внутренняя конфликтность, осложняющая отношения в семье; а также излишняя принципиальность, ведущая к негибкости и чрезмерному контролю в отношениях с детьми.

                Главным патогенным аспектом отношения родителей является то, что они непроизвольно используют детей для разрешения своих личностных проблем и кризисных ситуаций в семье. Здесь и одностороннее привязывание ребенка к себе, предотвращающее страх одиночества, и конфликтное неприятие в нем черт темперамента и характера другого родителя, гиперопека, уменьшающая чувство беспокойства, эффективность в обращении с детьми, разряжающая эмоциональное напряжение родителей.

                Особое значение приобретает паранойяльный настрой родителей, имеющий своими предпосылками авторитарные черты личности прародителей (в основном у бабушки ребенка по линии матери) и общие с прародителями гиперсоциализацию, сензитивность, тревожность. Если гиперсоциализация и сензитивность в той или иной мере присущи обоим родителям, то тревожность — преимущественно матери, отцу же более свойственна мнительность. Вместе это образует тревожно-мнительную констелляцию черт характера родителей.

                В плане воспитания авторитарность прародителей сказывается у родителей безоговорочным навязыванием своего мнения, гиперсоциализация — чрезмерной принципиальностью в отношениях с детьми, сензитивность — склонностью к образованию рудиментарных идей отношения в виде недоверчивости и настороженности к собственному опыту ребенка, к влиянию на него сверстников и воспитателей, повышенной обидчивости во взаимоотношениях с ним, ревности к вниманию другого родителя. Тревожность звучит в защите ребенка от невротически воображаемых опасностей, мнительность — в ритуально-педантичном предопределении его образа жизни. Чем выше тревожность матерей и чем они старше по возрасту, тем больше тревожность у детей, клинически проявляемая неврозом страха и неврозом навязчивых состояний. В то же время пунктуальность и педантичность отцов коррелируют со степенью выраженности У детей психомоторных расстройств (в первую очередь навязчивых тиков).

                Невротическая, большей частью тревожная, основа паранойяльного настроя мотивирована травмирующим жизненным опытом родителей в прошлом, низкой степенью их самопринятия в настоящем и стремлением предотвратить подобный опыт у ребенка в будущем. В итоге паранойяльный настрой родителей представляет собой не только характерологическое, но и невротическое образование в их личности, являясь сплавом этих образований в изученных нами трех поколениях семьи.

                Основная патогенная роль паранойяльного настроя родителей заключается в недоверии к возможностям ребенка, его опыту формирования «я», что приводит к непринятию его индивидуальности, несоответствию требований и ожиданий родителей реальным возможностям детей, их возрастным потребностям, наиболее адекватному для них ритму и темпу психического развития. Недоверие к формирующемуся опыту детей, непринятие их индивидуальности и несоответствие воспитания возрастным возможностям и потребностям развития вместе с конфликтными отношениями в семье представляют собой главные психотравмирующие аспекты существования детей в семье.

                Навязывание родителями своей характерологически и невротически измененной «я-концепции» и возникающий вследствие этого внутренний конфликт у детей составляет сущность психогенного механизма происхождения их невроза, когда они воспринимают навязываемый опыт как неестественный для них, несовместимый с возможностями и потребностями развития и отличающийся от норм общения, принятых среди сверстников, т. е. от «я-образа» — представления о себе, с точки зрения других. Навязанный и тем более внушенный опыт не может быть отторгнут усилием воли. Его можно пережить или, как это происходит в изучаемых нами случаях, переболеть им, когда он, подобно инородному телу, может быть отторгнут посредством невроза, выражением чего является аффект — эмоциональное расстройство.

                В психологическом отношении невроз — парадоксальное средство решения проблем, реактивно-защитный способ их переработки, неосознаваемая попытка избавиться от них и обрести душевное равновесие. Неосуществимость такой попытки порождает пессимизм, неверие в свои силы и личностный регресс. Вместо присущих детям доверчивости, наивности и непосредственности развиваются недоверчивость, настороженность и страх, представляющие собой неадекватную форму приспособления к действительности, основу для тревожно-мнительного и паранойяльно-защитного развития их личности и создающие среди сверстников мнение о таких детях как о «недотрогах».

                Итак, психогенные изменения формирующейся личности детей обусловлены неудачно и драматически переживаемым опытом межличностных отношений, отсутствием возможности создания приемлемой «я-концепции» с вытекающей из этого неустойчивостью самооценки, болезненно-чувствительным, эмоционально-неустойчивым и тревожно-неуверенным «я». Подобный психогенно искаженный образ «я» отличается от сложившегося образа «я», идеального стандарта и стандарта культуры и свидетельствует о невротической дезинтеграции процесса формирования личности ребенка, его маргинальной, противоречивой внутренней позиции. Невротическая дезинтеграция «я» переживается вначале как невозможность соответствовать требованиям и ожиданиям родителей и оставаться в то же время самим собой, в дальнейшем — как несоответствие нормам общения, принятым среди сверстников. Неразрешимый характер этого внутреннего противоречия как источник постоянной аффективной напряженности и беспокойства декомпенсирует защитные силы организма, его активность и жизненный тонус. В этих условиях нарастает аффективная непереносимость сложных жизненных ситуаций, обусловленная психотравмирующим жизненным опытом, беспокойством и страхом изменения «я» и проявляющаяся тревожно-мнительным, аффективно-нетерпеливым и защитно-эгоцентрическим стереотипом личностного реагирования.

