Аутизм у ребенка 25 лет

Как заподозрить аутизм у ребенка

Родители, у которых уже есть дети с нормальным развитием, быстро могут обратить внимание, если с одним из детей что-то не так. Но часто родители обращают внимание на патологию, уже когда на детской площадке начинают сравнивать своего ребенка с другими детьми и замечают какие-то странные особенности.

На первом году жизни можно заприметить признаки, которые, если и не указывают напрямую на аутизм, но указывают на то, что этот ребенок в группе риска. О том, как заподозрить аутизм, – советы детского психиатра, врача высшей категории медицинского центра «София» Ольги Гуленко.

Первый год жизни

Симптомы аутизма видны уже на первом году жизни. Если вы обнаружите у ребенка какие-либо из симптомов, это не значит, что у него непременно аутизм. Но эти дети попадают в группу риска и должны находиться под наблюдением:

ребенок плохо реагирует на приближение мамы. Еще в месяц, когда мама к ребенку приближается, дети реагируют движением ручек и ножек. С возрастом движения усложняются, становятся более активными, ребенок улыбается, если подходит мама. Вас должно насторожить, если ребенок вообще не реагирует на приближение человека, смотрит как бы вдаль, а не на лицо, на рисунок на одежде или рисунок на стене;

нарушение режима сна. Дети часто путают день с ночью;

ни с чем не связанное беспокойство. Как правило, в 3-6 месяцев ребенок, как правило, спокоен, если он сыт, сух и здоров. У детей из группы риска наблюдается беспокойство, которое тяжело увязать с каким-то внешним раздражителем. К симптомам также относится чрезмерное спокойствие;

парадоксальная реакция на звуки. Такие дети не реагируют на погремушки. Некоторые звуки могут, напротив, их пугать;

в 6 месяцев дети могут проявлять патологическую связь с матерью. И в норме ребенок привязан к матери, так как она ухаживает за ним. Но когда это носит патологический характер, и ребенка нельзя оторвать от мамы, это тоже в какой-то степени настораживающий симптом;

не проявляется интерес к игрушкам.

После года

В год немного легче рассмотреть симптомы аутизма у ребенка. У здорового ребенка появляется много новых навыков, и уже отсутствие тех навыков, что есть у других детей, настораживает родителей.

Прежде всего, настораживает задержка речевого и двигательного развития. Эти дети плохо имитируют жесты (ладушки, например). Они также не произносят слова.

В этот период усиливается симбиотическая связь с матерью, ребенок не отпускает ее ни на минуту. Очень много случаев, когда невозможно оставить такого ребенка ни с няней, ни с родственниками. Матери таких детей лишены возможности даже сходить в магазин.

После года у таких детей появляется интерес к необычным предметам и игрушкам. Если здоровые дети играют обычными детскими игрушками, то у детей с подозрением на аутизм могут быть совершенно необычные интересы – к кухонным принадлежностям, инструментам, ключам. Дети также могут рассматривать эти предметы под необычным углом, например, очень близко подносить к глазам.

Двигательные особенности. Дети могут передвигаться на цыпочках, перебирать пальцами, закрывать руками уши. Движения руками часто носят вычурный, неестественный характер.

Формируется склонность к стереотипной игре. Появляется привязанность к какой-то одной игрушке. Например, любовь к круглым предметам. Были в практике случаи, когда ребенок из множества предметов, например, карандашей, выбирал всегда оранжевый, или проявлял интерес только к предметам округлой формы.

После полутора-двух лет задержка речевого развития и особенности поведения уже существенно отличают ребенка с аутизмом от сверстников. При этом в речи имеют место повторы фраз – эхолалии.

Проблемы с пищевым поведением. Эти дети очень тяжело принимают новую пищу. Формируется определенная избирательность в еде. Например, ребенок отвергает молочные продукты или овощи, фрукты. Есть дети, которые употребляют только соки, не употребляют в пищу супы, некоторые приемлют мясо только в виде котлет или исключительно сосисок.

Эти дети, как правило, тяжело переносят изменения обстановки. Любая новая обстановка вызывает у ребенка страх, тревогу, психомоторное возбуждение. Таким детям также тяжело переключиться на другой вид занятия.

