Школа аутизм москва

Школа для детей с аутизмом и другие

В этой школе «детям-инопланетянам» с особыми потребностями помогают приспособиться к жизни среди одинаковых людей

В любом классе обычной школы есть один-два «неудобных» ребенка. И каждого учителя время от времени посещает предательская мысль: как было бы хорошо, если бы их не было… Трудно кого-то винить, ведь школьная жизнь вращается вокруг мифического процента успеваемости и пугала ЕГЭ, а не вокруг судьбы отдельного ребенка. Но какой должна быть педагогика, чтобы учить не одного-двух «неудобных» детей в классе, а целый класс, собранный из таких непростых детей?

Когда-то этих детей называли умственно отсталыми, потом стали говорить о детях с проблемами в развитии, теперь чаще говорят: дети с особыми потребностями. И на каждую потребность у учителя должен быть ответ.

Елена Семеновна Погостина — директор специальной (коррекционной) общеобразовательной школы VIII вида № 359 ЦАО, что в Армянском переулке. Она рассказывает: «Мы своим детям говорим, что есть специальные школы с углубленным изучением английского языка или математики, а есть школа волшебников, которые умеют делать что-то своими руками».

Труд здесь — один из основных предметов. Он вместе с театром, фольклорной студией, музыкальным коллективом «Лапоток», лечебной физкультурой помогает развиваться детям, у которых проблемы с мышлением, памятью, речью, с фонематическим слухом, трудности в общении, нарушена моторика. Очень трудно, проработав здесь больше 30 лет, не выработать иммунитет к беде, которая все время рядом с тобой. Елена Погостина этого иммунитета не выработала. Ей жаль родителей, она искренне сочувствует этим людям. Ей страшно за каждого своего ученика: получится ли?

Работала как-то в школе комиссия. Сидели в директорском кабинете. Заходит мальчик, карабкается на Елену Семеновну, словно на дерево, целует и сообщает всем: «Я самый главный в этой школе целовальщик». И уходит. Кроме «целовальщика» есть еще один ученик, он должен каждое утро несколько минут побыть в директорском кабинете перед тем, как идти в класс. Тихо зайдет, посидит и выйдет. Елена Семеновна никогда детей не одернет ради гостей или проверяющих. Наоборот: «Это ничего, ему так надо».

Коррекционная школа — крайняя точка образовательного пространства, потому что за ней больше нет педагогики, которая может помочь человеку стать личностью. Только здесь можно сделать этих ребятишек людьми, которые сами научатся себя обслуживать, ходить в магазин, готовить себе еду, а еще захотят и смогут работать, причем по очень нужным специальностям. Озеленители, вышивальщицы, переплетчики, швеи, столяры, плиточники, штукатуры — востребованные люди. Елена Семеновна смеется: «А девочки, надо сказать, устраиваются в жизни не хуже нас с вами».

Недавно в директорском кабинете раздался телефонный звонок: «Вы аутистов принимаете? — Принимаем. — А в котором часу у вас начинаются занятия? — В 8.30. А вы где живете? — Да в Магадане. Но мы переедем, чтобы у вас учиться. Мы слышали, вы говорите, что необучаемых детей не бывает».

Некоторые родители так намучились, что готовы на все. Ищут школу спасающую. Есть дети более способные, есть со сложной структурой дефекта — таких раньше действительно называли необучаемыми. Но что значит необучаемые? Кто-то научится дроби складывать, а кто-то — завязывать шнурки. И всем надо научиться жить среди людей. В школе 16 классов, из них в 9 — дети со сложной структурой дефекта: интеллектуальные, поведенческие, психологические трудности, гипервозбудимость. У каждого ребенка индивидуальный образовательный маршрут. На каждого заводится журнал его продвижения. Любой новый учитель может посмотреть, что этот ребенок может, а чего от него требовать не стоит. Есть общая программа, но не она здесь главное.

Завуч Татьяна Островская показывает эти индивидуальные журналы. Кружочками шести цветов учителя маркируют каждую тему: кто из школьников и как с ней справляется. Может ли ученик выполнять задание самостоятельно или выполняет его с опорой на схемы? Необходим ли контроль со стороны учителя; требуется ли его помощь?

У учителя Ирины Калининой второй раз подряд класс аутистов. Когда она взяла в 1996-м таких детей, аутистов целым классом еще никто не учил. Видавшим виды опытным дефектологам они казались инопланетянами. А сейчас из технологического колледжа звонят и говорят, что выпускников Ирины Калининой они готовы брать. В колледж! Ирина Валентиновна уверена: «Опыт не значит, что я знаю, как надо. Я знаю только, что каждого из них надо принять. И не тогда, когда он делает что-то правильно, а в любую минуту — безоговорочно».

В ее классах дети сложные. Никак не могли выучить алфавит. Ни одной буквы. Хорошо, что помогают все время специалисты из Центра лечебной педагогики. Посоветовали: начните с буквы «я». И точно: «я» выучили, и дальше пошло!

