Запор при депрессии лечение

ПРОБЛЕМЫ С КИШЕЧНИКОМ ЗАПОРЫ

Запор — это наиболее вредное для организма состояние, которое быстро приводит к возникновению тяжелых заболеваний.

Под запором понимается длительная задержка кала в кишечнике или систематическая слабая деятельность кишечника (насильственный, недостаточный стул). При этом каловые массы, скапливаясь в толстом кишечнике, приводят к его растяжению, существенному изменению формы и размера. В результате только за счет этого происходит смещение и сдавливание внутренних органов, что отрицательно влияет на их работу. Количество воды в испражнениях при запоре меньше нормального и не превышает 60% (вместо 80%), испражнения сухие.

Из-за того, что человек продолжает есть, а стула нет, каловые вещества через слизистую оболочку толстого кишечника всасываются в кровь и циркулируют в ней, отравляя весь организм. В напряженном режиме работают «второстепенные» органы выделения — печень, кожа, легкие. Большая нагрузка приходится на почки. Каловые шлаки накапливаются в соединительной ткани организма, подрывая иммунитет. Подобное самоотравление ставит организм в крайне тяжелые условия, быстро его изнашивает (старит) и служит причиной развития огромного количества болезней — от обычных простуд, аллергий и паразитарных болезней до онкологических, сердечно-сосудистых, кожных заболеваний и гормональных расстройств.

Внешние признаки запущенного запора: тяжелое, а порой зловонное дыхание, обложенный налетом язык, быстрая утомляемость, плохой цвет кожи и волос, прыщи, сыпь, избыток жира или сухость кожи.

Больные запором иногда жалуются на целый ряд неприятных ощущений, не имеющих прямого отношения к пищеварительному тракту. Сюда относятся: тупые головные боли, локализующиеся в основном в теменной и затылочной областях, плохое, подавленное настроение, ослабление памяти, неприятные ощущения в области сердца и неровное сердцебиение, неприятный вкус во рту, запах изо рта и т. д. Иногда наблюдаются диспепсические явления — изжога, отрыжка, тошнота, давление в подложечной области.

Задержка испражнений в кишечнике в результате его функциональных расстройств называется привычным запором. Причины функциональных расстройств могут быть следующие:

1) алиментарные (пищевые);

3) эндокринного происхождения;

6) запоры при органических заболеваниях центральной нервной системы;

8) запоры как профессиональное заболевание. Нередко встречаются и смешанные формы функциональных запоров.

Алиментарные запоры принадлежат к числу наиболее частых форм функционального расстройства динамики кишечника. Хотя движения кишечника зависят от многообразных нервно-гуморальных влияний, все же решающее значение для образования испражнений и выделения их из организма имеет состав пищи. При скудной количественно пище, при однообразном питании (преимущественно мясными или мучными блюдами), бедном стимуляторами кишечной перистальтики, при нарушении режима питания могут развиться стойкие запоры.

Пища, содержащая мало растительных остатков (мясо, творог, яйцо), вследствие недостаточности пищевых раздражителей кишечника также ведет к алиментарным запорам. Известно, что белок мяса и яиц усваивается до 97-98% и оставляет мало шлаков. Отсутствие в пище витаминов группы В ведет к нарушению кишечной перистальтики. Развитию запора может способствовать недостаточное употребление воды, усиленная потеря воды, употребление воды, содержащей много извести, а также сухая, обезвоженная пища.

Дискинетические запоры составляют наиболее распространенную форму привычных запоров. В основе дискинетического процесса кишечника лежит нарушение координации различных видов моторики, в результате которого развиваются одновременно спазмы в одних участках и атония в других. При этом запоры, возникшие вследствие уменьшения двигательной деятельности кишечника, принято называть атоническими. А запоры, возникшие в результате судорожного сокращения стенки кишки,- спастическими.

Атонический запор возникает в результате того, что нервные окончания кишечника либо слабо раздражаются, либо частично теряют способность воспринимать раздражение. Недостаточная стимуляция движений может возникнуть вследствие малого образования каловых масс при нецелесообразном питании, уменьшении химических возбудителей (гормонов).

Причиной атонического запора может быть также истощение нервных рецепторов стенки кишечника в результате применения частых и сильных раздражителей (например, сильнодействующих слабительных или клизм). Кроме того, угнетают моторику кишечника депрессивные эмоции и настроения, сознательное подавление позыва к опорожнению. В основе атонических запоров может лежать падение тонуса нервно-мышечного аппарата кишечника после тяжелых заболеваний, особенно инфекционных, после резкого истощения, у пожилых людей. Недостаточная физическая активность (у работников умственного труда, служащих и т. п.) также способствует появлению этого вида запоров.

Спастический запор — это нарушение нормального планомерного продвижения каловых масс по кишечнику вследствие усиленной, беспорядочной, а потому и нецелесообразной перистальтики толстых кишок. Спазмы чаще всего развиваются в местах, которые и при нормальных условиях находятся в состоянии усиленного сокращения (переход одной кишки в другую, заслонки и сфинктеры).

Причины спастических запоров весьма разнообразны. В одних случаях это повышенная раздражительность кишечника вследствие воспалительных или язвенных процессов (полипы, глисты, дисбактериоз, трещины заднего прохода), в других — рефлекторный ответ от больных органов брюшной полости, особенно мочеполового аппарата, в третьих — запоры возникают из-за боязни причинения боли. Эта форма запора появляется в результате длительных болезненных опорожнений (из-за трещин, геморроя, язв или рубцов в прямой кишке), заставляющих больного воздерживаться при позыве и подавлять его, или вследствие ложного стыда при злоупотреблении клизмами и т. д. Считается, что не менее чем в 50% случаев хронических запоров причиной является болезненное выбрасывание кала.

Запоры эндокринного происхождения. Нарушение работы эндокринных желез, особенно недостаточность гормональной секреции, ведет к появлению привычных запоров. Запоры эндокринного происхождения чаще бывают атонического вида.

Токсические запоры. К ним относятся хронические запоры при профессиональных отравлениях, при отравлении никотином у курильщиков, наркоманов, при злоупотреблении лекарствами (опий, белладонна, кодеин) или пищей с большим содержанием дубильных и вяжущих веществ. Токсические запоры могут быть атонического и спастического вида.

Рефлекторные запоры являются результатом воздействия того или иного больного органа брюшной полости на кишечник. Сюда относятся многочисленные запоры при заболеваниях половой сферы. У мужчин это уретриты, простатиты и т. д. К этой группе следует отнести запоры при заболеваниях, например, почечных лоханок, особенно при почечно-каменной болезни, при холециститах и т. д. Важно выяснить источник рефлекса, вызывающего запор, так как это даст возможность устранить первопричину и добиться полного исцеления. Рефлекторные запоры чаще бывают спастического вида.

Заболевания центральной нервной системы часто сопровождаются упорными, не поддающимися обычному лечению запорами. Например, воспаление мозговых оболочек как спинальных, так и церебральных, может привести к запорам.

Психонервные запоры занимают особое и чрезвычайно важное место среди запоров функционального происхождения. У человека сам акт опорожнения в значительной мере подчинен психике, поэтому изменение условий обычной жизни часто влечет появление задержки испражнений. Сюда относятся, например, запоры в первые дни путешествия по железной дороге, а также различные формы запоров в результате подавления привычного позыва. Однако и вся остальная психонервная деятельность человека также влияет на деятельность кишечника. Устойчивые запоры могут возникать при депрессии, нервном переутомлении, в результате психических конфликтов, лежащих в подсознании. Психонервные запоры при депрессии и нервном переутомлении чаще бывают атонического вида. Что касается остальных видов психонервных запоров, особенно подавления позывов на стул и психических конфликтов, лежащих в подсознании,- это, бесспорно, запоры спастического вида.

Профессиональные запоры свойственны главным образом лицам, занятым сидячей работой. Запоры вследствие профессиональных отравлений встречаются на производствах и в отраслях промышленности, где работа связана со свинцом (у плавильщиков свинцовых руд, у рабочих, изготовляющих свинцовые ящики, трубы, ведра, проволоку, реторты, у отливающих типографский шрифт, работающих со свинцовыми белилами и другими свинцовыми красками, в малярном деле, в керамической промышленности). На фабриках анилиновых красок, где применяется бромистый или йодистый метил, у рабочих также наблюдаются профессиональные запоры вследствие хронического отравления этими веществами (вот почему так важно проводить профилактические курсы очищения для поддержания своего здоровья в относительном порядке).

Профессиональные запоры чаще имеют вид атонического запора.

При разных формах запора внешний вид испражнений отличается. При проктогенном запоре выделяются значительные количества сформированного кала, при атоническом — кал темного цвета, цилиндрообразной формы с продольными отпечатками или в виде комков, то большего, то меньшего размера. При спастических формах кал имеет сплющенную форму, иногда в виде ленты, или выделяется маленькими фасетированными комками типа овечьего кала. Для некоторых спастических запоров характерно появление слизи в виде тонкой паутины, обволакивающей каловые комки. Слизь эта может выделяться как результат реакции стенки кишки на механическое раздражение ее калом. Иногда на поверхности кала можно видеть отдельные кровяные жилки в результате механических повреждений геморроидальных узлов или слизистой самого ануса твердыми кусочками кала.

Итак, хронические запоры, проявляющиеся весьма однообразно в основном симптоме заболевания — задержке испражнений, имеют весьма разнообразные причины, начиная от грубых анатомических изменений формы и проходимости кишечника и кончая тонкой, едва уловимой игрой психики. Правильно определенная причина запора является залогом его успешного лечения.

Лечение запоров может быть диетическим, физиотерапевтическим, медикаментозным, психотерапевтическим, бальнеологическим, хирургическим, но всегда должно иметь предпосылкой правильное индивидуальное распознавание формы запора, диктующее применение лечебных методик в каждом отдельном случае.

Диетическая терапия при алиментарных запорах и запорах, развившихся на почве пониженной возбудимости нервно-мышечного аппарата кишок, позволяет усилить раздражение кишечника пищей, содержащей много балластных веществ или химически раздражающей стенку кишки.