Дети с аутизмом избегают зрительного контакта, и сами в глаза стараются не смотреть. Также эти дети любят себя рассматривать в зеркале или подолгу рассматривать солнечных зайчиков.

Один из главных симптомов аутизма – это то, что ребенок подолгу может находиться один. Ему комфортно, если его не беспокоят и некомфортно, если, наоборот, пытаются переключать на что-то («давай порисуем, потанцуем, пойдем на улицу»).

Проблема собраться на улицу, вернуться с улицы. На улице очень часто требуют придерживаться одного маршрута.

Нет интереса ни к детям, ни к взрослым. Как правило, родители аутичных детей замечают, что, придя на площадку, ребенок сторонится других детей, им тяжело включиться в игровую деятельность, тяжело привлечь их внимание к интересной развивающей, совместной деятельности – кубики, пирамидки и т.д.

Характерен такой симптом, как аутостимуляция. Это постукивания по уху, пощипывания, царапания себя. Самое распространенное мнение, что дети таким образом себя успокаивают.

В 3 года

В этом возрасте можно говорить не о группе риска, а о конкретном заболевании. И диагностика в 3 года уже не так затруднена, потому что симптоматика уже хорошо заметна.

У ребенка абсолютно нет стремления к контакту, он находится в своем мире, очень ограничен круг его интересов, он не включается в игровую деятельность, боится новых мест, в еде крайне избирателен, часто производит впечатление глухого ребенка.

Крайне выражены проявления стереотипии. Стереотипии бывают следующие: постукивания, потряхивания, прыжки на месте, кружение на одном месте или бег по кругу, хождение на цыпочках. К этому также относится стереотипная игра: например, ребенок-аутист может очень долго катать машинку в одну и в другую сторону или крутить колесо от машинки.

Такие дети очень часто любят предметы, которыми они играют, выстраивать в ряды.

Важно понимать, что аутизм не определяется только по одному какому-то симптому. Чтобы достоверно поставить этот диагноз, нужно собрать подробный анамнез развития ребенка от родителей, проанализировать целый комплекс симптомов, иметь возможность понаблюдать за поведением ребенка, когда он немного привыкнет к месту проведения обследования.

lady.tsn.ua

«Аутизм коварен: мне казалось, что со Степой все в порядке»

«Степа у меня единственный ребенок, мне не с чем было сравнивать. Я все принимала как есть. Например, одна знакомая мама организовывала домашние музыкальные занятия. Степа никогда ни в чем не участвовал, ни за кем не повторял, на детей не обращал внимания. Сейчас-то я понимаю, что все это были признаки. Но тогда мне просто казалось, что у меня необщительный ребенок. А что не разговаривает — ну так мальчики всегда позже начинают».

Вообще рождение ребенка было для меня как спасение. Я запуталась в жизни, разочаровалась в себе, в будущей профессии, не знала, как и куда двигаться дальше. Когда я узнала, что беременна, сразу поняла, что будет мальчик и я назову его Степой. Я ждала его одна, но очень помогли родители и друзья, окружили меня заботой и любовью, и я не чувствовала себя ущербно. Уже все сроки прошли, а Степа никак не рождался, и в результате мой врач назначил день операции.

Мальчик мой сразу всех поразил, потому что при рождении весил почти 5 килограммов и рост был как у двухмесячного младенца. Это было настоящее чудо и огромная радость. Я пошла и покрестилась, мне было 25 лет, потом покрестила Степу. Мы жили вдвоем, и нам было очень хорошо, хотя временами и трудно. Родители всегда были рядом, если нужна была помощь. Они и сейчас очень поддерживают меня, хотя я понимаю, что Степа — это прежде всего мой сын и моя жизнь.

А потом меня вызвала заведующая и сказала: вам лучше бы в коррекционный сад. Для меня это был абсолютный шок

Легко никогда не было, но был оптимизм. До двух с половиной лет мы жили прекрасно, пока не пришло время социализироваться, идти к людям, вписываться в систему. Для меня изначально это был стресс, и я хотела, чтобы Степа пошел в самый лучший детский сад в нашем спальном районе.

Подошла наша очередь, и нас пригласили в группу кратковременного пребывания. Степа ни в какую не хотел туда заходить, громко кричал, чем и привлек внимание заведующей. Второй раз нас пригласили уже к психологу, и та насторожилась. А потом меня вызвала заведующая и сказала: вам лучше бы в коррекционный сад. Для меня это был абсолютный шок. А тот первый детский сад я долго обходила стороной. Даже мимо проходить было больно. Всегда не любишь гонца, который приносит дурные вести.