— Никак не могла своим детям объяснить, что такое мягкий знак. И сказала им: это как соль — просто так ее никто не ест, но и без соли нельзя, невкусно. Значит, и мягкий знак нужен. Они поняли. У этих детей образное восприятие.

Оценки в этой школе тоже другие. Оценивается, что сегодня сделал ребенок лучше, чем вчера. Никому не придет в голову заставлять ребенка делать то, что у него не получается, и отчитывать за то, чего он не может. Или, как еще бывает в общеобразовательных школах, ловить ученика на том, чего он не знает. Наоборот: каждый учитель здесь старается найти, что же ребенок может, что знает, чтобы опереться на это его умение или знание, пусть самое небольшое. И найти, за что его можно похвалить.

Иногда родители долго не могут смириться с тем, как распорядилась судьба. Надеются, что ребенок перерастет свой недуг. Пытаются отдать в общеобразовательную школу. Мальчика четыре года переводили из школы в школу и только в 4-й класс привели в 359-ю. Он полтора года молчал (можно только догадываться, какие насмешки и издевательства ему пришлось перенести до этого). А здесь оттаял. И дело пошло. Теперь даже в театральных постановках участвует.

А еще одного ученика привели в 5-й класс. До этого — родители уговорили — в общеобразовательной школе его посадили на заднюю парту, и учительница повторяла ему только одно: сиди, не мешай. Как в камере хранения. В 359-й — учат. И оказывается, самые необучаемые что-то умеют, что-то могут. Есть чему позавидовать: если бы и в обычной школе к детям искали такие подходы.

В 359-й под класс аутистов поменяли всю организацию учебного процесса: им сложно довериться многим учителям, а после «началки» появляются учителя-предметники. Но этому классу так трудно. Они и к своей первой учительнице долго привыкали. Поэтому организовали все так, чтобы она могла учить их основным предметам и дальше. Школа изменилась под детей.

Автор: Людмила Рыбина
Источник: «Новая Газета»

www.deti-indigo.ru

Особая школа. Виды коррекционных школ

Каких детей обучают в коррекционных школах. Белый список специальных школ.

Большинство родителей (особенно пап) с трудом выносят сами слова «нарушение», «коррекционный» применительно к своим детям. Но что же делать, если в вашей семье растет особый малыш? Чем ближе к 6-7 годам, тем острее встает вопрос о получении образования и тем мучительнее дается ответ на него.

Закон об образовании гарантирует всем гражданам страны право на обучение. И выбирать, где и как учиться ребенку, могут сами родители. В принципе.

Для детей с проблемами развития, как гласит тот же закон, государство должно создать подходящие условия для обучения. Коррекционные школы и классы и есть те самые «условия». И получить там можно полноценное среднее образование. Или просто — читать, писать и ориентироваться в быту. Выбор программы зависит от тяжести случая.

А если коррекция прошла успешно и ребенок догнал ровесников, можно перевести его в обычный класс.

Школы особого вида

  • 1 вида — для глухих
  • 2 вида — для слабослышащих и позднооглохших
  • 3 вида — для незрячих и детей с остаточным зрением
  • 4 вида — для слабовидящих и поздноослепших
  • 5 вида — для детей с тяжелыми нарушениями речи
  • 6 вида — для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата
  • 7 вида — для детей с задержкой психического развития
  • 8 вида — для детей с умственной отсталостью

Для детей с тяжелыми соматическими заболеваниями создаются школы надомного обучения. Для ослабленных детей и детей с психоневрологическими заболеваниями — школы санаторного типа.

Трудный выбор

В теории все звучит хорошо, правда? Так почему же родители, как от чумы, бегут от коррекционных школ и готовы нанимать репетиторов чуть не с первого класса, лишь бы пойти в «обыкновенное» учебное заведение?

Нередко папы и мамы просто не готовы смириться с особостью своего ребенка. «Это учителя не умеют его учить» (и они зачастую действительно не умеют). «С ним надо больше заниматься» (да — если знать, как именно). «Надо просто построже спрашивать» (а вот это может кончиться очень печально). Записывать ребенка в «отстающие» не хочется. Да и страшно — вдруг «слабый» старт захлопнет перед ним двери в большой мир?

Не будем забывать еще о том, что нередко коррекционные школы — это интернаты. Ребенок живет там пять дней в неделю, возвращаясь домой только на выходные. Почему? Мало специалистов, умеющих работать с «проблемными» детьми. Возить особого ребенка два часа в одну сторону — мучение. А оставить одного — мучительней втройне.

Что же на другой чаше весов?