При этом из рациона исключаются продукты, особенно легко и хорошо перевариваемые желудком и кишечником. При этих формах запора не следует делать длительных перерывов в приеме пищи, при составлении меню необходимо ограничивать потребление мясных и рыбных супов, нежных сортов мяса, рыбы, белого хлеба, печенья из тонких сортов муки, какао, рисовой, манной каши, картофельного пюре и т. п. Полезны продукты с большим содержанием клетчатки: черный хлеб, мед, медовые пряники, гречневая рассыпчатая каша, овощные супы, капуста, огурцы, свекла, салаты, морковь, репа, редька, горох, бобы, грибы, яблоки и другие фрукты, особенно сливы.

Овощи и фрукты по возможности употреблять в сыром неизмельченном виде. К числу пищевых веществ, раздражающих кишечник своим химическим составом, относятся сахар, особенно фруктовый и молочный, и мед. Также полезны двухдневный кефир, простокваша, кумыс и другие кисломолочные продукты. Из напитков рекомендуются свежевыжатые соки, минеральная вода, насыщенная углекислым газом. Такую диету следует вводить постепенно.

Устранению атонических запоров помогают продукты, обладающие сильным слабительным действием: сливы, чернослив, инжир. Свекольный и шпинатный соки превосходны в этом отношении. Фрукты при приготовлении заливают очень горячей водой и оставляют так на всю ночь. Полезно каждое утро съедать несколько слив, «а если возможно, то и в течение всего дня. Очень важно тщательно пережевывать пищу, так как во время жевания активизируется перистальтика кишечника.

Примерное питание в течение дня при атоническом запоре следующее.

Завтрак должен состоять из свежих спелых, сочных фруктов, но если запор чрезвычайно сильный, то следует мелко натереть на терке сравнительно большую чашку свежей капусты и яблок. Но в таком случае ничего, кроме смеси тертых яблок и капусты, есть нельзя.

Смесь: 1 ст. ложка меда, 2 ст. ложки воды, 2 ст. ложки сырой овсяной крупы, 1 ст. ложка зерен проросшей пшеницы, 2 натертых на терке яблока среднего размера, 1 ст. ложка натертых на терке орехов и сока от половины лимона. Все перемешать. Для лучшего результата ничего, кроме упомянутых продуктов, есть не следует, но разрешается есть этот «салат» без ограничений. Ужин должен состоять из нескольких вареных несочных овощей, салата из зеленых лиственных овощей и творога. Вместо творога можно съесть на выбор что-то одно: сыр, или кусочек рыбы, или вареное яйцо, или орехи.

Чтобы укрепить слабые стенки толстого кишечника и восстановить его мышцы, рекомендуется чаще пить свежевыжатые соки свеклы и шпината, смешанные с морковным соком. Чем сильнее запор, тем больше пропорция свекольного или шпинатного сока и меньше морковного. Если же начнет сильно слабить, следует уменьшить количество свекольного или шпинатного сока и увеличить количество морковного.

При атоническом запоре можно использовать народные рецепты.

Утром 2 ст. ложки отрубей залить стаканом кипятка и запарить. Когда остынет, воду слить, а гущу съесть натощак. Обычно через 5 дней улучшается пищеварение, а через 10 дней — нормализуется стул. Прием отрубей хорошо сочетать с клизмами.

В качестве естественного слабительного средства при атонических запорах можно использовать чай из коры крушины. Именно так раньше поступали в деревнях: брали 15 г коры крушины и заваривали в 0,5 л воды, пили как чай.

Совершенно иная диета составляется при спастических формах запора.

Здесь неуместно назначение грубых веществ, раздражающих и без того уже раздраженную стенку кишок. Поэтому людям, страдающим такими запорами, растительная пища, содержащая клетчатку, рекомендуется только в кашицеобразном виде, причем особое значение придается жирам, сливкам, сливочному и прованскому маслу, уменьшающим спазм кишечника. Овощи и фрукты следует употреблять в вареном виде с добавлением сахара. При спастических запорах назначают механически и химически щадящий стол, как при поносах. Запрещаются холодные напитки, особенно газированные, и отдается предпочтение чаю, кофе со сливками. Такую диету принято называть щадящей противоза-порной диетой.

Можно использовать народные средства при спастическом запоре.

1. В 1 л воды засыпать 1 ст. ложку семени льна, довести до кипения и кипятить на слабеньком огне 20 минут. Остудить, вылить в кружку Эсмарха (2-литровую грелку) и добавить туда 2 ст. ложки горчичного масла (оно разогревает и смягчает организм, предотвращает спазм толстого кишечника). Заменитель горчичного масла готовят так: взять 200 г оливкового масла, добавить в него 1 ч. Ложку порошка горчицы и хорошо перемешать.

Приготовленную смесь вводят в виде клизмы вечером перед сном.

На 2-й день делают то же самое, но с 1,5 л воды и 1 ? ст- ложки семени льна.

На 3-й день — с 2 л воды и 2 ст. ложками семени льна (не забывать добавлять 2 ст. ложки горчичного масла).

На 4-й день делают перерыв.

С 5-го по 7-й день — клизмы, как в 3-й день, а на 8-й день — перерыв.

С 9-го по 11-й день — клизмы, как в 3-й день, а на 12-й день — перерыв и повторить еще один курс.

В зависимости от изменений в состоянии здоровья, процедуру повторяют еще 3 дня, либо 6, либо все 12 дней.

2. Принимать по 1 ст. ложке желе, изготовленного из зрелых плодов бузины, сваренных без сахара, 1-2 раза в день. Можно добавить мед.

3. Страдающим запором знахари советуют пить воду, в которой долго варились сливы или овес. Сок редьки, рассол капусты в теплом виде, простоквашу и чай из сушеной вишни и сушеных яблок пить 4-5 раз в день.

Физиотерапевтическое лечение. При атоническом запоре показаны лечебная гимнастика с упражнением брюшного пресса, холодный душ, холодные обтирания и обливания живота, продавли-вание живота руками. Рекомендуется заниматься спортом, отдавая предпочтение ходьбе, легкому бегу, плаванию, верховой езде и другим видам движений, в которых используется встряска.

При проктогенном запоре (застое каловых масс в области прямой кишки) рекомендуются массаж прямой кишки и микроклизмы из упаренной урины.

При спастическом запоре все указанные выше процедуры противопоказаны. Здесь уместно назначать постельный режим, грелки, согревающие водочные компрессы, теплые сидячие ароматические ванны, парафиновые аппликации. Совершенно исключаются всякого рода массаж и гимнастика.

При дискинетических запорах показаны компрессы на живот из теплой упаренной до 1/4 урины. Что касается клизм, то их делают просто с теплой водой. Хороши молочно-масляные микроклизмы на ночь. Можно применять теплые клизмы из свежей урины, но при этом нужно следить за реакциями организма.

Медикаментозное лечение запоров должно быть только дополнительным. При лечении запоров необходимо ограничить применение слабительных, назначая из них только наиболее мягкие, преимущественно растительного происхождения. К ним относятся препараты ревеня, александрийский лист, сложный порошок солодкового корня.

Известно, что сладость и фруктовые кислоты способствуют кишечной перистальтике. Сильным сладким вкусом обладает сорбит (больше, чем у сахара). Его используют в качестве заменителя сахара. Сорбит можно с успехом использовать для приготовления слабительного варенья. Взять 1 кг сорбита, 1 кг любых ягод или яблок и сварить из них обычное варенье. Употреблять по 1-2 ч. ложки. Если действует слабо, то можно увеличить дозу, но осторожно, ибо стул может быть сильным и с болями внизу живота.

При хронических запорах не рекомендуется применять алоэ, касторовое масло и сильные минеральные слабительные, не следует длительно применять и большинство синтетических слабительных средств. То же относится и к систематическому промыванию, клизмам, особенно если они содержат раздражающие кишечник вещества, например мыло, соль (упаренная до ? урина).

Как слабительные, так и клизмы, применяемые изо дня в день в возрастающих количествах, всегда ведут к понижению раздражимости «нервно-мышечного аппарата кишок, а следовательно, при временном симптоматическом успехе — к ухудшению основного заболевания. Это относится к атоническому и проктогенному запорам, особенно к спастическим его формам, где раздражение и без того весьма чувствительного кишечника ведет к усилению спазма, сопровождающегося значительными болями с последующим обострением болезни. В этих случаях более действенными оказываются не слабительные, а противоспазматические средства (например, атропин).

Большое значение при спастических запорах имеет витаминотерапия, особенно употребление витамина В1 (проросшая пшеница в разных видах, со-котерапия).

В ряде случаев следует назначать масляные теплые (31-32 °С) клизмы с прованским, подсолнечным маслом, молочно-масляные. Действие их должно рассматриваться не как опорожняющее, а как противоспастическое, вследствие чего клизмы ставят на ночь и оставляют до утра, лучше 2- 3 раза в неделю по 1-2 стакана чистого масла (без воды), вводимого в кишечник медленно мягким длинным наконечником.

Полезно добавлять в состав клизмы льняное семя. Взять 1 ст. ложку толченого льняного семени (его можно заменить овсом, ячменем или листьями мальвы), вскипятить в 4 стаканах воды, процедить и добавить 1 ст. ложку соли и(или) добавить 2 ст. ложки льняного или конопляного масла. Указанные компоненты обладают расслабляющим и проникающим действием, что необходимо для расслабления спазмированной толстой кишки. Клизму делают теплой водой.

Эта же клизма хорошо подойдет для тех, кто только начинает очищение кишечника и у кого возникают трудности с прохождением воды. Рекомендуется первоначально «расширить» толстый кишечник с помощью этих клизм, а далее применять обычные очистительные клизмы с 2 л воды или мочи.

Бальнеологическая и курортная терапия запоров хотя и показана, но больным не нужно внушать, что это необходимое средство лечения. В виде питья применяются ессентукские воды, холодные железноводские; противопоказано постоянное применение горьких вод (Баталинский источник). Курортное лечение имеет значение не столько благодаря применению питьевых вод, сколько в связи с общим влиянием перемены обстановки на психонервную деятельность больного: освобождение его от привычных раздражений, смена впечатлений, диеты , образа жизни.

Нужно следить за тем, чтобы стул был ежедневным. Необходимо ограничить бесконтрольное применение лекарств (опия, вяжущих средств), выполнять разумную физическую нагрузку. Нельзя злоупотреблять алкоголем и курением, так как это оказывает вредное влияние на моторную функцию кишечника. Питание должно содержать достаточное количество витаминов, воды, клетчатки и быть определенного объема, чтобы моторика толстого кишечника работала нормально.