Что было после, плохо помню. Наверняка я как-то собралась. Надо же проходить медкомиссии, искать врачей. Попали к хорошему психиатру, он первым мне сказал про «аутистические черты» и сказал: «Идите в коррекционный сад, не бойтесь, потом не захотите уходить». Мы проходили в сад полтора года, и, к сожалению, Степа никак не развивался, мы проходили исследования, посещали всевозможные консультации. Дети там были совершенно обычные, с небольшой задержкой в развитии, практически норма.

Мне стало легче, как только я приняла диагноз

Из детского сада пришлось уйти, нас записали в лекотеку, это что-то вроде группы детского сада, где на несколько часов в неделю собираются дети с более серьезными нарушениями. Были ребята с синдромом Дауна, и ДЦП, и другие. Все вместе.

Когда мы пришли в первый раз накануне Восьмого марта, было симпатичное чаепитие, все принесли с собой какой-то десерт. А я все время задавала себе вопрос: почему я здесь? Вокруг меня всегда были обычные люди с обычными детьми. Что я делаю на этом странном празднике? Но к этому привыкаешь довольно быстро. И проникаешься, главное, огромной любовью и сочувствием к самоотверженным родителям, у которых дети неизлечимо больны. По сравнению с ними у меня, можно сказать, вообще нет проблем.

Я помню, в лекотеке была одна мама, которая никак не могла смириться, не хотела принять ребенка таким, какой он есть. Все хотела его вытащить, вылечить от того, от чего вылечить нельзя. И я видела, как она мучается. Мне, наоборот, стало легче, как только я приняла диагноз.

Аутизм коварен тем, что внешне ребенок — совершенно обычный. Но вдруг он устраивает истерику

Аутизм коварен тем, что внешне ребенок — совершенно обычный. Но вдруг он устраивает истерику, ужасно себя ведет — и все смотрят на тебя с осуждением: плохо воспитывает, плохая мать. А объяснять трудно. Я не могу заставить себя произнести незнакомому человеку: мой сын — аутист. Мне нужно работать с этим. Наверное, нужно к психологу. А сложнее всего объяснять детям, они задают очень прямые и больные для меня вопросы. Максимум, что я могу им сказать, что он плохо разговаривает. Но легче просто избегать многолюдных площадок. Все время боюсь, что Степа что-то сделает не так и мне придется перед всеми отчитываться.

Эта моя закрытость рождает непонимание между людьми. Я, конечно, всегда стараюсь встать на точку зрения обычной мамы, понять, что она чувствует, но меня все равно переполняют эмоции. Хочется крикнуть: «Вы не понимаете своего счастья, у вас — здоровый ребенок!»

Я не отгораживаюсь от людей нарочно, это само происходит. Не хочется лишний раз кого-то напрягать. Но я стараюсь поддерживать общение с друзьями, ходить в кино и на выставки. Не зацикливаться только на проблемах, и совершенно не хочу об этом постоянно говорить. И очень боюсь, что у друзей и родных может сложится впечатление, что я могу говорить только об аутизме и проблемах, связанных с ним. Наоборот, так хочется порой отвлечься от этого всего.

Сложнее всего объяснять детям, они задают очень прямые и больные для меня вопросы

Жизнь у меня, конечно, совсем другая. И она уже не будет такая, как у всех. Но все равно я воспринимаю ее как счастье и радуюсь мелочам. И очень ценю людей, которые остались рядом со мной.

Сегодня вот два часа в центре погуляла, пока Степа был в школе. Сидела на лавочке в Аптекарском огороде, ко мне подошла девочка лет трех с букетом из осенних листьев и говорит: «Это вам». Я заплакала. И дело тут не только в нервах или сентиментальности, а в постоянном ощущении своей уязвимости. И вместе с тем — огромной силы. Особенно когда я со Степой.

С каждым новым этапом я чувствую себя сильнее. Однажды напротив меня в метро ехала женщина, на коленях у нее сидел ребенок с особенностями. Мама была очень аккуратно одета, тщательно причесана, и во всем ее облике было столько спокойствия и достоинства. Я прониклась к ней огромным уважением!