Многие родители все-таки решаются отдать ребенка в «спецшколу» или класс коррекции. В массовой школе ребенку с задержкой в развитии придется нелегко: в ней нет специалистов, знающих и понимающих, как с ним работать. Маленький, не очень здоровый человек должен в одиночку справиться со своими проблемами. В жертву предполагаемому успешному будущему приносится настоящее, в котором поселяются страхи, неврозы, тревоги, частые болезни. Самое страшное, что может подстерегать особого ребенка в обычном классе, — не насмешки детей и не жадное любопытство взрослых, а постоянное ощущение «я хуже всех». То, что у других получается играючи, от него требует напряжения всех сил. Долго ли ребенок сможет догонять одноклассников без надежды сравняться с ними? Тревожность («Продержаться бы сегодня. сейчас. еще один урок. «) переходит в апатию («А зачем стараться? Все равно не получается!»). Апатия перетекает в депрессию («У меня никогда ничего не выйдет!») или протест («Все плохо? Так пусть будет еще хуже!»). В результате ребенок не просто останавливается в развитии, но и теряет с трудом завоеванные крупицы знаний и умений. Происходит то, что психологи называют «тотальным регрессом». Уверенность «я — неудачник» остается с человеком на всю жизнь, нередко определяя все ее дальнейшее течение и ставя под угрозу то самое светлое будущее, ради которого все и затевалось.

Хорошая коррекционная школа предлагает ребенку то, чего не найдешь больше нигде, — от дефектолога и психолога до фитобара, кислородных коктейлей, иппотерапии и специального массажа. Маленькие классы, спокойный темп, учитель со специальной подготовкой — очевидные плюсы.

Но — клеймо «класса для дураков». Но — искусственная среда, никак не готовящая к выходу в большой жестокий мир. Но — ограниченность общения («За кем он будет тянуться?» — спрашивают родители). Наконец — «Мой ребенок учится в школе для детей с задержкой психического развития». Для многих — невыносимо.

Доктор, дай лапу!

В борьбе за будущее подходят все средства. В комплексе. В хороших спецшколах это прекрасно понимают и стремятся по мере возможностей (у частных центров их побольше, у государственных поменьше) уделять внимание не только учебе. Самое простое и эффективное средство для поднятия иммунитета и работоспособности — фитобары с лечебными чаями и кислородными коктейлями — доступно всем. Бассейн, специальная гимнастика и массаж — тоже не редкость. «Конек» 532-й школы — занятия по методу Монтессори. Специалисты из «Святого Георгия» делают ставку на экзотическую пока эвритмию. «Ковчег» обещает арт-терапию и исцеляющее общение с лошадьми — иппотерапию. А еще можно отправиться к «собачьему доктору» в кинологический центр «Ордынцы» на сеанс канистерапии, или к белухе Касперу — на «лечение дельфинами».

Все вместе

Довольно симпатичный вариант, который только-только начинает появляться в России, — это школы интегрированного обучения. Здесь учатся вместе все дети, независимо от наличия или отсутствия диагнозов. Все движутся в общем потоке, но каждый в своем темпе — по здоровью и по способностям.

Ну, где вы еще найдете команду специалистов (врач, психолог, нейропсихолог, дефектолог), которая к каждому ребенку подходит индивидуально и разрабатывает план действий для педагогов, родителей и учеников? А семейный психолог помогает папам и мамам понять и принять особенности ребенка.

Казнить нельзя помиловать

Вбросить особого ребенка в массовую школу, где никто не знает, что с ним делать, — поступок бесчеловечный. Учебное заведение должно быть готово принять ребенка, а тот — следовать школьным порядкам и учебной программе без ущерба для психического и физического здоровья. Задача родителей — привести эти непростые требования к общему знаменателю. И сделать этот выбор придется с открытыми глазами.

Прямая речь

Екатерина, мама Златы Левченко (у Златы аутизм):

«Когда пришло время отдавать Злату учиться, я, как и большинство родителей, не хотела даже думать о коррекционной школе. Однако больше никуда нас не брали. И мы решили попробовать. Я не жалею совершенно. Дочка каждое утро радостно бежит на учебу, где ей уделяют много внимания. В классе всего 6 человек, и подход к каждому ребенку индивидуальный. Программа, конечно, слабовата, но у Златы проблемы с мелкой моторикой и речью, поэтому ей пока достаточно нагрузки. Когда решим наши проблемы, тогда, конечно, будем искать что-то другое».

Учёба после 8 вида

Итоги благотворительного проекта «Стань Дедом Морозом с Babadu»!

Дорогие участники проекта «Стань Дедом Морозом с Babadu», благодаря Вам 569 особых детей получили новогодние подарки, о которых мечтали! Вы настоящие волшебники. Верите ли вы сами в новогоднее волшебство или Деда Мороза – не так и важно. Гораздо ценнее, что к этому Новому году вы сотворили чудо своими руками! Давно известно, что все в этой жизни возвращается бумерангом, так пусть доброта всех, кто заказал и оплатил игрушки к Новому году для особенных детей, вернется вам в стократном размере.