                В результате невроз как болезненно-защитная форма реагирования на аффективно переживаемые и неразрешимые проблемы развития, выражения и признания своего «я» снижает творческий, эмпатический потенциал личности, осложняет адаптацию среди сверстников и затрудняет дальнейшее принятие ролей.

                Ключевыми вопросами патогенеза являются тесно связанные между собой паранойяльный настрой родителей, страх изменения «я» у детей и неразрешимая для них проблема «быть собой среди других». Если паранойяльный настрой родителей проявляется недоверием к детям, то следствием этого будет недоверие детей к себе, выражающееся неуверенностью в своих силах и возможностях. Неверие в себя, иначе низкий уровень самопринятия, порождает недоверие к другим, к новому опыту, неспособность к переменам, что находит свое отражение в страхе изменения «я». Недоверие к себе (неуверенность) и недоверие к другим (страх изменения «я») создают неразрешимую для личности проблему «быть собой среди других».

                Основанная на патогенезе неврозов психотерапия направлена на восстановление и укрепление психического единства личности в процессе семейной, индивидуальной и групповой психотерапии.

                Задача семейной психотерапии заключается в восстановлении функционального единства семьи посредством нормализации отношений и психического здоровья ее членов. В первую очередь это относится к родителям, психотерапия у которых проводится одновременно с психотерапией у детей. Вместе с формированием оптимального настроя родителей на лечение, изменением их взглядов на воспитание и сотрудничеством с врачом в разрешении ряда семейных проблем это создает необходимые предпосылки для психотерапии детей.

                Задача индивидуальной психотерапии состоит в достижении психического единства и актуализации возможностей развития посредством перестройки отношений, разрешения внутреннего конфликта, устранения блокирующих личностное развитие страха изменения «я», неуверенности в себе и болезненного перенапряжения психофизиологических ресурсов организма. Действенность психотерапевтического вмешательства, включая внушение, объясняется принципиально обратимым характером невротических расстройств, когда усиление здорового «я», адаптивных систем организма в процессе психотерапии сопровождается ослаблением и отторжением болезненного «я», клинических проявлений невроза, укрепляя тем самым ядро личности и ее психическое единство. Интеграции «я» способствует доверие врача и родителей к больному. Вместе с улучшением самочувствия это развивает доверие к себе и отзывчивость к другим, что создает веру в себя, выражаемую уверенностью в своих силах и возможностях, решительностью в действиях. В результате индивидуальной психотерапии развивается умение контролировать чувства и владеть собой.

                Необходимым условием для проведения групповой психотерапии является позитивная динамика личностных изменений при индивидуальной психотерапии ввиду улучшения нервно-психического состояния больного, в первую очередь уменьшения возбудимости, астении и психомоторных расстройств, разрешения в основных чертах внутреннего конфликта, развития доверия к себе и уверенности в своих силах. Задача групповой психотерапии заключается в укреплении психического единства личности посредством нормализации межличностных отношений. Обучающей моделью адаптивного взаимодействия служит сама психотерапевтическая группа, состоящая вначале из сверстников, а затем из сверстников и взрослых.

                В рассматриваемом значении психотерапия означает не возврат к прошлому, а свободу от его посягательств на настоящее и будущее снятием зафиксированных в прошлом опыте страхов и тревог, уверенность в себе и одновременно в своей способности соответствовать другим, быть среди них. В этом плане особое значение приобретает коррекция недоверия родителей к детям (в процессе семейной психотерапии), недоверия детей к себе (в процессе индивидуальной психотерапии), недоверия к другим, выражаемого страхом изменения «я» в процессе групповой психотерапии, что приводит к разрешению личностной проблемы «быть собой среди других».

                Таким образом, семейная, индивидуальная и групповая психотерапия представляет стадии единого, системно понимаемого психотерапевтического процесса, направленного на восстановление и укрепление психического единства личности посредством нормализации отношений в семье (семейная психотерапия), разрешения внутреннего конфликта (индивидуальная психотерапия) и налаживания отношений со сверстниками (групповая психотерапия). Итогом психотерапевтического процесса является нормализация психического функционирования и актуализация возможностей личностного развития в социальном контексте отношений.

                Без оказания соответствующей психотерапевтической помощи психогенные нарушения в формировании личности детей становятся устойчивыми, эгоцентрически заостренными и тормозимыми чертами характера, что способствует появлению у них в дальнейшем под влиянием тех или иных жизненных трудностей аффективно неразрешимых проблем общения и понимания других людей, которые, в свою очередь, могут оказывать неблагоприятное воздействие на взаимопонимание в браке и воспитание детей. Разорвать этот замкнутый круг можно только широким комплексом социальных, медико-педагогических, психопрофилактических и психотерапевтических мероприятий, включая дальнейшее развитие специализированной Службы семьи и организацию направленной психотерапевтической помощи детям и подросткам.

                www.psyoffice.ru