Я преклоняюсь перед всеми родителями, воспитывающими детей с особенностями. Это невероятно мужественные люди, и мамы, и папы. Особенно меня восхищает, когда я вижу, что у них получается относиться к своей жизни не как к подвигу или ошибке судьбы. А они живут полноценно и умеют радоваться. И это пример для меня. Я стараюсь. И помню, что Степе очень нужна счастливая мама.

www.psychologies.ru

Признаки аутизма у ребенка 3 лет

К большому сожалению, в современном мире тенденция к постановке диагноза «аутизм» у малышей неуклонно растет. Ученые до сих пор не выяснили причину этого отклонения, но замечено, что иногда заболевание бывает наследственным.

Хотя в медицинском словаре и существует такой диагноз, на самом деле аутизм не является болезнью, как таковой. Это лишь отличие конкретного ребенка от сверстников в различных поведенческих ситуациях.

Симптомы аутизма у детей до 3 лет

Как правило, диагноз ставится лишь после пятилетнего возраста, но первые признаки аутизма у детей можно заметить до наступления 3-4 лет и даже раньше. Некоторые детки явно выдают своим поведением отклонение от нормы уже в полуторогодовалом возрасте, и внимательные родители могут сами заподозрить неладное.

В основном признаки аутизма у 3-х летнего ребенка являются косвенными и даже если родители нашли некоторые из них у своего чада, то это не всегда означает заболевание. Диагноз может поставить только грамотный специалист-невролог, который ведет наблюдение за малышом, а также назначает специальное тестирование для предварительной постановки диагноза.

Итак, на какие признаки и симптомы аутизма у детей 3 лет нужно обратить внимание родителям, сейчас мы рассмотрим. Они делятся на три подгруппы: социальные, коммуникативные и стереотипные (монотонность в поведении).

Социальные признаки

  1. Ребенок интересуется не игрушками, а обычными бытовыми предметами (мебель, радиоприборы, кухонная утварь), совершенно игнорируя детские забавы.
  2. Невозможно предугадать реакцию малыша на то или иное воздействие.
  3. У ребенка отсутствует подражание взрослым, которое начинается у детей после года.
  4. Ребенок всегда играет один и игнорирует компанию сверстников или родителей.
  5. Практически всегда малыш избегает при общении смотреть в глаза, а наблюдает за губами или движениями рук собеседника, когда к нему обращаются.
  6. Чаще всего ребенок, у которого наблюдается аутизм, не терпит физического контакта со стороны окружающих.
  7. Малыш или очень привязан к маме и неадекватно реагирует на ее отсутствие или же наоборот, не выносит ее и не успокоится, пока она не покинет его территорию.
  8. Коммуникативные признаки

    1. Дети часто говорят о себе в третьем лице, вместо «Я» употребляют свое имя, или говорят «Он».
    2. У ребенка не развита или плохо развита речь для его возраста.
    3. Малыша совершенно не интересует окружающий мир, он не задает вопросов.
    4. В ответ на улыбку ребенок никогда не улыбается и в повседневной жизни вообще улыбается крайне редко.
    5. Часто речь ребенка состоит из выдуманных слов, фраз или же из постоянно повторяющихся чужих, когда-то услышанных слов.
    6. Малыш практически никогда не реагирует на просьбы взрослого, не отзывается на свое имя.
    7. Стереотипы в поведении

      1. Ребенок неадекватно реагирует на смену обстановки или людей в помещении. Ему комфортно только с одними же и теми людьми, остальных он воспринимает в штыки.
      2. Малыш кушает только строго им выбранные продукты и никогда не пробует ничего нового.
      3. Повторение однообразных монотонных простых движений тоже свидетельствуют в пользу расстройства психики.
      4. Маленькие аутисты строго следуют собственному распорядку дня и весьма педантичны в этом.
      5. К сожалению, лекарства, которое бы вылечило аутизм, не существует. Но ребенку очень помогут адаптироваться в социуме специальные коррекционные мероприятия и работа с психологом.

        womanadvice.ru

        У ребенка аутизм: почему это случилось с нами?