Ювенальная любовь

Выдержки из статьи «О ней не принято писать. Ее как бы нет. Есть права детей. Есть право ребенка на семью. Но то, что эта семья может быть «профессиональной» — об этом не говорят. Почему «профессиональным» родителям платят зарплату за воспитание детей, а из родных семей изымают за бедность, рассказали газете «Вся Тверь» общественные активисты Алексей Хохлов и Елена Козлова. Общество имеет право знать, что происходит за кулисами Министерства социальной защиты, ведь прийти могут в каждую семью.

Все российские школы должны перейти на систему инклюзивного образования через пять лет

Телеканал «Мир» сообщает: Все российские школы должны перейти на систему инклюзивного образования через пять лет. Один из главных вопросов — где взять столько учителей? Как оснастить школы? Распашные двери, расширенные проемы, низкие пороги, пандусы, лифты, таблички для слепых – лишь неполный список госстандартов. Под новую систему разработали и новые стандарты аттестации. Каждому ученику с особенностями развития необходим индивидуальный подход.

Школы/ классы / интернаты 7-го вида в Москве

Особая школа. Виды коррекционных школ. школа. Дети с особенностями развития, инвалидность, уход, реабилитация, врач, больница, медикаменты. Сказали, что не потянет школу (. Рекомендовали начальную школу походить в школу надомного обучения, где есть.

Астахов высказался против закрытия коррекционных школ

РИА Новости сообщают [ссылка-1] «Уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка отметил, что непродуманное и неподготовленное закрытие коррекционных классов и учреждений может привести к необратимым последствиям для здоровья и развития больных детей: «Под предлогом внедрения модных моделей инклюзивного образования* и экономии бюджетных средств нельзя допустить разрушения годами создававшейся системы образования детей с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья — прим. Iz.) … Для данной.

ЮЗАО — школа 8го вида или что?

Особая школа. Виды коррекционных школ. Виды коррекционных школ. Каких детей обучают в коррекционных школах. Белый список специальных школ.

7 вид и общеобразовательная школа

Странные анкеты раздают в школах

Как сообщает портал «Новый регион» [ссылка-1] , новый скандал разгорается в сфере образования Екатеринбурга. Ученикам одной из муниципальных школ раздали анкеты – учреждение подробно интересуется нюансами частной жизни подопечных и их родителей. В бланке «Акт обследования» спрашивают об уровне благосостояния, количестве зарегистрированных на жилплощади граждан и так далее. Родители уже всполошились: кому и зачем нужны конфиденциальные сведения, куда они пойдут и с какой стати их.

Конкурс рассказов «Мой милый дом»

Когда погода такая, что хороший хозяин собаку на улицу не выгонит, становится ясно: пора вспомнить о домашних радостях и развлечениях. А, может, вы недавно сделали прекрасный ремонт — и хочется похвастаться на весь мир? Или вы любите собирать гостей и готовить экзотические блюда? Или печь вместе с детьми пироги, запах от которых запомнится малышам на всю жизнь? Расскажите, за что вам нравится ваш дом, что в нем особенного, что для вас создает уют, и что вы особенно любите делать дома, когда.

Что стоит за протестами московских преподавателей?

11 октября в Москве прошёл митинг «В защиту столичного образования». По данным организаторов, в нем приняли участие до 1,5 тыс. учителей и родителей школьников. Протестовали против закрытия школ для детей с ограниченными возможностями, а также школ для одаренных детей и детей с девиантным поведением. Главным поводом протеста послужила ситуация вокруг слияния школы-интерната для одаренных детей «Интеллектуал» с гимназией №1588. Согласно новому закону «Об образовании в Российской.

Манипуляции с инклюзивным образованием

Об инклюзивном образовании в России говорят уже несколько лет. Основные проблемы инклюзии обсуждались, например, в статье «Инклюзивное образование: благие намерения, ведущие. куда?» [ссылка-1] . Похоже, что идея инклюзивного образования в массы продвигается с трудом. И самый неприятный аспект состоит в том, что инклюзивное образование проводится в жизнь параллельно упразднению коррекционных школ. Коррекционные школы начали закрываться после 2000 года, а после введения нового закона «Об.

Воспитание ребенка

Для начала, дорогие родители, я предлагаю вам вспомнить, что такое воспитание и для этого заглянуть в Википедию: «Воспитание — целенаправленное формирование личности в целях подготовки её к участию в общественной и культурной жизни в соответствии с социокультурными нормативными моделями.» Давайте также вспомним, какие есть виды воспитания: По содержанию воспитание подразделяется на: -умственное -трудовое -физическое -нравственное -духовно-нравственное -эстетическое -правовое -половое.