Запоры как причина заболеваний

Знайте, что венозная кровь нижнего отдела прямой кишки не проходит через печень, а попадает неочищенная прямо в сердце. Если прямая кишка грязная (запоры, насильственный, недостаточный стул), то кровь от нее, насыщенная токсинами, подрывает сердце, приводя к распространенным сердечным заболеваниям (сердечная недостаточность, порок сердца и т. д.). Медикаментозное лечение этих болезней бесперспективно, ибо сердце (как и любой другой орган) восстанавливается от чистой, здоровой крови, а если она постоянно грязная, никакие лекарства не помогут. В итоге человек страдает от собственной безграмотности, и никакие импортные лекарства, заграничное лечение и экстрасенсы не помогут.

О вреде слабительных

Слабительные действуют на кишечную стенку наподобие удара бича, вызывая сверхактивность, после которой наступает депрессия (это закон физиологии). Вдобавок слабительные средства не только не вылечивают человека, а, подавляя последствия заболевания, лишь усугубляют болезнь. Воздействие слабительных в конечном счете портит фильтрующие мембраны и слизистую кишечника, которые непоправимо разрушаются.

Длительные исследования немецких медиков заставили их выступить с предупреждением о чрезвычайно опасных последствиях слабительных препаратов для здоровья человека.

Регулярное употребление слабительного снижает содержание в крови столь необходимого кальция. Но еще более важно то, что слабительные средства резко уменьшают усвояемость жизненно важных витаминов A, D, Е и К, что приводит к ослаблению иммунитета.

Слабительное рекомендуется принимать для вхождения в голодание, которое длится не менее 3 суток. Во время голодания слизистая полностью восстановится и обновится.

Способы лечения атонии кишечника

Это заболевание ведет к атоническим запорам.

Ревень. Для лечебной цели используют корни ревеня, которые заготавливают осенью. Их промывают в воде, режут на куски, провяливают на солнце и сушат при температуре не выше 60 °С. Это позволяет сохранить в корнях естественные дубильные и другие биологически активные вещества.

Непосредственно перед использованием корни ревеня размельчают в порошок. В малых дозах (0,05-0,2 г) ревень оказывает вяжущее действие и помогает при поносах и гастритах с пониженной кислотностью.

Средние дозы (0,2 г) действуют как естественное желчегонное средство и усиливают пищеварение. Большие (0,2-2 г) — как нежное слабительное при атонии кишечника, спастических запорах, для размягчения стула.

Ревеневый компот. 500 г черешков ревеня, 200 г сахара, лимонная корка, щепотка имбиря или изюм.

Черешки промыть, очистить, нарезать на куски. В 250 мл воды добавить сахар, лимонную корку, имбирь и прокипятить. Затем положить ревень и варить до готовности. Следить, чтобы ревень не разварился. Пить охлажденным.

Внимание! При приеме препаратов, содержащих ревень, моча, молоко и пот окрашиваются в желтый цвет. В щелочной среде — окраска красная. Не следует назначать их больным подагрой и больным, страдающим почечно-ка-менной болезнью с оксалатными камнями. Ввиду того что ревень может вызвать кровоизлияние из прямокишечных вен, его не рекомендуется применять при геморрое.

Душица. Применяется как антиспазматическое, противопростудное и ветрогонное средство. Душица усиливает секрецию пищеварительных, бронхиальных и потовых желез, перистальтику кишечника и оказывает обезболивающее и дезодорирующее действие.

Траву душицы заваривают для чаев, употребляемых при простудах, желудочных и кишечных коликах и вздутиях.

Настои травы душицы, приготовленные из расчета 30 г листьев на 1 л кипятка, пьют при вялой перистальтике кишечника, нарушении моторной функции желудка.

www.rusmedserver.ru

Медицинский ресурс

Депрессия, особенно незалеченная, чревата не только очень продолжительным по времени психологическим стрессом, она может стать также причиной физических недомоганий. Вот почему ее нужно уметь распознавать.

Психологи считают, и это факт, что депрессии в различное время посещают почти каждого человека. Они бывают кратковременные и затяжные, большие и малые, скрытые и классические, невротические (самые тяжелые, при которых риск суицида максимален) и маскированные (протекающие под маской другой болезни).

Депрессия — это состояние человека, требующее помощи квалифицированных врачей, в особенности если речь идет о тяжелой форме расстройства.

Но, прежде всего, необходимо распознать депрессию.

Вот классические признаки депресии, не относящиеся к области психиатрии:

Головные боли. Они довольно часто встречаются у людей с депрессией. А если до начала этого расстройства вы и так страдали от мигрени, то депрессия будет протекать еще хуже.

Боли в спине. Опять-таки, если у вас уже были боли в спине до начала депрессии, то это расстройство станет еще более тяжелым.

Мышечная и суставная боль. Та же картина, что и при болях в спине.

Боль в груди. Совершенно очевидно, что очень важно немедленно узнать у врача причину болевых ощущений в груди, ведь это может быть признаком опасной болезни сердца. Но и признаком депрессии, которая может внести в вашу жизнь дискомфорт, связанный с болями в груди.

Проблемы с пищеварением. Вы можете страдать от диареи или тошноты. Весьма вероятен и хронический запор. При депрессии процессы пищеварения могут замедляться.

Истощение, усталость. Не важно, как много вы спите, — при депрессии чувство усталости будет сохраняться. Особенно тяжело и мучительно станет протекать процесс утреннего пробуждения.

Проблемы со сном. Многие люди, страдающие от депрессии, не могут нормально спать. Они просыпаются слишком рано или долго не могут уснуть по ночам. А кто-то спит значительно дольше обычного.

Изменения аппетита или веса. У некоторых людей аппетит исчезает, и они быстро худеют. Другие, наоборот, едят больше нормы и набирают вес.

medpain.net

Депрессии и их преодоление

В этой статье, на основе статистики причин возникновения и клинической картины различаемых видов депрессий, а так же конкретных данных нейрофизиологических исследований, будут показаны наиболее общие механизмы явления, характерные для всех видов депрессий и, соответственно, становится ясно то, как стоит относиться к личным проявлениям депрессии, с какого момента необходимо принимать меры для преодоления и какие именно меры.

Представления, описываемые в подборке О системной нейрофизиологии, позволяют построить разумное отношение к депрессии при условии ясного понимания сути эмоциональной регуляции стилей поведения. Коротко резюмирую то, что относится к теме.

Основой мотивации любого поведения (осознаваемого выбора или неосознаваемых автоматизмов) является связь образа текущего восприятия с эмоциональной оценкой, в самом общем плане имеющий смысл : или избегать нежелательного [158] или стремиться к желаемому [206]. Для этого в мозге развились рецептор ы оценки (система значим ости [107]), способные определять, что для этого субъекта хорошо, а что плохо [14]. Самое общее отношение уже позволяет делать главное в каждой новой ситуации: избегать или использовать.

Для того, чтобы эти реакции были более точны в зависимости от специфики условий, возникли разные стили реагирования, которые в актуальных ситуациях переключаются с помощью основных эмоций.

Так, если распознается, что ты беззащитен пред противником, то лучший стиль избегания — оцепенение, если достаточно силен — то ярость. Если произошла потеря привычного для жизни, то возникает стрессовая эмоция потери — для выработки навыков обходиться без этого. Общий негатив — «потеря» заставляет всегда избегать всего, что приводит к потере. Когда потеря совершилась, то такой результат оценивается как — отрицательный. Наоборот, в случае приобретения чего-то, возникает стрессовая позитивная эмоция приспособления к новому приобретению (если случится выиграть очень большую сумму денег будет стресс — мало не покажется :). Стресс сопутствует всегда переключению эмоционального состояния для обеспечения адаптации к нему. Для каждой специфики нового стиля поведения нужна и своя особенность поддерживающих стрессовых факторов (см. Стресс), которые напрягают ресурсы организма и могут привести к их истощению.

Для переключения стилей поведения и обеспечения необходимой стрессовой поддержки в этот момент, в мозге используются химические вещества, которые, в первую очередь, обеспечивают преимущества тому жизненному опыту, который приобретался в состоянии данного эмоционального контекст а (за счет того, что эти вещества — нейромедиаторы [36] обеспечивают связь между нейрон ами, которая рассчитана именно на эту специфику). Кроме того, эти вещества, уже в качестве гормонов, оказывают особое влияние на регуляцию наиболее оптимальных режимов различных органов тела, обеспечивая повышенные нагрузки или наоборот, релаксацию.

Важно понимать, что любое переключение стиля поведения обусловлено определенной необходимостью (хотя может происходить и невпопад при неправильном распознавании ситуации) и негативные эмоции столько же необходимы и функциональны как и позитивные. Хотя, совершенно естественно по их назначению, отрицательные переживания особь старается избегать, а к положительным — стремиться. Но будет совершенно неправильно избегать не того, что приводит к отрицательным эмоциям, а сами эмоции, когда они возникли совершенно обосновано реальностью. Такая тактика — один из верных способов достичь изоляции от внешнего, что приносит негатив, вместо того, чтобы корректировать свое поведение в отношении этого внешнего. Такая изоляций — и есть одно из оснований для депрессии. Поэтому те, кто борется со своим плохим настроением, вместо того, чтобы научиться избегать причин, его вызывающих или использовать эмоциональный стресс по назначению, не только лишаются возможности учиться на ошибках, но и находятся на верном пути к депрессии.

Очень часто не возможно избежать неприятного, но пытаться при этом искусственно сменить отрицательный эмоциональный контекст на позитивный — ошибка не понимания ситуации. Если человек потерял близкого, не только не этично и неестественно заглушить этот негатив или заменять позитивом, но это — прямое развитие не адекватн ости [23] текущей реальной ситуации. Потеря того, к чему было наработано множество поведенческих реакций и что составляло какую-то часть субъекта, требует переадаптации, переучивания жить уже без этого. Это — стрессовое изменение личности в условиях внезапной утраты ранее жизненно необходимого. И это требует настолько большого периода такой переадаптации, насколько много затронуто привычек (наработанных автоматизмов) использования утраченного. Стресс будет продолжаться пока самые насущные, востребованные поведенческие автоматизмы не будут переучены для новых условий. Затем стресс будет спадать, пока не установится новый привычно-отработанный уклад жизни. Нужно понимать это и уметь способствовать процессу, а не мешать ему, или «лечить» его как болезнь.