        Аутизм – что это за болезнь? Если с ребенком «что-то не так»

        Елизавета Заварзина-Мэмми — не врач и не психолог. Биолог по образованию, она уже более 20 лет помогает справиться с симптомами аутизма своему сыну. За это время не только сделаны все возможные анализы и испробованы все существующие методы лечения. Вынужденная постоянно искать полезную информацию, Елизавета — один из лучших популяризаторов знаний об аутизме. Приводим краткое описание диагноза из ее книги «Приключения другого мальчика».

        Термин «аутизм» был введен в 1920 году психиатром Эженом Блейром и изначально указывал на особенность мышления шизофренических пациентов, для которых характерны уход в себя, бегство от реальности. Сегодня аутизм считается отклонением в строении и функционировании нервной системы. В таком значении термин был впервые применен в 1943 году американским психиатром Лео Каннером (Kanner, 1943 (1985)). С этого момента и начинается история изучения аутизма.

        Каннер описал общие черты нарушения поведения у 11 детей, которых наблюдал в течение четырех лет. По его мнению, эти нарушения образовывали единый синдром, до той поры не описанный, и Каннер дал ему название «ранний детский аутизм». Надо признать, что название не самое удачное, ведь аутизм с возрастом не проходит.

        Симптомы, описанные Каннером, до сих пор служат основными критериями в диагностике аутизма. Среди них: заметная ограниченность в спонтанной деятельности; стереотипные движения руками (например, скрещивание пальцев в воздухе, потребность теребить предметы); отсутствие инициативы и необходимость в подсказке для начала действия; отсутствие интереса к беседе; неумение играть в коллективные игры; боязнь механических предметов (пылесос, лифт).

        Через год, в 1944 году, австрийский психиатр Ганс Аспергер, не знавший о работе Каннера, опубликовал описание сходного нарушения, которое он назвал аутистической психопатией (Asperger, 1944 (1991)). В 1981 году эта форма аутизма (которую иногда называют высокофункционирующим аутизмом) была названа в его честь синдромом Аспергера. Психиатр также описал много характерных признаков аутизма, например, использование периферического зрения, навязчивые тенденции (скажем, необходимость расставлять предметы в определенном порядке), проблемы общения, кажущееся безразличие к окружающему.

        Сегодня в официальной медицине диагноз «аутизм» ставят по триаде нарушений.

        1. Качественные нарушения социального взаимодействия. Считается, что аутичный ребенок не понимает значения выражения лица, потребностей другого человека, принятых в обществе правил поведения, не знает, как себя вести в типовых ситуациях, не имеет общих интересов с окружающими.
        2. Качественные нарушения общения: речь отсутствует полностью или развивается с очень большой задержкой, при этом ребенок не делает попыток общаться иным способом, например, при помощи жестов; у ребенка отсутствует воображение.
        3. Ограниченные повторяющиеся и стереотипные интересы, занятия и поведение: приверженность к одним и тем же действиям, негибкость в отношении порядка действий, выраженная привязанность к бессмысленным рутинным или ритуальным действиям, таким как махание руками.

        Почему детей с аутизмом становится больше

        Аутизм долго считался редким нарушением, но с начала 1990-х годов количество случаев стало резко нарастать, и во многих странах заговорили об эпидемии аутизма. Есть мнение, что это связано с улучшением диагностики аутизма и более частым использованием этого термина в качестве диагноза.

        Самая подробная статистика по аутизму ведется в США, в Калифорнии. В марте 1999 года власти штата были удивлены и обеспокоены трехкратным (210 %) ростом аутизма в период с 1987 по 1998 год и создали специальную комиссию для изучения проблемы. Комиссия пришла к заключению, что такая динамика не может быть объяснена изменением критериев диагностики, предположением, что в Калифорнию переехало большое количество детей с аутизмом или некими статистическими аномалиями (Sicile-Kira, 2010).

        • 1992 год: 1 случай на 10 000 детей;
        • 1997 год: 1 на 500;
        • 2002 год: 1 на 250;
        • 2012 год: 1 на 88.

        В России официальная статистика о количестве детей с аутизмом отсутствует. «Но даже при ее отсутствии на основании косвенных данных можно с уверенностью сказать, что сегодня число детей-аутистов в возрасте от 2 до 16 лет превышает 300 тысяч человек» (1-я Московская международная конференция по аутизму, 2013).

