Жизнь с анорексией

Анорексия, как образ жизни

Нервная анорексия — это расстройство приёма пищи, характеризующееся преднамеренным понижением веса, вызываемым или поддерживаемым самим человеком, в целях похудения или для профилактики набора лишнего веса. Чаще всего встречается у девушек.

При анорексии наблюдается патологическое желание потери веса, сопровождающееся сильным страхом ожирения. Наблюдается искажённое восприятие своей физической формы и присутствует беспокойство об увеличении веса, даже если такого в действительности не наблюдается.

Основные симптомы анорексии:
• Прогрессирующая потеря веса.
• Панический страх поправиться.
• Отрицание поддержания весового минимума, каким бы низким он ни был.
• Постоянное ощущение полноты, в частности определенных частей тела.
• Способ питания: кушать стоя, раздроблять еду на мелкие куски.
• Нарушение сна.
• Чувство вины при голодании и приеме пищи.
• Изоляция от общества, депрессия
Как следствие данного заболевания, могут возникнуть определенные нарушения на физиологическом уровне такие, как бледность кожи, ощущение холода, нарушение менструального цикла, аритмия, постоянная слабость, мышечные спазмы. А также повышенная раздражительность, необоснованный гнев, обида на других.

Каждые лишние 100 граммов веса воспринимаются как поражение и наступление непоправимого ожирения. Каждый несъеденный кусочек пищи, напротив, воспринимается как победа над собой и приближение к идеалу, если идеалом можно считать костлявое тело без единой привлекательной округлости и изможденный вид. По сути, человек подсаживается на отказ от приема пищи, на контроль веса, как на наркотики. Только, в отличие от наркоманов, получающих кайф при приеме веществ, а анорексички получают удовольствие при отказе от пищи. И точно так же, как наркоманы, готовые отдать все за дозу, люди, страдающие анорексией, готовы отдать все, лишь бы освободиться от лишней еды, а следовательно, по их мнению, и от лишнего веса. Только весь ужас ситуации в том, что веса нет уже даже нормального.Ведь отсутствие лишнего веса не означает кости, выпирающие из-под кожи, и отсутствие мышц в тех местах, где у женщины, по определению, должна быть небольшая жировая прослойка. Кстати, недавно французские ученые из Национального центра научных исследований пришли к мнению, что при привыкании к чувству голода человек получает при голодании такое же удовольствие как при приеме экстази.

Обычно больные, страдающие анорексией, добиваются потери веса двумя путями:
1. Ограничения — потеря веса путем жестких диет со снижением количества принимаемой еды с каждым днем и чрезмерное занятие спортом.
2. Очищение — т.е. путем всевозможных процедур: промывание желудка, клизмы, искусственно спровоцированная рвота после принятия пищи.

Причины анорексии:
Биологические (генетическая предрасположенность), психологические (влияние семьи и внутренние конфликты), а также социальные (влияние окружающей среды: ожидания, подражания, в частности диеты). Анорексию принято считать женским заболеванием, которое проявляется в подростковом возрасте. Около 90 % больных анорексией — девушки в возрасте 12-24 лет. В остальные 10 % входят женщины более зрелого возраста и мужчины.

Лечение анорексии:
Способ лечения — индивидуальная и семейная психотерапия, в тяжёлых случаях — госпитализация, лекарственная терапия и насильственное кормление.

Ошибочно думать, что больные анорексией преимущественно модели. Модельный бизнес занимает 3 место по случаям заболеваний анорексией: уступая балету и спорту.

В августе 2006 г. на Неделе моды в Монтевидео прямо во время шоу умерла одна из самых известных и перспективных моделей Уругвая 22-летняя Луисель Рамос. Забежав за кулисы после дефиле, Луисель упала. Ни присутствующие на показе медики, ни подоспевшая скорая помощь не смогли ей помочь. Результата не дали ни внутривенные инъекции, ни электрошок, ни массаж сердца, по результатам вскрытия, Рамос умерла от остановки сердца. По свидетельству ее родственников, несколько дней перед показом модель ничего не ела вообще. Врачи считают, что Луисель Рамос умерла от голода.
Этот страшный пример, как выяснилось, других ничему не научил и, спустя несколько месяцев, от анорексического невроза и истощения скончалась 21-летняя Анна Каролина Рестон. Модель питалась, в основном, помидорами и яблоками (самые низкокалорийные овощи, как известно), ела маленькими порциями и все равно постоянно провоцировала у себя рвоту. При росте 1,72 м Анна Каролина весила 40 кг. Попав в больницу с диагнозом “почечная недостаточность”, она умерла от обширного воспалительного процесса: организму просто негде было взять сил для борьбы при таком истощении.