В силу естественного отношения ко всему негативному, люди стараются избегать ситуаций, которые это вызывают, но, часто стараются избегать самого эмоционального состояния, что в принципе пагубно последствиями вплоть до психопатологии. Но, в силу такого отношения в культур е, нахождение в подавленном, тоскливом состоянии считается болезнью (раз причиняет страдания), а столь же постоянное нахождение в другой крайности — эйфористическом, маниакальном, но радостном состоянии — желательным, и поэтому холерики имеют преимущество в желательности общения с ними, т.к. они способствуют неестественному, искусственному избавлению от собственных негативных состояний. Но в крайних проявлениях эмоционального стресса — маникально-депрессивном психозе (далеко не обусловленном реальностью эмоциональном состоянии), болезнь — не только депрессивная фаза, но и столь же не адекватн о — маниакально-радостное состояние.

Очень легко позволить себе посчитать затянувшееся негативное эмоциональное состояние болезнью, тем более, что именно таково общепонимаемое отношение, сложившееся в культур е, чем подумать о том, насколько это состояние обусловлено реальностью и закономерно в сложившейся ситуации. Обычное отношение: плохое настроение — не красит человека, его нужно исправлять, не важно, откуда оно, но это вроде как нехорошо само по себе. Человек чувствует себя скомпрометированным в обществе, если не удается хотя бы замаскировать свой негатив. Он боится заражать других своим плохим настроением потому, что другие привыкли плохо относиться к таким проявлениям и поэтому, в самом деле, у них тоже от этого портится настроение. И у него появляется дополнительный негатив изоляции от общества. В конечном счете, вместо нормально разрешаемой адаптации к новому положению дел, возникает устойчивый негативный контекст — зависимое состояние.

Конечно, отношение отдельных, наиболее не адекватн ых в этом, субъектов общества невозможно сразу изменить, но при уверенном понимании ситуации не так трудно быть выше этого и уметь показать владение ситуацией, вовремя улыбнувшись, не теряя себя и своего лица. Хуже всего — плыть по течению общепринятых представлений, традиций и ритуалов. Вот тогда человек теряется, перестает быть самодостаточно-адаптирющейся личностью, а лишь играет отведенную ему роль (чаще всего самонавязанную своими ложными представлениями об отношениях в обществе), погружается в изоляцию и депрессию.

Далее последуют определения, этиологи я, симптоматика, распознавание, статистика, рекомендации — по материалам текстов, формализ ующих современные представления. Вначале каждого приводимого материала будет ссылка на текст оригинала, под ним — наиболее актуальные для развития темы фрагменты с моими комментариями черным. Выделения жирным — мои.

Сразу хочется обратить внимание, что, хотя везде четко показывается зависимость баланса нейромедиаторов в мозге и состояния того или иного вида депрессии, но часто на этой констатации дело и заканчивается: обусловленные реальностью причины такого переключения доминирования или нехватки нейромедиаторов остаются без внимания так, что создается обманчивое впечатление: причины депресии — только в разбалансе нейромедиаторов и, соответственно, нужно «лечить» этот разбаланс антидепресантами (так, конечно, проще всего с точки зрения профи, которому нужен быстрый, эффективный и внешне проявляемый результат).

Депрессия (depressio; от лат. deprimo, deprressum – понижать, подавлять, угнетать) – подавленное психи ческое состояние, характеризующееся угнетенным или тоскливым настроением, снижением психи ческой активности, сочетающимися с двигательными расстройствами и разнообразными соматическими нарушениями (потеря аппетита, похудание, запоры, изменение ритма сердечной деятельности и т. п.).

. Первичная форма эмоций – эмоциональный тон ощущений – переживание приятного или неприятного в структуре ощущений, побуждающих действия человека к раздражителю или от него.

. Основной формой проявления эмоциональной жизни человека является настроение – устойчивый и нерезко выраженный эмоциональный фон, сопровождающий бодрствование, который определяется физическим состоянием, а также оценкой происходящего с позиций жизненно важных целей.

Устойчивое, хорошее настроение – показатель здоровья, интегрированности личности . — вот это — общепринятый в культур е стандарт, не учитывающий то, что личность — это, прежде всего, — не статичное состояние психи ки в устоявшихся условиях жизни, а часто — очень даже динамичная стрессовая (требующая напряженных усилий) адаптация к новому.

Аффект – сильная, кратковременная форма проявления эмоции, связанная с неожиданным и резким изменением жизненно важных обстоятельств. Большинство авторов признают, что аффективный психоз у женщин встречается в 2 раза чаще, чем у мужчин. Аффективный психоз обычно развивается у женщин в период менструации, после родов, в инволюции, что подтверждает участие эндокринного фактора в его патогенезе. До аффективного, стрессового психоза доходит, когда нет уже собственных возможностей для адаптации, доходит до истощения, из за того, что возникает все больше негатива от того, что «недогоняешь» ситуацию, но, больше всего, от того, что этому придается излишне большое значение в силу личного понимания об общепринятых представлениях, т.е. искусственно усиливается стресс и негативный контекст . Чаще всего женщина больше переживает о том, как это будет расценено окружающими и близкими, чем тратит силы на собственно преодоление и приспособление к ситуации.

Одним из основных проявлений расстройства настроения является депрессия. — опять — дань общепринятой оценки: плохое настроение — значит расстройство.

. депрессия характеризуется как состояние грусти, потери интереса к какой-либо деятельности и снижение энерги чности. Другие симптомы включают потерю уверенности в себе, понижение самооценки, чувство необоснованной вины, мысли о смерти и самоубийстве, уменьшение способности к концентрации внимания, нарушения сна и аппетита, при которых могут присутствовать ряд соматических симптомов. — здесь очень важный и верный акцент — на субъективности оценки своего состояния — излишней драматизации, чаще всего не адекватн ой реальности. В негативном состоянии человек склонен не замечать признаков позитивного отношения окружающих (потому, что наиболее важно — определить все опасное и внимание соответственно сфокусировано на этом), но очень остро воспринимаются малейшие признаки неодобрительного отношения, и часто такие признаки воображаются.

По данным Е. Krepelin, у женщин диагностируется 2/3 всех случаев маниакально-депрессивного психоза. Риск развития рекуррентной депрессии у женщин составляет 10-25%, у мужчин – 5-12%. Распространенность униполярных депрессивных расстройств составляет 1,9% среди мужчин и 3,2% среди женщин; 5,8% мужчин и 9,5% женщин испытывают на протяжении 12 месяцев депрессивные расстройства.

. некоторые пациенты имеют повышенный риск депрессии. Это – женщины в послеродовом периоде, больные инсультом, паркинсонизмом, рассеянным склерозом. личные проблемы порождают негативный стресс и преимущественно негативный характер восприятия.

В начале заболевания женщины предъявляют жалобы на отдельные соматические симптомы (усталость, боль). Дальнейший расспрос позволяет выявить сниженное настроение или утрату интересов, иногда необъяснимую раздражительность. Основными диагностическими признаками являются пониженное или печальное настроение, утрата интересов и чувства удовольствия (ангедония). Часто возникают и такие дополнительные симптомы, как нарушение сна, отсутствие чувства комфорта после сна, чувство вины или низкая самооценка, тревоги или беспокойства, утомляемость или снижение активности, трудность сосредоточиться, возбуждение или заторможенность движений и речи, расстройство аппетита, суицидальные мысли или действия, снижение полового влечения.

. Нарушение метаболизма биогенных аминов является фактором предрасположенности к расстройствам настроения. Предполагается, что депрессивные расстройства связаны с относительным дефицитом в синаптической щели одного или более биогенных аминов: серотонина, норадреналина или дофамина.

. Выявлена связь между стрессовыми, или негативными, жизненными событиями и развитием депрессии. Среди различных жизненных событий потери, связанные с расставанием или смертью близких людей, особенно значим ы и часто приводят к психогенным депрессиям. Стрессовые события чаще всего предшествуют только первому эпизоду депрессивного расстройства, а не последующим. т.е. обеспечивается адаптация к наиболее актуальному новому фактору Стресс, связанный с первым эпизодом депрессии, приводит к стойким изменениям биологии ЦНС. Результат этих изменений – повышение риска развития депрессивных эпизодов в будущем, даже при отсутствии внешнего раздражителя. Все, что для человека имеет высокую значим ость, обязательно фиксируется в памяти в виде личного жизненного опыта избегания или стремления в каждой конкретной ситуации. Поэтому результат стрессовой адаптации порождает закрепление этого нового личного опыта и возврат к нему всякий раз, когда признаки ситуации оказываются схожими. Вот в этот момент очень важно правильное отношение: или избегать причины негатива или избегать сам негатив. Как выше говорилось, второе — пагубный путь, ведущий к образованию зависимых состояний. В случае правильного реагирования будет возникать не депрессивная реакция, а нормальное избегание не желаемого. Даже в случае неизбежности не желаемого отношение должно быть адекватн ым для выработки верной нормальной реакции, а не психопатологии: в крайнем случае — разумное смирение с ситуацией, умение приспособиться к существующему без претензий. Так, при коммунизме множество людей вынуждено было приспособиться к ограничению свобод и, во многих ситуациях, унижению достоинства. Те, кто не смог этого сделать, оказывались вне возможности жить в таких условиях или, в лучшем случае, остались в памяти героями сопротивления.

Сканирование мозга в разное время года позволило узнать, каким образом нейромедиатор серотонин вовлечён в процессы сезонного изменения настроения. По данным нового исследования, изменения концентрации серотонина оказывают существенное воздействие на настроение человека в тот или иной сезон.

Многие испытывают прилив сил и энерги и в солнечные месяцы и снижение настроения во время осенних и тёмных зимних месяцев», — пишут авторы статьи. По их мнению, всему виной серотонин, вернее — его избыточная или недостаточная концентрация. т.е. не сезонный стресс для приспособления к новым условиям, а его причина объявляется виновником ситуации, а нормальную переадаптацию называют депрессией. Серотонин вовлечён в регуляцию таких процессов как питание, динамика энергозатрат, сон. Переносчик серотонина, белок, связывающийся с этим нейромедиатором, является, по словам авторов исследования, «ключевым элементом процесса регулирования интенсивности и распространения серотонинового сигнала».