        Признается наличие генетической предрасположенности к аутизму; так, некоторые его черты могут в более слабой форме присутствовать у родителей, братьев, сестер и других близких родственников. Если в семье есть ребенок с аутизмом, существует вероятность (15–20 %), что он разовьется и у другого ребенка; если у одного из однояйцовых близнецов есть аутизм, в 90 % случаев он есть и у другого. Известно, что у мальчиков аутизм встречается в четыре раза чаще, чем у девочек.

        Различных теорий много, единого мнения не существует, но в целом причиной возникновения аутизма принято считать сложное взаимодействие генетических факторов, последствий патологии беременности и родов, черепно-мозговых травм, неблагоприятного воздействия внешней среды.

        Загрязнение воды и воздуха токсичными веществами представляется одним из наиболее вероятных факторов. Кроме того, в последние 20 лет, на которые приходится резкий рост количества случаев аутизма, мы живем в окружении массы разнообразных приборов, излучающих электромагнитные волны. От них не спрячешься — и трудно предположить, что их постоянное воздействие на наш организм безопасно.

        Аутизм — психологическое нарушение?

        Лео Каннер считал причиной возникновения аутизма органическое поражение мозга, однако в 1950-х годах дальнейшее развитие получило высказанное им предположение о психологических причинах. В своей знаменитой статье 1943 года Каннер отмечал, что родители его пациентов занимались интеллектуальной работой (среди них были психологи и психиатры), были слишком заняты собой и не уделяли достаточно внимания детям, в чем видел возможную причину нарушений. Теперь известно, что аутизм проявляется независимо от социального положения.

        Хотя Лео Каннер впоследствии отказался от идеи психологической вины «слишком интеллектуальных» родителей, эта мысль получила в 1950-х годах дальнейшее развитие в работах Бруно Беттельхейма, который был признан одним из ведущих экспертов по аутизму, хотя и не был психиатром или психологом. Беттельхейм выдвинул теорию «матери-холодильника», утверждал, что аутизм — психологическое нарушение, вызванное холодным отношением родителей к ребенку. Даже в 1981 году он писал, что всю свою жизнь работал с детьми, чьи жизни были разрушены, потому что матери ненавидели их.

        Установка Беттельхейма была единодушно принята и доминировала до начала 1960-x годов, соответственно, главным методом лечения стал модный тогда психоанализ. Некоторые специалисты до сих пор разделяют такую точку зрения; к примеру, во Франции психоанализ в качестве основного средства лечения аутизма стал подвергаться критике только в 2012 году.

        Во многих странах применение этой теории принесло немало горя детям с аутизмом и их семьям. Нас это тоже не обошло стороной. Когда Петя был еще совсем маленьким, двое из смотревших его специалистов — психологов и психиатров, в России и Франции, — настаивали, что еще в период беременности я плохо относилась к моему мальчику, а в раннем детстве не замечала его и не разговаривала с ним.

        Современные представления об аутизме

        Аутизм долго считался психиатрическим заболеванием, пока в начале второй половины ХХ века не появились работы Бернарда Римланда (Rimland, 1964) и Карла Делакато (Delacato, 1974).

        Бернард Римланд, профессор психологии, основатель Американского общества аутизма, отец ребенка с аутизмом, полагал, что проблема ребенка с аутизмом состоит в том, что он не в состоянии правильно интерпретировать поступающие сенсорные сигналы.

        Карл Делакато также полагал, что причиной многих проявлений аутизма являются нарушения в работе сенсорных функций и что, таким образом, аутизм — это не психологическое или психическое, а неврологическое нарушение, которому должны соответствовать неврологические методы реабилитации. Он показал, что тяжелые нарушения поведения детей с аутизмом могут быть вызваны нарушениями сенсорного восприятия, и предложил методы решения этих проблем, многие из которых были разработаны в период его многолетней работы в IAHP, Институтах достижения потенциала человека, основанных Гленном Доманом. Книга Карла Делакато (Delacato, 1974) незаслуженно остается малоизвестной, при том, что в ней изложены сведения, которые необходимо знать любому человеку, имеющему дело с аутизмом, в первую очередь специалистам.

        Виноваты прививки?