Анна Каролина Рестон

Если вы хотите похудеть, худейте с умом, безликие стандарты не стоят нашего здоровья.

lifeglobe.net

Как я боролась с анорексией своими силами: История длиной в 10 лет

Текст: Яна Яковлева

Каждый из нас является носителем пусть не уникального, но редкого опыта. И всё же редкость — понятие относительное. Вот несколько фактов, связанных с тем, что я пережила десять лет назад. Согласно статистике, анорексия и другие расстройства пищевого поведения получают всё большее распространение среди подростков от 10 до 19 лет. Уровень смертности среди больных анорексией и булимией занимает первое место по сравнению со смертностью от других психологических заболеваний. Тем не менее среди моих знакомых нет ни одного человека, кто бы столкнулся с этой проблемой так близко, как я. До сих пор я никому не рассказывала об этом столь подробно, мне было неловко. Когда я теряла сознание на уроках в школе, когда я весила 38 килограммов и не могла сидеть и лежать больше трёх минут в одной позе из-за ноющей боли в суставах, интернет не был так повсеместно распространён, и ни я, ни мои родители не знали слова «анорексия». Жюстин, автор прекрасной, как мне кажется, книги об анорексии «Этим утром я решила перестать есть», столкнулась с болезнью буквально за один год до меня.

Сейчас об этом расстройстве пищевого поведения слышали многие, но большинство воспринимает анорексию скорее как прихоть, чем как серьёзную проблему: они продолжают шутить по поводу веса своих дочерей, сестёр или подруг и советуют бездумное голодание как способ стать красивее (и, естественно, любимее).

Анорексия протекает в несколько стадий. Аноректический этап заболевания возникает на фоне стойкого голодания, человек теряет 20–30 % своего веса, и эта потеря сопровождается эйфорией и ещё большим ужесточением диеты: больной недооценивает степень своего похудения из-за искажённого восприятия. На следующем, кахектическом этапе, наступающем через 1,5–2 года, вес тела больного снижается на 50 % и более, а дистрофические изменения приводят к необратимым изменениям в организме и смерти. Меня страшно, до щекотки в глубине живота, интересует грань, отделяющая аноректический этап от кахектического. По всей видимости, я серьёзно продвинулась в аноректической стадии, но без ответа остаётся главный вопрос: насколько далеко я оставалась от этой грани?

Как всё началось

Рассказ об анорексии стоит начать с того момента, когда я училась в десятом классе — у меня началась новая жизнь, и это было довольно счастливое время: мы снова начали учиться в одном классе с моей лучшей подругой Машей. До этого у меня не было близкой подруги в классе, отношения не складывались, я была очень одинока и сильно переживала по этому поводу.

Нам с Машей было очень весело вдвоём, мы были ярыми болельщицами «Зенита». Папа говорил, что гордится мной, ведь я разбиралась в футболе лучше многих мужчин, и я расцветала. Мой папа — замечательный, неординарный человек, но — у всех свои недостатки — нетактичный. Он любил «пошутить»: «А, пирожок ешь? А что только один, бери все! Что-то ты худая слишком!» или «У нас таких, вроде тебя, в школе хозбочками называли. Да шучу, шучу!».

В мае 2005 года я в очередной раз решила попробовать не есть после шести, и у меня неожиданно получилось. Ещё я начала качать пресс и почему-то не пропускала ни одного дня. Я удивлялась самой себе, но несильно: я искренне верила, что способна на многое. Я считала, что смогу уважать себя лишь в том случае, если буду выполнять данные самой себе обещания: решила не есть — не ешь! И не ела. Уже тогда я отказывалась от вечернего куска пирога, даже когда мой внутренний контролёр готов был сдаться и сделать исключение. Я обнаружила, что иногда легче не съесть ничего, чем съесть один разрешённый кусок. И вот весы уже показывали 52 килограмма вместо 54.