. Нам известно, что сезонное аффективное расстройство напрямую связано с частичным угнетением мозговой серотонергической системы. Именно поэтому депрессию пытаются лечить препаратами, повышающими действующую концентрацию серотонина в синапс ах с помощью блокирования его обратного захвата (флуоксетин, сертралин) или деградации (ингибиторы моноаминоксидазы). и найденную болезнь принимаются лечить (пусть врачи слегка понегодуют от такого избитого пренебрежения к их афоризму, что лечат не болезнь 🙂 — вместо того, чтобы понять причины стресса и содействовать своей адаптации, смиряясь с такой необходимостью, а не противодействовать своему же организму. Однако нельзя сбрасывать со счетов роль других катехоламинов в патогенезе депрессии и суицида. Например, дофамин, именуемый также «гормоном счастья» оказывает непосредственное влияние на психи ческое состояние, резко повышая настроение и стимулирующий творческую активность. Он естественным путём образуется у нас в мозгу. Таким образом, мы видим, что в депрессии повинны не только внешние обстоятельства, но и крошечные молекулы, бороздящие пространство нашей головы.

Хочется обратить внимание на главное в отношении ко всем подобным ситуациям: спокойное смирение с необходимостью к переадаптации, или, если ты крут, то — перелет в прежние сезонные условия, а не драматизация этого, придание излишнего значения в оценках окружающих и желание прекратить искусственно естественный процесс. Это уже снимет лишний негатив отношения и лишний стресс, связанный с этим негативом: «опять эта гадская осень. «, а позволит относиться опти мист ично, как к неизбежному, но легко преодолимому в жизни.

. серотонин. норадреналин и дофамин. В целом, норадреналину приписываются функции поддержания нас в бодрствующем состоянии поддерживающим эмоциональный контекст бодрствования , то есть, чтобы мы не клевали носом целый день напролет. Без него не обходится и наша сообразительность, которая может пропасть при его недостатке. Серотонин обеспечивает наше настроение Избыток серотонина обычно вызывает панику, недостаток вызывает депрессию [230] , половую активность, аппетит, сон, чувствительность к боли и многое другое. Дофамину исследователи вменяют роль регулятора мышечных движений, считается, что он принимает участие в формировании наших поведенческих реакций преимущественно позитивный эмоциональный контекст . Активация дофаминергической системы в прилегающем ядре и вентральной покрышке мозга опосредует механизмы награды. [229] В то же время, недостаток дофаминовых рецептор ов затрудняет закрепление негативного опыта избегания нежелательного [85] , отвечает за депрессивную ангедонию (то есть утрату способности испытывать удовольствие). Иными словами, какой бы симптом депрессии мы ни взяли почему-то именно депрессии, а не нормальной смены стиля поведения , можно с большой точностью сказать, с каким именно нейромедиатором у нас возникли проблемы а, почему-то, не с какой причиной, вызвавшей переключение эмоционального контекст а . То ли это нарушения сна и дневная сонливость, то ли наша вялость и несообразительность, то ли само сниженное настроение и чувство тревоги — всё это имеет свой материальный субстрат, а именно: проблему недостатка какого-то из перечисленных нейромедиаторов но в голову не приходит, что этому причиной какие-то факторы взаимодействия с реальностью . Они не передают нужные импульсы в нужном месте и в нужном объеме, а потому наш мозг просто не справляется с возложенными на него обязанностями — и вот уже депрессия.

В результате острого или хронического стресса все системы нашего мозга перенапрягаются и достаточно быстро развивается недостаток нейромедиаторов, ресурсы истощаются и нервные импульсы, которые прежде бегали от одной нервной клетки к другой, как часы, теперь встают, тормозятся, а то и вовсе отказываются возникать. на этом фоне изменяется и состояние самих нервных клеток — они становятся менее чувствительны к нейромедиаторам. при истощении — да. И именно собственное отношение часто провоцирует излишне высокую значим ость, излишне эмоциональное отношение. что уже само по себе способно сделать такое отношение самоподдерживающим и истощающем ресурсы.

Далее предлагается классическая работа: Нуллер Ю.Л. Депрессия и деперсонализация:

В психи атрии депрессией обозначают широкий и нечетко очерченный круг психи ческих расстройств. Как указывают многие исследователи, дополнительные трудности возникают из-за нечеткости и многозначности самого термина «депрессия»: им определяют симптом сниженного настроения, синдромы, в которых сниженное настроение рассматривается как ведущий компонент и заболевание («эндогенная депрессия»), симптоматика которого исчерпывается чисто аффективными синдромами — депрессивными или депрессивными и маниакальными.

Диагностика депрессии как синдрома или заболевания осуществляется на основании ряда психопатологических критериев, главным из которых является депрессивное настроение. При этом предполагают, что в основе каждой из выделенных синдромологических или нозологических единиц лежат однородные патогенетические механизмы.

. Уже Э. Крепелин (1904) обнаружил наследственную отягощенность почти у 80% больных МДП (маниакально-депрессивный психоз). В большом количестве последующих исследований наследственная отягощенность при МДП оценивалась от 50 до 80%. Эти различия обусловливались диагностическими критериями, учитываемой степенью родства и некоторыми другими обстоятельствами.

. Однако у значительной части больных МДП (от 20 до 50% по данным разных авторов) генетическую отягощенность выявить не удается.

. среди больных МДП без наследственной отягощенности статистически достоверно преобладали следующие показатели: малярия, длительный и тяжелый психогенный стресс в анамнезе и тревожно-мнительный характер в преморбиде.

. по крайней мере один из механизмов, приводящих к возникновению приступов монополярной депрессии, обусловлен истощением компенсаторных возможностей систем регуляции, которое вызвано чрезмерно длительным и интенсивным эмоциональным стрессом. Очевидно, в тех случаях, где имеется наследственная предрасположенность к депрессии (т. е. эндогенная слабость каких-то звеньев регуляторной системы), для возникновения заболевания требуется менее значительное воздействие стресса на эти звенья. Наоборот, там, где наследственная отягощенность отсутствует, для возникновения депрессии необходимо более длительное и интенсивное давление стресса на системы регуляции, а дебют заболевания представляется более вероятным в пожилом возрасте. т.е. наследуемые предрасположенности — не причина, а лишь оказывающие некоторое влияние факторы, которые могут и вообще не реализоваться без фактической причины.

. В настоящее время наибольшее признание имеет так называемая моноаминная гипотез а патогенеза депрессии. Она сводится к тому, что при эндогенной депрессии имеется дефицит в мозге норадреналина и (или) серотонина (Schiedkraut J., 1965; Coppen A 1967; Лапин И. П., Оксенкруг Г. Ф., 19G9).

Как известно, норадреналин и серотонин выполняют роль медиаторов в центральной нервной системе и, что особенно важно, в тех отделах мозга, которые участвуют в формировании эмоций, инстинктивного поведения, побуждений, а также вегетативной и нейроэндокринной регуляции.

. при депрессии создается своеобразный порочный круг: дефицит норадреналина и серотонина в мозге обусловливает повышенную секрецию шококортикоидов, а гиперкортицизм, в свою очередь, приводит к дефициту этих моноаминов.

. генетически обусловленная неполноценность отдельных ферментов, участвующих в синтезе и разрушении серотонина и норадреналина, может привести, особенно при наличии дополнительной нагрузки, к дефициту этих моноаминов. Такой дополнительной нагрузкой могут быть стресс. хорошо известно, что острые стрессорные ситуации провоцируют («преципитируют») приступы депрессии. хронический стресс достоверно повышает вероятность возникновения эндогенной депрессии.

а вот предрасположенности не наследуемые, а социально- приобретенные:

. изучение преморбидных личностных особенностей больных МДП обнаруживает у них ряд общих черт, присущих большинству страдающих монополярной депрессией и значительной части лиц с биполярным течением психоза. Для них характерны добросовестность, высокое чувство долга, ответственность. На службе их знают как людей, на которых mожнo положиться, которые не уйдут домой, не выполнив порученной им работы. Поэтому начальство охотно поручает им дополнительные задания, особенно если их нужно срочно и хорошо выполнить. В годы учебы они учатся систематически, на экзамены обычно приходят хорошо подготовленными, но экзамены даются им значительно труднее, чем сам процесс учебы. Они, как правило, мягки, совестливы, удобны в общежитии, стремятся никого не обидеть, не задеть. У них отмечается тенденция к повышению своего социального и образовательного уровня: многие из них посещают различные курсы, кружки, вечерние школы, техникумы, институты или учатся заочно. Вообще этим людям присуще чувство некоторой неудовлетворенности собой и своим положением. Очевидно, в основе этих черт лежат повышенная тревожность, неуверенность, склонность к сомнениям, трудность принятия решения, сенситивность.

. С возрастом черты тревожности и неуверенности начинают постепенно усиливаться т.к. теряются или становятся не столь эффективными многие навыки и качества . У многих женщин они отчетливо проявляются после родов в виде чрезмерной боязни за ребенка, повышенной заботливости о его здоровье.

. Распознавание достаточно тяжелого «классического» меланхолического синдрома (некоторыми авторами обозначаемого как «простая депрессия») не представляет трудностей. Мимика у такого больного скорбная, застывшая, поза согбенная, движения замедленны, речь малословная, тихая, медленная, недостаточно модулированная, ответы на вопросы — с задержками. Больной испытывает тоску, обычно более интенсивную и утренние часы, теми мышлени я замедлен, резко снижены побуждения и интересы. Часто он переживает идеи виновности, возможны симптомы деперсонализации, суицидные мысли. Как правило, нарушен сон, резко снижен аппетит, вплоть до полного отказа от пищи, отмечаются значительное похудание, «голодный» запах изо рта, запоры и т. д. Однако столь ясная клиническая картина в настоящее время встречается все реже. Одним из ведущих психопатологических признаков эндогенной депрессии является болезненно сниженное настроение, которое больные характеризуют как тоску, тяжесть на душе, подавленность, беспросветность и т. п. В последние годы все большее внимание уделяется роли тревоги при депрессивных состояниях.

. Для больного депрессией не только крайне трудно принять решение, но еще тяжелее привести его в исполнение и вообще принудить себя к какой-либо деятельности. состояние, возникающее при непреодолимости проблем По словам того же больного, возникает ощущение «непреодолимой инерции». Несколько легче осуществляется деятельность в привычной, четко регламентированной колее.