        В начале 1990-х годов резко увеличилось число случаев так называемого регрессивного аутизма (в пять раз по сравнению с 1970-ми годами). При регрессивном аутизме ребенок до двух-трех лет развивается нормально, а потом резко теряет приобретенные навыки; часто это происходит после вакцинации, в большинстве случаев так называемой тройной вакциной корь-краснуха-паротит (свинка). Римланд одним из первых высказал предположение, что такая динамика — следствие бесконтрольного применения антибиотиков и избыточной вакцинации детей в раннем возрасте.

        Такой точки зрения придерживаются и некоторые другие специалисты, в частности доктор Джонатан Томми, у сына которого аутизм развился после тройной прививки. Доктор Эндрю Уэйкфилд, ученый, возглавлявший научную работу в клинике, был лишен медицинской лицензии и вынужден уехать из Англии за публикацию статей, в которых утверждал, что введение тройной вакцины может вызвать повреждения желудочно-кишечного тракта и симптомы, ассоциированные с аутизмом. Официальная медицина связь между вакцинацией и возникновением аутизма категорически отрицает.

        Новые гипотезы: митохондрии и зеркальные нейроны

        Сегодня существуют и другие гипотезы. Согласно одной из них, причиной аутизма может быть нарушение работы митохондрий. Эти органоиды имеются во всех клетках (кроме красных кровяных телец), они вырабатывают более 90 % энергии, необходимой организму для жизни и роста. При нарушении их работы вырабатывается недостаточно энергии, и, если подобное происходит по всему организму, могут появиться различные проблемы: задержки в развитии, судороги, мигрени, двигательные расстройства, мышечная слабость и боли, нарушение глотания и пищеварения, зрения и слуха, плохой рост, болезни различных органов, респираторные осложнения, восприимчивость к инфекциям, а также признаки аутизма. В настоящее время не существует способов лечения митохондриальных нарушений, но возможна эффективная поддерживающая терапия (Balcells, 2012; www.umdf.org).

        Другая теория, выдвинутая несколько лет назад, предполагает, что многие проявления аутизма вызваны недоразвитием так называемых зеркальных нейронов —высокоспециализированных клеток мозга, которые в 1992 году были случайно обнаружены у обезьян, а потом и у людей.

        Эти клетки становятся активными при выполнении какого-то действия, а также при наблюдении за действием, выполняемым кем-то еще. Считается, что зеркальные нейроны ответственны за способность к имитации — к воспроизведению действий, поведения, дают возможность понимать чувства и намерения других людей, эмоционально сопереживать (эмпатия), участвуют в развитии речи, благодаря им ребенок воспринимает движение губ и языка другого человека, подражает звукам и жестам — это области нарушений, характерных для аутизма (Рамачандран, 2011).

        Гипотеза многообещающая, но на сегодня эта область недостаточно изучена, и пока не совсем ясно, каким образом применять на практике то, что уже удалось выяснить.

        www.7ya.ru

        Дети дождя

        Аутизм — болезнь-загадка. До сих пор его причины неясны и нет единого мнения: заболевание ли это или особое альтернативное состояние. Как распознать ребенка-аутиста в раннем возрасте? Какие методики и формы помощи таким детям существуют в России и в других странах? — об этом пойдет разговор ведущих отечественных специалистов, а также их зарубежных коллег, экспертов с мировыми именами.

        Один из спикеров, как заявлено в программе форума, — Игорь Шпицберг — психолог, руководитель реабилитационных программ центра и отделения психолого-педагогической реабилитации. Возглавляемый им детский центр «Наш солнечный мир» — одна из старейших отечественных НКО, занимающихся реабилитацией детей-аутистов, и единственная в России, которая является ассоциативным членом Европейской ассоциации Autism Europe. Накануне открытия форума корреспондент «РГ» побывала в центре Шпицберга.

        Я думала, что дети, «живущие в себе», меня просто не заметят. Но уже с порога подросток выше меня на полголовы дружелюбно протягивал руку: «Здравствуйте!». Другой — даже вскочил, бросив нитку, на которую нанизывал бусинки: «Я Марк! А тебя как зовут?» Но, когда попыталась обратиться к бегающей малышке, ее мать заметила: «Она вам ничего не скажет». Мальчик лет пяти, держась за маму, без устали повторял: «Купи мошку!».

        — Что он просит? Кошку?

        — Мошку какую-то увидел, — вздыхает мать. — Раньше совсем не говорил, а теперь почему-то просит то, что не купишь: дерево, луну. Или вот мошку.