Пик упоения собственной силой воли пришёлся на вторую половину лета 2005 года, перед поступлением в одиннадцатый класс. Каждый день в любую погоду я вставала в десять утра, выпивала стакан кефира и шла тренироваться: ракетка, мячик, стенка, потом — купание в озере. Потом я завтракала, и после этого просыпались мои друзья. То лето было насыщенным: я впервые поцеловалась с мальчиком и одновременно открыла для себя удивительную вещь — процесс может быть приятным даже в том случае, если тот, с кем ты это делаешь, тебе чуть более чем безразличен. У меня получалось есть мало. Всё лучше и лучше, всё меньше и меньше — к концу августа я вернулась в город с пачкой сигарет в кармане, очень стройная, гордая собой, в нетерпении показаться классу и равно готовая как к веселью, так и к занятиям.

Жизнь по схеме

Я составляла себе списки целей. Я должна отлично выглядеть (мало есть и заниматься спортом), быть умной (читать по 50 страниц художественной литературы в день и хорошо учиться), поступить на журфак (заниматься историей, литературой, русским языком, журналистикой). В начале сентября я разработала для себя жёсткий распорядок дня, которому неукоснительно следовала, уже не удивляясь, а воспринимая собственное безропотное послушание как должное. Я помню его досконально: зарядка, завтрак, школа, обед, упражнения на пресс, уроки, курсы, чай, душ, чтение, сон, по воскресеньям — теннис.

Я следовала этому распорядку примерно до конца декабря. Я не меняла схему, которую быстро и решительно, что для меня свойственно, придумала в своей голове. В тот период я мгновенно и фотографически точно воплощала задуманное в реальности. Но очень скоро схема начала менять меня и захватывать всё сильнее.

Мне кажется, перелом и переход на следующий этап произошёл во время осенних каникул. Мои успехи в учебе, похудении и самодисциплине были очевидны, но стали привычными и больше не приносили радости. Школьная форма, купленная мне, уже похудевшей, в августе, стала висеть и смотрелась гораздо хуже, но это меня не очень волновало. Я с интересом наблюдала другие перемены: на каникулах я продолжала рано вставать, хотя раньше любила поспать. Я просыпалась в 7–8 часов, быстро делала обязательную зарядку и прямо в пижаме бежала на кухню, чтобы в одиночестве съесть свой скудный завтрак. Я не ставила себе цели рано вставать и просыпалась не по будильнику, а от голода. Но и это я решила использовать в свою пользу: встав рано утром, я успевала поработать над сочинением по литературе или прочитать больше страниц книги. Мои порции становились всё меньше, брюки висели всё свободнее, а чай и душ становились всё горячее (я пила кипяток и мылась в кипятке, чтобы согреться), и мне всё меньше хотелось с кем-либо общаться.

Было начало декабря, когда я нашла старые весы. Я весила 40 килограммов, которые затем незаметно превратились в 38

Начались расспросы родителей, учителей, подруг, одноклассников: одни («Яна, ты так похудела! Расскажи, как тебе удалось?») сменялись другими, с тревогой во взгляде и в интонации («Яна, ты вообще что-нибудь ешь?»). Я замечала это, но как я должна была реагировать? Я достигла совершенства в ограничении самой себя. Поначалу думала, они завидуют, а потом просто гнала от себя эти вопросы, грубила в ответ или молча отстранялась. Мне стало слишком тяжело размышлять над происходящим. Я перестала нравиться самой себе: вся одежда на мне уродливо висела, а попросить родителей купить другую мне не приходило в голову.

«Не в кого ей толстой быть», — отрезал папа в ответ на замечание врача-рентгенолога о том, что я слишком худая. И мне понравился папин ответ — действительно, не в кого. Сейчас думаю, что это было странно, ведь полгода назад я, по его мнению, была толстой (а если нет, то зачем он об этом «шутил»?). Я думаю, он тоже переживал, но не хотел выдавать себя перед чужой женщиной.

Было, кажется, начало декабря, когда я нашла старые бабушкины весы. Я весила 40 килограммов, которые затем незаметно превратились в 38. В декабре 2005 года у папы были серьёзные проблемы на работе, и, вероятно, из-за этого у него открылась язва желудка, он страшно осунулся. Мама очень переживала за него, и за меня, конечно, тоже, но я этого почти не помню: видимо, тогда мне было трудно взаимодействовать с окружающими. Я выполняла свои задачи по списку, из последних сил. Есть уже не хотелось; мама уговаривала иногда хотя бы съесть йогурт перед сном или добавить сахара в чай, но я с улыбкой (мне казалось, что с улыбкой) отказывалась. Йогурт брала с собой в кровать и оставляла на завтрак.