. депрессивные идеи относятся к группе аффективных (голотимных) и в значительной степени определяются интенсивностью аффекта: при меньшей аффективной напряженности они предъявляются как сверхценные идеи; по мере нарастания интенсивности аффекта исчезает способность к критике, и те же по фабуле идеи предъявляются больным в форме бреда, который по мере интенсификации все в большей степени определяет поведение больного. Во всех случаях в их основе лежит чувство малоценности. Чем более выражен тревожный компонент в структуре синдрома, тем в большей степени в переживаниях больного присутствует подтекст внешней угрозы. . Например, заявление больпого, что он болен сифилисом, может звучать как идея виновности в структуре меланхолического синдрома («Я заболел постыдной болезнью, я совершил грех перед женой»), при тревожной депрессии нести в себе элемент опасения («Я заразил жену, детей, все узнают про это, опозорят»), а при значительном преобладании тревоги эта же идея заражения сифилисом приобретает уже иное значение («Я болен страшной, неизлечимой болезнью, она разъедает мой организм, меня ждет мучительная смерть»). т.е. очень большой вклад привносится личным, подчас очень не верным, собственным отношением и личными представлениями об оценке окружающих.

. Другим симптомом, также отражающим аффективную структуру депрессивного состояния, являются навязчивости. Характер навязчивостей также в большой степени определяется аффективной структурой депрессивного состояния. Так, при анергической депрессии, протекающей без заметного напряжения и тревоги, чаще встречаются обсессий относительно индифферентного содержания: навязчивые сомнения, счет, «загадывания» и т. п. При выраженной тоске они могут носить характер хульных мыслей, навязчивых мыслей о самоубийстве (чаще о каком-то одном способе). При тревожной депрессии навязчивости проявляются в виде фобий.

. Для эндогенной депрессии характерен ряд соматических нарушений, которым придается большое значение при диагностике этого заболевания. Прежде всего обращает внимание сам внешний вид больного достаточно сильной депрессией: мимика не только скорбная, но и застывшая, выражение скорби усиливается складкой Верагутта; поза согбенная, при ходьбе ноги волочатся; голос тихий, глухой со слабыми модуляциями или вообще немодулированный. На людей, знавших больного до депрессии, он производит впечатление внезапно постаревшего, что обусловлено понижением тургора кожи, появлением или усилением морщин; взгляд больного становится тусклым, глаза западают, черты делаются как бы стертыми, иногда волосы утрачивают блеск, может усиливаться их выпадение. одним из наиболее важных и постоянных соматических симптомов депрессии являются снижение аппетита и похудание. т.е. если нет явной динамики похудения, то стоит подумать о, возможно, надуманной оценке своего состояния, переоценки его, придания излишней значим ости, даже если в начале развития негативного стресса такая динамика была, но теперь уже отношение становится неоправданным и самоиндуцированным. Если это так, то лучше всего суметь сбросить с себя лишний груз этой надуманности, спокойно смириться с тем существующим, к которому уже в большей мере приспособился (прекращение динамики похудения говорит об этом) и использовать все плюсы ситуации в опти мист ической мотивации жить далее полноценно (нет худа без добра).

Постоянным и иногда очень неприятным и мучительным для больных соматическим проявлением депрессии являются запоры. В отдельных случаях стул отсутствует в течение недель. Обычными являются нарушения в сексуальной сфере: снижение либидо, у женщин временная фригидность и прекращение менструаций, у мужчин — снижение потенции.

. выделение и классификация депрессивных синдромов в настоящее время являются эмпирическ ими. Одна из наиболее удобных и принятых классификаций приведена Е. С. Авербухом (1962). Она включает 6 синдромов: меланхолический, тревожно-депрессивный, депрессивно-ипохондрический, астено-депрессивный, деперсонализационно-депрессивный и навязчиво-депрессивный. Принцип, на основании которого выделяются синдромы, основан на обязательном наличии депрессивного настроения и наличии или отсутствии 5 других симптомов: тревоги, ипохондрии, астении, деперсонализации, обсессий. Если один из них отчетливо выражен, он определяет синдром. Наличие выраженной тоски и психомоторной заторможенности, доминирующих над другими проявлениями депрессии, характеризуют меланхолический синдром.

. Более или менее эффективные методы лечения депрессии появились в нынешнем столетии. Применявшиеся еще в античные времена психотерапия, музыкотерапия, лечение занятостью, различные гигиенические мероприятия и режимы, диета приносили лишь незначительное облегчение.

. для лечения депрессии наиболее широко применяются антидепрессанты. Они необратимо тормозят МАО — фермент, осуществляющий дезаминирование моноаминов: серотонина, норадреналина, дофамина, адреналина вне синаптической щели и соответственно приводят к их накоплению в нервной ткани. В живом организме МАО достаточно быстро синтезируется, и поэтому проходит определенный период времени, прежде чем МАО будет заблокирована в такой степени, что начнется существенный прирост моноаминов в мозге. Возможно, поэтому от начала лечения ингибиторами МАО до первых проявлений их терапевтического действия проходит 1-2 недели.

Из всех психи ческих нарушений депрессия лучше других поддается лечению. Около 80% пациентов, получивших адекватн ое лечение, полностью излечились от депрессии.

Приводится » Субъективная шкала для выявления депрессии» к которой стоит подходить с учетом уже сказанного.

О применяемых методах лечения: Г.Я.Пилягин Депрессивные нарушения:

Лечение депрессивных расстройств, прежде всего . , включает психофармакотерапию , в частности применение антидепрессантов. Возможные ошибки в лечении депрессий обусловлены неправильным выбором препарата, слишком малыми дозами антидепрессантов или их медленным наращиванием, когда привыкание наступает быстрее, чем терапевтический эффект; необоснованно быстрой сменой препаратов при отсутствии терапевтического эффекта («терапевтическая» концентрация большинства антидепрессантов в крови при пероральном приёме достигается на 10–14 день лечения); полипрагмазией — нерациональным сочетанием нескольких антидепрессантов, особенно в недостаточных дозах. Для достижения терапевтического эффекта необходимо в кратчайший срок подобрать индивидуальную дозу, которая способна вызывать антидепрессивное действие без выраженных побочных эффектов.

. Нейрохимической основой механизма действия на ЦНС различных подклассов антидепрессантов является повышение уровня моноаминергической передачи в головном мозге, что достигается за счёт возрастания синаптической концентрации норадреналина и/или серотонина.

Основные антидепрессивные препараты, используемые в терапии внутренних форм аутоагрессивного поведения при непсихотическом уровне психи ческих расстройств: .

(приводятся таблицы) .

. Важнейшим компонентом лечения депрессивных расстройств является психотерапия. Применяются самые разнообразные виды психотерапии: рациональная, когнитивная, медитативная, гипнотерапия, семейная и др.

Безусловно, независимо от формы психотерапевического вмешательства (как и лечения биологическими методами), оно должно проводиться специалистом. Однако, два основных компонента психотерапии относятся преимущественно к человеческим качествам и доступны любому врачу: это эмпатия и выслушивание. Под эмпатией понимается установление эмоционально доброжелательного, дружественного, уважительного, партнёрского контакта с пациентом, когда больной ощущает, что он и его проблемы (в частности, депрессия) — в центре внимания врача. Это тем более важно, поскольку наибольшую психи ческую тяжесть для больного представляет чувство беспомощности, «одиночества» в сложившейся ситуации болезни. Выслушать больного, дать ему выговориться, снять таким образом тяжесть депрессивного одиночества — есть основное проявление внимания врача к человеку и его страданию. Иногда, особенно в случае реактивных депрессивных расстройств, этого бывает достаточно для существенного улучшения психи ческого состояния пациента. Необходимо помнить, что психотерапия является действенным методом лечения депрессий только в комплексе с психофармакотерапией и социально-реабилитационными мероприятиями.

Уверен, что слово «только» в последней фразе не обосновано, а это — подстраховка врача: иногда для эффективного результата, в случаях, когда уже нет обусловившего негативный стресс фактора, а есть самонагнетание и зависимость состояния, бывает достаточно суметь снять именно такую неверную субъективную установку. Конечно же, наиболее эффективно это тогда, когда человек сам уверенно понимание суть явления и то, что он способен сделать сам.

Экспериментальные подтверждения изменения баланса нейромедиаторов при депрессиях: Первичные депрессивные расстройства: этиологи я и патогенез:

. Исследования мозга больных, покончивших с собой, указывают на нарушения норадренергической передачи . Предполагают, что определенную роль играет серотонинергическая система . У больных, покончивших с собой, повышено количество серотониновых рецептор ов в мозге; имеются также признаки нарушения серотонинергической передачи на пре- и постсинаптическом уровне. Снижение сывороточной концентрации триптофана (предшественника серотонина ) у больных депрессией быстро приводит к прекращению действия антидепрессантов .

При этом важно, что:

. Показано, что снижение серотонинергической активности в ЦНС гораздо сильнее коррелирует со свойствами личности ( импульсивностью и агрессивностью ), чем с настроением и депрессией как таковой. т.е. это — лишь изменение химического фона, соответствующее актуальности переключения нужного эмоционального состояния, а не характерно именно для депрессии.

. Суточные колебания симптоматики и нарушения суточного ритма секреции целого ряда медиаторов и гормонов позволяют предположить, что определенную роль в патогенезе депрессии играет нарушение регуляции биоритмов .

Один из 10 пожилых больных имеет отчетливые депрессивные симптомы. Депрессивные состояния у пожилых имеют четкую тенденцию к рецидивирующему или хроническому, затяжному течению, имеющиему не объективные, а во многом надуманные причины. — имеющие, чаще всего, не объективные, а во многом надуманные причины понижения самооценки и самоизоляции от общества.

. считается, что в основе депрессии лежат личностные конституциональные факторы, а триггерами – негативные жизненные события. От развития депрессии защищают психологические факторы, составляющие социальную поддержку, которая включает благоприятное семейное окружение, профессиональную занятость, материальную обеспеченность, религиозную убежденность в случаях собственной несостоятельности , позитивное восприятие жизненных событий точнее — разумно-опти мист ическое и т.д. Именно взаимовлиянием этих факторов определяется, разовьется у человека депрессия или нет. Этим также объясняется, почему у одних людей развивается депрессия даже при отсутствии негативных жизненных событий, а у других даже тяжелые жизненные испытания не всегда приводят к депрессии.