Хаски приехали в Москву с благородной миссией

C 16 по 25 декабря в Парке Сокольники проходит программа «По пути с хаски», организованная Клубом «Приключение» путешественников Дмитрия и Матвея Шпаро, чьи экспедиции не раз были удостоены дипломов Книги Рекордов Гиннеса. Программа проходит при поддержке Департамента социальной защиты населения города Москвы и производителя кормов для домашних животных «Нестле Пурина ПетКер» c товарным знаком PRO PLAN. 30 собак прибыли в Москву из молодежного лагеря в Карелии, чтобы подарить праздник детям.

Школа надомного обучения № 379 (ЗАО)

Выбор для ЗПРки — программа Школа России или Коррекционная 8 вид

Есть ли альтернатива школе 8 вида?

Особая школа. Виды коррекционных школ. Чем ближе к 6-7 годам, тем острее встает вопрос о получении образования и тем мучительнее дается ответ на него.

Набор в школу 8 вида №77

Особая школа. Виды коррекционных школ. Каких детей обучают в коррекционных школах. 8 вида — для детей с умственной отсталостью. Для детей с тяжелыми соматическими заболеваниями создаются школы надомного обучения.

ИНФОРМАЦИЯ О ШКОЛЕ.
Департамент образования города Москвы.
Северо-Западное окружное управление образования
Государственное образовательное учреждение
Специальная (коррекционная) общеобразовательная
школа 8 вида № 77
(для детей с ограниченными интеллектуальными и физическими возможностями здоровья)

Общая характеристика школы.
В соответствии с установленным государственным статусом школа реализует образовательные программы специального (коррекционного) образования 8 вида по следующим ступеням обучения:
• Дошкольное специальное (коррекционное) образование – разновозростная группа кратковременного пребывания (4-7 лет).
Контингент воспитанников – дети, имеющие умственную отсталость, как легкой так и умеренной степени, осложненную другими заболеваниями.
• начальное общее образование, учитывающее особенности психофизического развития и индивидуальных возможностей воспитанников, воспитание, лечение, социальную адаптацию и интеграцию в общество (1-4 классы)
• основное общее образование, учитывающее особенности психофизического развития и индивидуальных возможностей воспитанников, воспитание, лечение, социальную адаптацию и интеграцию в общество (5-9 классы)
• среднее (полное) общее образование, учитывающее особенности психофизического развития и индивидуальных возможностей воспитанников, воспитание, лечение, социальную адаптацию и интеграцию в общество (10-12 классы). С 1998 в рамках Городской экспериментальной площадки постепенно открывались 10–12 классы c углубленной трудовой подготовкой. Реализуется несколько направлений адресной трудовой подготовки детей:
-на определенное рабочее место (дворник, уборщик служебных помещений, помощник воспитателя, рабочий по зданию, гардеробщик, рабочий по кухне, санитар),
— пропедевтическое ознакомление с профессиями, по которым проводится обучение в колледжах СЗАО, в специальных коррекционных группах (на базе колледжей).
• дополнительное образование по направлениям:
— художественно-эстетическое,
— социально-педагогическое,
— физкультурно-спортивное,
— научно-техническое

Школа является многофункциональным учреждением, в задачу которого входит:
— координированная работа специалистов различного профиля (дефектолог, логопед, психолог, детский психиатр, социальный педагог, специалист ЛФК, массажист) по своевременному выявлению проблем ребенка и обеспечению обоснованного подхода к каждому ученику в процессе обучения и воспитания,
— выбор оптимальной для каждого ребенка образовательной программы, обеспечивающей максимальную адаптацию воспитанника к учебной, трудовой, и социальной деятельности в окружающем мире.
— обучение учащихся досуговой деятельности: декоративно-прикладное искусство, бисероплетение, арт-терапия, хореография, пение «караоке», спортивные игры, компьютерные развивающие игры и др.

В школе работает группа продленного дня. Режим работы: с 7.30 до 19.00

В июне работает летний городской лагерь труда и отдыха.

Обеспечение диагностико-коррекционной, учебно-воспитаельной и лечебно-оздоровительной работы с учащимися проводится в соответствии с нормами наполняемости групп и классов:
— группы дошкольного отделения: 8-10 чел.
— класс: до 5 чел (дети, имеющие сложную структуру дефекта)
— класс: до 10 чел. (дети с умеренной степенью умственной отсталости)
— класс: до 12 чел (дети с легкой степенью умственной отсталости).

школа VII вида?

Особая школа. Виды коррекционных школ. Выбор для ЗПРки — программа Школа России или Коррекционная 8 вид. Мой сейчас учится в школе надомного обучения по программе Школы России, но не тянет программу.

www.7ya.ru

Комфортные школы для детей с аутизмом: лучшие проекты в Москве

В каких инклюзивных школах Москвы используются наиболее эффективные технологии обучения детей с аутизмом? Какие есть «ноу-хау» у этих образовательных учреждений?