Именно тогда я решила пойти к психологу. Откуда мне было знать, что, когда ты заходишь в кабинет, тебе тут же говорят: «Ну, рассказывай…»? Я судорожно придумывала, что сказать, ощущая внутри чёрную дыру. «У меня не осталось подруг», — сказала я, и вышло правдоподобно. Психолог предположила: «Ты, наверное, много читаешь. Да? А они, наверное, курят. Да?» Я кивала и думала о том, как бы поскорее уйти. Слава богу, она не спросила, курю ли я.

Обратный путь

Это был урок физики, кажется, предпоследний в полугодии. Учительница сказала всем решать задачи и вызывала по очереди тех, у кого были спорные оценки. Мне в тот день было очень плохо, физически не получалось сосредоточиться — какие там задачи, я писать не могла. Учительница вызвала меня и увидела мою пустую тетрадь. «Яна, давай рассказывай, что с тобой происходит», — сказала она. Что-то в глубине меня встрепенулось: ей было не всё равно. Я почувствовала острую благодарность, но ответить ничего внятного не смогла. «Иди домой», — сказала она.

И я пошла. И решила нормально поесть. И началось… Я пила холодный борщ прямо из кастрюли, запихивала в рот белый хлеб и запивала всё приторным вишнёвым соком. Я ела всё, что видела, пока не опомнилась от острой боли в колом торчащем желудке. Боль была такой сильной, что я почти теряла сознание. Я позвонила маме, а она отругала меня: то вообще ничего не ешь, то вот, пожалуйста.

С тех пор периоды голодания стали сменяться жуткими, болезненными, стыдными периодами переедания. Вызывать рвоту у меня получалось плохо, хотя я пыталась — вероятно, это спасло меня от булимии. Стопроцентный контроль сменился полным хаосом. Ни о каких зарядках больше не могло быть и речи, я забросила теннис, который до сих пор ассоциируется у меня со страшным разочарованием. Иногда я всё же ходила в бассейн, но только не после периодов переедания: в такие моменты я вообще не была способна ни на что, кроме жгучей ненависти к себе. Я делала отчаянные записи в дневнике, терпела почти перманентную боль в желудке и носила широкие кофты, чтобы скрыть непропорционально выпирающий живот. Всё это было неправильно, опасно, радикально, поздно, но всё это стало для меня шагом на пути к выздоровлению. Это был один из самых тяжёлых периодов моей жизни, но даже в самые ужасные моменты я не теряла надежду. Я верила, что когда-нибудь у меня всё получится; эта вера, не основанная ни на чём, всплывшая откуда-то изнутри вместе с болью, меня и спасла.

Уже весной я, как заметила моя лучшая подруга, с которой нам снова вдруг стало весело вместе, заново научилась улыбаться. За полгода я набрала 20 килограммов, не поступила в СПбГУ, но поступила в институт культуры. Прочитала значительно меньше, чем за предыдущие полгода, зато гораздо больше съела, выпила и проговорила. Летом стали возвращаться месячные, а волосы перестали выпадать только к осени. Постепенно, вслед за новыми впечатлениями, знакомствами, влюблённостями, амплитуда движения этих разрушительных качелей — от строжайшей диеты до переедания — снижалась. Неравномерно, непредсказуемо, очень медленно, но мне становилось лучше.

Остаточные явления

С тех пор прошло десять лет. Мне кажется, что нет бывших анорексиков: в том, кто столкнулся с этим, всегда тлеет риск рецидива. Недавно я накричала на молодого человека, увидев, что он не съел свой обед и принёс домой полный контейнер еды. Меня охватил гнев, порождённый завистью: другие умеют забывать про еду, а я нет. Я слишком много о ней размышляю, визуализирую, планирую, я ненавижу, когда она пропадает, я изо всех сил стремлюсь распределить продукты так, чтобы ничего не испортилось. Самая разрушительная часть меня подаёт голос в худшие моменты моей жизни: она хочет вернуть анорексию.

Бывают периоды, когда я систематически переедаю, иногда я неделями не чувствую никаких «особых» отношений с едой. То игнорирую ограничения, то «беру себя в руки» — получается по-разному. Вес нормален и довольно стабилен, но даже незначительные его колебания вызывают массу переживаний.