Влияние генетической предрасположенности менее значим о для развития депрессии у лиц пожилого возраста по сравнению с депрессией, начинающейся в молодом и зрелом возрасте. Число негативных жизненных событий (хронических социальных стрессоров) со временем накапливается. Жизнь пожилого человека полна утрат. Эпидемиологические исследования показывают, что у овдовевших лиц старше 60 лет депрессивные расстройства встречаются в 9 раз чаще, чем у живущих в браке. У одиноких пожилых людей депрессивные симптомы сохраняются годами что явно не соответствует ни каким разумно обусловленным срокам приспособления к таким утратам . Утрата значим ых лиц, профессиональная незанятость, «уход» детей из семьи приводят к одиночеству, изоляции, и в итоге к значим ой редукции социальной поддержки. Наиболее существенным стрессорным фактором является ухудшение физического здоровья. Физическое недомогание в пожилом возрасте приводит к песси мист ической оценке будущего в первую очередь — возможности социальных полноценных контекст ов, иначе бы можно было просто проживать как можешь, как кошка , нарушение сенсорных функций (ухудшение зрения, слуха) снижает коммуникативные возможности, усугубляет изоляцию, утрата способности самообслуживания делает пациента зависимым. В целом, чем тяжелее инвалидизация пожилого человека, тем более вероятно появление у него депрессивных симптомов.

. В идеале лечение депрессии у пожилых должно быть мультимодальным, включающим врачебную, психологическую и социальную помощь. как обычно, предполагается пассивная участь пациента, а не развитие собственного понимания ситуации и умения ее адекватн о переживать. В то время как именно собственное активное участие наиболее верно, своевременно и естественно способно обеспечить адаптацию к новым возникшим условиям и не допущения излишней переоценки, необоснованному усилению негативного эмоционального контекст а вплоть до зависимого состояния.

Пожилые отличаются широкой индивидуальной вариабельностью метаболизма лекарств. В связи с этим трудно прогно зировать целевые дозировки трициклических антидепрессантов (ТАД), поэтому следует начинать с низких доз и постепенно их наращивать. Этот вопрос частично решается при использовании новых антидепрессантов. В большинстве случаев клиницисты назначают новые антидепрессанты в более адекватн ых дозировках, чем ТАД. Меньший спектр побочных эффектов и низкий уровень взаимодействия с соматическими препаратами новых антидепрессантов также являются существенным преимуществом, особенно у пожилых пациентов.

Однако ТАД по эффективности превосходят селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) как у пожилых мужчин, так и у женщин.

. Определенной альтернативой по соотношению эффективность/переносимость у пожилых пациентов могут стать антидепрессанты двойного действия. Этот класс антидепрессантов отличается эффективностью, сопоставимой с таковой ТАД, и переносимостью с СИОЗС. Контролируемые исследования показали, что антидепрессанты двойного действия эффективнее, чем СИОЗС у женщин старше 50 лет.

Среди антидепрессантов двойного действия наиболее сбалансированным (имеющим приблизительно одинаковый аффинитет – сродство – к связыванию как транспортных субъединиц, осуществляющих обратный захват серотонина, так и транспортных субъединиц, осуществляющих обратный захват норадреналина) является дулоксетин.

. Необходимо помнить, что у пожилых пациентов терапевтический эффект антидепрессантов часто задерживается, вплоть до 2 мес. Сроки лечения депрессии у пожилых лиц соответствуют стандартам лечения депрессии, которое в среднем составляет 6–12 мес.

Сопоставляем сказанное с детской спецификой: Депрессия в детском и подростковом возрасте:

. В зарубежной литературе в происхождении депрессий у детей столь раннего возраста большое внимание уделяется психи ческой деприваци и, вызванной как изоляцией от матери, помещением в государственное учреждение, так и неправильным отношением к ребенку в семье [Лангмайер И., Матейчик 3., 1984] речь идет об изоляции от социальной востребованности, совершенно необходимой человеку, см. Личность и социум . Развивающиеся болезненные состояния называют анаклитической депрессией, «синдромом ребенка из учреждения», » деприваци онным синдромом».

. У детей 10… 15 лет впервые возникшие депрессивные состояния проявляются уже характерной триадой симптомов, но с некоторыми особенностями. В этом возрасте дети могут испытывать чувство тоски, но оно или сопровождается, или время от времени сменяется дисфорическим состоянием. Дети недовольны не столько собой, сколько окружающими; возникают социальная отгороженность в школьном коллективе, нарушения поведения с агрессивными проявлениями, которых не бывало прежде. Депрессивные идеи — самообвинения, малоценности — обычно переживаются, но они элементарны, наивны, лаконичны, без философствования (в отличие от депрессивных идей больных шизофренией): это высказывания о том, что у него плохой характер, слабая воля, он подвел класс; часто звучит мотив, что из-за его плохой учебы заболеют родители: «папа-машинист, нервничает из-за меня, на железной дороге будет авария», «стал плохо учиться — у папы случится инфаркт». У мальчиков предметом идей малоценности часто становится недостаточное физическое развитие, у девочек — полнота.

. Курс «Преодоление депрессии», разработанный П. Левинсоном и его коллегами, основывается на психолого-образовательном подходе, включающем подачу информативных знаний и обучение следующим техникам: контроля за депрессивными настроениями через релаксацию, наращивания числа позитивных событий, блокировки негативных мыслей, эффективности общения, разрешения проблем, выработки социальных навыков. Системный интерперсональный подход к преодолению депрессии, предложенный И. Готлиб и К. Колби [31], представляет собой систему семейной терапии, учитывающую интрафизические (когнитивные) и интерперсональные факторы. Этот подход напоминает нисходящее продолжение интерперсональной психотерапии, применяемой в семейном контекст е, и исходит из того, что по крайней мере частично депрессия обусловлена и развивается под воздействием семейных взаимоотношений. Кроме того, депрессия зачастую выполняет некоторые внутрисемейные функции, в частности, депрессивные проявления у ребенка могут снять или притушить супружеский конфликт между родителями. Системная интерперсональная терапия в целом непродолжительна, действенно ориентированна и акцентирована на настоящем. В процессе психотерапии исследуются взаимодействия членов семьи, поддерживающие депрессию, и фокус переносится с индивида, страдающего депрессией, на семью в целом. Семейная психотерапия часто дополняется индивидуальной, где страдающему депрессией разъясняется негативность собственного когнитивного стиля и воздействие его поведения на других; кроме того, у него формируется потребность в увеличении числа приятных видов деятельности, в которых он может принимать участие.

Еще о практикуемых современных фармакологических средствах для случаев, когда необходимо уменьшить истощающее влияние продолжительного стресса и дать возможность организму восстановить ресурсы, а так же не медикаментозные методы преодоления таких состояний: Депрессия и антидепрессанты:

Следует различать функциональные депрессивные состояния, которые могут наблюдаться у здоровых людей, как ситуативная реакция на то или иное событие в жизни (реактивная депрессия), и стойкую клиническую депрессию. При депрессии состояние подавленности может продолжаться от нескольких недель до нескольких месяцев. Впрочем, при затяжной депрессии этот срок может растянуться на годы. Один из признаков депрессии – это отсутствие надежды что делает депрессию самоподдерживающейся . Во время депрессии кажется, что это навсегда, а будущее рисуется в крайне мрачных красках. По сути его и нет вовсе.

(В статье подробно перечисляются все различаемые виды депресий.)

Фармакотерапия депрессии проводится в основном антидепрессантами.

Антидепрессанты преимущественно стимулирующего действия используются для лечения больных с депрессией, сопровождающейся заторможенностью, апатией и тоской.

Антидепрессанты преимущественно седативного действия показаны при тревожной депрессии, безотчетном беспокойстве, угрюмой раздражительности.

(идут списки применяемых фармо-средств и дается много ссылок)

Немедикаментозное лечение депрессии. Диета, физические нагрузки, режим дня и свежий воздух: Больше спите. Старайтесь не оставаться в одиночестве. Развлекайтесь. Не принимайте серьезных решений. Старайтесь больше плавать. Живите сегодняшним днем. Не переедайте и не отказывайтесь от еды. Измените интерьер.

(даются подробные рекомендации по всем этим пунктам)

Один из неприятных «побочных эффектов» депрессии заключается в том, что когда становится плохо, очень велик соблазн каким-то образом форсировать приятные ощущения, чтобы хоть от чего-то в жизни получать удовольствие. Поэтому человек в депрессии, «борясь» со своим состоянием, может начать объедаться, злоупотреблять алкоголем и даже употреблять наркотики.

Негативное состояние не стоит квалифицировать как депрессию — пока вполне не завершился адаптивн ый стресс, вызванный определенной, реальной причиной, к которой организм вынужден приспосабливаться. Но если остается или даже усиливается негативный эмоциональный контекст , чаще всего в качестве уже укоренившегося поведенческого стереотипа — зависимого состояния, в которое человек легко впадает при большом числе разных провоцирующих факторов или постоянно в нем находится, то это — сверхнормальное, излишнее, патология. Такой затянувшийся и смоподдерживайющийся стресс часто приводит к хроническому истощению.

Негативный эмоциональный контекст так же необходим и функционален как позитивный. В суровом, решительном, серьезном настроении более эффективно решаются проблемы. В статье Ученые доказали: плохое настроение ПОЛЕЗНО :
Руководитель исследования профессор психологии Джозеф Форгас из Университета Нового Южного Уэльса утверждает, что в плохом настроении люди более критично относятся ко всему, что их окружает, чем счастливые люди. Люди в хорошем настроении верят почти всему, что им говорят, в отличие от более грустных.
«Хорошее настроение, похоже, повышает креативность, гибкость, улучшает взаимодействие с другими людьми, а вот плохое вызывает более внимательное и осторожное восприятие окружающего мира. Наше исследование показывает, что грусть . стимулирует стратегии обработки информации наиболее подходящие для сложных и более требовательных ситуаций» — заявил профессор Форгас.

Такие факторы как наследственность, бОльшая предрасположенность к какому-то типу реагирования, не является причиной ни собственно адаптивн ого стресса, ни возможных его психопатологических последствий, хотя может облегчать или затруднять это. Бывают как органические (наследственно — Гены управляют поведением, а поведение — генами или др. факторами обусловленное), так и чисто психи ческие отклонения от оптимального (оправданного реальной ситуацией) баланса. Так, если количество дофаминовых синапс ов понижено, то будут трудности с закреплением негативного опыта (избегания) [85] .