«С нашего проекта все начиналось». Школа № 1465

«Инклюзивное обучение детей с глубокой формой аутизма в Москве началось со школы № 1465, – рассказала интернет-порталу «Милосердие.ru» Екатерина Мень, директор Центра проблем аутизма. – Мы изучили наработки зарубежных специалистов, выбрали подходящие для России модели обучения, ознакомили с ними учителей и родителей.

Наш проект был модельный, образцовый, с него все начиналось. Когда другие родители увидели, как работают эти технологии, они стали пытаться выстроить на их основе обучение и где-то в других местах. Мы, в свою очередь, разработали курс повышения квалификации «Включи меня», который востребован среди учителей в разных городах России».

«Инклюзивный проект стал реализовываться в нашей школе в 2013-2014 учебном году, – рассказал «Милосердию.ru» Артур Луцишин, директор ГБОУ «Школа № 1465». – Дети, которые пришли к нам в первый класс с довольно большими проблемами в плане общения и в плане поведения, сегодня успешно социализировались. Часть из них могут посещать уроки без тьютора, большинство посещает почти все уроки, о чем в начале нашей работы мы могли только мечтать.

Даже некоторые неречевые дети за время обучения заговорили. Общее количество детей, которые обучаются у нас инклюзивно – порядка сорока».

В основе технологии – ресурсный класс или ресурсная зона. Это специально оборудованное помещение, где специалисты готовят детей с особенностями развития к включению в общеобразовательный процесс. Обычные уроки эти ученики посещают в сопровождении индивидуального тьютора.

Неотъемлемая часть технологии – методы структурированного обучения и прикладной поведенческий анализ (Applied Behaviour Analysis, ABA).

«Это универсальная технология. Она подходит детям с любыми нарушениями поведения, интеллекта, мобильности», – отметила Екатерина Мень.

«Ресурсный класс – это транзит»

В ресурсном классе закладываются основы навыков – академических, коммуникативных, социальных. На обычные уроки ребенка приводят оттуда сначала минут на 10-15, постепенно увеличивая этот интервал. Первоклассники с РАС (расстройство аутистического спектра) практически 90% времени проводят в ресурсной зоне и объединяются с остальными ребятами только на каких-то мероприятиях.

«Приходя в класс с тьютором, адаптируясь к требованиям обычного учителя, они постепенно все больше времени проводят в общеобразовательном классе, и в ресурсную зону возвращаются лишь по мере необходимости. Она нужна для психологической разгрузки и купирования негативных форм поведения, которые сохраняются у детей с аутизмом», – объяснил Артур Луцишин.

«Эта технология позволяет не срывать уроки в общеобразовательной школе, – добавила Екатерина Мень.

– Ведь ребенок с аутизмом – это перманентный кризис. У него могут быть поведенческие срывы, истерики, он может сползти под парту и не отзываться на свое имя.

В таких случаях мы уводим его в ресурсную зону и выправляем его поведение, чтобы потом он опять вернулся в общий класс».

«Важно понимать, что ресурсный класс – это транзит, то есть место, которое нужно покинуть. Его можно сравнить с аэропортом, – продолжила Екатерина Мень. – Мы можем многое сделать в аэропорту: поесть, почитать, купить какие-то вещи. Но мы приезжаем туда не за этим. Мы приезжаем в аэропорт для того, чтобы добраться до определенной точки. В нашей модели обучения пункт назначения – это общее образование.

Ресурсная зона – а это учителя-дефектологи, тьюторы, определенные пособия, дидактика, альтернативные средства коммуникации – дает возможность детям максимально подготовиться и выйти в общее образование».

Иногда понятие «ресурсный класс» трактуется по-другому, и это неправильно. «Мы видим, что иногда так называют отдельные коррекционные классы, то есть коллективы детей с особыми образовательными потребностями. Чтобы не было подмены понятий, мы стали использовать название “ресурсная зона” и подчеркивать, что это именно пространство», – сказала директор Центра проблем аутизма.

«Обратная инклюзия» и комната сенсорной разгрузки. Школа № 2009

В школе № 2009 обучаются 19 детей с аутизмом, она работает с такими учащимися уже третий год, используя технологию ресурсной зоны и методы структурированного обучения.

«У каждого ребенка есть тьютор – специальный сопровождающий, который помогает ему включиться в общеобразовательный процесс, слушать и слышать учителя, выполнять его задания, участвовать в школьной жизни наравне с другими детьми», – рассказала интернет-порталу «Милосердие.ru» Светлана Смирнова, руководитель Службы психолого-педагогического сопровождения ГБОУ «Школа № 2009».

Как именно дети с аутизмом участвуют в школьной жизни? В первую очередь они посещают общеобразовательные классы. У каждого ребенка есть свое индивидуальное расписание, в котором указано, когда он находится на общем уроке, когда он на уроке в ресурсном классе, а когда на индивидуальных коррекционных занятиях.