Я, конечно, испортила себе желудок и кишечник, и с тех пор они регулярно напоминают о себе. Несколько лет назад я прошла детальное обследование у гастроэнтеролога. В тот период я училась в институте, параллельно работала и питалась хаотично: как правило, между ранним завтраком и поздним ужином были только невнятные перекусы йогуртом или булочкой. Каждый вечер болел живот. Специалисты подозревали то хронический панкреатит, то язву желудка, но в итоге ни то ни другое не подтвердилось. Оказалось, для того чтобы живот не болел, достаточно просто питаться регулярно: не обязательно каждые 2–3 часа, как советуют диетологи, а хотя бы каждые 4–6 часов.

У меня остались проблемы с менструальным циклом, неизвестно, был бы он регулярнее, а менструация — менее болезненной, если бы не анорексия. Я ещё не пыталась забеременеть и пока не знаю, возникнут ли с этим проблемы. Зрение тогда упало и не восстановилось — возможно, оно ухудшилось бы в любом случае.

Я слишком много размышляю о еде, визуализирую, планирую, я ненавижу, когда она пропадает

У меня быстро увеличился обратно размер груди, восстановилось состояние волос и кожи. Я почти уверена, что выгляжу сейчас примерно так же, как выглядела бы, если бы расстройства в моей жизни не случилось. Призрак анорексии всё ещё во мне, но он отступает. И я всё ещё учусь любить себя.

Возможно, покажется странным, что я решилась рассказать свою историю только сейчас, десять лет спустя. На самом деле именно за последний год во мне, точнее, в моём восприятии себя, произошли серьёзные перемены. Мне захотелось позаботиться о себе: я поработала с психотерапевтом, прочла несколько хороших книг и статей и, в конце концов, смогла дописать этот казавшийся мне бесконечным текст. Поэтому я готова дать несколько советов людям, оказавшимся в подобной ситуации.

Если вы считаете, что у вас есть проблемы в отношениях с едой и собственным телом, обратитесь к психотерапевту, но это должен быть специалист, занимающийся пищевым поведением. В противном случае он, вполне возможно, поможет вам разобраться в других, не менее важных вопросах, но в решении той проблемы, которая мучает вас сейчас, помочь не сможет.

Найдите тип физической активности, который доставляет вам удовольствие. Такой обязательно отыщется — для меня им стали танцы. Регулярные занятия будут менять облик вашего тела без радикальных ограничений в питании, а главное, в какой-то момент облик перестанет быть единственным показателем: вам захочется делать ставку на силу, гибкость, ловкость, пластичность, выносливость, скорость.

Если вы до сих пор не отказались от идеи «волшебной диеты», я советую почитать книгу Светланы Бронниковой «Интуитивное питание». Там рассказывается и о «мифе о красоте», и о физиологии питания, и о том, что запреты неэффективны, а эффективна осознанность в питании. Наконец, я советую читать сообщества и сайты, посвящённые бодипозитиву: они действительно учат уважению к себе, а именно уважения многим из нас не хватает.

Я считаю, что о том, что болит, надо говорить — пусть скомканно, пусть через силу. Я верю, что, рассказав о болезни, ты делаешь ещё один шаг к выздоровлению. А может — кто знает? — немного помогаешь другим.

www.wonderzine.com

Восстановление от анорексии. Часть 4: Как изменилась жизнь после анорексии

Это хэппи-энд. Заключительная часть письма Ольги Дубровиной, которая прошла долгий путь восстановления от анорексии и нашла в себе смелость поделиться опытом.

Начиналось все достаточно безобидно. Ольга приняла вызов от «звезды фитнеса» и искренне считала, что это будет легко. Тогда она не могла серьезно относиться к анорексии и полагала, что нет ничего сложного в том, чтобы просто есть, если это необходимо.

Участие в челлендже дало хороший внешний результат. Но были и побочные эффекты. Тогда Ольга ещё не могла осознать всю опасность ситуации. А людей, которые могли бы вовремя забить тревогу, рядом не было. Но подруга подсказала ей хорошую книгу.

О страхе растолстеть, бессоннице, слезах и страшном срыве Ольга рассказывает во второй части. Эта тяжелая, но отрезвляющая глава обязательна к прочтению всем потому, что помогает понять, как незаметна бывает грань между «я контролирую ситуацию» и «мне не справиться без помощи специалиста».