Часто депрессия формируется исподволь, без определенных, вызывающих адаптационный стресс обстоятельств, при неверном отношении к окружающей действительности — как последствие неверного воспитания, неверного отношения к окружающему. Не раз приводил такой пример: человек больно ударился головой об открытую дверцу шкафа. Прошипев проклятие в адрес дверцы, он кулаком припечатывает ее. Злость перенесена не на неуклюжесть собственного поведения, а на дверцу. Теперь не столько собственное поведение корректируется так, чтобы быть более ловким, как фиксируется неприязненное отношение к дверце. Постепенно, день за днем, час за часом, все в этом злом, неприятном мире становится враждебным. Люди, на которых была сорвана досада, предметы, ситуации, неудачи, так, что просто не остается почти ничего хорошего вокруг. Однажды на это обращается внимание, и это пугает, этому начинает придаваться очень большое значение и мир все более становится адом. Теперь уже человек вручает сам силу злу, вознося на недосягаемый пьедестал значим ости свое отношение. Уже почти ничто не способно превысить такое отношение. Вот и изоляция, депрессия. Что делать? Пить антидепрессанты или оглушаться алкоголем? Но ведь причина не в нарушениях метаболизма или органических поражениях. Причина — в тебе самом. И ничто не поможет кроме тебя самого.

В этом случае, первым делом, нужно осознать проблему: неверное отношение.

Вырисовывается общая стратегия отношений:

Во-первых, необходимо корректировать свои ошибки поведения, а не переносить негатив на окружающее. Во-вторых, необходимо понизить значим ость всего зла, тебя окружающего потому, что это зло — только твоя личная оценка, полностью подвластная тебе сознательно. Пофиг на все это. Насмешливо-снисходительное отношение ко всему такому. Ничего оно не способно сделать тебе плохого. Можно дать ему любую свободу, чтобы в этом убедиться и довольно улыбнуться его бессилию, а не бояться любых проявлений, и ничего оно не сможет сделать. Потому, что — пофиг теперь на это.

Это — очень мощный и действенный метод саморегуляции и ухода от нежелательных зависимых состояний. Чем дольше такое пофигистское отношение к этим проблемам, тем радикальнее они будут уходить, постепенно заменяясь на более адекватн ое отношение к окружающему. Мир не плохой и не хороший, он такой, каким ты его воспринимаешь. Так научись понемногу наделять его проявления ровным позитивом счастливого созерцания. Научись радоваться тому, что он дарит тебе желаемого и не замечать неприятного. За все удачные результаты своих действий поощряй себя, а неудачные блокируй не слишком большим, но негативом по отношении к данной попытке: ее нужно попробовать в следующий раз как-то по-другому.

Это — естественное отношение к личной адаптации, которое не приводит к депрессии.

Третьим средством, мощным стимулом, мотивирующим позитивную значим ость жизни, является нахождение своей востребованной роли в социуме. Альтернатива — только — научиться жизнь, принимая эту жизнь — как есть, без претензий, довольствуясь существующим, не ставя себе никакие планки достижений и целей, ведь недостижение планки — порождает негатив, а длительное недостижение — постоянный негатив. Быть вполне довольным существующим это — тоже вариант, конечно, для тех, кого он может устроить. Быть на уровне довольства кошки жизнью и без надуманных проблем — тоже способ ухода, если ничего другого пока не остается, и нет другой возможности.

Итак, не только для профилактики депрессии, но и вообще для адекватн ости адаптируемых реакций стоит негатив связывать не со внешним, а с неудачей собственного результата поведения. Без исключений.

Почему так хочется связать негатив со внешним? Потому, что это — более древняя и простая реакция избегания того внешнего, что приносит не желаемое: пламя обожгло — ну его нафиг! больше не хотим иметь с ним дело. И все, что может принести пламя полезного оказывается вычеркнутым. Поэтому у многих животных страх перед огнем не позволяет им воспользоваться огнем. Хотя это возможно, например, у собак при отзеркаливания авторитетного хозяина, греющегося у костра. Требуется именно осознанное волевое усилие, т.е. заранее подготовленная мотивация, для того, чтобы преодолеть эту первую простейшую реакцию и продолжить исследование. Именно — исследование. Вне исследовательского контекст а, при котором нужная фаза поведения достаточно надолго прерывается для обдумывания и проб, простейшая реакция избегания или другой выработанный автоматизм будет преобладать.

Если близкий человек тебе сделал больно, не стоит тут же применять простейшую реакцию его избегания, хотя очень тянет. Стоит подумать о том, как модифицировать свое поведение в такой конкретной ситуации. А т.к. прямо сразу это обычно не возможно (горячий момент), стоит научиться выходить из такого момент однотипным способом — никак не оскорбляя пока что близкого, и самому не беря на него зло в голову, чтобы потом подумать, что сказать или сделать. Возможно, результатом раз мышлени я станет избегание близкого, но это будет уже выверенное всем опытом решение, а не примитивный порыв.

Животные в таких случаях, например, с детенышами, поступают просто, но вполне эффективно: они тут же покажут свое недовольство таким поведением, куснут, рыкнут, но как только детеныш это прочувствует, тут же прилижут как ни в чем ни бывало, не тая на него зла и дав детенышу нужную реакцию для его оценки случившегося. Если выработать подобную тактику для острых моментов с близкими, чтобы это выглядело естественно и впечатляюще, то, думаю, будет неплохой результат.

Обоснованней — о роли социально востребованных интересов (кроме сказанного о такой необходимости в статье Личность и социум). С точки зрения механизмов мотивации все достаточно очевидно: если нет того, что нам интересно и в чем мы можем принимать участие, то наступает бездеятельная апатия, которая довольно скоро переходит в депрессию. При высоком уровне возбудимости внимания (наивное состояние) интересным может показаться что угодно, то, что на данный момент хоть как-то превышает значим ость фона всего другого. Но если интерес не станет постоянным (доминирующим увлечением), то это довольно скоро тоже теряет новизну и привлекательность. Т.е. важно сейчас четко понять: без неподдельного творческого интереса не может быть мотивации вообще, не может быть целей, которые определяются важным смысл ом (см. Основные механизмы творчества).

Следующий шаг понимания: интерес, в котором не удается принимать социально-активное, практическое участие, провоцирует замкнутость в себе, субъективизм и развивается в психозы — как все, что находится в отрыве от внешней реальности (см. Вред медитаций, любой другой психодел ии, философствований, веры). А вот социально-востребованный интерес предполагает естественную адаптацию к реальности, к области интереса и познание того, что необходимо для развития интереса — цели, достижения желаемого результата, мотивации.

У людей редко бывает интерес вне социума. Конечно, можно представить самодостаточного Левшу, который кует мух, но даже здесь есть немалое желание получить новое, пока не превзойденное достижение, что предполагает коммуникабельность. Поэтому в любом случае имеется в виду, пусть отсроченная, но востребованность в социуме, которая дает и наибольшую мотивацию, и может дать наибольшую удовлетворенность результатами.

Плохо, если из самого важного на данный момент есть лишь пиво и умные мысли 🙂 вряд ли это способно принести удовлетворение и трудно поддержать интерес к себе без депрессии. В этом случае становится доступным лишь вариант довольной существованием кошки.

Основная тактика предотвращения депрессий: способствовать эффективно и опти мист ично прохождению нормальной стрессовой адаптации к новым возникшим условиям и правильно относится к окружающему, не перенося негативное отношение на него.

Далее, в случае непреодолимости обстоятельств — уметь принимать их как есть, не делая из этого неразрешимой проблемы, а приспособившись к таким обстоятельствам, смирившись с ними: довольствоваться имеющимся, если не удается пока дотянуться до большего и не делать из этого трагедии. Очень важно уметь не завышать планку своего мнения о допустимости уровня жизни и социального общения, особенно если это — стремление выглядеть лучше в глазах окружающих (быть «как все люди», «не хуже людей» и т.п.), т.е. оставаться самодостаточной личностью, а не быть вынужденным подыгрывать мнению других, тем более своему предположительному мнению об этом.

В случае возможности преодоления подобных ситуаций в будущем осознавать, что приобретен ценный опыт для того, чтобы в следующий раз более желаемо их переживать.

Если уже возникли последствия не соблюдения такой тактики в виде затянувшейся депрессии и зависимых состояний, то, понимая суть происходящего использовать методику выхода из них (Преодоление зависимостей), а если организм истощен этим состоянием — применить фармакологические или не медикаментозные средства разгрузки.

Не стоит бояться непонимания окружающих людей: только очень недалекие и зловредные люди будут хотя бы в мыслях оценивать неодобрительно человека в состоянии негативного эмоционального стресса, а тем более давать ему знать об этом каким-то образом. Учитывать мнение таких людей нет никакого смысл а, и поэтому не стоит допускать и тени мыслей о том, что окружающие плохо воспримут естественное состояние, а если такое покажется в чем-то. понимать, что это, скорее всего, мнительность, обусловленная состоянием преимущественно негативного восприятия.

А вот люди, которые затяжно продуцируют свой негативный эмоциональный контекст , вряд ли найдут такое понимание и оправдание у окружающих. Это заметно по множеству, подчас не осознаваемых признаков. Таких совершенно оправдано стараются избегать.

Вообще не стоит давать волю предположениям, которые по большей части возникли субъективно при минимальных признаках реального отношения или склонности не верно истолковывать проявляемое отношение, даже если напрашивающиеся предположения кажутся достоверными. Обмануть самого себя — очень просто таким образом.

Антидепрессанты — костыли, протезы, которые применяются вместо восстановления собственной полноценности. В случае депрессий, а тем более в случае текущего нормального стресса адаптации костыли не нужны и вредны, подменяя собственную регуляцию искусственной. Во время активного стресса адаптации они вредны однозначно и всегда. Конечно, они способны прервать текущее затяжное состояние уже после адаптации, но они ничего не сделают в случае укрепившегося зависимого состояния, принося эффект только во время приема, — в точности как костыли. Поэтому ими стоит воспользоваться лишь временно, для того, чтобы дать возможность восстановить истощенные ресурсы организма, а за это время необходимо научиться избегать зависимого состояния и убрать все излишние переоценки ситуации.

Что делать, если уже есть повод для депрессии (неожиданная разлука, одиночество и т.п.), а социально востребованный интерес еще не освоен?
Нужно заняться тем, что хорошо получается. Хорошо наработанные навыки в какой-то деятельности всегда сопровождаются позитивом, ассоциированным ранее при получении желательного результаты. Проще говоря, такая деятельность приносит удовольствие и эффективно предотвращает сползание в негативное зависимое состояние. Очень желательно делать это хоть для какой-то пользы, себе или другим, пусть даже совершенно чужим людям.

Об авторе:
Этот материал взят из источника в свободном доступе интернета. Вся грамматика источника сохранена.

scorcher.ru