«Если поведение позволяет ребенку хотя бы 15 минут находиться на уроке, например, на объяснении учителя, или, наоборот, на закреплении в виде какой-то практической деятельности, он обязательно будет там присутствовать, – сказала Светлана Смирнова. – Если его поведение уже достаточно скорректировано, встает вопрос о том, как он осваивает общеобразовательную программу.

Дети с аутизмом нередко имеют сопутствующие интеллектуальные нарушения, и им требуется адаптация этой программы. Если отличия адаптированной программы от общей очень велики, тогда выход возможен лишь на те уроки, где различия минимальны: физкультура, музыка, трудовое обучение, художественное обучение.

А остальные предметы ребенок продолжает изучать в ресурсной зоне, под руководством учителя-дефектолога».

Главная цель программ, предназначенных для таких детей – формирование «жизненной компетенции», то есть знаний и навыков, которые помогут им стать более самостоятельными.

«Всем без исключения детям доступно участие во внеурочных мероприятиях, – продолжила Светлана Смирнова. – В школе проходят праздники, концерты, новогодние елки, конкурсы, экскурсии. Дети с аутизмом участвуют в них как в составе общеобразовательного класса, так и отдельными группами. Для них проводятся кружки, на которые они тоже приходят со своими тьюторами. Есть музыкальный кружок, кружок домоводства, батика и другие».

Дети с РАС чувствительны к различным раздражителям, таким как свет или шум, поэтому для них оборудована комната сенсорной разгрузки. Там есть сухой бассейн, качели, балансиры, мягкие кресла и подушки, а также укромные уголки, в которых ребенок может посидеть один, за шторкой.

В школе практикуется и так называемая обратная инклюзия. На игровые перемены, которые организуют специалисты ресурсной зоны, приходят дети из общеобразовательных классов. Для них участие в мероприятиях вместе с особыми детьми является поощрением, которое надо заслужить успехами в учебе и хорошим поведением.

«Где-то через год типично развивающиеся дети начали воспринимать наших детей как членов коллектива, болеть за них, рассказывать об их успехах родителям, учителям, другим ученикам в школе. Они гордятся, если их одноклассник хорошо выступил на каком-нибудь празднике. То есть окружающий социум принимает их, несмотря на их особенности», – заключила Светлана Смирнова.

«Мы опираемся на желания ребенка»

В чем особенности структурированного обучения? Во-первых, инициатива при этом исходит только от взрослого. Навык, которому планируется обучить ребенка, делится на отдельные блоки, которые выстраиваются в цепочку.

«Взрослый как бы ведет ребенка по ступенькам», – уточнила Екатерина Мень.

Во-вторых, взрослый создает для ребенка мотивацию. «Мы опираемся на то, чего хочет конкретный ребенок и ради чего он будет решать сейчас ту или иную задачу. Это очень персональный подход. Кто-то учится за пятерку, а кто-то хочет, чтобы ему дали собрать паззл с динозаврами. Прикладной поведенческий анализ позволяет учителю выявить интересы ребенка, чтобы затем установить контроль над его обучением», – объяснила Екатерина Мень.

«Ребенка никогда ни за что не наказывают, но всегда поощряют за те правильные действия, которые он совершает под руководством тьютора, – добавил директор школы № 1465 Артур Луцишин. – В основе деятельности тьютора лежит тщательный анализ особенностей ребенка и ежедневный контроль, ежедневный контакт с родителями».

В-третьих, при структурированном обучении очень часто используется визуализация, различные наглядные пособия, органайзеры. Каждый шаг становится для детей предсказуемым, и это помогает им ориентироваться в учебном пространстве.

«Для наших аутичных детей, тревожных и боящихся всего нового, школа превратилась в родное и комфортное пространство, – отметила Екатерина Мень. – Они идут в школу с радостью. Даже охранники, буфетчицы и уборщицы понимают, как себя вести с этими детьми, не только педагогический персонал. Старшеклассницы, которые собираются учиться на психологов, приходят в ресурсную зону, чтобы практиковаться.

Благодаря инклюзии, школа повышает свой рейтинг. Инклюзия добавляет гибкости в образовательный процесс, и это полезно всем детям».

«Сопровождение ребенка – это командная работа». Школа № 1540

«В нашей школе всегда был высокий уровень преподавания информатики, информационных технологий, есть инженерный класс. При этом у нас абсолютно все классы, с первого по одиннадцатый, являются инклюзивными. В каждом есть два-три ребенка с ОВЗ. При этом мы не работаем по классической модели ресурсного класса.

У нас есть несколько ресурсных зон, и сопровождение ребенка у нас – это командная работа разных специалистов», – рассказала интернет-порталу «Милосердие.ru» Софья Розенблюм, руководитель психолого-педагогической службы ГБОУ «Школа № 1540».

«В начальной школе используется комплексный командный подход: с детьми работают нейропсихологи, сертифицированный специалист ABA-терапии, дефектологи, логопеды, психологи, – продолжила она. – Все учителя начальной школы постоянно проходят дополнительное внутреннее обучение и применяют все эти подходы на практике.