Третья часть — истинный алмаз. Там Ольга делится опытом выздоровления, дает советы и рассказывает о книгах, которые помогли ей на этом долгом пути. Если вы только что прочли эту главу, рекомендуем вернуться к ней в финале для того, чтобы сохранить список литературы. В конце будут ссылки на три предыдущие части. А пока продолжим.

Часть 4: Как изменилась жизнь после анорексии

Тем, кто не знает, как страшны и опасны расстройства пищевого поведения, не понять, как приходится бороться, как даётся даже самая маленькая победа.

Помню, как пыталась заставить себя купить хлеб. Знаю, звучит глупо. Знаете, сколько раз я его покупала и выкидывала, не съев ни кусочка? Чего мне стоило заставить себя есть «запретную» пищу, например, макароны или печенье? Не знаете, если у вас нет расстройства пищевого поведения. Постоянный страх съесть слишком много и мучительная физическая боль, когда не влезаешь в старую одежду и видишь, как меняется тело. Я могу рассказывать вечно.

Я до сих пор удивляюсь, когда мне делают комплименты по поводу внешности. Но я научилась говорить «спасибо». Научилась ценить себя такой, какая есть.

Мы живём в такое время, когда всех (и мужчин, и женщин) принуждают быть «мускулистыми», «подкачанными», «в форме» — называйте как хотите; над нами издеваются, если у нас есть что-то «лишнее». Необходимо осознавать, насколько опасно такое отношение.

Заботиться надо не о том, чтобы угодить толпе, а о здоровье. Надо жить гармоничной жизнью, есть то, что нужно телу, чтобы быть сильным, выбирать ту физическую активность, которая нравится, а не ту, которую навязывает общество.

И с вами всё будет в порядке.

Моя любимая подруга, которая посоветовала мне книгу, однажды сказала: «Слушай, я понимаю, ты беспокоишься о внешности, но вот тебе пример: если я растолстею на 15 килограммов, ты будешь любить меня меньше?» Мне стало очень стыдно, и я пробормотала: «Нет, конечно». Её слова были очень кстати.

Кому-то мой рассказ может показаться странным. Закончу его словами, которые вы, наверное, тысячу раз слышали в кино.

Меня зовут Ольга Дубровина, и я страдаю зависимостью. Моя борьба сделала меня сильнее и мудрее. Я знаю пределы своих возможностей и обещаю заботиться о своём теле до последнего дня.

intueat.ru

«Я прятала еду и лгала своим близким». Девушка с анорексией — о трудной борьбе с болезнью

9 октября 2017 в 08:45
GO.TUT.BY

24-летняя жительница Швейцарии Джулия Янссен страдает от анорексии с 13 лет. Ее лечащие врачи говорили, что случай Джулии — один из двух худших в их практике. На пике болезни девушка размазывала масло по волосам и прятала еду в сумку, чтобы обмануть родных, пытавшихся ее накормить. Когда ее госпитализировали, она весила всего 35 кг, пишет британская версия газеты Metro.

Джулия Янссен стала отказываться от еды с 13 лет, но болезнь проявилась в полную силу спустя 2−3 года. Боясь хоть чуть-чуть поправиться, девушка заставляла себя вставать среди ночи выполнять упражнения. Даже простые повседневные задачи требовали от нее множества усилий: из-за слабости Джулия принимала душ по 2 часа, едва могла расчесать волосы и подняться по лестнице. В 16 девушке поставили диагноз «нервная анорексия».

«Я чувствовала себя потерянной. Я не знала, кто я, не хотела взрослеть. Анорексия дала мне ложное чувство контроля. Она была средством избежать трудностей переходного возраста», — говорит Джулия.

На пике болезни она боялась даже прикасаться к еде, потому что думала, что она впитается через кожу. Из-за голодной диеты у девушки стали выпадать волосы, понизилось давление. Ее индекс массы тела (ИМТ) был 12 при нормальных значениях от 18,5 до 25. Доктора предупреждали Джулию, что она может умереть от сердечной недостаточности.

«Я чувствовала себя и выглядела, как привидение. Я знала, что в любой день могу просто умереть во сне».

В декабре 2014 года Джулия осознала, что готова лечиться. Она поправилась до 45 кг. Девушка должна научиться потреблять 3000 калорий ежедневно, чтобы снова набрать вес. У нее все еще недостаток массы тела, но риск умереть уже позади.