        Дом дышал спокойствием, терпением и свободой. В кабинетах шли индивидуальные занятия с психологами, логопедами, врачами, которые делают невозможное — открывают мир детям, отгородившимся от этого мира. Антону 10 лет. Он третий год дважды приезжает в «Солнечный мир» и, наконец, начал говорить. Мама рассказывает, что с первых дней заметила, что сын не такой, как все: младенец категорически отстранялся от нее и был спокоен лишь лежа в кроватке, часами сосредоточенно разглядывая любое цветное пятно перед глазами.

        — Родители, как правило, первыми замечают, что ребенок ведет себя необычно, — подтверждает руководитель центра Игорь Шпицберг. — Педиатры часто не распознают первые признаки аутизма, советуют родителям подождать, пока он «все наверстает». Но правы бывают родители, подозревающие, что с ребенком что-то не так.

        В чем проявляется это «что-то не так»?

        — В выражении лица, в положении тела, ребенок как бы зависает на одной точке. Обычно ему трудно установить контакт со сверстниками, и чаще всего он остается в изоляции. Аутисты не вступают в диалог: им непонятно, что им говорят. Их речь, как правило, монотонна, обрывочна, лишена эмоций. Они механически повторяют чужие фразы, не понимая содержания. При этом у маленького аутиста может проявляться острая чувствительность. Например, они не переносят громких звуков или толпы. У многих возникают своеобразные ритуалы: ребенок постоянно дергает себя за волосы, ходит на цыпочках, хлопает в ладоши, требует при купании определенный уровень воды в ванне. Может часами поворачивать какой-то предмет, включать и выключать свет. А при попытке ему помешать его реакция бывает самой непредсказуемой, даже агрессивной.

        «Наш солнечный мир» начинается с аквариумов с рыбками и черепахами в маленьком холле, где дети с мамами ожидают «лечебных» собачек. А в это время коноводы центра готовят к занятиям лошадей — иппотерапия прописана почти всем пациентам.

        — С лошадей и начался наш центр, общение с лошадьми, верховая езда — одно из главных наших «лекарств», — подтверждает Шпицберг. — Медикаментозное лечение, еще недавно применявшееся при аутизме, который считали формой шизофрении, оказалось абсолютно несостоятельным. Мы категорически против медикаментов, работаем по специальным психологическим программам. Наше лечение — всестороннее приближение к естественной среде. Я понял благотворное воздействие животных на людей с серьезными психическими отклонениями давно. А потом женился на женщине, у которой был сын-аутист. Так к учебе и работе в центре прибавились уроки ежечасного общения с ним. Мы вырастили сына, сейчас он окончил полиграфический университет и работает с компьютерными программами.

        Игорь Леонидович, а на какие средства живет ваш центр?

        — Мы никогда не были ни государственным, ни коммерческим учреждением. Существуем на средства родителей и некоторую благотворительную поддержку.

        Сирот не лечите?

        — К сожалению. Еще десять лет назад наши занятия были бесплатны для всех — за счет спонсоров. Но когда их лишили налоговых льгот за поддержку инвалидов, пришлось брать с родителей минимальную плату, чтобы оплачивать аренду, содержать конюшню и хоть как-то оплачивать труд наших уникальных специалистов. И если бы нас освободили хотя бы от арендной платы и выделили средства на содержание животных и зарплату специалистов, мы снова сделали бы наши занятия бесплатными. Думаю, это в конечном счете было бы государству более выгодно, чем просто содержать инвалидов и их опекунов. А если учесть, сколько инвалидов-сирот остается в системе психинтернатов, здесь мы сегодня бессильны. Единственное, что можем, бесплатные консультации работающим там врачам и воспитателям, которые очень нуждаются в профессиональной помощи.

        В мире аутизмом поражены 67 млн человек. По данным Центра по контролю заболеваемости и профилактики США, уровень распространения аутизма среди детей на 2013 год определяется как 1 из 50. У мальчиков подобные состояния отмечаются примерно в 4 раза чаще, чем у девочек.

        Большинство детей-аутистов в нашей стране не ходит в детский сад, их не принимают в школы — считают умственно отсталыми и просто боятся. Диагноз аутизм — только для детей. После 18 лет диагноз снимается и ставится наихудший — шизофрения.

        rg.ru