Сентябрь – диагностический месяц. Специалисты посещают уроки, а потом проходят внутришкольные психолого-педагогические консилиумы, на которых вырабатывается индивидуальная траектория для каждого ребенка.

Она включает в себя, при необходимости, индивидуальные занятия, занятия в малой группе (пять-семь человек), а по каким-то предметам – занятия в большом классе. Составляется очень сложное расписание специалистов и детей, которое накладывается на общешкольное учебное расписание.

Малые группы по разным предметам могут иметь разный состав детей: по одному предмету – одни дети, по другому предмету – другие дети, в зависимости от конкретных особенностей каждого ученика.

Есть дети, которые постоянно сопровождаются тьютором. В других ситуациях тьютор сопровождает группу детей или же просто помогает основному учителю в классе. Иногда проводятся так называемые бинарные уроки, на которых нейропсихологи, дефектологи и логопеды работают вместе с основным учителем».

«Наши дети поступают в престижные вузы»

«В средней школе, с пятого по седьмой класс, применяется технология разноуровневого обучения. Вся параллель одновременно изучает какой-то предмет, например, русский язык или математику, в трех или четырех кабинетах. То есть с параллелью одновременно работают три или четыре учителя математики.

Дети делятся по уровням, а если мы говорим об особых детях, то и по их возможности конструктивно взаимодействовать с конкретным учителем. Часть детей из разных классов одной и той же параллели при этом обучается в малой группе. Получается довольно сложная схема.

С восьмого по одиннадцатый классы у нас уже предпрофильное и профильное обучение. Если ребенок, который ходит в класс определенного профиля, не справляется полностью с нагрузкой, для него составляется индивидуальный учебный план. Соответственно, он какие-то предметы изучает с классом, какие-то – дистанционно, какие-то – на профильном уровне, какие-то – по индивидуальной программе», – рассказала Софья Розенблюм.

Официально школа работает по такой системе с 2006 года, но опыт был накоплен еще раньше. Конечно, модель помощи менялась в соответствии с изменениями в системе образования.

Проект изначально создавался для детей с РАС, однако родители детей с другими особенностями развития тоже стали приводить их в эту инклюзивную среду. Сейчас в школе есть ученики с тяжелым нарушением речи, с ДЦП, двое слабослышащих, одна слабовидящая девочка, несколько детей с инвалидностью по соматическим заболеваниям.

«Наша система не универсальна, она годится не для всех детей, подчеркнула Софья Розенблюм. – Мы стараемся брать таких учеников, которые в принципе могут получить цензовое образование, но без правильно организованной помощи им это не удастся».

«Наши выпускники поступают не только в колледжи, но и в высшие учебные заведения, причем довольно престижные: Московский физико-технический институт, Московский авиационный институт, – добавила она. – Это истории успеха, безусловно, но в вузе трудности не заканчиваются, человек все равно остается аутистом.

Мы даем таким детям шанс состояться профессионально, но сказать, что это гарантия дальнейшей счастливой жизни, нельзя. Дальше нужно выстраивать модель поддерживаемого трудоустройства, поддерживаемого проживания и так далее».

Инклюзивные проекты Москвы. Справка
В Москве с сентября 2016 года действует проект «Ресурсная школа». Его площадками стали 58 образовательных организаций, имеющих богатый опыт работы с особыми детьми. В каждой школе есть свое ведущее направление: инклюзивное обучение слабовидящих, слабослышащих детей, учеников с нарушениями опорно-двигательного аппарата, тяжелыми нарушениями речи, задержкой психического развития, расстройствами аутистического спектра или интеллектуальными нарушениями.
Обучение детей с РАС – это одна из самых сложных задач, поскольку еще 5-7 лет назад представления о расстройствах аутистического спектра и эффективных способах помощи человеку с аутизмом были весьма размытые.
В 2015 году на базе 8 образовательных организаций был запущен проект «Инклюзивная молекула». Его целью было описание моделей обучения детей с РАС в рамках обычной школы.
C 2015 года Центр проблем аутизма разработал и начал образовательную программу «Включи меня!» Это курс повышения квалификации по внедрению модели инклюзии на основе методов структурированного обучения с технологией ресурсной зоны. Курс предназначен для учителей, администраторов школ и представителей родительских НКО со всей страны.
Благодаря программе «Включи меня!» не только ряд московских школ смогли начать работу по этой модели, но и школы других городов страны. В рамках программы работает «Школа тьютора» и площадка для стажировки на базе школы № 1465.
Еще один важный проект в рамках образовательной системы города Москвы – «Профессиональное обучение без границ». Одна из основных целей данного проекта – обеспечение равного доступа к профессиональному образованию. В Москве достаточно много колледжей, которые обучают молодых людей с различными особенностями развития, в том числе с интеллектуальными нарушениями.

www.miloserdie.ru