«В худшие времена анорексия занимала 100% моей жизни. Сейчас она занимает 80% в хорошие дни и 90% в плохие. Но я все же смогла отвоевать 10%, которые я могу посвящать другим вещам. Моя цель — однажды вернуть себе 95% своей жизни. Я хочу контролировать анорексию и не позволять ей контролировать меня», — говорит девушка.

Она признаётся, что стыдится поступков, которые совершала из-за болезни:

«Я прятала еду и лгала своим близким. Если бы это не было так грустно, я бы посмеялась над глупыми способами, которые изобретала, чтобы не есть. Если кто-то следил за тем, как я завтракаю, я прятала масло в ушах и размазывала его по волосам. Еда была везде, даже в карманах и сумочках. Я испортила столько своих любимых сумок».

Джулия Янссен ведет Instagram, где у нее уже почти 25 тысяч подписчиков. Девушку критикуют за фотографии самого тяжелого периода болезни, но она вспоминает, что для нее самой когда-то было очень полезно найти людей с такой же проблемой.

«Я увидела столько страниц девушек и женщин, которые были тяжело больны, но решили бороться с болезнью и сейчас ведут сравнительно нормальную жизнь. Я всегда знала, что теоретически от анорексии можно вылечиться, но видеть людей, которые реально сделали это, — восхитительно. Если бы я смогла вдохновить других девушек на борьбу с болезнью, как когда-то вдохновили меня, я была бы очень счастлива».

Анорексия — это расстройство пищевого поведения, связанное с затруднениями в приеме пищи, выборе продуктов питания, позволении себе есть. Около 80% страдающих анорексией — девушки 12−24 лет. Это заболевание как психического, так и физического плана и одно из немногих психических заболеваний, при котором возможен летальный исход. В Беларуси анорексия ежегодно поражает около тысячи человек.

news.tut.by

«Я хотела быть лучшей во всем»

Анорексия — болезнь, вызываемая определенным образом жизни. В погоне за идеальной фигурой девушки и парни порой не останавливаются ни перед чем. Мотивы, толкающие на смертельно опасное похудение, до сих пор трактуются учеными по-разному. Французский институт здоровья и медицины INSERM изучил причины возникновения анорексии у женщин.

Новые данные

По устоявшимся международным критериям, человек, страдающий анорексией, мало ест, отличается искаженным восприятием веса и острым страхом набрать килограммы.

Однако, опираясь на последние данные, глава парижской клиники Mental and Brain Diseases Филип Горвуд пришел к выводу, что над страхом потолстеть преобладает наслаждение от потери веса. Так профессор называет то удовлетворение, которое получают люди, ограничивая себя в еде. По его мнению, именно это чувство становится главной движущей силой болезни, делая недуг сложным для понимания даже самим больным. Ведь многие девушки не признают свои проблемы, убеждая себя в том, что они здоровы.

Американская ассоциация The Anxiety and Depression Association of America, помогающая тем, кто страдает от депрессии, считает, что анорексия — психическое заболевание.

Нервная анорексия (лат. anorexia nervosa) — расстройство приема пищи, характеризующееся преднамеренным снижением веса, вызываемым и/или поддерживаемым самим пациентом, в целях похудения или для профилактики набора лишнего веса. Чаще встречается у девушек. Многими специалистами признается разновидностью самоповреждения. При анорексии наблюдается патологическое желание потери веса, сопровождающееся сильным страхом ожирения. У больного наблюдается искаженное восприятие своей физической формы и присутствует беспокойство об увеличении веса, даже если такого нет в действительности.

Удовольствие на весах

Итак, не страх набрать вес, а удовольствие от потери лишних килограммов — вот главная движущая сила анорексии.

Исследователи показали девушкам-волонтерам (часть которых страдает от анорексии) фотографии женщин разной комплекции. Спросили, с какой из типов фигур они бы чувствовали себя комфортно. Те, у кого были проблемы с питанием, выбрали вариант с явно недостаточным весом. Остальные предпочли средние показатели.

К каждой испытуемой были прикреплены датчики потоотделения, чтобы выяснить, на какие изображения девушки реагировали активнее. Результат — самые стройные фигуры вызывали самую бурную реакцию у девушек с проблемами.

Диагноз: превосходство

Это подтверждается и личным опытом. Шведка София Янсон рассказала Daily Mail, что страдала от анорексии практически всю сознательную жизнь. С 12 лет она занималась гимнастикой и постоянно ограничивала себя в еде, чтобы не располнеть и гармонично смотреться в спортивном боди. Проблемы возникли, когда девушка получила травму и еще больше сократила количество потребляемых калорий. Слишком боялась потерять форму без тренировок.

В 21 год она уже не могла восстановить нормальный вес. Ей все время не нравилась ее фигура, ей уже было мало просто сохранять хорошую спортивную форму. Она получала удовольствие от того, что была стройнее сверстниц, и только увеличивала разрыв в весе. В 2013 году ей поставили диагноз — анорексия.

«Я хотела быть лучшей во всем, за что бы ни бралась. Сравнивала себя с другими девушками, постоянно пребывала в стрессе из-за этого. Все мои мысли были о собственном весе, внешности и еде», — признается шведка.

Точка невозврата

Сейчас она понимает, что в глубине души считала себя полной и боролась с собой постоянным сокращением рациона. Несколько лет София восстанавливалась под наблюдением медиков, но как только за ней перестали следить, она вновь начала самоутверждаться с помощью еды. После срыва поняла, что ей необходимы резкие перемены в жизни, иначе она просто не выберется из бесконечной борьбы с собственным телом.

Проведя несколько месяцев в больнице под строгим надзором врачей и диетологов, София пошла на поправку и решила сменить обстановку, переехав в Австралию. Однако и на другом континенте болезнь вернулась к ней с прежней силой.

Новая жизнь

Она вернулась и снова оказалась в больнице. Это был худший период в ее жизни. Несколько раз она пыталась сбежать, старалась убедить окружающих, что поправилась. Совершенно не могла находиться в четырех стенах. В конце концов, переехала в Австралию навсегда.

Поселилась в прибрежном штате Квинсленд. Тепло — солнце, море. София полностью доверилась советам диетолога и выполняла все предписания сопровождающего ее социального работника.

Сейчас ей 24. Она уверена, что больше не позволит анорексии контролировать ее жизнь. Регулярно публикует в Facebook снимки, сравнивая себя с фотографиями двухлетней давности.

Увлеклась сельским хозяйством и теперь трудится на ферме, где выращивают авокадо. Собирается поступить в местный университет и продолжить путешествия по неизведанным материкам.

Здоровье губительно

Похожая история произошла с Энни Страчан из Новой Зеландии. 18-летняя девушка всегда уделяла много времени спорту и правильному питанию. В 14 лет сама не заметила, как заболела анорексией. Резко ограничила потребление углеводов, увеличив физическую активность.

Фото опубликовано @clean_andmean

По ее мнению, идеальная фигура исключает жировую прослойку. «Следуя моде, я хотела, чтобы у меня были худые ноги и плоский живот. Из-за постоянного подсчета калорий я уставала и не могла сосредоточиться на других вещах», — вспоминает жительница Окленда.

Ее мало интересовало общение со сверстниками. Гораздо большее удовольствие ей доставляли мысли о том, какой «правильный» рацион у нее был за день и сколько спортивных упражнений она выполнила. Смотрясь в зеркало, девушка не чувствовала себя полной, но все равно ощущала острую неудовлетворенность своей фигурой.

Стремительная потеря веса Энни привлекла внимание семьи. Ей запретили тренировки. Она продолжала тренироваться тайно. Чтобы не есть и не участвовать в приготовлении еды, Энни притворялась больной.

Материалы по теме

«Почему я больше не веган»

Лишь когда у нее прекратилась менструация, она осознала, что нуждается в помощи. Благодаря семье, Энни постепенно начала потреблять 3,5 тысячи калорий в сутки и набирать вес. Теперь она ведет личный блог в Instagram, где делится с подписчиками рецептами разных полезных блюд.

Расстройство масс

По данным американской ассоциации Anorexia Nervosa and Associated Disorders, анорексия — наиболее частая причина смерти девушек в возрасте от 15 до 24 лет. Однако расстройства пищевого поведения — это не только анорексия.

Международный центр Eating Recovery Center сообщает, что более 30 миллионов американцев страдают от проблем, связанных с питанием. Среди психических заболеваний у расстройств пищевого поведения самый высокий показатель смертности.

m.lenta.ru